Dal'et

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dal'et » Флешбэк » Печенье, копыта и големы


Печенье, копыта и големы

Сообщений 1 страница 30 из 115

1

Место: Кондитерская "Конфе-еты"
Время: Около 3 лет назад
Участники: Аарот Эльвин и Бартоломео Вио

Серые пятна, барабанящие по стеклу кондитерской. В поблекших лучах солнца, протискивающегося сквозь тяжелые толстые влажные облака даже самые яркие и изысканные пироженки, напоминающие разряженных в самые модные платья с кружавчиками кокетниц, казались разноцветными кусочками теста и крема. Мокрое стекло и шум барабанящего ливня, исчезающего в тумане. Приятный полумрак и ореол свечи в большом просторном помещении, утыканном всевозможными разномастными баночками со сладостями. Ползущие дрожащие тени, и силуэт грозного черного кудрявого существа-повелителя посреди. Отблеск серо-белого из-за быстро облизывающих ручейков дождя, спешащих сползли на мостовую и слиться в большой шумный поток, бешено мчащийся куда-то к соседям. За сахаром.
«Им хорошо, они тусят» - хмыкнув, невысокий кудрявый юноша уже несколько часов просто стоял за прилавком, вычерчивая витиеватые загогулины в книге отзывов и предложений. Вообще это был бизнес-план по улучшению качества обслуживания и количества товара, но почему-то выходили лишь кляксы и что-то отдаленно напоминающее современную живопись. Только без всех этих пышных барышень. И эстетики оливкового цвета. И изысканных силуэтов. И красивой рамочки. И вырисованных зданий на заднем плане. Но в остальном ну ооочень же похоже. После карьеры лучшего кондитера Дальет, Повелителя Черной магии и получении премии «самый красивый оборотень года», стоит податься в искусство и прославиться в направлении «наивной живописи», шокируя публику и общественность своими обнажающими острые социальные проблемы полотнами.
Нарисованное облачко с палочками-ножками, полукруглым рогом посреди головы и выпученными глазами.
Медленно моргнуть, осознавая грандиозность своей гениальности и таланта.
Дрогнувшее пламя свечи.
Дунув на черные кудри, чтобы убрать их с глаз и отогнать лишние мысли, Вио потянулся. Взгляд направо. Листовки с купонами на скидку, а также расписание мероприятий на этот месяц. Что там сегодня… Кулинарные курсы – «сотвори печенюшного голема своей мечты!». Каждый раз все эти экспресс-курсы кулинарии проходят без единого посетителя. Особенно в такой дождь. Что ж, это ведь даже хорошо – секрет создания боевых машин разрушения так и останется подвластен только одному барану. А то ж конкуренты будут, и захватывать мир будет не одна, а несколько печенюшных армий…непорядок!
Вновь потянувшись, юноша направился к полкам, чтобы вытереть пыль и наполировать красивые баночки с не менее красивым и драгоценным содержимым. Встав на табуретку, чтобы дотянуться до верхних полок, оборотень любовался собственным отражением, поправляя баночки так, чтобы они были по росту, и смотрели прямиком на покупателей. Останется только научить их говорить «купи меня, купи меня!». Но это ж вообще фигня, особенно когда Бартоломео будет искусным Темным властелином.

+1

2

Крупные тяжелые капли стадами сыпались с неба, вдребезги разбиваясь о старенькую мостовую, неказистую каменную кладку и поникшие плечи высокой фигуры в тонком черном плаще, спешащую по узким улочкам в надежде поскорее найти убежище от этой нечестной атаки. Дождь застал единорога врасплох как раз тогда, когда тот возвращался домой с полными руками новых запасов высушенных редких трав и специальных порошков. Алхимик едва успел распихать свои субъективные ценности по внутренним карманам, и сейчас очень переживал за их сохранность, так что дождь - это худшее, что могло с ним случиться в такой момент. Район не был ему знаком, извилистые улочки то и дело петляли, образовывая причудливые лабиринты, до ужаса похожие друг на друга. Удрученный взгляд прочесывал стены, задерживаясь на каждой двери, но ему было не за что зацепиться: ни одного помещения, куда можно было бы юркнуть как в укрытие, в область видимости не попадало. Под причудливыми маленькими козырьками ручьями текла дождевая вода, маленькие реки уже проложили себе путь сквозь потрескавшуюся брусчатку и теперь тщательно вымывали русло и неслись, неслись куда-то вниз, сметая мелкие камешки и прочую дребедень.
Аарот прибавил шагу и наконец вышел на более просторную и широкую улицу, на которой были небрежно натыканы мелкие лавки с покорно сидящими внутри владельцами, ставшими невольными пленниками неожиданного ливня. Единорог свернул на обочину и просочился в первую дверь, даже не взглянув на вывеску, и тут же закрыл ее за собой.
С посетителя в три ручья стекало на аккуратно вымытый пол, волосы алхимика насквозь промокли под тонким капюшоном и неприятно липли к недовольному лицу. Окинув взглядом прилавок, Эльвин с удовольствием отметил, что занесло его в кондитерскую, что было само по себе очень неплохо. От переизбытка ярких цветов и разнообразия предложенных кулинарных изысков разбежались глаза.
Откинув волосы с лица и вздернув голову, Аарот заметил владельца, стоящего на табуретке. Его лицо, обрамленное лихо завернутыми кудрями, в полумраке помещения разглядеть было сложно, и посетитель вежливо окликнул хозяина кондитерской:
- Прошу прощения, я вам тут потоп устроил. - Единорог подошел к прилавку и стал лихорадочно проверять свои приобретения на предмет сохранности. Разочарование перекосило благородное лицо, и алхимик едва слышно, но от души выругался себе под нос.

0

3

Смуглые пальцы аккуратно постукивали ногтями о банки, проверяя, есть ли в них трещинки. Нельзя же допустить, чтобы внутрь забрался какой-нибудь жучок, и все слопал! Конечно, на осенний праздник урожая оборотень частенько устраивает подобные шуточки, один раз он сотворил целую коллекцию желейных разноцветных сороконожек, которые почти как настоящие дрыгали своими ножками, если чуть коснуться сладости, - среди покупателей, увы, ценителей не нашлось, особенно среди женского населения. Да что уж там – даже сейчас на второй полке справа банка с глазами, - не настоящими, конечно, но издали очень похоже. Тонкий черный юмор. Или юмором было бы среди ненастоящих глаз поместить один настоящий? И сделать 70% скидку тому, кто его вытащит? Хмм, изысканный способ повысить свою репутацию Темного и одновременно заслужить доверие и уважение клиентов.
Одобрительно кивнув собственным мыслям, юноша увлекся идеей «шуточных нешуточных сластей». Это ведь не паханое поле! Продавать то, что больше никто в городе не продает! Другое дело, будут ли это покупать…ценителей столь утонченного юмора совсем немного. Но как было бы здорово!..
«Вот здесь я буду хранить огромных личинок», - золотые глаза с интересом разглядывали драже. Маленькие упитанные вкусняшки всевозможных оттенков, с ягодным вкусом, цитрусовым, мятным. Пальцы перебрались на другую банку, поворачивая ее более выгодным боком с надписью, «..а здесь будут плотоядные черви, пожирающие мозгиииии!». Вытянутые мармеладные кисловатые червячки. Хотя на роль плотоядных червей походят макароны, особенно, если опустить в них руку. Хищная ухмылка, «а вот здесь будут обитать сушеные кузнечики, которые лишь притворяются сушеными, но на деле ооочень даже живенькие сущности, заползающие за шиворот и смешно так щекочущие, пока доползают до носок…», - увлекшись собственными мечтами, оборотень вздрогнул, чуть не потеряв равновесие, заслышав звяканье колокольчика у двери.
Посетитель?.. Живой, настоящий…в такую погоду?
Сузив глаза и чуя подвох, барашек слез со стульчика  на пол, рассматривая гостя.
Лужа темной воды, расползающаяся от ног мокрого блондина.
- Высохнет. Не страшно.
Бартоломео с интересом разглядывал посетителя. Обычно в кондитерскую заглядывают преимущественно дети, и они с трепетом смотрят на зловещего кондитера, невысокого, но Темного, в зловещих черных одеждах, сшитых лоскутков толстой черной нитью, со здоровыми руками, изрезанными шрамами от ожогов, и огромными недовольными светящимися золотом глазищами, четырежды яркими на фоне густых кудряшек словно сотканных из темноты…за которые частенько детишки любят потаскать продавца. Что ж, ведь лестно, когда даже детеныши признают твою красотень и уникальность. Но это гость ясно не дите. Бледный, высокий, стройный, и как отряхивает волосы, словно гриву….мммм, что за жест! Что за грация! Явно зверь благородных кровей! А, значит, скорее всего просто проходил мимо и случайно наткнулся. Хах, не пожалеет уж точно!
Коварная ухмылка.
- Вы…явно не Волосатый Джи, который придет за ревеневым пирогом с крольчатиной и крысиными хвостиками, - осторожно выйдя на свет из угла, юноша протянул полотенце с вышитым в уголке барашком с короной на каждом роге, - Кх-кхм. Вы на курсы экспресс-готовки? Или за свежей порцией шоколадного печенья? Сегодня мало народу, я еще не приступал к готовке, но, если немного подождете, все будет готово через..мм..где-то полчаса. Можете подождать пока здесь… - юноша жестом указал на самодельный стул в углу  комнаты. Явно самодельный.

0

4

"Деньги, время, усилия - все насмарку," - мысленно продолжал ворчать алхимик. Сколько проклятых дней потратил он на поиски существа, у которого можно было бы добыть эти дефицитные компоненты! Надеялся, что купить их будет быстрее, нежели самому тащиться к подножьям гор и собирать растения, а потом сушить их и обрабатывать, но, как оказалось, времени и сил зельевар убил даже больше, плюс деньги потратил немалые, а в итоге... А в итоге измельченный вороний глаз, некогда ароматный и невероятно действенный, превратился в темно-зеленую кашицу, а порошок софоры смешался с сабельником. Впервые в жизни Аарот был так зол на дождь и зарекся отныне все делать самостоятельно при малейшей возможности.
- Вы…явно не Волосатый Джи, который придет за ревеневым пирогом с крольчатиной и крысиными хвостиками... - Единорог понятия не имел, кто такой этот Волосатый Джи, да и интереса не испытывал. Он поднял взгляд, плюнув на испорченную зелень, и с любопытством оглядел хозяина магазинчика, отмечая про себя необычайно выразительные золотые глаза на фоне смуглой кожи и очень характерно завернутые кудряшки; в приятном лице читалось заметное сходство с животным с кудрявой шерстью, но насчет расовой принадлежности владельца алхимик уверен не был. Принимая полотенце из натруженных рук, Аарот склонил голову:
- Благодарю. Теперь мокрыми будем не только мы с вашим полом. - Рассмотрев вышитый на углу полотенца рисунок, единорог улыбнулся поразительному сходству. "Рога - точь-в-точь шевелюра этого товарища". Вытерев лицо о приятную ткань, единорог завернул в нее волосы, а после повесил мокрое полотенце на вешалку у двери, оставив его высыхать.
Не испытывая ни малейшего желания сидеть без дела (и, признаться, не проникшись доверием с загадочного вида стулу), Аарот ответил, возвращаясь к прилавку:
- А я бы не против совместить и курсы, и печенье, как вы на это смотрите? - Синие глаза обводили полки, сплошь уставленные яркими разнообразными сладостями, а губы растянулись в весьма ностальгической улыбке. Единорогу вспомнилось беззаботное детство, тогда отец частенько водил его в такого рода заведения, и в памяти всплывали картины, один-в-один напоминавшие здешнюю обстановку. Настроение посетителя резко скакнуло вверх. Решив порадовать себя любимым лакомством детства, Эльвин склонился над прилавком:
- А пока мы еще не начали, побалуйте меня вот этим пирожным-безе, пожалуйста. - Выложив на стойку продавца нужную сумму, единорог с неугомонным любопытством заглянул в брошюру, прочитав, что на повестке дня у кондитера кулинарные курсы по приготовлению печенюшных големов. И, судя по всему, зельевар - единственный, кого хозяину придется сегодня учить.
- Аарот, алхимик, к вашим услугам. - Приветственно протягивая ладонь для рукопожатия, Эльвин окончательно забросил мысли о неудачном дне.

0

5

Протянув полотенце чуть ближе блондину, демонстрируя тем самым безобидность своих намерений, Бартоломео не сводил желтых глаз с прекрасных очей гостя. Мало ли какой подвох! Обычно красивые глаза у очень коварных существ, чтобы отвлекать внимание своим пронзительным взглядом от коварных поступков. Вот и сейчас, надо внимательно следить за этим подозрительным покупателем. Подозрительным хотябы потому, что столь возвышенные существа в этот закоулок не заглядывают без причины, и какой-то ливень может быт всего лишь предлогом, а на самом деле такой красавец замыслил побить и ограбить несметные сокровища барашка!.. Выдохнув, юноша чуть насупился. Ну ладно, несметных сокровищ нет…зато есть печенье и все эти мармеладные шедевры! И мороженка! Ооо да, ради мороженого действительно можно мокнуть под дождем, испачкав еще и свой дорогущий плащ с серебряной вышивкой. На сладкоежку такой стройняжка не похож…тогда… Зрачки сузились в горизонтальную полосу. Неужто блондин пришел по густую баранью шерстку? Ах эта зависть к кудряшкам… Это и дар, и проклятье.
Внутри что-то довольно перевернулось, усаживаясь поудобнее и потеплее.
Высматривая в карманах обделенного кудрями юноши концы ножниц и не найдя их, Берти довольно кивнул, подтверждая свои догадки. Раз ножниц нет, значит блондин смирился со своей участью и лишь молча завидует. Хорошо. Весьма хорошо.
Незнакомец уже начинал нравиться, может, стоит сделать ему скидку?
«Не только мы с вашим полом…эээ…это шутка?.. А..ааа, кажись, понял…» - взгляд на лужу, покрасившую доски в черный. Потом на потемневшее от воды полотенце. Улыбка уголками губ, - «мм…нет, все же нет, не понял».
- А…а… Кхм. Не думал, что кто-то придет. Мало кто хочет творить маленьких слуг из теста. В первый раз был пожар, и загорелась борода орка...но он сам виноват, не закрыл печь. Любит нежные прикосновения, хааааах, - встрепенувшись, барашек явно оживился. Глаза так и загорелись, и оборотень вновь передвинул ногой табуретку, запрыгивая на нее.
Пальцы, сметающие пыль с жестяной коробочки. Специально на такой особенный случай должны быть особенная надпись на двери! Так, так, где же оно…
Не беспокоить. Уборка. Зарезервировано. Вечеринка для избранных. Нашествие рогатых попугаев. Нет, нет, все не то… Пожар. Спасите, горю. Жарко, жарко, потушите меня. Уже поздяк, сгорел… Фыркнув, юноша чихнул. Наверное, не стоило заказывать так много табличек с бесполезными надписями, если ни одна из них толком не используется.
Спрыгнув на пол, оборотень спешно нацепил на дверь «осторожно, взрывоопасно».
- Ммм…ммм… Да, конечно, безе… В этом сезоне очень популярно лимонное, его можно есть много, не потолстеешь, завернуть с собой? Или тут попробуете? Есть земляничный чай… - ухмыльнувшись, кондитер достал сладость, чтобы клиент смог воочию налюбоваться на искусно сотворенные листики и маленькие цветочки крема, напоминающих незабудки. Пересчитать монетки, убрав их в кассу. Почеркушка в книге заказов. Пакетик, чтобы убрать вкусность для транспортировки…наверное, в следующий раз надо его перекрасить или хоть как-то написать, что он из кондитерской Вио. Хм, а вот и еще одна гениальная мысль по саморекламе!
«Алхимик?.. Ну это ж по сути те же повара, только смешивают несъедобное», - довольно прищурившись, Барашек коварно улыбнулся, пожав бледную руку блондина.
- Бартоломео Вио. Берти. Кондитер. Иииии в недалеком будущем могучий чернокнижник. Ххххха. Рад знакомству.
Многозначительно выдержав паузу, кудрявый рассмеялся.
- Можете повесить плащ воон на тот крючок, где висит фартук. Дааа, кстати, он ваш.
Вновь рассмеявшись, оборотень открыл дверь на кухню. Правая бровь многозначительно поползла на лоб, затерявшись в кудрых.

