Dal'et

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dal'et » Флешбэк » Печенье, копыта и големы


Печенье, копыта и големы

Сообщений 31 страница 60 из 115

31

Выдохнув, юноша сузил глаза. Блеск золота в черном танце обсидиановых кудрей, которые постоянно щекотали нос, и поэтому приходилось дышать ртом. Стук тяжелых ботинок с железными вставками о пол. Голова, кажется, отяжелела на пару кило, и точно не от мудрых мыслей. Хохот за спиной. Нет, вы только посмотрите, он даже похлопал по плечу, чтобы посочувствовать!
-Нееет, кончено же ты не издевательски смеешься надо мной. Неееет, с чего это я взял, ума не приложу.
Скрипнув зубами, оборотень вновь закатил глаза. Стыд-то какой. Почти такое же ощущение было в первый день в школе. Маленький коротышка с огромной кудрявой головой, колыхающейся при дуновении ветра, и, что еще хуже, при походке, - вначале идешь ты, а потом следует, неспеша плывет прическа. Смех на скучных уроках, тычки в спину, «бяшка Бееееееерти», куски травы в качестве подарков от тайных обожательниц,  нарисованные копыта на ботинках, зашитые наспех рукава свитера, но самое ужасное, самое оскорбительное, когда что-то цепляют на волосы. Или втыкают в кудряшки перья. Или бантики.
Один раз юный Берти сам постригся, чтобы никто не смеялся над его сущностью. Короткие волосы завивались еще больше, подчеркивая периодические выстреженные клоки. Бараш казался еще более жалким и несчастным, а еще и без кудряшек вовсе больным. Матушка из остриженной шерстки связала ягненку шапочку. И в тридцатиградусную жару рогатый ходил в зимней шапочке из своих собственных волос.
Какие дивные воспоминания. Повторяющиеся из месяца в месяц, даже тут, в Дальет, ни дня не проходит, чтобы никто не полапал изумительные кудри златоглазого, но уже даже приятно такое внимание.
Блеск молнии. Через несколько секунд гром, звоном застывший на стеклах.
Выпрямившись, оборотень с опаской поправил занавески, пытаясь закрыть до конца окно, но тщетно. Лишь рука намокла.
- Ммм, Вы тоже любите мрак, темноту и низкие потолки, чтобы чувствовать себя хоть немного выше?
Изогнув бровь, что, конечно же, не было видно из-за волос, Берти сел на кресло, аккуратно взяв печеньку. Темные шоколадные пятна в виде улыбающейся рожицы. Что за глупость.
Хрумкнув, кондитер одобрительно кивнул, съезжая вниз на кресле, зловеще смыкая руки и постукивая кончиками пальцев, как делают настоящие злодеи. Широко распахнутые золотые глаза, сияющее рассматривающие блондина.
- Ну конечно, это же мое фирменное печенье! Думаю выставить его на ярмарке сластей, но самое вкусное печенье только что испеченное. В принципе, даже мешать тесто на месте не такая уж и проблема. Но вот на чем все это печь ума не приложу.  Конечно, могу попросить у соседки переносную духовку, но тогда та красотка внизу будет ревновать.
Как все же приятно смотреть на довольных покупателей. Это как гарантия твоего мастерства! И, раз угощение понравилось, значит, можно будет как-нибудь прийти за добавкой, или, что еще лучше, - рассказать о маленькой кондитерской среди улочек друзьям! А те расскажут своим друзьям, а те еще кому-нибудь, и, кто знает, может, когда-нибудь среди постоянных клиентов будут и драконы? Если, конечно, они выползают из замка. А если нет – можно и самому во дворец отправиться, разведать будущий трон, так сказать.
Широка улыбка.
- Так, надо подумать…Если учесть, что чай заварил ты…и что теперь можно из отросшей шерсти можно связать небольшой шарфик… Компенсация за моральный ущерб... Думаю, девять серебряных будет честно. Но, если будешь заходить почаще, будет еще небольшая скидка. Что думаешь?..

+1

32

- Конечно, не издевательски, это само собой разумеется! Неужели я похож на существо, которое стало бы над тобой издеваться? - Нахмурившись и немного возмущенно фырча Берти в спину, Аарот добавил уже едва слышно, опуская лицо: - Я тебе предложил верхом прокатиться на собственной спине. Это ли не показатель моего к тебе уважения? - На последнем слове голос алхимика дрогнул: слишком тяжело было произнести эту фразу. Стыд-то какой, благородный единорог превращается в ездовую лошадку. Но, с другой стороны, стоит только вспомнить лучезарную улыбку на смуглом бараньем лице и яркие озорные искорки смеха в солнечных глазах, как понимаешь, что готов хоть целый день кругами возить его верхом, вставать на дыбы, бить копытом и ржать по команде, лишь бы снова увидеть это счастливое лицо. "Что это с моими инстинктами случилось?"
- Ммм, Вы тоже любите мрак, темноту и низкие потолки, чтобы чувствовать себя хоть немного выше? - Аарот совсем поник. Неужели все же барашек так сильно обиделся, что снова перескочил на официальное "вы"? Чувство вины уже распахнуло свою гигантскую зловонную пасть над макушкой единорога, угрожающе надвигалось и томно дышало, готовое в любой момент сомкнуть острые, как бритва, зубы, на изящной тонкой шее. Робко зацепившись одним пальцем за рукав одежды кондитера, Эльвин легонько подергал, привлекая к себе внимание.
- Эй, Берти, прости меня за смех, я не хотел тебя оскорбить. - Тихий бархатный голос утонул в мягком пространстве комнаты. Убрав руку и выдержав паузу, алхимик ответил на заданный ранее вопрос, угрюмо подперев голову обеими ладонями. - Нет, я люблю творческий беспорядок, деревянные полы и приятные ароматы, и книги вместо кроватной ножки смотрятся очень уютно. - Глубокий вздох. - Мой дом небольшой, в нем один этаж и всего пара комнат, весь-весь из дерева, в нем много книг и трав. Потолки, правда, высокие. Выглядит иначе, чем у тебя, но атмосфера очень схожая, а чем именно - никак не смекну. А еще сад небольшой фруктовый есть, и река за стенами Дальет шумит умиротворяюще. Тебе понравилось бы подобное?
Печеньки больше в горло не лезли, их место занял неприятный ком, который Аарот усердно, но безуспешно старался запить чаем. Вот надо было ему ржать, наглецу такому? Белогривый на минуту спрятал лицо в ладони, укрывшись за ними от Бартоломео, привел себя в порядок и вынырнул из тени собственных рук, вновь слегка улыбаясь и больше не подавая виду, как он расстроен.
- Уверен, это печенье будет пользоваться огромной популярностью. - Спокойный взгляд на тёмные шарики, хвастающие хрустящей корочкой. "Какие трогательные отношения у них с печью", - неожиданно пронеслось в голове алхимика. И действительно, если рассуждать таким образом, то жить и работать гораздо интереснее, и когда в очередной раз обжигаешь руки, можно спокойно считать, что любимая печка просто соскучилась. Аарот постарался поймать себя на мысли, что не хочет заносить это безумие к себе в дом, ибо он уже был близок к тому, чтобы начать разговаривать со своими книгами, но не вышло. Мысли сейчас были заняты только уязвленным достоинством барашка.
- Всего девять? Послушай, я буду захаживать так часто, как это будет возможно, но не стоит на этом скидывать. Если так делать каждому, то продукты закупать будет не на что в итоге. - Эльвин судорожно шевелил мозгами, думая, как бы уговорить барашка поднять цену. - А ты безе мое посчитал? И компоненты, которые я в чай набросал? - Единорог понадеялся, что кондитер забыл, что уже рассчитал его за пирожное, ну или хотя бы уловил намек на то, что сам Аарот оценивает сегодняшний урок на гораздо высшую сумму.

+1

33

В подвале что-то мерно постукивало, иногда застревая, металлически дзынькая, и вновь продолжая стук, отдавая мелкой дрожью в ступени. Должно быть соседушка-гоблин опять оставил в своей «мастерской на все уши» пару-тройку часов, и надо быть готовым посреди ночи услышать целый оркестр. Или на сей раз он решил чинить морозилки? Или очередная гениальная идея по изобретению механической давилки для орехов? Ммм, или свершилась одна из мечт барашка, и зеленокожий решил строить фонтанчики? Такие, в восточном стиле, - неспешно журчит водичка, накапывая в кусок бамбука, и, когда воды станет слишком много, - тррррынк, - и снова откидывается, наполняясь. Или самые крутые фонтаны те, кто далеко на юге? Посреди глиняных домиков тонкие желобки с медленно текущей водой, как жидкое зеркало, ни единого всплеска, лишь спокойствие и желанная прохлада на раскаленном солнце. Мечтательно выдохнув, Бартоломео тряхнул головой, отказываясь придумывать, откуда тогда гоблин берет воду для своих экспериментов, и каков будет счет за все.
Оборотень лишь мычал в ответ единорогу. Катать на спине. Да что за зверь будет кататься на спине другого? Ну разве что не специально или спасаясь бегством. Хотя…прокатиться верхом на прекрасном волшебном коне, - да, это и правда звучит интересно. Жаль только единороги летать не умеют, - вот от этого бы барашек точно не отказался. Огромный черный кудрявый бяшка, рассекающий небеса, как маленькая грозовая тучка, верхом на белом волшебном, изумительном снежном облаке, и Дальет как кукольный домик там, внизу, где-то далеко-далеко, и можно топнуть копытцем, закрывающем огромную часть суши, и немножко даже море….ветер, бьющий в лицо, свистящий, закручиваясь  по рожкам, так, что приходится даже щуриться…и там, под копытцами ничего нет, не на что опереться, воздух слишком сильный дышать тяжело, и…вообще на земле итак неплохо.
Остановившись от прикосновения к рукаву, оборотень обернулся. Блондин явно сильно расстроен…что же не так? Вроде бы только что был счастлив, весел и доволен. Должно быть это часть единорожьей сущности, - немного непостоянны, как и стихия ветра.
- А? Да ничего страшного. Надо мной часто смеются. Что поделать, я ведь и правда смешной. Говорят смех продлевает жизнь. Так что я с такими великолепными кудряшками почти как  фонтан вечной молодости.
Прищурив глаза и улыбнувшись, златоглазый потянулся к своей пиале с чаем. Чарующий аромат. Нет, ему просто невозможно сопротивляться! Даже зная, что при этом станешь похож на одну из тех мохнатых собак, что живут в горах. Или на пушистый клубочек с ножками. Выпив половину, оборотень довольно хрустнул печенюшкой. Надо же показывать клиенту, что твоя готовка не ядовита, и ты сам с удовольствием ешь. Прикрыв глаза, кудрявый представлял себе домик Аарота. Тихий звук льющейся воды и плещущейся рыбы, стрекот сверчков по ночам. Огромный стол, заставленный грудами книг и ингредиентами, и вся эта посудина для варки. Свет, льющийся из высокого узкого окна с витражом. Фрукты, тяжело покачивающиеся под собственным весом на ветвях, так близко, что можно прямо из дома рукой сорвать. Высоченные потолки, стены из желтого дерева, скорее всего, липы, - она вкусно пахнет, - куууча узорчиков, резных маленьких деревяшечек и всевозможных пучков трав, за которыми даже стены не видно. Бабуля так сушила лук. И яблочные чипсы. И рыбку. И носки…и даже барашек, когда он извалялся в грязи, а добрая старушка помогла барашку отмыться….кажется, у нее мания все сушить. Интересно, у единорога тоже есть дома что-то забавное? Мягкие игрушки, трехногие табуретки, аквариум с рачками…
- И ты там же и алхи…ми..чи..ваешь? Не уверен, как правильно это произносится…работаешь, в общем. Где и спишь? И ешь? Это не опасно? Алхимия намного ведь разрушительнее, чем печенькотворение, а это здание уже горело, затапливалось, и…эээ…был один инцидент, когда пытался оживить кусок теста… А ты…один живешь?..
Опустив взгляд на чай в своих руках, оборотень уже с трудом различал собственное лицо. Лишь ярко горящие пятна глаз. И румяные щеки.
- Что такое?.. Хмм, интересно, если я допью все, моя грива станет такой же длины, что и твоя?
Широко улыбнувшись, Бартоломео допил чай до конца, выдохнув, он дышал ртом, маша рукой. Ну как можно пить настолько горячий чай и не обжечься? А если остынет, то станет уже не вкусным, и, подогрев еще раз, он уже будет совсем не чаем, а чем-то второсортным, что просто не заслуживает творение столь прекрасного гостя.
- Эээ, да, это же печенье, а не трехэтажный торт на заказ. За безе ты расплатился на месте, я записал. И чай  варил из своих компонентов, при помощи своей магии, так что по сути, это я должен был что-то платить…или нет… Хм, услуги алхимика ведь стоят дороже, чем кондитера, и… - запнувшись, оборотень фыркнул собственной челкой, доходящей до подбородка, улыбка начала расползаться по лицу, - Кхм, а тебе случаем ни для каких зелий не нужны кудряшки-барашки? Или там подушечку набить, пояс из шерсти, чтобы поясница не болела, о, может, шапочку, на зиму? Отдам много за так.

+1

34

После ответа Бартоломео настроение снова стремительно поползло вверх. Этот "фонтан вечной молодости" действительно не скупился на эмоции и щедро раздаривал их окружающим без разбора, будь то радостный смех или неслабое беспокойство. Или это только Аароту так повезло? Или, может, ему вообще и не везло особо, и кондитер не делал ничего особенного, а вся проблема в личной восприимчивости и эмоциональности единорога? В любом случае, Эльвин был рад и благодарен сегодняшнему неожиданному ливню за то, что попал именно в эту кондитерскую и так задержался.
- Я смеялся скорее от умиления, а не от того, что ты смешной. - Откровенничать так откровенничать, чего уж тут, раз все равно заговорили об этом. У алхимика есть необычайное свойство: он способен доверять существу уже в первый день знакомства, если собеседник, конечно, располагает к доверию. А барашек располагал, еще как. Иногда даже казалось, что специально, хотя зачем это ему? Нет, наверняка просто подсознательное поведение. Характер такой. Замечательный.
Не отрывая внимательного взгляда от смуглого лица кондитера, на глазах скрывающегося за длинной кудрявой пушистой волной, Аарот лучезарно улыбнулся, пряча яркие искорки в синих глазах в тени белоснежной гривы.
- Да, там и экспериментирую, у меня есть специальная лаборатория, что-то вроде твоей кухни. Обставлена практически так же, как и весь дом, но там есть все необходимое. А опасность ожогов мне не угрожает, ведь в алхимии заклинания играют куда большую роль, чем огонь. А некоторые вещества вообще замораживать нужно, а не нагревать... Да и источник огня у меня довольно безопасный: большая ладанка с держателем для колб и прочей посуды. - Единорог откусил от печенья, глотнул чаю, перевел дыхание. - Ем на кухне, сплю в спальне, так что ничего опасного в этом нет. Самое пожароопасное место в моей хижине - это камин в гостиной. Стены-то деревянные, как и пол... Но перед камином я постелил ковер из купины, - это растение не горит, - и по сей день никаких горячих инцидентов. Хочешь, сделаю тебе такие занавесочки на кухню? - Аарот не сказал бы, что алхимия разрушительнее кондитерского дела. Хотя, может, вся соль в аккуратности и осторожности подхода... Но единорог, к примеру, даже при всем своем старании не развалил бы себе хижину даже случайно. Максимум - половину. Взгляд сапфировых глаз в очередной раз прошелся по старым ожогам и рубцам на натруженных руках барашка, и зельевар кивнул своим мыслям: да, общаться с той странной печью куда опаснее, чем травы мешать. Белый большой палец прикоснулся к довольно свежему шраму на тыльной стороной ладони Берти, пухлые губы машинально прошептали мелодичные слова заживляющего заклинания, от чего шрам немного побледнел и затерялся во множестве остальных, став неотличимо на них похожим. - Видишь? Если бы была арника, от него вообще следа бы не осталось. - Аарот нехотя убрал руку. - Живу один, да, пускай это и скучновато. Зато можешь заглядывать в гости в любое время, не опасаясь помешать, я тебе всегда буду рад. - Алхимик робко улыбнулся и большим глотком допил чай, завершив рассказ.
- Что такое?.. Хмм, интересно, если я допью все, моя грива станет такой же длины, что и твоя? - Тихий добродушный смех в ответ и слегка розовые щеки.
- Допьешь - и проверим. Это я еще мало сабельника вкинул... - Аарот испытывающе уставился на Вио. - А ты превратишься, чтоб посмотреть? - Увидеть заросшего шерстью до пола барашка было прекрасной идеей, что тут же завладела мозгом единорога.
- Так, нет-нет, стоп, я сегодня никаких услуг не оказывал. - Зельевар замахал руками, останавливая разговор, который заплыл не в то русло. Не приведи Великая Мать, еще срежет цену. Запустив руку во внутренний карман, Аарот достал маленький тряпичный мешочек с серебром, - монет там было ровно десяток, - и опустил его на стол перед Бартоломео с кивком благодарности. - Урок был замечательный, большое спасибо.
В шапках единорог не ходил, шарфами не обматывался и вообще редко мерз, но от предложения заполучить кудряшку-другую отказаться не смог. И уже даже придумал, как это богатство применить.
- Можно, я у тебя пару тонких длинных прядей украду? Наделю потом какими-то полезными свойствами и буду на запястье носить, - "они же так приятны на ощупь," - добавил мысленно. Глазами нашел на столе среди художественного бардака старые, но острые ножницы, бережно взял их и заглянул в бездонное золото глаз Берти. - Сам отрежешь или мне позволишь?...