+1

6

Смотреть на это удивительное создание без улыбки было бы кощунством, да и Аарот просто не смог бы удержаться, если бы даже и захотел. В ярких желтых глазах явственно читалось, что за ними скрывается пытливый и изворотливый ум, в котором проносятся толпы мыслей одна за другой, впрочем, надолго там не задерживаясь. Эти глаза были словно говорящими, таких Эльвин еще никогда не встречал.
Рассказ кондитера о пикантном пожаре с участием орка несколько смутил единорога. От этого веяло чужим интимом, а алхимик был воспитан в благородных и честолюбивых принципах, и сейчас чувствовал себя так, словно намеренно подсмотрел за этой необычной парочкой, несмотря на то, что кудрявый сам ему это рассказал. Щеки зельевара подёрнулись легким румянцем, а в ответ он только опустил глаза.
Хозяин лавки снова вскочил на свою табуретку и стал рыться в одной из баночек. Аарот заглядывал с любопытством и даже прошел за кондитером к двери, пока наконец не смог увидеть надпись на табличке, заботливо повешенной на входе. "Осторожно, взрывоопасно", - Аарот сглотнул, не зная, смеяться этой шутке или стремглав бежать восвояси из этого места. Решив, что сбегать будет, все же, невежливо, единорог спросил, многозначительно тыкая длинным пальцем на подозрительную табличку:
- Вот это вот правда или так, для отвода глаз? - Проникшись, впрочем, некоторого рода симпатией к оживленному барашку и сомневаясь, что тот решит отправить посетителя в мир иной, алхимик вернулся к прилавку и отломил пальцами кусочек от своего пирожного.
- Не стоит заворачивать, благодарю вас, а от чая, пожалуй, не откажусь, но несколько позже. - Отправив небольшой кусочек лакомства в рот, Эльвин улыбнулся. Пирожное было превосходным. - У вас чудесно получается это блюдо, Берти, - выпуская теплую, слегка шершавую руку кондитера из своей, Аарот последовал совету и снял отяжелевший от воды плащ. Тонкая льняная рубашка насквозь светилась и липла к телу. Благодарно кивнув, единорог надел поверх нее фартук, завязал у себя за спиной и зашагал сквозь открытую дверь предположительно на кухню кондитерской, расценив мимический жест Вио как приглашение. Проходя мимо повара, единорог вздернул ладонь и потрепал его по кудряшкам, беспечно улыбаясь. Уже из кухни, остановившись и осматриваясь, Эльвин изрек, потирая руки:
- Прошу прощения, не удержался. Ну что, научите меня печь шоколадное печенье? Или все же пойдем по программе и сделаем големов? - Эльвин собрал мокрые волосы и заправил за ворот рубашки, закатал рукава и пытливо уставился на хозяина.

0

7

Вновь взгляд на табличку на двери. Дождь, омывающий стекло, барабаня лишь сильнее, намекая на то, что в помещении надо посидеть подольше.
- М?.. Дааа, для отвода глаз, даааа… - коварно улыбнувшись, юноша сомкнул вместе пальцы рук, слегка постучав ногтями. Золотые глаза коварно сощурились, светясь чуть больше и зловеще, словно отблескивая тем бушующим пламенем, стаей беснующихся за апельсиновую корочку фениксов, что некогда захватывало кондитерскую. Вообще это было не так весело и зловеще. Хотябы потому, что загорелись только шторки. Но как, КАК они горели! Пламя так и ползло вверх по ткани, сжирая рисуночек, ням-ням, и все труды, простаивания очередей чтобы выклянчить кусочек нужного цвета, но ненужный портным ни для какого наряда, часы ручной вышивки, исколотые пальцы… Не говоря уж про то, что слегка подпалились кудряшки, и пришлось некоторое время ходить с друрацкой прической…то есть еще более дурацкой, чем сейчас, и в кондитерской упорно пахло подпаленной бараниной…
Выдохнув, юноша опустил руки.
Наверное, не следует сейчас думать о неудаче. Кто-то говорил, что мысли материальны. Конечно же это не так, но было бы неплохо, поэтому стоит представлять не как горит кондитерская, а как сам колдуешь страшные проклятья налево-направо, восседая на троне из черепков, искусно сделанных из печенюшек, облитых карамелью.
Мечтательно завязав за спиной свой фартук, Берти последовал за гостем.
- Вы..точно не простудитесь?.. – некоторое время юноша молча стоял, разглядывая белоснежные влажные волосы, мягко касающиеся бледной ухоженной кожи, спадающие ниже на плечи, также мягко и деликатно. Можно ведь было попросить повязку или еще одно полотенце… Какие тонкие ключицы…это явно благородный и возвышенный зверь, не дракон, нет, кто-то более хрупкий…и…этот взгляд…
Нахмурившись, юноша поправил кудряшки. Конечно, очень лестно, что красоту и уникальность барашка признают, но это же, наверное, неприлично вот так вот трогать незнакомцев?.. А пялиться на них, значит, можно.
Щеки слегка покраснели.
Встрепенувшись, юноша подскочил к шкафчикам, тут же начав в них рыться, проверяя, все ли есть в наличии, чтобы тут же начать готовить. Мешок муки, мерный стаканчик, несколько мисок, еще одна, кругляш с густым янтарным медом, чтобы все смешивать…или двух вполне достаточно? Доски, чтобы мелко нарезать шоколад, который хранится в морозилке, чтобы тот лучше сохранился и легче резался…хотя нет, его лучше ломать руками. Но все равно надо придумать, куда, и чем смешивать, и что, и как, и…масло, молоко…
- Так, так...предлагаю начать с шоколадного печенья. Так…так…раковина чтобы вымыть руки вон там, это обязательно…мм, для начала нам понадобится собрать все ингредиенты. В большинстве случаев кулинария – как импровизация, должны быть основные компоненты, а все остальное как небольшое дополнение, оттеняющее вкус в нужный оттенок. Для печенья это мука, сахар, - что очевидно, - масло, молоко…еще я добавляю немного фундука и меда. Мед никогда не бывает лишним. Ну разве что для тех, у кого на него аллергия. Также на любителя добавить изюм и немного злаков, но обычно я этого не делаю. Хотя злаков было бы неплохо или…ммм…да где же… - фырча, кондитер встал на мысочки, пытаясь дотянуться до банки с орехами. Точнее, их там было несколько, и на вид одинаковых, разные только надписи, которые нельзя увидеть при столь невысоком росте. Глупые полки, и кто только их повесил так высоко?!
Выдох.

0

8

- М?.. Дааа, для отвода глаз, даааа… - Протяжному хитрому "дааа" поверить было чрезвычайно сложно, но никаких тревожных звоночков не раздалось в чуткой единорожьей душе. Наблюдая, как коварно заблестели золотые глаза, Аарот только удивился мимике кондитера. Минута - вздох и опущенные руки; такое впечатление, словно барашек мысленно увлеченно общался с кем-то либо же вспоминал яркие моменты из жизни, в которые посетителя решил не посвящать. Сам алхимик богатой мимикой не обладал, но с удовольствием отмечал движение каждой маленькой мышцы под смуглой кожей лица Вио.
- Но зачем, неужели вам не хочется, чтобы курсы посещало больше существ? Вдруг еще кто пожелает присоединиться, - Единорог глубже заправил волосы под мокрую ткань, чтоб совсем не мешались. Конечно, вряд ли в кондитерскую забредут простодушные посетители в такую погоду, но даже если и существовала какая-то мизерная вероятность этого происшествия, то Бартоломео пресек ее в корне своим загадочным посланием на двери. Теперь-то никто сюда точно не сунется.
- Вы..точно не простудитесь?.. - Брови единорога от удивления поползли на лоб. Он привык сам заботиться об окружающих, - особенность расы, как-никак, да и профессия обязывает, - но слышал подобные слова от других нечасто, хотя и любил это дело. Кому же не будет приятно, когда о нем волнуются?
- Не беспокойтесь, все будет в порядке. Скоро придется разогревать печь, так что на кухне будет тепло. - Благодарно улыбнувшись, алхимик смущенно отвел взгляд и принялся осматриваться вокруг. Кухня была обставлена на славу: полки, большие и маленькие, сплошь уставлены разнообразными продуктами. Чего на них только не было! Орехи, кунжут, пряности, посыпки, наполнители и прочая сладкая дребедень, необходимая повару-печенюшнику в его повседневном труде. "Даа...куда уж моей лаборатории до такой красоты". Затылком ощущая на себе пронзительный взгляд желтых глаз, Аарот все же не подал виду, что обратил на это внимания. Он надеялся, что не переступил своим жестом грань вежливости, и что хозяин не злится на него за нарушение личного пространства.
Единорог, внимательно выслушав указания Берти и согласно кивнув, послушно отправился к раковине и тщательно вымыл руки. От теплой воды по коже пробежало целое стадо мурашек, Эльвин вздрогнул, окунул ладони в пушистую ткань кухонного полотенца и подошел к кондитеру, с любопытством наблюдая за его суетой. Двухметровый Аарот уже протянул было руку к баночкам с орехами, до которых повар не мог дотянуться, хотя и очень старался, но вдруг сообразил, что понятия не имеет, что именно нужно Вио. Содержимое нескольких баночек выглядело абсолютно одинаково, надписи на них белогривому ни о чем не говорили, и он понятия не имел, на какую именно из них нацелился барашек. Решив не снимать все подряд и не стряхивать пыль на сверкающий чистотой рабочий стол, Эльвин присел, крепко обхватил кондитера под колени обеими руками и поднял, усаживая себе на плечо и выпрямляясь в полный рост. Когда необходимые баночки наконец оказались в цепких смуглых пальцах, зельевар опустил барашка на пол и выпрямился, отступая.
- А что лично вы любите добавлять в шоколадное печенье? - Он стал буравить повара взглядом, всем своим видом выражая, что готов помогать в чем угодно прямо сейчас.

Отредактировано Аарот Эльвин (2012-06-15 22:30:58)

0

9

Юноша фырчал, недовольно привставая на мысочки, что не особо помогало – толстая твердая подошва ботинок не позволяла подняться выше, используя силу и грацию природного естества оборотня. Барашки ведь так хорошо скачут на любую высоту, отчего же Берти вот так вот приходится таскаться повсюду с табуреткой? Неужто он и правда такой особенный?
Смуглые пальцы бессильно опустились на полку пониже, выискивая ингридиенты на замену. Фу ты, нет, здесь только сиропы…хотя вот этот, клиновый, можно использовать для украшения печенюшек, разрисовать их в сеточку, и чууууть насыпать сверху арахисом. Или даже сахарной пудрой?.. Нет, такое не годится. Раз обещал шоколадное печенье, так надо и готовить шоколадное печенье. Обещания надо держать. Иначе никто не будет верить и доверять. А без доверия кондитерская совсем загнется, и барашек так и будет сутками просиживать здесь, посреди своих творений, и любоваться ими…а те будут черстветь…покрываться пылью…как и сам кондитер…
- Мм, Вы не могли бы…аааа?..
Выдохнув, Берти внезапно для себя начал расти, и полки, даже самые высокие, оказались не такими уж и недоступными. Пискнув, он быстро нахватал нужное и также волшебным образом опустился на пол.
Еще некоторое время Бартоломео прижимал к себе банки, уставившись в глаза Аарота. Этот взгляд…ему и правда интересно печь печенье? Вот ведь новость какая, а сестра говорила, это сугубо женское увлечение, ибо конфеты, в отличие от мужчин, всегда верны и никуда не денутся. А потом орала на старшую сестру, что та потырила весь ее шоколадный запас. Надо же…Надо же! Этот блондин не только необычайно красив, но и силен! Так вот просто поднять на плечо столь могучего, пусть и невысокого, но весьма такого упитанного крепенького барашка…сестры не могли это сделать даже втроем! А тогда оборотень еще не увлекался кондитерством и печеньем! Ну зато и упирался рогами и всеми четырьмя копытами в дверной проем – да что угодно, лишь бы не стричься лишний раз.
- Я…мм..м…ммм…м…с-спасибо…
Растерявшись и помолчав еще немного, барашек тряхнул головой, вновь пытаясь придать своему лицу зловещую суровость. Золотые глаза, светящиеся из-под черных кудрей.
- Обычно я добавляю какой-нибудь один секретный ингридиент. Смотрю на клиента и пытаюсь понять, что ему хотелось бы попробовать. Дети любят шоколад. Поэтому чуть больше шоколада. И желательно разных сортов, так вкуснее. Если смешать белый и черный, то когда подпечется, начнет таять и будет с такими полосами. Красиво.
Подойдя к печи, Берти внимательно ее рассматривал, перепроверяя, все ли руны начертаны правильно. Вроде бы все как всегда, пожара быть не должно…но на всякий случай надо быть аккуратнее.
- Кхм. Для начала можно смазать бумагу маслом, за это время приготовим тесто, - вытащив протвень и подходящую по размерам желтую бумагу, юноша положил ее перед алхимиком, кивнув на масло. Запах гари. Дым поваливший столбом из открытой заслонки, поблескивающий алыми искорками разгорающегося огонька. Закашлявшись, кондитер махал руками, отгоняя дым, но тот словно специально заползал в густые кудри, мешая видеть. Вновь щелчки. Искры вспыхнули ярче, сплетаясь в небольшой огонек. Зашипев, Вио закрыл заслонку, начав трясти испачканной сажей рукой. Дым, тонкой струйкой тянущийся вверх из щери в трубе. Печь как раз растопится вовремя.
- Вооот, держите. Обычно я представляю, что начищаю свою черную кольчугу, которую одену при торжественном шествии по замку, когда прославлюсь, но потом понимаю, что маги обычно тяжелые доспехи не носят, чтобы не было штрафа и неудобства при колдовстве. Конечно, сейчас-то я и так и так колдовать не умею, но в будущем… - юноша резво поскакал мыть руки, - это…специальная бумага. Для выпечки. Ну то есть она вроде как для рисования тушью или что-то там, но я использую ее для печенья. Не прилипает. И пахнет кукурузой. Как дома. Там были целые поля до горизонта с кукурузой, можно было затеряться, как в лесу. Чувствуешь себя маааленьким. И мука из нее желтая, более крупная… Ммм…простите, я…много болтаю лишнего…