+1

35

«От умиления? Это как?», - обычно от умиления улыбаются, щурятся, мурчат в конце концов. Но не смеются. Или это свойство непосредственно единорогов? В любом случае, что такое умиление чернокнижник понятия не имел. Нисколечки. По мнению самого себя Бартоломео всегда был суров, мрачен, и вселял ужас в сердца тех, кто находится рядом. Даже в ванной. Даже когда задорно скакал по лугу, валяясь и жуя клевер. И даже когда простуженный сопливец кутался в одеялко, мягкое, пушистое и такое теплое, походя на круассан, вытирающий сопли розовым платочком. Поэтому даже не думал вспоминать о том, как ему на предпоследний День Рождения подарили печенюшки в виде беснующихся барашков, и он прыгал от восторга, едва не рыдая от именного того пресловутого умиления.
Золотые глаза разглядывали комнату. Темный потолок, темный пол, чистый, но, увы, уже совсем не оттирающийся. Скрип досок. Периодический хруст камней и маленький паучок, живущий где-то под крышек, - разобрать черепицу руки так и не дошли, - достаточно, что крыша не течет. А то ж ее и заменять надо, а это, увы, пока не в компетенции строителя-любителя. Должно быть дом Аарота противоположность этому. Камин, отдельное помещение под эксперименты, отдельная спальня, - и все в распоряжении всего одного единорога! Хотя он зверь довольно крупный, и площади ему требуется больше. Простор для творчества. Надо будет обязательно на днях сходить и своими глазами увидеть, что да как. Должен же быть какой-то подвох, обязательно должен! Скажем, дюжина кошек. Или курятник по соседству. Или, что еще хуже, - семейство гоблинов, у которых постоянно заканчивается сахар.
- Шторки, хааааааах… Думаю, тогда после очередного пожара только они и останутся. Та печь магическая, в этом все неудобство. И тушить ее надо магическими способами, коими я просто не обладаю, поэтому приходится терпеть… Хотя у меня уже была мысль о новой печи, но…это же может расцениваться как измена? – расхохотавшись, юноша поймал себя на мысли о том, что и правда он как-то часто говорит о печи. Словно о своем сожителе или второй половинке. Надо сделать шаг назад в их взаимоотношениях, - как ни как они же коллеги по работе, а служебный роман, как известно, ни к чему хорошему не приводит. Печеньки будут подгорать. - Но се это только после нового дома. Ну то есть отстройки этого. А то как-то…ммм…немного неудобно. Беспорядок и все такое. Зато все своими руками, хех…
Оборотень снизил голос на бурчание, начав что-то рассказывать в очередной раз про неудачливость, вселенское отмщение судьбе и гениальном плане по захвату мира, для которого понадобится маленькое переносное устройство по зомбированию мозгов, пара лягушек, и гамак. А лучше, пуфик и гамак.
Теплое прикосновение к руке. Такое осторожное, мягкое… Золотые глаза с интересом разглядывали изящные пальчики. Это…какая-то игра? Открыв ладонь, кудрявый прихватил руку единорога, чуть улыбнувшись. Неужто алхимик умеет еще и гадать? Этот шепот, заговор…
С интересом приблизившись к синеглазому, юноша наклонился. Черные кудри, тяжело царапающие легкие белоснежные волосы, уже совсем высохшие, с привкусом лесных цветов, омытых дождей, воздухом, который не дышится, а скорее даже пьется.
- А как…
Юноша в восторге разглядывал руку. Конечно, новый шрам немного огорчал, тем более что можно было бы просто выпить настойку из ромашки перед сном. И все бы зажило, не оставив и малейшего следа. Но сам факт! Такая забота о какой-то полоске на руке, всего лишь дефект кожи, его и не видно…
Растерявшись, кондитер молчал, открыв рот, он пытался подобрать слова благодарности и восторга, но лишь махал руками и довольно лыбился
- Согласен, - без лишних пререканий оборотень живенько запрятал монетки в карман. Практика доказывает, спорить с клиентом дело бесполезное. Тем более, если он доволен, счастлив, и желает оставить немного чаевых за усердную работу.
Оборотень так и светился восторгом и довольством, который слегка приугас, когда на горизонте замаячили ножницы. Тем не меняя, единорогу можно верить – он же копытное, почти собрат, и рога есть, пускай один, но зато какой!
- Ммм, д-да, конечно, выбирай! О, или мне надо быть с копытами для полного эффекта?..
Закрыв глаза, оборотень ссутулился. Руки покрылись черной шерстью, пальцы сложились в аккуратные маленькие копытца, кудри, целый фонтан кудрей начал виться, оплетая голову, шею, спину…
Рога, завитушками выступающие из черной шерстки. Огромный черный стог, круглобарашек, чихнув, зверь гордо спрыгнул на пол. Подняв голову, вытянув шею, он гордо вышагивал по помещению, путаясь и спотыкаясь в своей шерсти.

+1

36

- Оум...да, и правда, одни шторки твою кухню от пожара не спасут, - протянул Эльвин, глубоко задумываясь. Есть множество способов обезопасить помещение, в том числе и от пожаров. Правда, многие из них либо не долгосрочные, либо требуют колоссального времени и сил, но можно было найти что-то более-менее подходящее, если хорошенько поразмыслить. Например, сбрызнуть стены настоем полыни и чабреца... Хотя, нет, это не подходит. Хоть стены и буду огнеустойчивы в течение нескольких месяцев, но стойкий запах трав непременно останется, а в кондитерской это было непозволительно: печеньки будут пахнуть не печеньками, а горькой ароматной полынью, как же так? Воодушевленно вглядываясь куда-то вглубь комнаты, единорог произнес: - Можно нацарапать в кухне руны. Это не обезопасит, но снизит риск возгорания как минимум  в половину, как ты на это смотришь? А когда будешь у меня в гостях, сделаем тебе амулет, сам выберешь из чего. - Раз Аарот не мог саморучно опекать барашка от ожогов и прочих травм, как физических, так и душевных, то он хоть косвенно, но все же хотел быть ему полезным. Да и какая-никакая забота - всегда приятно будет.
- Печку тоже можно задобрить подобным образом, но тут уж я руки протягивать не буду, она у тебя верная. - Эльвин заговорщически покосился на Бартоломео и подмигнул, залихватски улыбнувшись уголками губ. Грань между шуткой и реальностью в их с печью отношениях уже давно истлела практически до невидимости, да и единорог не стал ломать себе этим голову, ибо не за чем, пускай там сами разбираются. Лишь бы она только смуглые умелые ручки не обижала. Честно говоря, если бы Вио изменил этой ревнивой женщине с другой, несколько покладистее и безопаснее, Аарот был бы только рад.
- Часто ты что-то делаешь по дому? Когда ты вообще свободен по вечерам или в выходные? - Единорог прощупывал почву, чтобы не сидеть каждый день с утра до ночи и не ждать барашка в гости, а то он это умеет. А так надеяться на визит будет только в то время, когда Бартоломео не занят работой.
Ответное касание к узкой ладони вызвало радостную улыбку и очередной легкий румянец на бледных щеках. Слава Великой Матери, за произвольное касание к шраму алхимик получил не нагоняй, а поощрение, чему был несказанно рад. Некоторое время он не убирал своей ладони от руки Вио, а после еще долго довольно улыбался его восторженному и благодарному лицу. "Ну вот, он снова светится счастьем." Единорог удивился, как мало для этого потребовалось, - не пришлось даже бить копытом, - и сам стал значительно счастливее от своего успеха. Улыбаясь в ответ Бартоломео не менее довольно и лучисто, единорог непроизвольно снова начал поправлять свои волосы, хотя они были в полном порядке.
- Согласен. - "Ура." Аарот мысленно возликовал, что проблем с этим не возникло, и довольно соединил кончики пальцев вместе, указательными касаясь своих губ.
Едва не пританцовывая от предвкушения, единорог завороженно наблюдал за сменой ипостаси кондитера. Только сейчас, стоя на своих двоих, он в сравнении заметил, что зверь-барашек - довольно крупный, куда крупнее, чем представители животного мира. Комок кудрей был таким забавным и так чертовски мило спотыкался, что Аарот чуть было не кинулся освобождать маленькие копытца из плена густых кудрей, но тут вспомнил, что у него в руках ножницы, и затормозил. Заведя вооруженную руку себе за спину, чтоб ненароком не поранить оборотня, единорог подошел и ласково провел пальцами по верхним кудряшкам на загривке Берти. Обвел пальцем смелую завитушку рога, взял одну прядь, осмотрел, прицеливаясь. И вдруг, наклонившись, окунулся лицом в непроходимые дебри бараньей шерсти на спине. Глаза предусмотрительно прикрыты, кудри ласкают щеки, скулы с обеих сторон, вот уже виски...ну и объемисто же выросло!... А здорово-то как, словно лежишь в высокой молоденькой траве, которую ласково колышет дыхание теплого ветерка, и травинки соприкасаются с твоей кожей невесомо, как крылья бабочки. Только приятный терпкий запах бараньей шерсти вызывал несколько другие эмоции, нежели дух травяной зелени. Кончик прямого носа коснулся теплой кожи, и алхимик очнулся: спина. Пора выныривать. Поднявшись, Аарот еще некоторое время не дышал, - не хотел выпускать из легких теплый уют бараньей шерстки, - и проговорил со взглядом а-ля "прости, не удержался", прикрывая длинной белоснежной шевелюрой раскрасневшееся лицо:
- Ууух. Красиво, конечно, но неудобно, наверное? - Улыбаясь, Аарот еще раз потрепал барашка по холке. - Когда ты в двуногой ипостаси, кудряшки длиннее и немного мягче, да. Так что не мог бы ты обратно?.. - Дождавшись, пока Вио отреагирует на несколько неуклюжую просьбу, единорог усадил его на стул, сам встал сбоку и изящными пальцами отделил тоненькую и одну из самых длинных кудрявых прядей от общей копны. Поднеся ножницы, он аккуратно отрезал свой трофей на уровне старой прически кондитера, сразу же намотал его себе на запястье и скрепил концы заживляющим заклинанием: волосы его тоже слушались. Теперь самодельный браслет так просто не снять; он приятно щекотал руку и заставлял губы растягиваться в улыбке. - Тебя остричь или так погуляешь? - Так погулять было бы, конечно, несколько неуместно, но без спроса резать чужое нехорошо.

+1

37

Золотые глаза азартно вспыхнули, как разговор зашел о магии. Ах, как же приятно, когда собеседник тебя понимает, уважает и…и просто так великолепен, что предлагает помочь, не из жалости, не издеваясь, а от чистой души!
- Руны-руны-руны! Ваа, как здорово! Всегда мечтал, чтобы все было исписано такими закорючками, кружочками и прочими атрибутами современного искусства, читал в газете, это очень модно у настоящих магов-экспериментаторов, особенно тех, кто изобретает новые заклятья, и не могли подглядеть другие маги…я ведь по сути тоже маг, только печенюшный! Ну то есть мясной, сделан из мяса, это да, не я выбирал, хотя думаю, если бы выбирал, это был бы обсидиан. Вулканическое стекло, редкое, и довольно ценное, а, самое главное, черное. И..и печенье делаю, это ведь считается за магию? Хотя, о, а магические татуировки умеешь делать? Я бы себе очень такую хотел…но не знаю, смогу ли позволить по финансам, и..ээ..она же не смоется? Я ведь сейчас не грязный, просто цвет такой, и…
Выдохнув, Бартоломео поджал губы, чтобы замолчать и позволить единорогу вставить хоть слово в бесперебойный поток мыслеслов воодушевленного кондитера. Руны, - это ведь и правда так здорово! Древний язык символов, слова, подчиняющие себе элементы.
Вновь от слишком долгой и широкой улыбки начинало щипать скулы. Надо это прекращать, а то чернокнижную сущность придется приводить в изначальное нейтральное состояние каким-то действительно гадким поступком. Не позволить соседу-гоблину пользоваться ванной неделю, чтобы тот побыстрее съехал?.. Коварно, но слишком жестоко, слишком…
Встрепенувшись, оборотень устроился поудобнее, откусив еще одну печенюшку, опираясь руками назад.
- Она…верная?.. Пфф, еще чего, я видел, как она заглядывается на портреты Тулио на кулинарных книгах, - еще бы, дракон все-таки, благородный зверь, великий повелитель шоколада! – улыбнувшись, кондитер кивнул на вырезки из газет с портретом улыбающегося дракона рядом с огромными шоколадными скульптурами. И заодно на коллекцию книг, бережно уложенных в стопочку. И фартук, подписанный размашистым витиеватым автографом.
Похрустев еще немного печенькой, барашек облизнулся.
- Мм, да, постоянно что-то делаю. Надо же печь всю эту прелесть. Свежее намного вкуснее. И цифры сверять, и убираться. Часы работы с семи утра до семи вечера, в остальное время свободен. Позднее все равно никого не будет, - основные покупатели – дети, они рано просыпаются, рано ложатся. Очень привередливые покупатели. Любят долго выбирать, и иммунитет к моей темной ауре… А ты трудоголик? Маги частенько любят сидеть затворниками, посвящая себя полностью колдовству… Когда мне можно будет зайти?..
Навязчивым быть нехорошо. Хотя, он же первый начал? Да и к тому ж так честнее будет – Аарот видел комнату Берти, теперь его черед.
Поскакав еще немного, барашек довольно тряхнул рогатой головой, останавливаясь возле единорога, пытаясь уткнуться мордой ему в руку, а заодно и разобрать кудряшки.
- Беее?..
Довольно зажмурившись, зверь фыркал, вытянув шейку. Какой теплый единорог! Должно быть это потому, что он больше размером, и, следовательно, сердце у белогривого коня тоже больше и горячее, чтобы поддерживать это тепло. Кого-то греет сердце и кровь, а кого-то густая шерсть, которую уже тискают?..
Золотые глаза довольно закрылись. Дыхание участилось. До чего же приятно осознавать, что не только барашки могут по достоинству оценить кудряшки. И алхимику они и правда нравятся! Или ему нравится сам барашек?..
Довольно кивнув, вновь превращаясь в кругляш из шерстки, Берти осторожно отошел. Хорошо что под черной шерсткой не видно смущения. Передние копытца встали на кровать. Кудри медленно начали собираться, концентрируясь на рогатой голове. Золотые глаза, вспыхнувшие сквозь черные кудри. Шерсть, расступившаяся, чтобы обнажить смуглую кожу. Довольная улыбка.
- Думаю, ты справишься лучше, чем я сам истыкаю себя ножницами. Можно мне какую-нибудь…мужественную прическу? Желательно покороче, но не слишком, а то волосы будут смешно топорщиться, и стану похож на шарик… Но и слишком длинными оставлять не надо, а то мешаться будут, и придется одевать такую шапочку-сеточку, чтобы не сыпалось в тесто. Это….еще смешнее…тем более, что этой шапочки у меня еще нет. О, но я не против, если придумаешь что-нибудь оригинальное и несимметричное.
Оборотень вновь сильно оживился, начав перебирать пальцами в воздухе,
- И не стоит переживать, если не очень будет. Волосы-то отрастут. Или выпью еще немного твоего чая.
Довольный оборотень оперся руками на колени, подставляясь под ножницы единорогу.