0

10

Похоже, стоило все же сперва предупредить Бартоломео, прежде чем усаживать себе на плечо и торжественно возносить к полкам, а то бедняга, кажется, испугался. Это хорошо еще, что Аарот привык не останавливаться при криках, - пациенты на лечении часто кричат, хоть и недолго, - иначе точно бы уронил барашка, и сам сверху грохнулся, чего доброго. Глядя, как кондитер вцепился в эти баночки, единорог проникся сочувствием и уже хотел было извиниться, но вдруг заглянул в сверкающие золотом глаза и понял, что в них нет ни тени страха. Скорее это были последствия , как бывает после неожиданных моментов, и немного неловкости.
- Я…мм..м…ммм…м…с-спасибо… - Эльвин ну просто не знал куда деться, у него самого уже щеки начали краснеть от этой непонятной реакции.
- Извините, это было слишком неожиданно...я не смутил Вас? - Но, кажется, все было в порядке: на смуглое лицо снова наползла наигранная суровость, и барашек как ни в чем не бывало продолжил щебетать, отвечая на вопрос. "Нет, ну надо же... Я спросил о его личных предпочтениях, а он даже сейчас думает о клиентах." Единорог вынужден был признать, что самоотверженность и преданность своему делу барашка явно может выиграть спор с теми же качествами Эльвина, невзирая на его расовою принадлежность и все черты характера, заложенные этим фактором. И пускай целью всей жизни для Вио явно было не кондитерское дело, - он уже не раз обмолвился о великом и ужасном чернокнижнике в своем лице, - но он вкладывает столько времени, сил и усердия в то, чем занимается в данный период своей жизни, что это помогло ему достичь настоящих высот. И поможет сделать это в любом другом виде деятельности, стоит ему только взяться за это всерьез.
Вслух единорог решил об этом не говорить так прямо, опасаясь смутить Бартоломео окончательно, поэтому только произнес:
- Мне бы, наверное, тоже понравилось такое полосатое печенье. Но я не об этом...сами вы что любите есть? - Хотя это, наверное, тоже глуповатый вопрос. Это же кондитер. Кондитер готовит сладости и видит их каждый божий день с утра до вечера. Неужели есть хоть один повар, который после нескольких лет работы все еще любит есть плоды своих кулинарных трудов?
- Кхм. Для начала можно смазать бумагу маслом, за это время приготовим тесто... - С улыбкой посмотрев на странного вида бумагу для выпечки, - она пахла так, словно ее только-только срезали на лугу, и сразу же принесли на кухню кондитерской, - Аарот взял широкую кисть, предположительно предназначенную именно для таких вещей, обмакнул ее в масло и стал смазывать, следуя указаниям Берти, и с удовольствием слушая его щебетание. "Так вот что творится в его кудрявой голове." Тихий добродушный смех сорвался с пухлых губ и повис в пропитанном печным дымом воздухе.
- Нет, что вы, мне интересно слушать. Так, значит, ваш дом был вдали от города? Вы довольны своим детством? - Притихнув на минуту, Эльвин продолжил. - Несмотря на то, что вырос в городе, я очень люблю природу. Мы, единороги, чувствуем себя частью природы, даже если выросли в царстве камня и брусчатки. Единственное, о чем я сожалею - у меня нет братьев и сестер, а очень хотелось бы. Зато сейчас я не испытываю одиночества, даже когда никого нет рядом, так что во всем есть хорошие стороны, - Аарот покосился на повара и улыбнулся. От огонька в печи по комнате разлилось долгожданное тепло, и алхимик заметно вздрогнул, пододвигаясь поближе к огню с выражением неприкрытого удовольствия на бледном лице.

0

11

Запах дыма усиливался. Но печь вроде работала исправно. Разве что потрескивала ручка там, наверху, но это нормально. Гоблин-соседушка частенько прячет заначки из птичьих косточек, которые не успел догрызть сегодня и предупредительно оставил на завтра, наивно предполагая, что печь кондитер использует редко.
Бартоломео усиленно отмывал руки от сажи под холодной водой. Самое противное, когда вода не просто моет ладони, а течет по запястьям внутрь, к локтям, от чего в рубашке на предплечьях такое смачное чвакающее чувство, капающее еще и сквозь ткань на штаны. Эти пятна под ногтями что-то никак не вымываются…стоп, это же просто ногти такие. Остались после попыток каллиграфии и туши. Хмыкнув, оборотень встрепенулся,
- А…я в смысле я?.. Ммм.. – юноша улыбнулся, задумавшись. Он умеет готовить столько всяких вкусностей, столько пробовал, что так просто ответить трудно, - Мне нравится на вкус клевер. Ну его любят все травоядное вроде, и не зря, сладкий. О, и кукуруза. Хах, ну по мне же видно, я умею из нее почти все готовить. Тесто получается желтое, очень вкусно с тыквенными семечками, - Вио рассмеялся, придвигая к себе муку, высыпая ее в миску. Затем сахар. И снова масло. Дааа, масла здесь должно быть много.
Блондину явно понравилось возить косточкой. Какие размеренные неторопливые движения, явно старается получать удовольствие даже от пачканья листа бумаги. Что же будет, если предложить приступить ко второй стадии печенькотворства?
«Так он единорог…хха, ну я ж так почти и думал. Пфф, да это ж очевидно для такого мастера маскировки как я раскусить столь очевидные вещи. И алхимик. Хм, не удивлюсь, если еще и рисует на досуге», - кивая собственным мыслям, Бартоломео принял из рук гостя готовый лист, аккуратно укладывая его на протвень. Но в печь лучше пока не ставить – засохнет слишком рано, и масло просто впитается в никуда, пусть лучше постоит здесь, отдельно, на столике.
- О, как здорово Вы управились! Сразу видно, профессионал! А теперь надо смешать сахар, муку и масло, тщательно, а то сахар будет хрустеть, - довольно кивнув, юноша многозначительно кивнул, сменяя выражение лица на более доброжелательное и благосклонное. На деле ничего не поменялось. Только кудряшки словно бы начали больше завиваться. Взяв миску, чтобы показать наглядно, как именно надо все смешивать, юноша вновь сосредоточенно насупился,
- Да Вам повезло! Вы единственный и неповторимый, вас любили, холили и лелеяли. У меня три сестры. Три! О, это ужас, когда они все втроем начинают трещать и возмущаться, что ты не слушаешь их сопли о каком-нибудь платьице, забыл о каком-то празднике или, что еще хуже, выслушивать их гадания на картах. Вырос далеко на юге. Там всегда тепло, много дождей, ферма с кукурузными полями, скотом и рекой. Отец постоянно жалуется, мол, бабье царство какое-то, поэтому он был рад, что нашли меня. И пнул, когда решил уехать, бросить помогать ему латать крыши и строить загоны для овец. Хотя мне всегда больше нравились куры. Они разговорчивее и мысли у них…прямее, хах. Сестра научила готовить, это мне хорошо дается. Вообще хочу стать чернокнижником, но для этого нужны деньги. Таких плохообучаемых как я в Академию берут только за деньги…это ведь так нечестно! Так…несправедливо. Почему кому-то даются заклинания как…как просто так! Хоп! – и получилось! А кто-то так и остается не у дел. Ааа, да ты же оборотень, ты просто не можешь колдовать огнем, это противоречит твоей сущности! Фууу, никчемный барашек, кусочек шашлычка, ням-ням! И кудряшки у тебя дурацкие! Гррр, ГРРРРР! Ну ничегооо, я еще покажу им всем!..
Тыкая в мисочку ложкой, кондитер шумно выдохнув, передавая эстафету блондину, быстро успокаиваясь и вновь насупившись.

0

12

Теплый дым окутывал единорога с ног до головы. Он, наконец, согрелся, да и против запаха горящих поленьев не возражал; этот аромат был довольно приятен, но вот избавиться от него все равно будет очень сложно. На волосах останется на несколько дней, что ни предпринимай. Такие воспоминания даже лучше фотографий.
Возвращаться к проигнорированному вопросу Аарот не стал, как не стал бы настаивать на ответе на что-то неловкое в любой ситуации, чтобы не загонять в неудобное положение ни себя, ни собеседника. Зато наконец удалось услышать предпочтения барашка в сладостях, и Эльвин удивился тому, что они все еще остались. Хотя стали довольно необычными, тут не поспоришь.
- Забавное сочетание, гурманское, я бы даже сказал. - Лучистая улыбка. - Ну, невзирая на то, что я травоядное, фрукты мне все равно нравятся больше, чем клевер. Хотя, жевать клевер, когда ты в истинной ипостаси пасешься на лугу, очень даже неплохо. - Аарот редко позволял себе такое поведение - стать лошадью и ускакать в луга. Однако было время, когда он убежал в лес и несколько недель жил отшельником, как животное, ни разу не встав на две ноги. При таком образе жизни он был вполне счастлив, к тому же сблизился с природой, проникнув в нее изнутри и действительно почувствовав себя ее частью. Но постоянно так жить было нельзя, мешал интеллект, до которого обычному лошадиному было далеко, и вскоре белогривый вернулся в город. Это был переломный момент в жизни единорога, после которого он без сожаления съехал от родителей в отдельный дом и зажил самостоятельной жизнью, решив, что так будет лучше для всех. Привыкать потом к отсутствию копыт и хвоста было довольно странно.
Голос кондитера вырвал Эльвина из пропасти воспоминаний. "Профессионал?" Аарот держал кисть едва ли не впервые в жизни, но похвале благодарно улыбнулся, ведь действительно старался сделать все на славу. Ему нравилась такого рода готовка в приятном обществе барашка.
- Знаете, смешивать продукты гораздо интереснее, чем травы кипятить. - Передавая готовый лист в руки кондитера, Эльвин поднял на него глаза и умиленно улыбнулся: на смуглой щеке красовалось белое пятно от муки, ярко выделяющееся на темном фоне бронзовой кожи. Освободив руки, единорог смахнул белую кляксу со щеки Вио тыльной стороной ладони, задержал ее там на долю секунды и вновь шагнул назад, внимательно наблюдая за тем, как барашек смешивает ингредиенты в мисочке, и запоминая его движения. Рассказ Берти о семье был неоднозначным: он вещал о капризах сестер возмущенно, но не было похоже, что он действительно страдал от этого. Улыбка не сходила с лица единорога: несмотря ни на что, кондитер любил свою семью. Однако когда рассказ коснулся академии, тесто было готово выпрыгнуть из мисочки и разлететься брызгами по всей кухне, спасаясь от яростной ложки. Аарот поспешил отобрать посуду у барашка, чтобы тот не испачкал ничего в приступе своей ярости. К счастью, буря в золотых глазах улеглась, и единорог выдохнул. Он тщательно размешивал продукты в мисочке, кристаллики сахара хрустели о стенки и дно посуды, рассыпаясь в мельчайшую пыль, и через какое-то время хрустеть уже было просто нечему. Эльвин продолжал размешивать тесто, не жалея силы, пока оно не стало воздушным и легким.
- Вы непременно стремитесь стать темным магом? Почему? По вам и не скажешь, что вы хотите творить зло и тем самым вредить дивным. - Аарот обезоруживающе улыбнулся в свое оправдание. Конечно, барашек то и дело старался напустить на себя грозный угрожающий вид, однако душа его добра, тут единорог не сомневался.

+1

13

Тесто должно получиться на славу. Пусть и получилось чуть больше сахара, как на первый взгляд, но сахара в печеньке много ведь не бывает. В конце концов, добавить чутка соли…и еще чутка сахара, чтобы уравновесить вкус…а потом поперчить, добавить немного горчицы, осьминожью ножку и виноград.
- Фрукты?.. Хах, в большой семье такая вкусность быстро расхватывается. Должно быть, Ваши родители очень Вас любят. О, говорят, есть какой-то фрукт, который растет только в кромешной темноте, и если его съесть, то на день превратишься в самого прекрасного распрекрасного зверя своей породы. Раньше я его искал под кроватью. Как видите, безуспешно, хааах.
Нахмурившись, Бартоломео продолжал заниматься своим, покраснев от прикосновения к щеке. Зачем?.. Какие холодные руки у блондина…или это наоборот, у оборотня слишком горячая южная кровь? В любом случае, надо быть смелым, чтобы вот так вот лезть в лицо могучему и суровому чернокнижнику!.. Тьфу ты, что за глупости, просто хочет помочь оставаться красивым, поддерживая тем самым и свой статус благородного возвышенного зверя, проявляет сочувствие или…
Вновь смутившись, кондитер отметил про себя, что за сегодня он смущается намного чаще, чем за прошедшую неделю и месяц вместе взятые. Само собой! Столько внимания ко столь скромной персоне!
- Кхм…тесто вкуснее, если при его готовке вкладывать эмоции. Хотя наблюдать за кипением намного интереснее. Бурлящая вода, пузырики, кипяток, огонь, - завораживает! Как миниатюрный вулкан.
Смуглые пальцы потянулись к баночке свежего меда. Тягучая ароматная жидкость цвета расплавленного золота. А вот здесь главное не переборщить. И молоко, - повезло, сегодня оно не слишком жирное, сливок не так много.
«Что значит, почему?! Это разве не очевидно?» - сощурив глаза в светящиеся щелочки, Бартоломео остановился, с подозрением уставившись на гостя. Черные зловещие кудряшки, похожие на завитки черного дыма, который и правда там застрял, подозрительного вида зловещая одежда исключительно темных тонов, сшитая толстой черной ниткой из лоскутков-обрезков разных тканей, суровость и непоколебимость выражения лица, презрительный взгляд сверху вниз…который почему-то никак не получается из-за невысокого роста. Как все эти старания можно не замечать?!
- Месть! Месть всем тем, кто унижал меня в детстве, тем, кто не верил, что такой деревенский баран – баран во всех смыслах конечно же, - может действительно добиться мирового господства, признания и – банально – власти. Видимо Вы не представляете, что значит быть бараном настолько, что только в тридцатник понять, что баран, и оказывается можешь бегать на двух ногах, а потом быть самым старшим в школе, и все равно отставать. Самое отвратительное – это понимать собственную ограниченность и никак не уметь ее преодолевать. Поэтому я пеку. Кстати теперь надо сделать углубление в тесте, залить меда, молока и смешать.
Дыша громче от возмущения, но все также быстро успокаиваясь, оборотень продолжал быть серьезным и суровым, хотя слова выдавали в нем юность и необдуманность действий. Юноша аккуратно надавил костяшками пальцев на тесто, сделав в нем прекрасную ямку, бережно наливая туда мед. Затем стакан молока.
- Теперь снова смешивать…и потом фундук, изюм, шоколад…но я предпочитаю без изюма. Слишком крупный. Но если хотите, добавим. Шоколад сейчас достану…и начнется самое интересное.
Придвинув миску с тестом вновь поближе к Аарону, юноша поставил на печь маленькую железную кружку, в которую тут же начало звонко капать. Глупый ливень, ломящийся внутрь, видимо, тоже решив попечь печеньки, только теперь уже в сопровождении молнии и грома, при раскате которого постоянно невольно вздрагиваешь. Неловкая улыбка.
- Кажется, Вы у меня на долго  гостях. Вам…нравится такая погода?