+1

38

Непрерывное щебетание кондитера ласкало слух получше самой изысканной музыки, и Аарот не перебивал не потому, что ему было нечего сказать, а чтобы не прекращать этот поток восторженной речи, так согревающей сердце. Внимательно глядя на движение смуглых губ, единорог слегка вежливо кивал время от времени, давая понять, что внимательно слушает. На деле же отрешенно улыбался едва заметно, прятал синеву глаз под частоколом светлых ресниц и мысленно сравнивал голос барашка с различным говором лесных обитателей, пытаясь определить, что из этого ему больше по душе. Так и не определил, в итоге, а это заставило задуматься. Тихий смех разлился вместе с первыми лучами вечернего солнца, выглянувшего из-за туч. Шум дождя постепенно стихал, и скоро пропал совсем, и только редкие капли с крыш и деревьев изредка ударялись о маленький карниз.
- Рад, что тебе понравилась эта идея. Кстати, если хочешь, можем заняться этим сегодня же, чуть позже, конечно. Поможешь мне высечь их на деревянной стене? И сам место выберешь... - Доедая очередную печенюшку, Эльвин щурился от наслаждения. - Конечно. Я думаю, если даже алхимия считается магической наукой, то кондитерское дело - и подавно. С вязкого теста сделать такие хрустящие ароматные кругляшки - чем не волшебство? - Единорог представил себе обсидианового барашка с копной обсидиановых же кудрей и едва слышно засмеялся. Такого он бы опасался трогать, чтоб не разбить ненароком. - Татуировки - не по моей части, я лечу, а не травмирую. Но если тебе уж так хочется, могу нарисовать тебе несколько полезных рун краской из хны, она продержится несколько месяцев, а потом смоется. Зато не больно, и вдруг тебе со временем надоест, так что так даже лучше, наверное.
Алхимик уже наелся до отвала, но на тарелке все равно оставалось много печенья. Интересно, что с ним сделает кондитер? Поставит на продажу или скормит кому-нибудь из своей домашней живности? Впрочем, никаких питомцев или соседей Аарот еще не видел, но почему-то ни на секунду не сомневался в их существовании, но и желанием познакомиться не горел. Ему очень даже хорошо здесь, в этой просторной комнатке с низким потолком, в обществе одного только барашка.
- Ого, ты очень много работаешь. Хотя, думаю, работать практически дома удобнее, чем каждое утро куда-то чесать, не правда ли? Потому я и оборудовал лабораторию прямо в своей хижине. - Единорог прикусил подушечку указательного пальца, размышляя о своем образе жизни, чтобы ответить на вопрос кондитера. - Я...нет, не думаю, что я - трудоголик, потому что я очень люблю свою работу и практически не устаю. Только если приходится творить какие-то сложные заклинания - тогда да, тогда это тяжело. А так... Если я не работаю или не читаю, мне скучно. - Получается, он, все же, трудоголик, ибо от скуки действительно работает каждую минуту. - Приходи когда угодно. Хоть сегодня вместе со мной, хоть завтра, хоть через день, а можно и каждый день. Выбирай. - "Ты бы ему еще ключ от своей двери предложил," - мысленно отругал себя единорог, но осознал, что даже с таким раскладом был бы совсем не против.
Взгляд синих глаз послушно устремился туда, куда указала рука барашка. Старые газетные вырезки с портретом благородного существа и его кулинарными изысками, фартук, книги... Аарот провел пальцем по корешкам книг, читая названия. Неужели Бартоломео находит время еще и читать, даже профессиональную литературу?..
- Вот пускай она Тулио и обжигает руки, а твои надо отдать дамочке понежнее. - Эльвин избегал смотреть прямо в глаза кондитеру, чтоб не залиться краской снова.
- Беее?.. - Блеяние показалось единорогу вполне довольным, и он обхватил барашка поперек спины свободной от ножниц рукой, глубже зарываясь лицом в его мягкую шелковистую шерстку. Поглаживая пальцами шубку на животе и смущенно улыбаясь довольному фырчанию, зельевар прямо-таки силком вынудил себя оторваться и позволить оборотню сменить ипостась. Зрелище было захватывающим. Кудряшки так забавно кучковались, открывая участки смуглой кожи, что белогривый не мог взгляд отвести.
Выслушав пожелания насчет прически, Аарот обошел кондитера вокруг, приглядываясь и прицеливаясь. Наконец представив себе готовую стрижку и определившись с наилучшим вариантом, Эльвин кивнул сам себе и произнес, чтоб успокоить Вио:
- Не волнуйся, стричь я умею, а кудряшки - даже люблю. Такие волосы меньше всего похожи на единорожьи, - отложив ножницы, целитель запустил в густую шевелюру все десять пальцев. Они тут же перестали слушаться, глаза блаженно закрылись, а щеки слегка порозовели. Кудрявый браслет на левой руке тут же потерялся из виду в волосах. Придя в себя, Аарот стал зачёсывать кудряшки назад и пускать по спине, подготавливая к стрижке. Тонкие пальцы скользящим движением коснулись смуглой щеки, а после ладонь с таким же прикосновением собрала оставшиеся пряди. Улыбнувшись тому, как приятна кожа кондитера на ощупь, Эльвин еще немного причесывал волосы, собирая их в хвост и заворачивая наверх. Подняв аккуратный пучок кудрящек над макушкой кондитера, единорог взял ножницы и отрезал основную массу волос. Кудряшки средней длины тут же рассыпались по голове, озорные и упругие, подкручиваясь и задорно сверкая, и красиво обрамили приятное лицо барашка интересной лесенкой. Связав длинный кудрявый хвост в своей руке узлом, чтоб завитушки не рассыпались, единорог уложил свою пушистую добычу барашку на колени и присел перед ним сам. Аккуратно придерживая Вио за подбородок, приподнял его лицо, повернул чуть влево, прикидывая, где и как подправлять. Выделил челку, чтоб только доходила до бровей, пустил несколько кудрей по шее до подбородка, верхние слегка укоротил создавая форму. Повертевшись с ножницами вокруг повара еще немного, Эльвин наконец удовлетворился результатом и отложил инструмент.
- Всё, я закончил. Если захочешь меня убить, против не буду. - Отряхивая плечи Бартоломео от волос, единорог жестом пригласил его к зеркалу. Блеск золотых глаз теперь казался особенно завораживающим и выразительным...или это только кажется, потому что Эльвин уже немного отвык? Алхимик провел ладонями по щекам, словно надеялся вместе с обрезками черных кудрей стряхнуть с них надежно въевшуюся красноту.

0

39

Оборотень довольно сощурил глаза. Дождь уже не барабанил в стекло, пытаясь выдолбить окно, чтобы как бы намекнуть, что окна тоже мыть надо. Понял, что бесполезно. Темная лужа на полу от тоненькой нити ручейка щелки окна.  Едва колыхающиеся шторы, сопротивляющиеся свежему воздуху. Бумажка, упавшая со стола.
«Как же заманчиво звучит…пойти в гости, прямо сейчас…», - поправив рукав, Берти взглянул на руку, на только что заживленный ожог. Все же это как-то странно. Первый день знакомства, а единорог уже зовет в гости, в свое жилище, свой дом, свое тайное магическое обиталище! Должно быть что-то задумал. Точно-точно, что-то коварное! Испытать на оборотне какую-нибудь настойку, как вот сейчас. Или отрезать барашку рог в качестве ингредиента. А может даже разрезать барашка пополам, и обе эти половинки будут вполне себе живенько бегать и скакать независимо друг от друга, - это весьма популярный фокус у уличных артистов. Но ведь алхимик далеко не артист, а алхимик. Так что скорее попробует с чем-то смешать барашка в качестве эксперимента. Вот бы это был стог клевера.
Выдохнув, барашек придвинулся поближе.
Нет, что за глупости. Единорог просто хочет подружиться. Неужто с таким покладистым и игривым характером, и, что уж говорить, о зашкаливающем, судя по любви к кудряшкам,
чувстве прекрасного, -  ему не с кем провести сегодняшний вечер? Нет шумных и веселых друзей, которые вытаскивали бы в местную таверну, чтобы поиграть в настольные игры с монетками, которые не должны задеть лабиринт пивных кружек…а, да, он же не пьет. Но это не значит, что не веселится! Театры, представления, прогулки по саду или по ночному лесу в поисках подлунных растений…почему именно сегодня он хочет находиться в компании малознакомого барашка? Или это знак признательности за…открытый в ливень магазинчик?
- Д-да, конечно…почему бы и нет. В принципе здесь уже делать особо нечего, врятли придут покупатели. Единственное, посуду вымыть, - не хочу по возвращении увидеть, как ее облизывает какой-нибудь гоблин, - покачав головой, кондитер подошел к столу, выискивая в бумажках нужную тетрадь с записями о заказах. Завтра надо будет испечь банановый хлеб. И кексики со смородиной для прекрасной леди Ми’Ллаар…ахх, какие у  выразительные, прекрасные, изумительные глаза… Тряхнув головой, чтобы убрать из головы образ прекрасной длинноногой стройной, и с такими длинными вьющимися волосами, доходящими до колен, которые та всегда собирает в длинные хвостики, а возле головы собирает в маленькие кругляшки, вплетая в белокурые локоны цветы и мышиный горошек… Фыркнув, оборотень вновь тряхнул головой,
-А эти рисунки из хны не сильно быстро стираются? А то мне приходится часто руки мыть…или ты не руки будешь мне раскрашивать? Мм, всегда мечтал об огромной татуировке с суровым драконом на всю спину! – оглянувшись на свой хребет, кудрявый крутанулся вокруг собственной оси, - Ну то есть я хотел самим быть драконом, но как-то с чешуей не очень повезло. А то хоть татуированная будет. То есть нарисованная. Или это будет нарисованный баран? Или для каждой цели нужно что-то определенное? Я совсем не знаком с магией и…всеми этими символами.  Немного плохо это понимаю….но в Академии надеюсь, научат. А ты там учился?
Расширив глаза, кондитер подошел ближе, с интересом дожидаясь ответа. Вдруг эта прославленная Академия не так уж и важна, и всему можно научиться одному, дома, только с хорошим, и, самое главное, терпеливым преподавателем. Тогда к чернокнижью можно уже хоть сейчас приступать.
- Хах, неее, ты все же трудоголик. И, если я все же увижу твой дом, скажу наверняка, трудоголичнее ли ты меня, хах, - вновь рассмеявшись, юноша отодвинул шторы. Черная темная комната залилась слепящим светом, привыкая к которому пришлось щуриться, и заслонять руками глаза. Да, все же иногда Темная сторона причиняет небольшие неудобства. Зато белая грива синеглазого засияла словно сотканная из нитей бриллиантов и снега, оттеняющие разноцветными бликами синие сапфировые глаза. И эта бледная кожа…словно его этот свет пронизывает насквозь… Ну то есть это просто светлая кожа отражает свет лучше, вот и сияет, ловя рефлексы от разноцветных тряпочек-лоскутков, это ж элементарно объяснимо.
Но до чего же красиво…
Затаив дыхание, Бартоломео рассеяно ловил взглядом листопад своих черных кудрей. Обычно стрижка всегда сопровождается какими-то жизненными поисками и приключениями. Сестра стригла его, точно также, мягко держа его подбородок пальцами, перед тем, как отправить братишку в Дальет, в огромное путешествие всей жизни. Затем оборотня стриг гоблин, уже дома, в только что купленной кондитерской, которая еще была обиталищем пауков и плесени. Ножницы в своих руках, - первая попытка поступить в Академию. И сейчас барашка стрижет этот парень…
Закрыв глаза, чтобы не смущать однорогого, а заодно, чтобы и уберечь глазки, Бартоломео дышал, приоткрыв рот и выпрямляя спину. А заодно, чтобы не портить сюрприз.
- Убивать? Неет, что ты, я же чернокнижник, я всего лишь прокляну, чтобы у тебя тоже были такие же кудряшки, как и у мен…. – открыв глаза, оборотень ахнул. Открыв рот, он пялился на отражение, тыкая пальцем в челку. Задорные кудряшки так и вились, оплетая смышленую голову. Сзади слишком длинно, а спереди слишком коротко, однако, на макушке в самый раз..хотя нет, тоже слишком коротко.  Отстранившись и прищурив глаза, юноша мельком перевел взгляд на позавчерашний выпуск газеты, где на первой странице была статья об успешном мега-богатом ультра-красивом южном мореплавателе, с такой классной треуголкой и деревянной ногой, в окружении пятидесяти красоток, и с подозрительно похожей прической… Доверится собственному бараньему «НЕТ!» или же пойти на уступок, и поверить мнению знатоков моды и доброжелательному гостю, который оставил еще немного чая, чтобы если что оборотень смог восполнить свои потери. Склониться в сторону добра или уйти в тьму, покровительствующую самой темной сущности чернокнижника?..
Еще с минуту Вио многозначительно поглаживал подбородок, сохраняя молчание. Коварный оскал.
- И все же мне нравится. Да, определенно, да. Где там моя зимняя шапка?.. АХАХАХА! Шучу-шучу, и правда здорово вышло.