+1

14

"Хех, ну да, как же я сразу не подумал," - Аарот хмыкнул, соглашаясь со словами кондитера о фруктах и большой семье. Вполне логично. Хотя, у большой семьи со своим домом и фермой наверняка должен быть целый фруктовый сад с пышными ветвями плодородных деревьев, каждую осень ломящихся от спелых сладчайших фруктов... Видимо, у барашка в детстве такого не было, а жаль, заслуживает же.
-...Как видите, безуспешно, хааах. - "Это что, шутка?" Неужели Бартоломео действительно такого плохого мнения о своей внешности? Переубеждать Аарот не умел, не хотел и не стал, однако совсем промолчать тоже не смог, его охватило странное возмущение.
- Зря Вы так о себе говорите.
- И больше ни слова на эту тему, пускай повар как хочет, так и понимает. Негодование не сразу, но отступило, и Эльвин с прежним старанием вернулся к тесту. Так как Вио слишком зарделся от его прикосновения к щеке, единорог решил свернуть такого рода самодеятельность, чтобы не смущать барашка еще больше и не навлекать на себя подозрений. Хотя, признаться, ему так и хотелось снова потискать забавные кудряшки.
- Кхм…тесто вкуснее, если при его готовке вкладывать эмоции... - Резонно, еще как. Это Аарот прекрасно знал, ведь в зельеварении требовалось то же самое. Отец с самого детства учил единорога любить свое дело, вкладывать душу в каждое снадобье, и только так можно добиться наилучшего результата.
- Знаете, с настойками точно так же. Только там можно одновременно и смешивать, и наблюдать за кипением. И за тем, как цвет жидкости меняется под действием температуры, заговоров и новых компонентов, и как в воздухе разносятся тончайшие ароматы. Один минус - нельзя потом просто взять и выпить то, что приготовил. - Однако сам процесс готовки, как в лаборатории, так и на кухне, неизменно доставлял единорогу наслаждение.
Эльвин сразу же пожалел о заданном вопросе и поник, ведь голос барашка был полон негодования и даже немножко обиды. Задел за живое, видимо. А не хотел ведь, не хотел, глупое однорогое парнокопытное. Опасаясь усугубить ситуацию и не желая навлечь на себя гнев этого дивного, Аарот промолчал, угрюмо работая ложкой в воздушной вязкой массе. Губы поджаты, скулы напряжены, взгляд ругает сам себя.
Сапфировые глаза наблюдают, как мягко ложится янтарный мёд в ямку в тесте, предусмотрительно сделанную пальцами барашка, а затем ослепительно-белое молоко омывает эту карамельную гладь и медленно впитывается в тесто. Продолжив вмешивать новые продукты, Эльвин ответил тихо, практически себе под нос:
- Не стоит класть изюм, фундука и шоколада вполне достаточно...
Дождь совсем разошелся, началась нешуточная гроза. Единорог все еще хмурился, но ответил громким и твердым голосом, не выдавая своих эмоций:
- Я никуда не тороплюсь. Вы не против, если я задержусь здесь, пока все не уляжется? Погоду... Да, такую погоду люблю, стихия - это мое. Но только если я в это время дома перед камином. Мокнуть холодно и не очень приятно. - Голос Аарота на минуту затих, а потом зазвучал вновь. - Позже я мог бы Вас научить готовить что-нибудь полезное из трав, если захотите. Взамен за урок выпекания.
Под натиском сильных единорожьих рук тесто скоро стало совсем однородным и готовым к добавлению новых компонентов.

+1

15

Оборотень вновь подскочил к печи, вытерев нос запястьем, чихнул, постучав по дверце, из которой тут же посыпалась зола и искры, которые пришлось тушить ногой, однако, некоторые от этого разлетались еще дальше. Постоянно этот самодельный и не раз чиненый механизм заставляет барашка совмещать кулинарию и традиционные танцы юга.
«Зря? Чего это я зря, у меня же есть глаза, и я могу трезво оценивать свою внешность, особенно стоя радом с единорогом! Хотя, я же тоже почти единорог, только вдвое лучше, раз рогов у меня аж два» - одобрительно кивнув собственным мыслям, а заодно и Аароту, который направил поток умозаключений в угодное барашку русло, Берти вновь провел рукой по рунам, закинув небольшое полешко и веточку дерева, чтобы дым был более приятным на вкус. И заодно чтобы огонь не слишком буйно полыхал. Хотя на самом деле это была традиция, - положить вкусную веточку, чтобы огонь был доволен, и ограничился деревяшками, не посягая на барашка, хоть второй и будет гореть более эффектно и звучно.
Тесто уже почти готово.
Неловко как-то.
Возможно и правда как-то нехорошо вот так вот отзываться о наделенных магическими способностями, необычайной красотой и грацией существах в присутствии одного из них. Зависть – нехорошее чувство. Но так как Берти – будущий чернокнижник, то плохое для него – хорошо, и наоборот. Но он ведь на настолько Темный, чтобы все переменилось ровно наоборот, значит, пока законы добра и зла действуют как положено, и надо как-то умерить свои праведные неправедные возмущения. Но с другой стороны, раз блондин усомнится в Темной сущности кондитера, значит, он и правда недостаточно злой, чтобы это было видно невооруженным взглядом, и надо это как-то исправлять, в этом случае зависть – как раз та щепотка, что вернет соотношение добра и зла в равновесие. Главное не перестараться и держаться своего коварно плана. Или коварства уже достаточно?.. Ведь слишком много зла спугнет порядочных клиентов? А ведь именно они составляют большинство покупателей, злые просто не платят.
Поджав губы, Бартоломео еще некоторое время пытался прокрутить ход своих мыслей назад, но безуспешно. Быть Темным и одновременно сохранять нейтралитет, и еще вместе с этим вести честное хозяйство – действительно очень сложное дело, не подвластное простым смертным. И частично логике.
- Я…простите, редко готовлю в компании. Говорите, если что  не так. Это улучшит качество моих мастер-классов, - улыбнувшись, Вио вновь начал простукивать печь. Если хоть на пару минут упустить момент, может начаться жуткий пожар, а из-за магического происхождения огня простыми рогатыми силами его не потушить. И будет кондитер вновь стоять на улице, на фоне бушующего пламени, тянущегося языками до небес, клубящегося черного дыма, отдаленно напоминающего растолстевшего огромного только что вымытого Барти, и лишь протяжное «НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!» будет гулять по улице, заглушая брань соседа. Еще бы – тогда всего фиалки погорели, а это была достойная коллекция почти всех цветов радуги.
- Хах, здесь, конечно, не камин, но тоже весьма теплое сооружение, йиииИИИ! – фыркнув, кондитер смахнул пару иск с челки. Запах паленой шерсти, - С удовольствием воспользуюсь Вашим предложением! Скажите, можно приготовить какую-нибудь мазь против ожогов? И против огня. Или чтобы эти шрамы затянулись..или..о, я знаю, может быть, Вы знаете какое-нибудь тайное зелье, выпив которое я сам смогу что-то наколдовать? Ну хоть мааааленькое заклинание? Тогда будет уже небольшой опыт при поступлении в Академию. Или туда под зельями приходить нельзя?..
Оставив, наконец, печь в покое, барашек принялся скакать с новой силой, переставляя баночки, чтобы вытащить со дна верхней полки большой поднос. Ополоснуть от крупиц муки и сахара. Засиявший нарисованный червякообразный дракон со смешными выпученными глазками, мохнатой мордой и меленькими попугаичьими лапками, цепляющимися за облака и собственные усы. Видимо изначально это был нормальный дракон, но после пары раз использования подноса усох и испугался.
Быстрые шаги в основной зал. Скрип половиц и стрекот льда, быстро ползущего по деревяшкам. Закрывшаяся тяжелая дверца, звякнувшая защелкой.
- Вы говорили, что не против полосатого печенья, так что я принес и темного, и белого шоколада. Да, думаю, столько хватит…хахахаххаха! – расчистив стол от лишней посуды, Берти положил холодные крепкие плитки шоколада на поднос в очередной раз вымывая руки. Золотые глаза горели. Хитро так горели.
Черные кудряшки разрастались вниз по хребту, быстро захватив все тельце, тяжелые ботинки приняли облик не менее массивных копыт, а на голове загорелись витые золотые рога. Потянувшись, барашек – уже совершенно точно барашек, - довольно сощурил глаза, упираясь передними копытами в поднос. Довольный крупный зверь слегка покачал головой, привыкая к тяжести рогов и мыслей, начав топтать передними копытами шоколад в крошки.
Вкусность жалобно хрустела под сильными копытцами, разламываясь почти на идеальные маленькие осколки. А ведь многие крошат шоколад ножами или в специальных молотилках. Хха! Ножи для слабаков! Зачем они вообще нужны, когда природа наделила гораздо более удобными и эффективными инструментами?! Да и так намного веселее. Ощущаешь себя гигантом, уничтожающим неугодные острова которые понимаете ли выросли посреди моря без разрешения.
Оглянувшись, баран подвинулся, чтобы гость тоже смог покрошить шоколад и почувствовать себя гигантом. Что, в принципе, итак не особо отличается от действительности.

+1

16

Краем глаза наблюдая за пританцовыванием барашка около печи, Аарот мысленно гадал, что же это: досадная необходимость или особые ритуальные танцы? Единорог остановил свой выбор на первом варианте, но тут же об этом пожалел, ибо руки так и зачесались помочь кондитеру. Однако кивок отвлек алхимика от терзающих его мыслей. Теперь эти мысли прогрызали новую плешь в многострадальном мозгу белогривого: согласился Бартоломео или кивнул так, для порядку? Или вообще уже думает не о том? Если бы они состояли в немного более близких отношениях, Аарот непременно привел бы несколько убедительных аргументов в попытке поднять повару самооценку. Эти аргументы уже осели сладковатым привкусом на кончике его языка. Одни только медовые сияющие глаза чего стоят! Но так как они еще не были даже друзьями и вообще виделись сегодня впервые, зельевару пришлось воздержаться.
В дыме растворился приятный травяной запах. Вероятно, Вио подкинул в огонь веток фруктовых деревьев или еще чего-то подобного, и Эльвин не смог удержаться от комментария, сопроводив его блаженной улыбкой:
- Какой замечательный запах. - Представить только, какие ароматы разлетятся по кухне, когда печенюшки окажутся в печи! Аарот всерьез боялся откусить себе язык в ожидании. Голодным он не был, но выпечкой баловал себя редко, а стряпня Бартоломео казалась ему куда вкуснее его собственной, так что вкусовые рецепторы бурно реагировали даже на тончайший запах мёда с молоком в глубокой мисочке в тонких руках.
- Я…простите, редко готовлю в компании. Говорите, если что  не так. Это улучшит качество моих мастер-классов. - Хмурости и след простыл. Благородное лицо вновь стало мягким и добродушным, глаза засветились озорством, а голос зазвучал звонко и задорно, переливаясь множеством эмоциональных оттенков.
- Что Вы, у Вас и так все получается просто чудесно. Мне и в голову не пришло бы скучать.
Размеренное потрескивание поленьев в печи... Совсем как в родной хижине Аарота, только запахи куда аппетитнее. Хотя, стоп, запах паленой шерсти совсем аппетитным не казался... Запах паленой шерсти?! Единорог встрепенулся и вытаращился на барашка с неподдельным волнением. А потом облегченно выдохнул: кудряшки-то отрастут.
- Конечно, мазь от ожогов - это проще простого. Уверен, у Вас сразу получится ее приготовить. Еще я мог бы научить Вас готовить настойку, позволяющую на короткое время воспарить в метре над полом. Это, конечно, не ахти как весело, зато Вы бы без проблем могли достать все необходимое с высоких полок. Кстати, зачем их повесили так высоко?.. - Только существо ростом под два метра, вроде Эльвина, могло беспрепятственно дотянуться до любой полочки в кухне. Барашку же было неудобно. - Есть много интересных и полезных штуковин. Можно выучить пару слов и окрашивать ими воду в разные цвета, не изменяя при этом ее свойств. Можно добиваться уникальных вкусов, можно метать глазами искры... Алхимия - интересная наука, хоть и непростая. Хотя Вам как повару она должна даться легко.
Единорог притих, вслушиваясь в странные звуки из основного зала и ожидая возвращения своего учителя. Увидев внушительное количество шоколада, к тому же и твердого, судя по звуку его удара о поднос, Аарот поднял брови.
- Это замечательно, спасибо большое, но как... - Вопрос был оборван на полуслове удивительным зрелищем. Эльвин мог вообразить себе что угодно, но только не то, что увидел. Бартоломео изящно принял свой истинный облик, вновь пробудив в душе единорога желание уткнуться мордой в кудрявую шерсть, и...стал копытами крошить шоколад. У белогривого отпала челюсть. Забытая мисочка одиноко стояла на столе, а зельевар пялился то на глаза и рожки, то на копыта кондитера, и не мог двух слов связать от удивления. Но большее изумление застигло его тогда, когда барашек подвинулся, приглашая и единорога приложить копыто к измельчению шоколада. Сглотнув, Аарот еще раз вымыл руки и принял истинную ипостась. Его обычные два метра роста остались в холке коня, а грациозная шея возвысилась над стройным крупом. Рог цеплялся за потолок, поэтому огромный конь опустил шею к ногам, а копыто поднес к подносу...и поставил обратно на пол. Оно было размером с добрую половину железной посудины, и если бы он наступил на шоколад, то наверняка закрыл бы плоскостью тёмного копыта почти весь запас.
- Мне, наверное, стоит воздержаться, а то испорчу еще, чего доброго... - Единорог пристукнул копытами и продолжил наблюдать за действиями кулинара. А затем, чуть поразмыслив, произнес, и волшебный голос, отражаясь от стен кухни, сгорал на кончиках неугомонных языков пламени в печи.
- Вы можете придти ко мне, как только захотите, и мы сразу приступим к учебным экспериментам. - Пауза. - Хотелось бы, чтоб Вы помнили: двери моей хижины всегда открыты для Вас, и в это место Вы можете приходить при малейшей необходимости.

+1

17

Золотые глаза, отражающие яркие всполохи пламени, некоторое время любовались потрескивающими искорками, толстеющими прямо на глазах. Листья на веточке сразу прокоптились, становясь черными, пока пламя не начало есть их более увлеченно, оставляя замысловатые тонкие ажурные нити капилляров. Кора облезла почти мгновенно, обнажая сочную сладковатую сердцевину, покрываясь темными пятнами как на диких лесных котах.
- А, да, вкусный запах… У меня соглашение, точнее, клятва, скрепленная слюнявым рукопожатием, ххаах, - «надеюсь, он не будет спрашивать, что это такое», - с одной девчушкой. Они вдвоем с матерью живут за городом и часто гуляют по лесу, выискивая какие-нибудь особенные редкие растения, - вот она мне и приносит пару вкусных веточек. Они ведь…вкусные. А взамен я предлагаю что-то на выбор равноценное из своих вкусностей. По-моему честный обмен, - сделав паузу, Бартоломео в очередной раз задумался. Сузив глаза, он медленно поднял взгляд к потолку, явно прокручивая в голове очередной поток доводов за и против хороших деяний и Темной стороны, - Хотя, наверное, именно из-за таких обменов конфетное дело почти не приносит прибыли.
Кондитер с тоской окинул взглядом полки со всевозможными ингредиентами. Мука только высшего качества, лучших сортов. Кокосовая стружка, ваниль, корица, маленькие карамельные червячки, орехи десяти сортов, белый сахар, коричневый, крупный и очень крупный…если на всем этом экономить, то выйдет и правда больше дохода. Но и качество вкусностей упадет. А раз не будет так вкусно, значит, будет меньше покупателей. Но если продавать чуть дешевле, то, наоборот, сладкоежек будет больше, но уже не таких ценителей прекрасного вкуса, что само по себе весьма огорчающий фактор. Это де драконья столица, надо держаться своих принципов в конце концов! Чтобы быть лучшим, надо и печь из лучшей муки и сахара.
- З-зелье левитации?.. – оборотень громко и зловеще рассмеялся, - летающий баран, - а-хахаха-хааа! Я и твердо стоя на своих двоих...или четырех, не важно, - сею хаос и разрушение, так что же будет, если еще и стихия воздуха будет мне подвластна? Хотя идея неплоха, весьмаааа, – отсмеявшись, Берти улыбнулся. Выдохнув, он поднял руки, словно знакомя дом с Ааротом. И алхимика с домом соответственно, - У этой обители есть своя история. Лет десять назад это было убежищем одного чернокнижника-некроманта, здесь была пыль, пауки, куча зелий и потрепанных книг, - ну как и полагается логову Темного мага. Но, увы, я еще не дотягиваю до такого уровня, чтобы возродить эту традицию, и пришлось открыть кондитерскую, чтобы как-то зарабатывать. Ммм, да, здесь я все построил сам. Дома надо было много чинить, но я не очень умелый строитель. Но еще есть тайники. В стенах настоящие артефакты и сокровища!
Барашек мечтательно оглядывал стены, представляя, что там, в щелях между камней, не пауки, муравьи или мох, а самое настоящее золото, драгоценные камни, тайные записи могущественных заклинаний, разрушающий взмахом руки целые города или хотябы самоучитель Темного искусства для чайников.
Хруст шоколада под копытами. Ах, какой запах…
Вновь кивнув рогатой головой, барашек замер, округлив золотые глаза. Этот единорог просто огромен! То есть, может для однорогих он вполне обычных размеров, но по сравнению с маленьким черным молодым барашком, который сам по себе довольно крупный зверь, не гигантский, но очень даже крупный по сравнению с истинными барашками, да еще и за счет кудряшек намного внушительнее, но…еще с минуту Бартоломео молча пялился на белогривого жеребца.
Ах, какая изящная шея, какие глаза…огромные! - и ресницы такие длинные, и стройные хрупкие ноги, и копытца, твердые, без единой трещинки, столь интересной формы, прикрытые чуть удлиненной шерсткой ноги…и как такое создание может быть здесь, в маленькой кондитерской?..
Как-то неловко находиться рядом с ним…чувствуешь себя маленьким и неказистым…и даже золотые рога и кудряшки уже не столь прекрасны как обычно.
Наклонив голову, зверь сравнивал размеры копыта и плитку шоколада. Великовато будет. Определенно великовато. Надо будет позвать его на курсы лапши – там как раз надо раскатывать тонким слоем много теста.
Какой добрый здоровяк оказывается. Это потому что он белый? Или ему действительно нравится общество Вио?..пфф, какие глупости, просто вежливый, и хочет, чтобы поскорее были готовы печенюшки!
- Беееее-беее…? (Это можно расценивать как приглашение на чашечку травяного чая?)
Быстро покрошив шоколад, чтобы не заставлять Аарота ждать, кудрявый вновь принял свой двуногий облик, добавляя последние ингредиенты в тесто. Восторженно разглядывая гостя, юноша непроизвольно потянулся руками к белоснежной шерстке и гриве.
Аххх, какая шерстка…
- М-можно?..

+1

18

- Слюнявым рукопожатием, - задумчиво протянул Аарот и хмыкнул, криво улыбнувшись. Ему представилось, как совсем еще молоденький барашек и маленькая девчушка смачно увлажняют ладони и звучно, чавкающе жмут друг другу руки, повторяя слова какой-то клятвы весьма наивного и милого содержания. Может, конечно, на деле все происходило и не так, но уточнять Эльвин не стал, чужие дела, как-никак. И насчет честности обмена он тоже сомневался немного. Все же, вкусные веточки найти не так уж сложно, сорвать и принести - и того легче, а вот сладкая выпечка... Тут кондитер должен много потрудиться, вложив эмоции и любовь к кулинарии, а это, по мнению алхимика, стоит гораздо большего, чем пара сладких веточек.
Проследив за взглядом барашка, Эльвин в очередной раз восхитился изобилием и разнообразием продуктов и умением кондитера выбирать только лучшее из лучшего для себя и своих клиентов. Тихонько присвистнув, он спросил:
- На что же Вы тогда покупаете всю эту красоту? И живете сами на что?.. - "Интересно, есть ли у Бартоломео свой дом или он живет с кем-то из семьи и родных?" Задавать этот вопрос вслух было бы слишком нетактично, поэтому единорог предусмотрительно промолчал.
Подхватив зловещий, но заразительный смех Вио, Эльвин согласно кивнул. Да уж, в воздухе барашек будет не очень грациозен, ну не для этого они рождены, что уж тут поделаешь. Но идея стоила свеч, при чем пока Аарот не заметил, чтоб кондитер проявлял чудеса неуклюжести. Напротив, он был предельно аккуратен в своей работе и внимателен к мелочам, да и двигался уверенно, лавируя между полками.
- Ну, пока-то Вы здесь ничего не разрушили. По крайней мере, при мне. - Проследив за широким гостеприимным жестом барашка, Аарот в который раз окинул просторную кухню пристальным взглядом, параллельно слушая рассказ кондитера. Надо же! Он бы никогда не подумал, что это помещение когда-то было пристанищем чернокнижника. Даже отрицательной ауры в стенах кондитерской не осталось, наверняка уже давно выгорела и прокоптилась на сладком дыму. Однако про ауру хозяину решил все же не говорить, ибо боялся снова обидеть будущего великого черного мага своими радужными предположениями насчет его характера. Атмосфера была очень приятной, как и общество, так что Эльвин чувствовал себя здесь прекрасно.
Засомневавшись насчет сокровищ и артефактов в стенах, единорог тихонько, почти беззвучно рассмеялся в ответ на рассказ Берти.
- Вы прекрасно справились с перестройкой, должен заметить, меня удивило, что раньше в этом месте жил злой маг. Только жаль, все же, что Вы не можете беспрепятственно добраться до всех полок. - "И как он только умудрился прибить их так высоко?"
Воздух быстро наполнился сладким ароматом свежего шоколада, сливаясь с фруктовым дымом и благоуханием теста в непревзойденный аппетитный букет. Под восхищенным взглядом барашка огромный конь смутился и спрятал синеву глаз под веками, но, слава богу, больше ничем себя не выдал; в истинной ипостаси обязательно покраснел бы до корней волос. В ответ на милейшее блеяние раздался тихий мелодичный смех и зазвучали ласковые слова:
- У меня не только чай есть, но и фруктов полно, и клевера, и сладких веточек. Приходите, всегда Вам буду рад. - Эльвин надеялся, что этого хватит, чтобы Бартоломео захотел почтить его своей компанией еще, а лучше и не один раз. Аккуратно проведя копытом по полу, единорог встряхнул гривой и принялся наблюдать, как оборотень забавно крошит мёрзлый шоколад на мелкие кусочки, явно стараясь закончить с этим быстрее. Справился на ура, снова встал на две ноги. Засмотревшись на кудряшки, Аарот как-то затормозил со сменой своей ипостаси, ибо чувствовал себя уютно в этом помещении даже при своих размерах. И, как оказалось, не зря: вскоре смуглая рука потянулась к белоснежной единорожьей шее.
В ответ на робкое "М-можно?" Эльвин молча встряхнул длинной гривой, сделал небольшой шаг навстречу руке кондитера и потерся шеей о теплую шершавую ладонь. Довольно выгнув голову, алхимик потянулся носом к волосам Вио, ерзнув при этом шелковистой щекой по скуле барашка. Осмелев, Аарот сделал наконец то, что хотел: уткнулся сухим лошадиным носом в кудряшки на затылке кондитера, ни капли не разочаровавшись в их густоте, пышности и мягкости, и довольно фыркнул, прикрыв глаза. Губы коня слегка касались кожи под кудрявой шевелюрой, а из ноздрей мягко вырывались потоки тёплого воздуха и устремлялись за шиворот кондитеру. Немного переборщив с силой, зельевар случайно своей мордой впечатал лицо барашка в собственную шею, и тут же поспешил немного ослабить хватку, но вынимать белоснежную голову из приятных на ощупь кудрей, кажется, не собирался вовсе, невзирая на всю неловкость ситуации.
Если бы он был котом, непременно урчал бы сейчас во все горло.

+1

19

Веточка уже почти полностью сгорела, оставив после себя изломанную черную палочку. Золотые глаза еле заметно блеснули ярче. Когда-то в детстве юный барашек сидел с сестрой в лесу, ночью, в глуши, - это было очередное приключение, где барашек играл роль злого мага, похитившего прекрасную принцессу. Просто, бесцельно похитил, чтобы была. Ну как ставят цветочки в вазу или коллекционируют вырезки из газет с заметками о любимом актере, или даже выращивают фиалки. Чтобы было чем похвастаться. Чтобы было что-то для души. Вот и злой барашек похитил принцессу просто чтобы она ходила с ним рядом. Правда это была ее инициатива, и скорее походило, что это королевская дочь похитила колдуна и потащила его в лес подальше от дома из-за очередной ссоры с другими сестрицами. Почему-то постоянно когда кто-то цапается, крайним оказывается барашек. И он сидел напротив пламени, и смотрел на пляшущие огоньки, и там горели точно такие же веточки. Запах, путающийся в кудряшках. Тогда оборотень честно думал, что когда-то он был таким же красивым как его сестра, - светлокожим, с длинными волосами и маленьким аккуратненьким носиком, и возможно даже носил такой же пестрый красивый сарафан, - что слегка под сомнением, - и ягненка  неудачно уронили в костер, он не успел догореть, но прожарился до хрустящей корочки, оставшись точно такой же веточкой. Смуглым, кудрявым, и с огненно-яркими глазами.
Хорошо что вслух оборотень такое не говорил, обязательно получил бы по лбу за такую неприкрытую глупость и склонность к философии, не зря столь не свойственной барашкам.
Тряхнув головой, оборотень вновь улыбнулся, правда с оттенком грусти. Взгляд на ряды разномастных баночек с приклеенными надписями от руки.
- Ммм, так я экономлю. Думаю, один внимательный взгляд на мою одежду – и все станет ясно, - довольно выпрямившись, Бартоломео упер руки в бок, чтобы небрежные швы и грубые срезы лоскутков, из которых все сшито, были более заметны. Впрочем, подбор тканей лишь приблизительно гармонирующих оттенков и без того был очевиден. Как и то, что кондитер это явно шил сам, поскупившись и на портного. Даже печь, словно поддакивающее выплюнула искр сквозь прорезь на заслонке, которая чуть больше размером, чем требуется.
Шипение красных точек на полу, тут же превратившихся в черные пятна. Тяжелые громоздкие ботинки, размазавшие эти пятна в полосы, чтобы удержать хозяина на двух ногах. Отступив чуть назад, кондитер звонко рассмеялся, упираясь боком в стол. Теплое дыхание, пробирающееся по затылку ниже, за ворот, спускаясь к хребту. Обняв покрепче Аарота, юноша зажмурился. Какая тяжелая голова единорогов оказывается…и крепкая… и сильная! Одним полушажком однорогий с легкостью подвинул кудрявого, уткнувшись в кудряшки, хотя это на самом деле не так-то и просто!
- Ааа, что Вы делаете…щекотно же..йииииИИИ!
Смеясь, оборотень обнял шею единорога, закапываясь пальцами в длинной теплой гриве. Ах, какая приятная шерстка! И грива…грива! Самая настоящая, пропитанная запахами трав, цветов и тех маленьких растений, что ползут вверх по стенам зданий, застывая на зиму паутинкой и корнями, и, кажется, чем-то едва уловимым…старые толстые книги?.. незнакомый запах. Ну да, если книги то и правда незнакомый.
Когда-нибудь, когда барашек будет взрослым, он тоже будет такой большой и сильный. И, если единорог – существо, сеющее добро и свет, то барашек будет маленьким, то есть нет, огромным могучим облаком черного дыма с огненным взглядом и рогами…
На лице непроизвольно нарисовалась глупая улыбка на пол-лица, а щеки покраснели.
«Какой теплыыыый…», - смуглые пальцы гладили сильную шею белоснежного зверя, почесывая за ухом.
- Обязательно загляну к Вам!... иии напишу в письма матери, что гладил единорога! Пусть обзавидуется! Как-то на фестивал в деревне она пыталась сделать из меня единорога, но…эээ.. – поджав губы, юноша отрицательно покачал головой, вспоминая, как вся деревня смеялась над постриженном барашком, которому фигурно оставили кудрявую «гриву» и маленький, далеко не благородно-лошадиный хвостик. Час позора, запомнившийся на всю жизнь.

+1

20

- Ммм, так я экономлю. Думаю, один внимательный взгляд на мою одежду – и все станет ясно, - Аарот с облегчением отметил, что Бартоломео вовсе не был всерьез обеспокоен своей одеждой, да и вообще материальным состоянием. И слава Великой Матери, ведь беспокоиться действительно было не о чем. Живет-работает, выглядит бодро и живенько, улыбается - значит, порядок. А самодельную одежду Эльвин в упор не замечал до настоящего момента, пока барашек сам не тыкнул ею прямо под нос, ибо этот дивный был настолько гармоничен и очарователен во всем, что одежда - последнее, к чему стоило присматриваться. К тому же, она кондитеру была очень к лицу именно такой, как её сделали, и Аарот даже не мог представить повара в вычурных дорогих нарядах. Это было бы по меньшей мере странно, нелепо и не так замечательно, как сейчас.
Единорог тихо засмеялся, от чего защекотал оборотня дыханием еще сильнее. Чувствовать крепкие руки на собственной шее было так здорово и приятно, а ведь они еще и гладили! Аарот вообще любил ласку, особенно когда был в истинном обличье. Так ласка и нежность была по-настоящему зеркально-чистой, незапятнанной, не несущей в себе никаких грязных неуместных подтекстов. Словно мягкие детские ручки гладят гриву жеребенка со всей присущей им искренностью. И, на взгляд Эльвина, это было куда лучше обычных объятий и поцелуев, преисполненных романтических чувств. Романтика - штука изменчивая, сегодня есть - завтра испарилась, а такого рода чувства существо проносит в своей душе с раннего детства до глубокой старости. В очередной раз Аарот убедился в том, насколько добра и открыта душа молодого барашка, мечтающего стать великим темным властелином. "И зачем только из него пытались сделать единорога... Чем такой, какой есть не устраивает?"
Подставляя голову под шероховатые пальцы и откровенно наслаждаясь этим, Эльвин проговорил в ответ на слова кондитера:
- Замечательно, тогда я начинаю ждать Вас прямо сейчас. - Белоснежный конь довольно пристукнул копытом и прищурил глаза, балдея. - Да велика ли радость в том, чтоб погладить единорога? Мне, например, сейчас наверняка куда лучше, чем даже Вам. - Аарот взмахнул хвостом и слегка ущипнул барашка за плечо бархатными губами, словно траву на лугу, почувствовав необычный вкус льняной одежды, пропитанной разнообразными, но в основном сладкими ароматами. - Вот проехаться на единороге верхом - это да, тут не каждый белый зверь согласится. Доброта - это одно, но гордость - совсем другое. - Слегка подтолкнув барашка щекой в сторону своей спины, алхимик заговорщически прищурил глаза, размером с маленькое яблоко каждый, и прошептал так, что голос почти потерялся в потрескивании веточек в печи. - Хотите попробовать?
Зельевар разошелся, и теперь уже сам не представлял, как перестать тискать кудри барашка, и что ему будет за злоупотребление его дружелюбием. Но пока, кажется, ничего единорогу за его самодеятельность не грозило, и поэтому он продолжал отрешенно тереться головой о баранью шевелюру, изредка ласково пощипывая отдельные кудри губами и довольно фыркая. Может, когда-нибудь барашек точно так же, как целитель сегодня, попадет под ливень и спрячется в его хижине, а может, придет туда целенаправленно по своему желанию, чтобы выпить чаю, полакомиться фруктами и приготовить какой-то полезный настой. В любом случае, сегодня они видятся далеко не в последний раз, а всего лишь в первый, так что беспокоиться не о чем.
- А это ничего, что тесто простаивает, оно не испортится? - Аарот уткнулся большой плоской щекой в бок кондитера, давая понять, что выпускать его прямо сейчас не имеет ни малейшего желания, но все же переживает за сохранность их стряпни. Но кудряшки сейчас интересовали его несколько больше. О тающем шоколаде единорог не стал упоминать вовсе, иначе повар точно бы сбежал.
Дождь в паре с порывами сильнейшего ветра яростно ломится в окно. Блеснуло, и одновременно - оглушительный грохот, словно целые небеса обрушились на Дальет. Алхимик вздрогнул от неожиданности, но от своего занятия не оторвался, только уши резко прижались к голове об минутного беспокойства. Молния ударила явно совсем неподалеку, и теперь оставалось только надеяться, что пожара не будет. А если и будет, то языки пламени не заденут маленькую кондитерскую.