+1

40

Алхимик совсем не ожидал, что Бартоломео так легко примет приглашение отправиться в его хижину, но очень обрадовался. К тому же, беспокоиться абсолютно не о чем, ведь дома у Эльвина, как обычно, идеальнейший порядок, угостить есть чем, развлечь - тоже, так что к приему гостей единорог всегда готов. За сохранность своего имущества тоже опасаться не приходилось: Вио явно честный и порядочный баран, и не станет ничего крушить, поджигать или воровать без разрешения. Аарот был неудержимо рад, что их с кондитером вечер еще не окончен, ведь самое логичное завершение визита, - поблагодарить и уйти, - не улыбалось совсем, и алхимик считал везением, что пойдет домой не один. Глядя на барашка с широкой довольной улыбкой, зельевар поспешил поделиться своими эмоциями:
- Как славно! Я очень рад, что нам не пришлось расходиться прямо сейчас, а то грустно было бы. Думаю, тебе будет интересно...по крайней мере, приложу для этого все усилия. - Воодушевленно кивнув, Аарот продолжил: - Это не проблема, я подожду, пока ты закончишь с посудой. - Тяга к аккуратности очень импонировала педантичному белогривому, так что ради такого дела совсем не грех и подождать.
Фантазия у Вио что надо. Лицо Эльвина медленно вытягивалось по мере того, как потоки информации захлестывали восприимчивый слух и добирались до мозга, обретая там более осязаемые формы и практически повергая в шок. Бараны, драконы, чешуя... Такими темпами единорог до утра будет рисовать, и то не факт, что успеет. Но пугало его не это, а то, что Бартоломео никак не мог определиться. Вот будет неловко, когда на середине работы барашек резко вскочит с криками "я передумал, давай лучше бабочку вместо бородавочника!" и станет смывать с себя предыдущие художества. Аарот слегка нервно улыбнулся, приоткрыл губы и сомкнул их обратно, растерявшись, на какой из вопросов отвечать в первую очередь, но вскоре нашелся и произнес:
- Не стоит тебе раскрашивать ладони, быстро исчезнет, а так - нет, пару месяцев будешь красоваться. Каждый рисунок имеет свой смысл, можно даже вложить какое-нибудь легкое волшебство на время. Будешь развлекаться, испуская искры или меняя цвет рисунка... Место и картинку сам выбирай, только подумай хорошенько, чтоб в процессе не изменил решение. - Переведя дух, Аарот взглянул в глаза Берти и улыбнулся. - В Академию я не пошел, меня всему научил мой отец, так что мне это было не нужно. Хотя, конечно, учись я там, знания были бы куда глубже и полнее... Но на мою работу и сейчас не жалуются. - Алхимик скромно пожал плечами.
От яркого света янтарно-оранжевых лучей закатного солнца Аарот сощурился и поднял ладонь так, чтоб тень упала на глаза. После мягкого полумрака комнаты сияние сквозь освобожденное от шторок окно неприятно резало зрачки. Подхватив заразительный веселый смех кондитера, Эльвин согласно кивнул.
- Договорились, жду вердикта.
Управиться со стрижкой Эльвин не торопился, наоборот растягивал удовольствие беспрепятственно тискать мягкую упругую шевелюру. От каждого прикосновения лезвий ножниц к волосам у единорога сводило скулы: все же не до конца удалось преодолеть неприязнь к стрижке волос, досадную особенность расы. Но это не мешало наслаждаться прикосновениями, и губы Аарота непрерывно тепло улыбались. Волна белых волос упала на шевелюру барашка и чуть было не попала под ножницы, от чего единорог испуганно вздрогнул и поспешно заправил гриву за ворот рубахи. Не хватало еще остричь тут самого себя на ровном месте.
Зельевар едва успел на лету поймать заботливо связанные в узел длинные кудрявые обрезки, на которые Бартоломео не обратил ни малейшего внимания, вставая на ноги. Положив хвост на стул, единорог кусал губы и нетерпеливо дергал кончиками пальцев, ожидая ответа. Получив его, удрученно закрыл лицо ладонью и рассмеялся. Резко, как порыв ветра, шагнув к барашку, он сильно, но аккуратно, чтоб не причинить боль, толкнул оборотня в бок и тем самым отправил в увлекательный полуметровый полет до собственной кровати. А сам со смехом опустился прямо на пол, сложив ноги.
- Это тебе за шутку. Проказник, я же поверил. - Отсмеявшись, единорог еще раз полюбовался на взъерошенные плоды своих трудов. Не очень отличается от того, что было на голове барашка до того, как волосы выросли, но все же ему к лицу. Хотя, конечно, до профессионального парикмахера Эльвину далеко... Не отрывая глаз от Берти, конь спросил: - А с длинными обрезками ты что собираешься делать? - Тонкие белые пальцы машинально поглаживают шелковый кудрявый браслет на запястье.