Отредактировано Аарот Эльвин (2012-06-20 01:26:00)

+1

21

Смуглые пальцы продолжали гладить теплую шерстку. Руки обнимали изящную лошадиную шею, аккуратно поглаживая, двигаясь к массивной увенчанной рогом голове. Какой же крупный зверь…и при этом не внушает ужас, как большинство существ, крупнее барашка, а наоборот, восторг и восхищение. Все же и правда эти единороги потрясающий. Лучше них, хотя нет, сравнивать тяжело слишком, но соревноваться по крутости могут разве что феи, - только потому, что владеют магией иллюзий и могут летать, менять размеры…и джинны, потому что могут исполнять желания других – и, раз других, значит, и свои собственные. Ну и может быть дракона, потому что умеют летать и плеваться элементарной магией как слюнями. Ах, какая же грива…совсем не то, что черные кудряшки, которые алхимик, кажется, пожевывает?.. Само собой! кудри - это ведь и правда настоящее сокровище, гордость и величие всего рода барашьего!
Зажмурившись, юноша вновь рассмеялся от «покусывания» единорога. Когда-то в детстве барашка несколько раз запирали в курятники за провинности, когда он был еще совсем неразумным ягненком, и он там ругался с курицами. Один раз наседки дружно пытались клевать рогатого за то, что он обижает их местного петушка, засовывая ему в хвостовые перья травинки и бумажки, нанизывает на когтистые лапки червей, пачкает грязью его красный гребешок, да и вообще всячески обзывает и принижает чувство собственного достоинства у весьма гордой и боевой птицы. Настолько боевой, что вступиться за него могли только куры. А потом выяснилось, что просто до этого оборотень извалялся в пшене, в очередной раз пытаясь своровать с кухни вкусности, и птицы просто вычищали собрата по духу и сообразительности. Но сам Бартоломео предпочитает думать, что все же успешно пережил нападение целого стада кудахтающих. А теперь еще и может всем с гордостью рассказывать, что пережил и нападение кровожадного единорога, который чуть-чуть не прожевал кудрявого.
Смеясь, Бартоломео вздрогнул от мурашек, пробежавших по спине от горячего дыхания.
- А?.. Н-неее, ездить верхом на единороге – это не, это нельзя. Помню как на мне сестра в детстве ездила – то еще удовольствие, особенно, когда в бока пинает, чтобы бежал быстрее, и хватает за шерсть, чтобы удержать свою тяжелую тушку на моей спине, или, еще хуже, рога, чтобы проверить на прочность баранью голову, столкнув ее прямиком с дубом! – выдохнув, юноша задумался, - Хотя, как выяснилось, столь банальное деревянное препятствие мне не  причинит особого неудобства. Разве что откинет чутка назад, но не более, - многозначительно подняв брови, юноша кивнул.
Сколько приятных воспоминаний. Сестры, дом, ферма…кажется, все это было в прошлой жизни. И с чего это вдруг оборотень вбил себе в голову, что обязан стать Великим Чернокнижником? Жил бы себе на кукурузном поле, и был бы счастлив, гоняясь за курами. Должно быть, у каждого просто должна быть своя мечта. Своя цель. Своя судьба. И судьба барашка сейчас проходит здесь, в этой кондитерской. Тискать белогривого волшебного коня, приглашающего на чашечку чая, греясь теплом печи, в то время как там, за окном, льет как из ведра и погромыхивает, - а что, очень даже неплохой вариант! И через пару сотен лет этот момент тоже будет вспоминаться как нечто сказочное и как будто бы такое далекое и счастливое.
Золотые глаза широко распахнулись.
- Тесто! Ахх, баранья бошка, совсем забыл, простите, простите…
Отцепившись-таки от гостя, барашек тут же принялся во всю заниматься тестом, быстро замешивая компоненты в рассыпчатое тесто. Орехи есть, шоколад есть…
Резво управившись со смешиванием, Бартоломео вновь насупился, сосредоточенно вновь копошась в печи, пытаясь теперь уже как-то усмирить пламя, и в тоже время не потушить его полностью.
- Осталось теперь скатать в шарики и разложить на поднос и на минут десять в печь, не больше, а то быстро подгорают. Лично мне нравится чууууть-чуть недопеченные, - ну то есть, по времени, но на деле…эта печь слегка непредсказуема, и не хочется испытывать ее терпение…или выдержку…ммм…без понятия что там у печей бывает… Вы мне поможете?.. И…можно перейти на «ты»?
Все также хмурясь, кондитер смотрел на пламя. Однако золотые глаза явно блестели любопытством, а щеки слегка покраснели.

+1

22

Белогривый выдохнул, услышав отказ на необдуманное предложение прокатиться. Признаться, он сам не знал, что испытывает: облегчение или досаду. Эти чувства устроили в душе Эльвина настоящее сражение, ведь он равноценно хотел почувствовать тяжесть бараньего тела на своей спине и боялся утратить гордость, усадив на себя оборотня, представителя более чем разумной расы. Решив, что, все же, без поездок верхом будет лучше, - все равно в сравнительно небольшой кухне особо не покатаешься, - алхимик тихо засмеялся, представив этого замечательного барашка бодающим клён с сестренкой на кудрявой спине.
- Интересная у Вас физиология, однако. - Лошадиное фырчание. - Если бы я бодался с деревом, то мне было бы адски больно, если вообще не смертельно, а если бы, например, с барашком или козлом, то больно и смертельно было бы им. Поэтому я никогда так не делаю.
Заливистый негромкий смех кондитера и его тёплые руки на белоснежной гриве. Аарот закрыл синие глаза и притих на пару минут, выкраивая в памяти маленький уголочек и откладывая туда эти воспоминания, построенные на ощущениях в настоящий момент, - ощущениях тепла и безопасности от присутствия существа, которое радостно принимает твою заботу, - и накрепко запирая эти клетки мозга, чтобы сохраненное никуда не убежало с годами. Удостоверившись, что момент надежно запечатлен, единорог еще раз потерся носом о спину барашка, запустил белоснежные губы в его кудряшки, и вынужденно выпустил их хозяина к тесту, которое, видимо, и правда уже требовало немедленного внимания. Как ни прискорбно, но Аарот понимал спешку кондитера: с зельями то же самое, каждый настой требует чётко определенной выдержки на каждом этапе приготовления, и стоит только выйти за рамки допустимого - как все усилия пойдут насмарку. Алхимик вовсе не хотел, чтобы это произошло с их печенюшками. Все же, Бартоломео потратил уже немало времени на то, чтоб научить Эльвина их готовить, плюс продукты, конечно, и некоторая опасность, исходящая от печи. Да, печь - это нечто. С виду безобидная, но по незнанию единорог ни за что не справился бы с ней в одиночку, скорее сжег бы всю свою гриву и ходил бы потом, ужасно страдая.
- Не стоит Вам извиняться, ничего страшного ведь не произошло. Простите, что пришлось напомнить, я вовсе не...кхм... - Аарот запнулся, не зная, как закончить предложение. "Я вовсе не хотел Вас отпускать?" Или, может, "я вовсе не пытался от Вас избавиться?" Ни то, ни другое не вписывается в рамки вежливости и не соответствует тому, что действительно ощущает Эльвин. Хотя, сказать по правде, первый вариант вполне подходит, но он слишком смелый. Так что предложение так и повисло в теплом воздухе недосказанным.
Вслушиваясь в последние указания кондитера, Аарот снова встал на две ноги и пошел в очередной раз вымыть руки - все же на полу ими стоял, как-никак. Стряхнув хрустальные капли в мягкие волокна полотенца, зельевар вернулся к тесту, что уже приобрело приятнейший шоколадный цвет и пахло просто умопомрачительно. Резким движением головы Эльвин откинул копну спутанных после пальцев барашка волос, открыв до сих пор красное довольное лицо, и принялся аккуратно делать из теста небольшие шарики, навскидку давая им фору на то, чтобы немного подрасти в заботливом тепле печи. Складывая будущие печеньки на заранее смазанную маслом бумагу для выпечки ровными рядами, не слишком близко друг к другу, единорог с готовностью военного ответил:
- Помогу, конечно! Вам с печью помочь справиться или шариков достаточно? И...ооо... - На лице заиграла лучезарная улыбка во весь белозубый единорожий рот, синие глаза задорно сверкнули в сторону кудряшек. - Да, да, давно пора. - Теперь стало гораздо удобнее, ведь в последние минуты Эльвин уже буквально выдавливал из себя это официальное "Вы". Не потому, что не уважал Бартоломео, а потому, что не хотел такой дистанции между ними.
Закончив скатывать мягкое прохладное тесто, алхимик поднес противень с ними к печи и протянул кондитеру. Небольшое пятнышко теста осталось на подушечке длинного белого пальца. Единорог поднес его к губам и, попробовав, просиял еще больше.
- Как вкусно, Берти, просто поразительно! Поскорее бы они спеклись. - Смыв с рук липкие остатки кулинарного шедевра Вио, Аарот принялся пальцами расчесывать себе волосы, приводя их в порядок, заворачивать в узел и запихивать за шиворот уже высохшей рубашки. - Позволишь мне приготовить для тебя чай на травах? У меня есть немного особенных с собой, уверен, тебе понравится. - Управившись наконец с волосами, единорог подошел к Бартоломео и улыбнулся, ожидая ответа.

+1

23

Нет, все же отправиться навстречу неизвестности и своей судьбе было мудрым решением. Когда же еще можно встретить и вот так вот вживую погладить самого настоящего единорога? Довольный барашек щурился, улыбаясь. Драконья столица. Да, здесь и правда сосредоточение самых разношерстных и разночешуйчатых зверей и существ, и так хочется до всех них дотронуться, прикоснуться к их волшебству, их сказочной сущности, подсознательно надеясь, что хоть маленькая часть их везения родиться кем-то более возвышенным и могучим, чем барашек, перейдет к будущему Темному властелину.
- Хммм, не стоит недооценивать барашков, - мы хоть и смелые, но не безумцы. Разве что, перед этим выпив слишком много рома…но все равно не думаю, что в этом случае единорог опустится до пьяной драки.
Многозначительно подняв брови, оборотень невольно вспомнил большинство своих приключений «навеселе». Бодрое утро в постели с прекрасной орчихой, столь живописно прижимающей смуглую руку к себе так, что она практически полностью терялась в мягких формах. Разбитая голова, остриженная наспор, и куча кудряшек в карманах. Груда наспор выпитых бутылок и крааайне неприятное ощущение как в желудке, так и в голове с мерзким горьким привкусом. Пирожное из запеченного носка. Синяки и шишки, а рядом, спящий практически в обнимку, такой же побитый темный эльф. Все же действительно хорошо, что кудрявая голова удароустойчива, а то кто знает, сколько было бы сотрясений у оборотня, и барашек был бы еще более безумен, чем сейчас. И мечтал бы не о славе Великого чернокнижника, а, скажем, о шторках из драконьего замка. Ооо, они бы пропадали тоннами, если бы барашек взялся за свое.
Широко распахнув глаза, юноша наблюдал за движениями Аарота. Осторожные, плавные…как же он убирает волосы… Может, предложить расческу? Или столь возвышенные существа предпочитают расчесываться гребешками, сделанными из раковин и жемчужин? И если их нет, то просто пальцами? Не проще ли тогда воспользоваться вилкой, - эффект примерно тот же. Улыбнувшись, Берти непроизвольно повторил жест алхимика, проведя рукой по черным кудрям. Их хоть расчесывай, хоть нет – эффект один и тот же – задорные кудряшки все также веселы и приятны наощупь.
Порозовевшие щеки. Уже даже щипет скулы от такого потока смущения за сегодняшний день! Выполнена уже, наверное, месячная норма. И что за глупости опять лезут в голову? Просто пробует тесто, не более. Лучше же облизать палец, чем засунуться рогатой головой в миску, и, вылизав посудину, обнаружить, что она слишком крепко засела на непоседливой головушке, и теперь придется неопределенное время ходить в шлеме, тыкаясь в любую вертикальную поверхность, пока ею не окажется кто-то живой. И, подождав еще несколько минут, пока эта живая вертикальная поверхность отсмеется вдоволь, уже освободиться от тяжкого, физически крепкого давления на ум.
Приняв противень с будущими печенюшками из рук гостя, кондитер умело запихнул его в печь, прикрывая заслонку. Но не до конца, чтобы лишнее тепло, а заодно и периодически фыркающие искры, выходили наружу, а не вымещали эмоции на неповинных кусках теста.
Засечь время… Сладко потянувшись, Вио вылил наполнившуюся чашечку подогретой дождевой воды, накапавшей с трубы, поставив ее на место.
- А, да, конечно, конечно же, приготовь…что для этого нужно? Вот здесь есть чайничек,  в нем легко заваривать, но при этом когда наливаешь в чашку, попадаются кусочки травы, поэтому нужно ситечко..вооот здесь. Или есть специальный чайничек. Или… - барашек вновь начал скакать по кухонке, демонстрируя потенциальные инструменты, которые могли бы понадобиться алхимику для своих экспериментов, но, выдохнув, успокоился, предоставляя профессионалу делать свое дело.

+1

24

Пьяный дебош в трактире и неподалеку от него - этого Аарот неслабо боялся, честно говоря. Мало ли чего можно натворить на одурманенную голову, а потом позора не оберешься. Сам единорог никогда не пил: вкус алкоголя попросту не воспринимался чувствительными вкусовыми рецепторами мужчины, был ему противен и, ко всему прочему, абсолютно не бил в голову из-за врожденной устойчивости Эльвина к разного рода отраве. Несомненно, алкоголь - отрава еще та, и организм алхимика отчаянно сопротивлялся, как только мог. Но, невзирая ни на что, алкогольные напитки все же имели на зельевара какое-то странное влияние. Однажды, когда он был несколько моложе и глупее, его вдоволь напоили медовухой и ромом. Кулаками Эльвин, конечно, махать не стал, ибо агрессии в нем не было даже в пассивном состоянии, да и если бы кто-то набросился на него, он вряд ли смог бы толком защититься физически. Не умел, да и не хотел уметь. Ясность рассудка сохранилась даже после такого количества выпитого, но тело абсолютно не слушалось. Обнаружив, что нагло и пошло пристает к своему соседу по столику, единорог раскраснелся и пулей вылетел из трактира, даже не извинившись, и во весь опор помчался домой, а там всю ночь отмачивал свою дурью башку в холодной ванне, сгорая от стыда. С тех пор алкоголь стал ненавистнее белогривому еще больше, и даже настойки на спирту он старался принимать как можно реже и аккуратнее. Забыть эту ситуацию оказалось просто невозможно, но вспоминать - еще невыносимее, и даже сейчас Аарот отчаянно покраснел, ощущая себя так, словно не просто вспомнил о своем позоре, а рассказал о нем барашку. Наверняка после этого его возвышенность в глазах Бартоломео резко бы упала. Алхимик молился, чтоб кондитер проигнорировал красное лицо и не стал интересоваться, в чем дело.
- Ты прав, не опустится, и, хорошо бы, у тебя тоже было поменьше такого опыта. Кулаки - еще ладно, но вдруг у какого-то пьяного безумца при себе будет нож?.. - Эльвин вздрогнул от одной мысли. - Уверен, что до такого не дойдет, но вдруг ты получишь серьезную травму, ты знаешь, к кому обратиться. - Обеспокоенно поджав губы, единорог кивнул для пущей убедительности.
В очередной раз завидев румянец на смуглых щеках кондитера, Аарот слегка улыбнулся и опустил глаза, отмечая про себя, какой именно жест заставил щеки Вио порозоветь. Теперь, когда алхимику захочется полюбоваться смущенным барашком, он должен будет просто сделать что-то подобное, и можно будет спокойно наслаждаться зрелищем. Это вполне честно, ведь кондитеру тоже смутить единорога ничего не стоит, так что последний не чувствовал ни малейшего превосходства, и был несказанно этому рад.
- А, да, конечно, конечно же, приготовь… - С улыбкой наблюдая за суетой Бартоломео, Эльвин вскоре придержал за предплечье этот комок кудрей, носящийся по кухне, останавливая его:
- Большое спасибо, но мне необходимо видеть, что я делаю, поэтому можно я возьму вот эту кастрюлю?.. - Тонкая ладонь потянулась к небольшой посудине, в которой поместилось бы чашек пять жидкости, не больше. Емкость подставлена под тонкую струю холодной воды, наполнена на три четверти и заботливо усажена на быстрый трепещущий огонь. Оставив кастрюлю на плите, чтоб вода нагрелась, Аарот вышел из кухни в основной зал к своему плащу, бросив кондитеру:
- Сейчас вернусь. - И действительно вернулся спустя минуту с полными ладонями тонких стеблей с маленькими резными листочками и ароматных полевых цветов. Травы были слегка влажными и пахли дождем, но Эльвин все равно тщательно промыл их под проточной водой и стряхнул капли в раковину. Вода в кастрюле начинала закипать, и синие глаза стали оббегать полки в поисках простого черного чая как основы. Нашел, выдохнул. Бросив в бурлящую поверхность совсем маленькую щепоть сухих черных листьев, Аарот стал тихо нашептывать слова заговора, помешивая кипящую воду потоком горячего магического воздуха из указательного пальца. После убавил огонь до минимума и стал по очереди добавлять по пучку от каждого из своих трав с новыми словами загадочных заклинаний, и с каждым очередным ингредиентом вода в кастрюльке меняла оттенок и источала новый тонкий аромат. Последними в кастрюлю полетели васильки и цветы сабельника, и чай приобрел светлый синеватый оттенок, в котором кружилась в танце яркая, ничуть не потускневшая зелень листьев.
Завидев на одной из высоких полок джем из ежевики, Аарот вопросительно взглянул на барашка:
- Ты не против, если я возьму? - С тёмным сладким джемом единорог устроил целое представление: наклонил баночку над кастрюлей, но вязкая жидкость не коснулась поверхности горячего отвара, а зависла над ней, подхваченная волшебным воздухом. Магией сделав из джема шар размером с грецкий орех, Эльвин убрал баночку, волшебным ветром расплющил шар в лепешку, что полностью закрывала тихо булькающий чай, и мягко опустил ее в воду, тут же растворяя. Еще немного сахара, пара мелодичных слов заговора, слегка помешать - и все. Погасив огонь и сняв посудину на стол, алхимик накрыл ее крышкой и отошел, выдыхая. На деле все его действия заняли меньше пяти минут, руки и губы работали очень быстро, и зельевар вложился в необходимое для приготовление время, несмотря на количество и последовательность действий. Откинув волосы со лба и отойдя от чая, Аарот вдохнул полной грудью и невольно облизнулся: из печи так восхитительно пахло сдобой и шоколадом, что живот требовательно заурчал.
Подойдя к барашку, алхимик уже было наклонился лицом к черному бархату задорных кудряшек, но вдруг вспомнил, что сейчас он не единорог, и, одернув себя, неуклюже выпрямился.
- Пару минут настоится, и готово, - отчитался Эльвин, сцепляя длинные пальцы в замок за своей спиной, чтоб не запустить их в кудрявую баранью шевелюру. Тискать кондитера в истинном обличье - это совсем другое, там шерсть немного притупляет восприимчивость, и пальцы буквально чесались исправить это недоразумение.

Отредактировано Аарот Эльвин (2012-06-21 12:39:12)

+1

25

Выдохнув, оборотень отошел к стене, чтобы больше не мешать единорогу своим мельтешением и размахиванием руками. А то ведь он может, как истинный представитель своего вида, встать посреди помещения, прямо посреди лестницы, и чувствовать себя уютно и приятно, даже не смотря на спотыкающихся и негодующих родичей. Впрочем и с совсем незнакомыми существами такое очень часто происходит. Раньше барашек практиковал еще и стояние посреди кухни в темноте, однако, тогда его видно не было, и, постоянно спотыкаясь о весьма увесистое животное, которое продолжало твердо стоять на своих четырех, лениво взирая на падающих «а я здесь вовсе не причем, ты сам споткнулся», прочитать этот взгляд просто не могли в силу темноты. а то бы обязательно стукнули тапком. А это нее столь больно, сколь оскорбительно.
«Что-то он краснеет, наверное, даже чаще чем я! Уфф, хорошо, что на смуглой коже не так заметно…а еще и благодаря суровости и непоколебимости моего взгляда…», - довольно кивнув, юноша пожал плечами, мол, он ничуть не возражает против любых манипуляций алхимика. И тот не замедлил этим воспользоваться! Достал какие-то травки, подозрительно знакомо пахнущие, смешивал их по часовой стрелке, против, нашептывал что-то, не хватало только остроконечной шляпы, довольной тощей кошки, лягушачьих лапок и мааааленького такого но очень мерзкого прыщика на носу. Нет, это все же было бы перебором.
И все же..что же он там такое варит? Должно быть это не просто чай, а настоящая колдовская настойка! И барашку было бы очень неплохо пойти посмотреть поближе, как творится колдунство, чтобы знать, что предстоит в будущем. Ведь чернокнижники тоже варят всякие хельепроклятья. Или они просто злорадно читают книги?
Сузив глаза, оборотень на минуту задумался. Надо будет проверить на досуге, чем именно и КАК чернокнижники чернокнижнят.
Спрятав руки за спину, чтобы случайно не сунуть копытца куда не следует, Вио наклонился. Аж, что за чудный запах! Словно гуляешь по лужку, и дует такой свеженький ветерок, развивая кудряшки, а заодно запихивая в них неограниченное количество насекомых и веточек…
Джем?..
Наклонив голову на бок, чтобы было лучше видно под более интересным ракурсом, кондитер затаив дыхание наблюдал за расплющиванием вкусности. Вот это сила мысли! Просто так раздавить и скомкать обратно кусочек джема…зачем тогда алхимик решил месить тесто руками, когда может спокойно делать тоже самое быстрее и эффективнее с помощью магии?
Магии…
Фыркнув, Берти вновь отошел к стене.
Кажется тут все способны к магии! Даже применяют ее на бытовом уровне, настолько это естественно и просто. Что за несправедливость! Кто-то просто ручкой взмахнет, а всем остальным, - ну ладно, всем остальным баранам, придется это что-то делать руками, и далеко не факт, что что-то из этого получится. Хотя барашки очень коллективные существа. Но при этом не шибко умные, и стоит одному накосячить, другие это обязательно повторят. Подсознательно.
Вновь поддавшись мысленным дискуссиям о борьбе добра и зла во имя вселенского баланса и равновесия, юноша с подозрением смотрел на Аарота, который оказался неожиданно близко. Что-то коварное есть в его наступательном движении и том, как он навис над невысоким кондитером…
- Ээээ…что-то не так?. Чай, кстати, пахнет очень знакомо…Готов поспорить, что если попробую, то смогу разгадать весь букет, что его составляет, - отойдя боком по стеночке, Вио достал прекрасные пиалы, украшенные мозаикой, словно это были черепашьи панцири. Золотые глаза азартно блеснули.

+1

26

- Нет, все в порядке, - отрезал единорог, отходя на шаг, чтоб больше не посягать на личное пространство кондитера. Ну, вот, лимит дружелюбия, похоже, исчерпан, да и в самом деле, хватит уже тут копыта распускать. На месте барашка Эльвин и сам бы забеспокоился. И пускай у алхимика никаких задних мыслей и в помине не было, он-то об этом точно знает, а Бартоломео - нет, так что все верно. Аарот виновато улыбнулся, опуская глаза, но ничем это не аргументировал, сопроводив мимический жест только парой минут вежливого молчания и ковыряния пола ногой.
Принимая из рук кондитера красивые пиалы, отливающие всеми цветами радуги даже в тускловатом свете, алхимик отошел и поставил их на рабочий стол рядом с уже заваренным чаем. Придерживая листочки алюминиевой крышкой, он наклонил кастрюлю над посудой и разлил содержимое по пиалам. Пальцы покраснели от легких ожогов - обычно Аарот не обращает внимания на температуру посуды, болевой порог у него очень высокий, а такие мелкие ожоги он в минуту сам же и лечит мазью из арники. Но сейчас этой травы, к сожалению, с собой не было, как и готовой мази из нее, так что придется немного походить с красными пятнами на бледных пальцах. Или, может, для отвода глаз еще и ладони обжечь?.. Ну уж нет, это было слишком, Эльвин - вовсе не мазохист, но внимание привлекать действительно не хотел, а то придется объясняться.
Чай был светлым и прозрачным, почти как вода, но имел едва уловимый сиреневый оттенок, несмотря на то, что должен был окраситься, если бы его готовили обычным способом. Единорог был уверен в том, что вкус у напитка насыщенный, а сам он имеет согревающий и бодрящий эффект. В меру, конечно. Аарот протянул одну пиалу Бартоломео, а вторую взял сам.
- Что ж, попробуй, мне любопытно, как ты разложишь его на составляющие. - Отпивая из сосуда, Эльвин улыбнулся повару, но не испытывающе или издевательски, а добродушно, с дружеским любопытством наблюдая за его смуглым лицом.
Только после этого глотка горячей жидкости с насыщенным приятным вкусом алхимик почувствовал, что наконец полностью согрелся. Привкус лесной свежести с легкой ежевичной кислинкой соблазнительно танцевал на кончике языка. По венам разлилось живительное тепло, кожа покрылась мурашками и снова выровнялась, и теперь ни зябкости, ни усталости как не бывало. Эльвин отставил свою пиалу, решив подождать все же печенек, чтобы наслаждаться вдвойне.
Присев на пол прямо там, где стоял, и облокотившись спиной на дверцу шкафчика, единорог расслабленно свесил ладонь с согнутого колена.
- Странно, что запах отвара кажется тебе знакомым. У тебя были друзья алхимики, зельевары или целители? Угощали чем-то? Или ты сам готовил нечто подобное? - Дождь за окном теперь казался не более чем приятной музыкой, громыхало отдаленно, и ливень вскоре обещал закончиться. Из печи аппетитно пахло, хотя единорог уже беспокоился о печенюшках. Хотя чего беспокоиться, кондитеру-то виднее. "Надеюсь, я не сильно его отвлек, и он не забыл о выпечке так же, как совсем недавно о тесте."
Единорог сейчас с огромным удовольствием распластался бы на полу во весь рост, но решил, что нечего светить перед Бартоломео своими странностями. Пол был такой изумительно шершавый на ощупь, слегка прохладный и приятно пахнул. Отяжелевшие веки медленно-медленно опускались, пряча под собой синие глаза со странноватым блеском... Стоп, что еще за фокусы? Он точно правильно сварил настой? Вроде бы, да, это - его любимый, тут он никак не мог ошибиться, делал ведь каждый раз, как находил редкие цветы сабельника. Или, может, тогда дело в самих цветах? Успев забеспокоиться, Аарот внезапно осознал одну вещь: он - устойчивый к ядам единорог, чай просто не мог на него так подействовать. Так что барашку ничего не угрожало. Вроде бы. А причины состояния Аарота - всего лишь успокаивающая музыка дождя за окном, тихо потрескивающие поленья, вкусные запахи и приятная компания. Просто расслабился. Да, просто расслабился. Слишком.

+1

27

И кто бы мог подумать, что алихимики умеют готовить чай. Ну то есть да, это ж вообще элементарно, - смешать травинки с кипятком. Так если задуматься, и Берти является почти профессионалом в этом деле, тем более, что просторы его мастерства распространяются еще и на тесто. Там ведь тоже надо смешивать. И иногда лепить печеньки в какой-то определенной форме. Или украшать торты. И пироженки. О, в таком случае, оборотень – еще и творец-художник! То есть скульптор! А лучше все сразу.
Воодушевленный собственным надуманным величием и талантами, кондитер решил открыть в себе еще и дегустатора. Или глотателя яда, - тогда можно будет еще и в уличном цирке выступать. А если заменить чай на шпагу, - это ведь почти одно и тоже?
Смуглые пальцы аккуратно приняли пиалу. Маленькие раскаленные искры, ползущие от кончиков пальцев к запястьям по разрезанным швам зажитых ожогов.
- Ммммкх, горячо… - перехватив пиалу закутанными в фартук руками, кудрявый глубоко вдохнул, закрывая от удовольствия глаза.  До чего же приятное сочетание…немножко сладкое, и с примесью терпкого, как будто добавили немного одуванчиков… Нет, все же нет, они горче, и с привкусом липкого и тянущегося. Значит, это цветы с дерева, липы?
- Очень приятный запах, думаю, в состав входит ежевичный джем? Ладно-ладно, это я подсмотрел, каюсь, – довольно улыбнувшись, оборотень многозначительно кивнул, отпив глоток. Облизнувшись, он чуть покачал головой из стороны в сторону. Типичная баранья привычка.
Травяные примеси…жаль, клевера здесь точно нет, его барашек узнал бы с первого раза.
Оглядевшись, юноша прислонился к стене.
- Ммм, присесть здесь негде…. Это тоже часть экономии. И часть продуманного дизайна – чем меньше сидишь, тем больше работаешь, ха-ах! А скоро уже печенье поспеет, предлагаю взять его и пойти ко мне в комнату – там, вверх по лестнице. Только аккуратнее, - не доделал перила, они могут чууууть-чуть отвалиться. Ииии, может дверь быть закрыта, - ну то есть она никогда не закрыта, просто надо ее слегка приподнять, - тогда без проблем откроется. Вначале надо было отремонтировать помещение, которое видят покупатели, а потом уже остальное…
Отпив еще глоток, Бартоломео довольно задумался, причавкивая и облизываясь,
- Ммм, кажется, тут есть коровяк – он хорошо успокаивает, и помогает откашляться. Уже горлу полегче стало, да… Хмм, затем таволга, если не ошибаюсь? А этот синий оттенок…незабудки? Или васильки? А, что там такое?...
Обернувшись на печь, оборотень с подозрением покосился на очередную порцию искр, высыпавших на пол. Поставив свою пиалу на стол, кондитер поспешил к печи, зашипев от очередного прикосновения к раскаленной заслонке голой рукой. Быстро надеть прихватки с вышивкой трудно соображающего дракона, - одна из первых работ по вышиванию, - жар, валившийся в небольшое помещение, забираясь за шиворот. Да, печеньки уже готовы, надо теперь их выложить на тарелку, благо, подходящая посудина была как раз рядом. Запах свежих печенюшек, толпящихся, чтобы поскорее слезть с раскаленного протвеня. Кудряшки, закрывающие обзор. «Что за дурацкая прическа, надо что-то придумать, чтобы глаза не лезла…эээ..тогда почему плечам тяжело?...и….», - подняв брови, оборотень уставился на челку. Задорная завитушка явно отяжелела и доходила аж до носа.
Поправив пальцами волосы, оборотень поспешил потушить печь.
- Кхм. Кажись чаек-то не простой, - нахмурившись, оборотень закрыл заслонку, с подозрением разглядывая Аарота. Золотые глаза казались маааааленькими крапинками золота, затерявшегося среди порослей густых черных блестящих кудрей.