+1

41

Тепло разливалось на душе, словно молоко, медленно, тонкой струйкой льющееся в кофе, пожирая горькую тьму. Какое-то жутко непривычное чувство, заставляющее мурашки бежать по коже. Слишком уж непривычно столь радушное поведение по отношению к барашку. Обычно даже если он сам ведет себя как-то хорошо, это выглядит по меньшей мере подозрительно. Впрочем, любой улыбающийся баран будет выглядеть подозрительно.
- Я тебе за сегодня не надоел?.. Тооочно? А то смотри, придется еще выгонять из своего дома, - ухмыльнувшись, кондитер сузил золотые глаза. В гостях всегда надо вести себя хорошо. А также обязательно надо прихватить с собой небольшой гостинец. Не потому, что он действительно нужен, а просто как традиция, - очередные суеверия матушки, постоянно таскавшей с собой те потрясающие тонюсенькие печенья с корицей. Вроде и угощение к чаю, и маленькая приятная традиция, и, самое главное, дары для духов, оберегающих чужой дом. Ну правильно, сытые духи – довольные духи. Если они есть, конечно. А они точно-точно есть! Хоть барашек их ни разу и не видел.
Пальцы потянулись к баночка на полке. Разнообразные диковинные сладости, сделанные на заказ, слишком специфичные, чтобы выставлять с другими сластями. Засахаренные паучки. Перченые медузки. Маринованные рыбьи глазенки…нет, все это врятли придется по вкусу алхимику. Хотя, может, будет весьма полезно для его экспериментов.
Ноготь, остановившийся на желтой бумажке.
Зеленые лепестки, прозрачные, как то витражное стекло, только намного тоньше и изысканнее, как хрустальные фигурки, выполненные вручную, на заказ. Хрустящий клевер в сиропе. Облизнувшись, барашек достал облюбовавшуюся стекляшку, кивнув на нее единорогу. Мало ли у него аллергия на подобные травы? Или, что еще хуже, карамель?! Нет-нет, это уже просто невозможно.
Баночка на краю стола. На видном месте, чтобы потом не забыть. Изумруды застывших сладких лепестков.
- Э? Я постоянный, и точно знаю чего хочу! И просто спрашиваю мнение профессионала! А по сравнению со мной ты уж точно профессионал, и не спорь, - насупившись, кондитер с интересом разглядывал руки,- А что, если запястья? Это не слишком женственно? О, или может, шея? Татуировки на шее всегда выглядят брутально и сурово, потому что делать татушки – это больно, а шея ведь чувствительная, и получается, что вдвойне больно и круто! Ну то есть, НЕкруто, когда больно, просто выглядит стильно… - пальцы коснулись шеи. Обычно узоры хороши на длинной тоненькой шейке, особенно на женской, и если дама при этом любит еще и красивые вырезы, мммм… Но, увы, у кондитера ничего из этих параметров нет. Да и выглядеть эта полоска на шее будет как ошейник, - Или, может, руки? Не ладони, не запястья, а плечо? – согнув руку, кондитер любовался мышцами. Конечно, они есть, но не слишком рельефны, чтобы их подчеркивать рисунком, - Дааа, ты прав, это почти звучит как «у меня нет воображения». Тогда пусть будет классический вариант? – ткнув себя в грудь, Вио начал перебирать пальцами в воздухе. Чтобы придумать точный рисунок понадобится еще некоторое время. А чтобы придумать УДАЧНЫЙ рисунок, надо просто довериться вкусу блондина. Он же сказочное прекрасное существо, и просто придумать ничего некрасивого не может. Да, просто довериться профессионалу.
Задумавшись еще больше, кондитер загрузился, и взгляд стал подозрительно бараний,
- Мм, отец, значит, научил…
Яркие лучи солнца. Щурясь, оборотень, еще совсем мальчишка, держал молоток в руках. Отец, тыкающий пальцем на гвоздик. Дырка в крыше, сквозь которую виден был обеденный стол с кусками черепицы и краааайне недовольными лицами женской части семьи. Вновь солнце. Отец, тыкающий пальцем на забор. Кисточка и банка краски. Красивый раскрашенный забор и ванная чего-то вонючего, чтобы смыть эту самую краску с сестры. Отец, кивающий в ответ на претензии старшей сестры и жалобы на недостаточное количество карманных денег. Точно такие же кивки барашка, когда матушка отчитывает за грязные следы копыт.
- Кхм, нет, мой отец владел только магией общения с женщинами, хах. Так что очень надеюсь на Академию. Надеюсь, там терпеливые преподаватели. И достаточно мудрые, чтобы не требовать от меня невозможного…
Голос вновь снизился до бессвязного бурчания. Может, это как защитный природный механизм? Не позволить колдовать всем подряд, наделив высшей мудростью высших существ? Скорее коварный замысел драконов, - мудрые и красивые итак мудрые и красивые, а вот всем остальным стоит побороться за это звание, и процесс этой борьбы вселяет еще большую храбрость и силу.
Замолкнув, юноша пошатнулся, замахав руками, он сел на кровать, широко распахнув глаза, - Ааа… - плюхнувшись на кровать, Бартоломео расхохотался. Какой игривый единорог! Должно быть он еще слишком молод, раз решил толкать барашка. Но признаться, он довольно силен и проворен, раз сумел свалить с ног столь сильного зверя.
Взгляд золотых глаз на клок кудрявых волос. Как маленькая декоративная собачонка.
- Продам, что с ними делать. Вязать не умею, а дома сестры всегда фукают, когда представляют, что некогда это росло на мне. А так – может, парик какой получится, и осчастливит кого-нибудь лысенького, мечтающего о роскошных волосах. Или, может, в ателье подошьют на ворот дорогой шубы…

+1

42

Скулы уже ныли от непрерывных улыбок. Но как можно было не улыбаться, наблюдая за мимикой барашка? Умиление его искренностью, которую он поначалу подсознательно пытался скрыть, но сейчас уже расслабился, само по себе растягивало пухлые губы мужчины в теплый и ласковый изгиб. Казалось, что Вио совсем не ожидал такого завершения дня, но выглядел более чем довольным с легким дымчатым умиротворением на смуглом лице и янтарными глазами, излучавшими тепло. И никакого тебе зла и чернокнижья: это радовало единорога больше всего. А то получилось бы не очень хорошо, пригласи он злобного черного мага к себе в гости - так и без гривы недолго остаться. Темные со светлыми ладят редко и призрачно.
"Надоел? Он что, серьезно?" Брови Эльвина красноречиво поползли вверх и обязательно затерялись бы в челке, если бы она была в наличии. Улыбка подкрепила удивление, обнажая ровный ряд жемчужно-белых зубов. "Да как это чудо вообще может надоесть?"
- Берти, что ты. Выгонять? Да ни в какую, скорее тебе придется поднапрячься, чтоб я отпустил тебя домой. - Может, теперь оборотень подумает, что Аарот какой-то маньяк-барашкоед, охотящийся на своих будущих жертв с распахнутыми объятиями и лучезарной улыбкой, чтобы усыпить их бдительность, испугается и откажется придти... Но тогда он получит по кудрявому загривку. Эльвин обезоруживающе поджал губы и развернул обе руки ладонями вверх, показывая доброту своих намерений и то, что слова вызваны только желанием общаться, и ничем иным. Вроде бы, убедил.
Любопытным взглядом следя за поисками Бартоломео, Эльвин подпер рукой подбородок. Что кондитер там снова задумал? Переведя взгляд на баночку, в сторону которой кивнул повар, единорог прищурился, разглядывая содержимое. Изумрудная зелень лепестков, чистейшая белизна нежных сверкающих цветочных бутонов. Мельчайшие кристаллики сахара мерцали, подчеркивая естественную красоту  побегов клевера, и у единорога щеки отозвались приятным тягучим нытьем на это зрелище. Он никогда не пробовал ничего подобного, да и вряд ли попробовал бы, если бы не кондитер. Улыбнувшись, Аарот перевел сияющие восторгом глаза на Вио и промолчал, решив, что выражение лица скажет все гораздо красноречивее слов. И об его фантазии, и о мастерстве.
Вновь тихий слегка виноватый смех заполнил свежий прохладный воздух, пахнущий грозой и солнцем. Потоки слов льются из губ кондитера стремительным водопадом, и Аарот постарался поспеть за ним, чтобы потом снова не растеряться. В ответ на похвалу алхимик закатил глаза и в очередной раз покраснел.
- Да, профессионал, конечно. Хотел чаем напоить, а в итоге косу до пояса вырастил... - Ворчание утонуло в не прекратившемся потоке речи оборотня. - На шее ты рисунок сам не увидишь, так что нет смысла там делать, думаю. А что, если всю руку тебе разукрасить? От запястья до плеча. Тебе было бы к лицу... - Аарот уже расфантазировался. В его воображении на смуглой крепкой руке уже проступали замысловатые узоры с редкими завитушками, гармонирующие с кудрями и чертами лица, но эта фантазия была разогнана, как дым от сигары, энергичным тычком повара в собственную грудь. Аарот моргнул и встряхнул головой, улыбнувшись. - Давай так поступим... У меня дома есть книга с рисунками, их обозначениями и свойствами. Специально для таких случаев. Посмотришь и выберешь, хорошо? - Это было, пожалуй, самым лучшим вариантом.
Академия. Неприступное загадочное место, овеянное легким пафосом и обладающее строгой закалкой. Единорог ни за что не отпустил бы туда славного теплого барашка, если бы на то была его воля. Но тут уж, увы, он ничего сделать не мог, поэтому только спросил, тщательно взвешивая каждое слово, чтобы не обидеть Вио:
- Тебя не устраивает магия, которой ты уже обладаешь? А вдруг другая ее вытеснит, и ты больше не сможешь делать такие восхитительные сладости? - Может, Бартоломео признает свое мастерство магией и оставит идею обучения в Академии?
Аарот согласно кивнул мыслям кондитера насчет приспособления длинных кудрей. И правда, что с ними делать? Даже единорог, который уже пристрастился с мягкой бараньей шевелюре, не стал бы их забирать себе. Во-первых, у него уже есть немножко, этого вполне хватит. А во-вторых, кудри отдельно от барашка его попросту не устраивали. Даже сейчас, глядя на них и сравнивая с растущей шевелюрой, Эльвин отметил, что обрезанные кудри уже как-то осели и потускнели, и больше не вились так задорно и игриво. Словно срезанные цветы, медленно умирающие в кувшине с водой.
- Однажды, когда-то очень давно, я по глупости едва не лишился гривы. Потерпел неудачу в обращении с луком, расстроился и решил обрезать себе волосы и ходить в трауре по старому обычаю, пока не отрастут... Но, слава Великой Матери, отец вовремя заметил и остановил. Позора бы по сей день не обрался. Таким жестоким образом ведь скорбят только по близким родственникам, а во всех остальных случаях грива - единорожья гордость. - Выдавая свое слабое место, Аарот в очередной раз показал, что безоговорочно доверяет Берти.
Солнце нежно ласкает светлую щеку мягким оранжевым лучом. Оставаться здесь очень здорово и приятно, но алхимику уже хотелось поскорее отправиться домой и показать барашку свое жилище.
- Ну что, пойдем? - Поднявшись на ноги, Эльвин подошел к кровати и протянул Вио руку ладонью вверх. Сам уронил барашка - сам и поднять должен, иначе поступать воспитание не позволяло.