+1

28

- Аккуратнее, - пускай руки у барашка и были привычны к ожогам, но все равно не хотелось, чтоб он получил очередную травму. Рано или поздно это было неизбежно, к сожалению, но отсрочить неприятность Аарот косвенно мог, и постарался воспользоваться своей возможностью. Негромко мелодично рассмеявшись в ответ на шутку барашка, единорог откинул голову и прислонился затылком к дверце шкафа, внимательно наблюдая за тем, как кондитер потягивает ароматный отвар.
- И правильно, кухня для сидения не предназначена. Ты же нечасто готовишь в несколько рук, - ответил Эльвин, понимающе кивая. Практичности Бартоломео не занимать, он явно знает цену пространству и деньгам, плюс снова бросилась в глаза его преданность своему делу и забота о клиентах. А сидеть на полу было даже более чем приятно. Руки поднимались очень тяжело и нехотя, мышцы ног приятно ныли, как от длительного бега, но, невзирая на это, Аарот не ощущал ни намека на усталость. Просто тяжелые конечности и ленивый сироп по венам. Что за странности такие?..
Улыбнувшись предложению барашка переместиться наверх в его комнату, Эльвин согласно кивнул и медленно, нехотя поднялся на ноги. В процессе он ощутимо треснулся макушкой о край немного выступающей столешницы и тихо заворчал, потирая голову. Наконец благополучно выпрямился и ответил, осматривая свою ладонь на предмет крови. Голову, вроде бы, не разбил.
- Комната - прекрасная идея, давай так и сделаем. - Эльвину было очень приятно видеть довольное лицо кондитера, пьющего его чай, который явно пришелся ему по вкусу. Тихий смех заплясал по кухне, отбиваясь от стен и мебели. Вио так забавно гадал! С одним названием травы и правда попал прямо в точку. Единорог ласково улыбнулся и похвально погладил барашка по голове. Мысленно только, правда.
- Таволга там действительно есть, правда, совсем немножко, она дает согревающий эффект. И васильки, да. У тебя неплохо получается. - Собственное тело ощущалось странно, словно со стороны, оно было сильным и живым, кожа пульсировала под напором немного раздувшихся вен. В целом, это было приятно, но необычно, и алхимик недоумевал, в чем же дело, с чего вдруг такое неоднозначное состояние. Внимательно осмотрев свои руки, Аарот подошел к барашку, встал у него за спиной и принялся наблюдать, как тот достает печеньки из огня. Единорог был готов в любой момент помочь чем угодно, но пока, кажется, не требовалось. Хотя...
Странно. Это действительно происходит на самом деле, или алхимик от чая уже галлюцинации начал ловить? Черные кудряшки на глазах удлинялись, ползли вниз по спине кондитера, подкручиваясь и подрагивая. Рост их остановился где-то на уровне плеч, и Аарот закрыл губы ладонью, чтобы не засмеяться. Если это действительно галлюцинация, то очень даже веселая, а если реальность...то, признаться, веселая еще больше, но единорог явно получит по первое число за свою непредсказуемую стряпню.
- Кхм. Кажись, чаек-то не простой, - и тут барашек совершил непозволительное: он повернулся к Эльвину лицом. Последний, завидев заросшего смуглого повара с ярким золотым блеском глаз из-под челки на пол-лица, не удержался и от души расхохотался, согнувшись пополам. Как это чертовски мило! А какие кудряшки получились длинные, упругие, блестящие, мечта просто! Был бы Аарот в адекватном состоянии, точно не ржал бы так сильно, но чай и ему ударил по мозгам. Вытирая мокрые от смеха глаза, единорог выдавил из себя, выпрямляясь и все еще хихикая:
- Берти, прости...ахххаха, это прекрасно!.. Видимо, сабельник...ахахаа...собрали в растущую луну...я не знал, извини.. -  Наконец отсмеявшись и успокоившись, Эльвин виновато посмотрел на Берти и пальцами зачесал его кудри назад, цепляя их за уши и друг за друга, чтоб не мешались и не лезли в глаза.
- Зато чай теперь можно пить спокойно, они максимум до пояса подрастут. - Очередной веселый смешок и чуть опущенная голова, чтобы не смеяться прямо в лицо Вио и не обидеть его случайно. - У тебя есть ножницы? После еды я мог бы вернуть тебе твою прическу. А остальное оставишь как трофей. Хотя, тебе и так неплохо. - Стричь Эльвин умел неплохо, кудрявые волосы в частности, да и практики было достаточно. Плечи алхимика тряслись от беззвучного смеха. Выпустив прическу оборотня из обожженных пальцев, Аарот взял в руки обе пиалы и сделал несколько шагов к выходу из кухни, поглядывая на кондитера через плечо. Теперь он полностью успокоился, и даже тело немного пришло в норму, когда причина была обнаружена. Чай не был вредным, зельевар не был бездарным, и совесть даже почти не колола. Ну откуда ему было знать, что глупый торговец собрал траву в неверное время? Несмотря ни на что, синие глаза все равно отливали виновато, а щеки слегка порозовели.
- Давай все же наверх?.. - Робко спросив, единорог неуверенно застыл в дверях, чтобы пропустить хозяина дома вперед. Нехорошо самостоятельно разгуливать по чужому помещению, мало ли, еще забредет куда-то не туда, а алхимик здесь уже и так делов натворил.

+1

29

Прикусив обожженный палец, златоглазый фыркнул. Смуглые неказистые руки. Широкие, с короткими пальцами и неровными ногтями, под правым мизинцем еще остались темные пятна от недавнего происшествия с необычайно тяжелой и шустро закрывающейся дверью. Зажило уже давно, но пятно из-под ногтя еще не сошли. Впрочем, общей картины это никак не портит. Как и парочка новых красных пятен от ожогов. Сколько уже можно жечься?! Надо будет на досуге обязательно накопить лишних деньжат на огнеупорную татуировку. Тогда и пожары страшны не будут, и эти ожоги. Интересно, а можно их как-нибудь самому нарисовать? А то небось дороговато выйдет. Правда зачаровать самому не получится. Или там нужна специальная краска? В любом случае ее можно как-то наковырять и растолочь самому. Или стоит попросить зельевара? Хлебнул водички перед работой – и бодрячком!
- За меня не беспокойтесь, я крепкий бараш, да и заживает на мне все намного быстрее.
Приглушенный стук. Золотые глаза зацепились взглядом на блондине. Да, он смотрится настолько неуместно в этой маленькой кухонке. Высокий, сильный, красивый, в дорогой одежде…
- Осторожнее, не хватало еще, чтобы мои мастер-классы были еще и опасны… - вновь запах паленого. На сей раз штаны окрасились черными крапинками, выскочившими из печи. Видимо, эта штуковина и правда слишком энергична, и весьма падка до мужского внимания, ревностно напоминая о своем присутствии кондитеру, слишком увлекшемуся развлечением гостей, а не готовкой.
Пффф, еще чего!
Вновь вдохнув аромат чая, оборотень облизнулся, одобрительно кивая словам Аарота,
- Ну конечно, васильки! Их ни с чем не спутаешь! Мммм…а вот основной компонент мне не очень знаком…это дикая роза чтоли? Дома было что-то похожее, но это вообще колючки, из них ничего невозможно сварить-заварить, только жечь. Хотя и горят плохо. Зато внутри часто селятся муравьишки, и на костре они прожариваются, и…
Закашлявшись, кудрявый уставился на челку, навязчиво напоминающую о себе.
Смех прямо в лицо.
Неужто это все из-за муравьев?! Ага, если б… Оборотень выдохнул, обреченно закатив глаза. Ну да, кудряшки. Это всегда предмет восторга и воздыханий.
- Дада, я теперь первая красавица на деревне! – поправив ладошкой левую часть кудрей, Бартоломео моргал, кокетничая с единорогом.
- Не смешно.
Насупившись, он еще с минуту просто стоял, буравя в синеглазом дырочки. Ну подумаешь, волосы чутка отросли, со всеми бывает. И вообще, за столь роскошными кудрями намного сложнее ухаживать, чем за прямыми волосами-сосульками, которые никак не вывести из висячего мертвого состояния…
- Гр, не смейся!
Горящие золотом глаза немигая смотрели на блондина. Щеки краснели. Губы сомкнулись в одну тонкую и весьма недовольную линию.
Смех, снова смех прямо в лицо, откровенная издевка и издевательство. В детстве все закончилось. Ага, как же! Снова привет школа! А говорят драконья столиц, сосредоточившая в себе самых разнообразных дивных со всех уголков мира, толерантна! А то как же.
- Вот будь у тебя такое на голове, посмотрел бы, как бы ты с ними справлялся! Признай, тебе просто завидно!..
Скрипнув зубами, Бартоломео сопел, художественно укладывая горячие печеньки на большую тарелку.
- Да, идем.
Гордо подняв нос, барашек зашагал вперед, тряхнув гривой кудряшек перед носом алхимика. Тарелка свежего печенья возглавляла процессию. Выстукивая ботинками по ступеням, Вио дошел-таки до конца, уперевшись ниже ручки коленом. Приподняв дверь, юноша пнул ее плечом, открывая взору просторное помещение с низком закопченным потолком и потемневшим скрипящим полом. Кровать с книгами вместо ножки. Окно, не закрывающееся до конца, через треснувшее когда-то давно закопченное стекло ручейком тянулась дождевая вода, застревая на заштопанной дырявой шторке. Стол, чуть наклоненный в сторону, заваленный письмами и бумажками. Кресло с лоскутками и тряпочками, - на спинке уже почти законченная майка из желтого и темно-синего. Полка, заставленная всякого рода деликатесами, крайне похожими на внутренности, медуз или засахаренных насекомых. Шкаф с приколотыми заметками из газет про Тулио, изумительного кондитера-дракона, творящего шоколадные статуи в драконьем замке.
- Ммм, а вот здесь я и живу, - шустро проскакав внутрь, оборотень поставил тарелку с печеньем на стол, разгребая бумажки и письма в стопку подальше от еды. Вышивка быстро перекочевала на кровать, - Что, уже больше походит на обитель чернокнижника?

+1

30

- Не беспокойся за меня, ничего плохого не случится, оно того не стоит. А у тебя зажило бы еще быстрее, если бы я прихватил с собой арнику... Но увы, поэтому я подарю ее тебе в следующий раз. - Единорог был тронут заботой барашка, и едва сдержался, чтоб снова не покраснеть. За сегодняшний мастер-класс он готов был отвалить кругленькую сумму за все те эмоции и огромное удовольствие, что он здесь получил, но теперь даже и не знал, как бы сделать это потактичнее, чтоб не обидеть хозяина кондитерской.
Улыбнувшись и ободряюще кивая на размышления барашка о составляющих чая, Эльвин улыбался его беззаботности и задорности, которую подсознательно перенимал. Пускай Бартоломео на самом деле и не знал, из чего сварен чай, но так здорово и забавно выдвигал предположения, что единорог готов был слушать его вечно.
- Основа - твой черный чай. Вот этот, - алхимик ткнул пальцем в баночку, из которой отсыпал немного в кастрюлю в самом начале. - Он же не из дикой розы, насколько я понимаю?
Аарот так смеялся, что заныли мышцы на животе. Он уголком сознания понимал, что, наверное, выглядит невежливо и даже немного обидно, но поделать ничего не мог. А особенно когда барашек стал изображать красавицу и строить ему глазки. Щеки тут же загорелись цветом маковых лепестков, и в сочетании с заливистым смехом выглядели несколько необычно. "Черт возьми, хватит мне уже краснеть, ну почему я не могу управлять этим..." Держась одной рукой за плечо Вио, а второй - за свой живот, зельевар пытался отдышаться и ответить связно, чтоб хоть немного объяснить свое поведение.
- Берти, не подумай, что я издеваюсь. Просто отродясь такого не видал, слишком забавно, и тебе и правда идет. Да и чего с ними справляться, обрежем чуть позже. - Смешок. - Или ты оставить захотел? - Аарот отчаянно боялся обидеть кондитера, и этот страх наконец смог обуздать его неудержимую тягу поржать. Окончательно успокоившись, единорог состроил нарочито серьезное лицо и кивнул.
- Конечно, завидно. У меня-то никогда не было таких превосходных кудряшек, волосы постоянно прямые висят. - Добродушно улыбнувшись и прикусив губу, Эльвин проводил барашка взглядом, пока тот приближался к нему и к двери.
- Аах! - Алхимик негромко воскликнул от неожиданности, получив увесистой волной густых кудряшек прямо по лицу, и тихо чихнул. Нос и щеки приятно щекотало, и слегка нетрезвый улыбчивый белогривый поплелся вслед за кондитером, аккуратно держа пиалы перед собой и следя, чтоб жидкость не расплескалась. Длинные черные кудри мерно покачивались с каждым шагом и завораживающе блестели, Аарот не мог оторвать от них глаз, и то и дело немного спотыкался о ступени. "Интересно, какой длины они будут, когда Бартоломео допьет чай?" Такие даже обрезать было жалко, но не ходить же кондитеру и правда красной девицей. Сожжет же всю шевелюру, и, не приведи Великая мать, голову вместе с ней.
Войдя в просторную комнату, Эльвин тут же стукнулся лбом о низкий потолок и наверняка испачкал лоб сажей. Слегка наклоняя голову, он прошел вглубь помещения за кондитером и водрузил пиалы с чаем на стол рядом с печенюшками, приземлился на старенький стул сам, наконец вытянул шею и огляделся. О грязном лбе благополучно забыл. Пухлые губы растянулись в умиротворенной улыбке: обстановка была располагающей к покою и уюту, что очень пришлось по душе единорогу. Встряхнув гривой длинных волос, - которые, кстати, после чая почему-то не подросли ни на сантиметр, - Эльвин ответил, буквально вгрызаясь взглядом в блестящие золотом и янтарем глаза Берти, обрамленные витиеватыми узорами темных кудрей:
- Напротив, здесь очень уютно. Даже немного похоже на мое жилище...да... - Аарот не стал уточнять, чем именно оно отличается, ибо прибраться в спальне Вио не хотелось даже ему: тут и так все было прекрасно.
Протянув тонкие пальцы с небольшими красными пятнами от ожогов к печенью, Эльвин поднес его к лицу, с наслаждением вдыхая неповторимый шоколадно-медовый аромат, и откусил кусочек. А потом неожиданно для себя одним махом забросил в рот целый шарик. Прожевав, единорог восхищенно вытаращился на кондитера:
- Берти, ты гений! Ничего вкуснее в жизни не ел. - Аарот ничуть не преувеличивал, что удивляло и его самого. Терзая белоснежными зубами вторую печеньку, он то и дело украдкой поглядывал на Бартоломео, и в конце концов спросил: - А сколько я тебе должен за сегодня?
Конечно, уходить он еще не хотел, и надеялся, что повар не рассчитает и не выгонит его прямо сейчас, но спросить стоило, вдруг из этого тоже получится щекотливый разговор.

+1


Вы здесь » Dal'et » Флешбэк » Печенье, копыта и големы