+1

43

Оборотня редко звали в гости. Хмурого темного и крааайне подозрительного барана, выискивающего какую-нибудь маленькую безделушку, чтобы, полапав ее, проклясть, и всю неделю владельца дома будет преследовать неудача, горе, беды, и подгоревший завтрак. Впрочем, кондитер сам себе внушил такую мысль. Всего лишь скромный продавец сладостей.
«Я ему…настолько понравился? Или…или он что-то замышляет?!», - осторожно сузив глаза, Берти поправил ворот рубахи. Конечно же не хотелось верить, что высокий улыбчивый блондин – маньяк-извращенец, и дома у него чучелки животных, склеенные или сшитые в каких-нибудь химер с львиными головами, заячьими ушами и беличьим хвостом. Но, вдруг он и правда замыслил что-то коварное? Или что-то смешное, чтобы от души самому посмеяться, а заодно и кондитера посмешить, выставив в неловкой ситуации? Или просто одинокий алхимик, слишком экспрессивный и энергичный, чтобы сдружиться с кем-то своей породы. Тю, совсем глупости в голову лезут. Просто вежливо пригласил в гости, знак щедрости и благородства. Или ему стало жаль барашка, живущего в столь скромном жилище, и хочется помочь честному, но не очень успешному рогатому?
Глупые мысли. Зачем подвергать сомнениям добродушие более одаренного и благородного существа? Просто наслаждаться обществом интересного гостя.
Воодушевленно часто дыша, оборотень перебирал пальцами в воздухе, начав уже даже озираться по сторонам в поисках вдохновения. Если можно сделать эту рисованную смываемую небольную татуировку еще и магической, то надо придумать что-то просто мега-опупенное! Что-то такое чтобы…ВВАХ! Может, это будет дракон, который еще и пламенем полыхать будет? М, да, мудро, прощай рубаха…тогда, может, переливчатый цвет? И блики под одеждой, словно за пазухой радужная рыбка. Или ну нафиг и действительно поручить все единорогу? У него явно есть чувство прекрасного.
- Д-да, конечно, выберу!
Кивнув, Бартоломео вновь поправил ворот рубахи. Кончики волос щекотали и чуть царапали шею. Наверное, все же слишком коротко. Или надо будет спать мордой в подушку, чтобы кудри под тяжестью собственного веса опускались в нужную сторону. Ну и заодно и придушиться, - ах, чего только не сделаешь ради собственной красоты! И жалости к окружающим, - им ведь приходится видеть модное становление юного кондитера.
- Хмм, единственный прием, что мне знаком из магии – это испускать дикую вонь. Но, думаю, при должном сочетании пищи это может любой и без магии.
Оказывается не только у Берти, но и у полноценных семей есть свои смешные и не очень истории. И не одни барашки поступают, мягко говоря, не очень мудро. Очевидно. Внимательно слушая Аарота, Вио наклонил голову. Никогда бы не подумалось, что блондин столь трепетно относится к стрельбе из лука. Он весьма внушителен для такого оружия, ему скорее подойдет одна из тех длиннющих сабель, или может даже обоюдоострых мечей? Но уж точно не лук. Не-а. Разве что ростом с самого синеглазого. Тогда да, стрелы будут лететь как молнии, а за счет размера лука, толщины, скорости, наверное, прошибать дерево насквозь! Но все же нет. Зачем оружие, когда можно быстренько выпить одно из своих зелий и полыхнуть огнем? Сбить с ног смерчем или заморозить прикосновением пальца…
- Грива. Мне всегда казалось, что рог для единорога намного важнее, тем более что именно по этой…ээ..выпуклости их и называют так, - неловкий смех. Это же надо было назвать рог выпуклостью. Но ведь это не впадина, так что все верно? - Меня тоже стригли в наказание. Ну и когда жарко. Первое время жутко непривычно легко, и неуютно – одно дело, когда одет в теплую шкурку, а другое, когда ее состригают и сшивают, одевая уже на другого двуногого. Но потом все отрастает. У единорогов тоже ведь грива растет? Или если постричь, то все, до конца жизни так и ходишь? Наверное, тяжело соблюдать традиции? – Вио опустил глаза. Нехорошо вот так вот спрашивать об особенностях расы. Но ему-то нечего скрывать кроме своего невежества.
Протянутая навстречу рука. Какие теплые, хрупкие руки…
Ухватившись за Аарота, оборотень поднялся на ноги, похлопав его по плечу. Подобрав банку с клевером, кудрявый поспешил к лестнице. Как ни как надо поскорее расправиться с посудой, чтобы самому отправиться в гости. Быстрые шаги вниз по ступеням. Льющаяся вода.
- Подожди немного, я сейчас, быстро…

+1

44

Заметив, как сощурились золотые глубокие глаза оборотня, Аарот вздохнул и с улыбкой покачал головой, мол, что тут будешь делать с таким подозрительным барашком. Но переубеждать нет смысла, да и нужды тоже, ибо, невзирая на всю свою подозрительность и осторожность, Бартоломео все же не взбунтовался против визита, так что все в порядке. Совсем скоро сам придет и своими янтарными глазами увидит, что ничего плохого единорог не затевает, а просто не хочет урезать себе время, проведенное с кондитером, раз есть такая замечательная возможность его продлить. О причинах своих желаний Эльвин не задумывался, иначе разболелась бы голова. Он никогда не умел отличать дружеское влечение от настоящей симпатии, и понимал все в самый последний момент, так что делать поспешные выводы - не в его компетенции. Наверное, даже если бы сам Вио сейчас забрался в голову алхимика, то тоже ничего бы не понял, кроме одного: барашек здорово улыбается, с барашком интересно, барашка хочется обнять. А дальше - огромный колючий ком мыслей и эмоций, в котором навести порядок далеко не так просто, как на сплошь уставленных разной утварью полках.
- Д-да, конечно, выберу! - Кивнув, единорог поймал себя на мысли, что надеется на выбор Берти. Если он падет на большой и сложный рисунок, сидеть им за работой часа три как минимум, а это очень даже радужная перспектива. Задумчиво постукивая указательным пальцем по своим губам, алхимик загадочно щурился и со стороны явно был похож на странного заговорщика, замышляющего что-то интересное. Осознав это, единорог поспешил вернуть себе непринужденный довольный вид, чтоб не навлекать еще больше нежелательных подозрений.
- Думаю, это, все же, не единственная твоя магическая способность. - Аарот тихо захохотал. - Твой талант печь тоже не лишен волшебства, тебе не кажется? Пускай твоя магия пассивна, и ты не можешь использовать ее осознанно, но это не значит, что ее нет. К примеру, если дать тот же рецепт и те же продукты какому-нибудь другому, обычному кондитеру, то у него не получится ничего особенного. Понимаешь, о чем я? - Эльвин заправил волосы за ухо и слегка опустил голову.
Бартоломео слушал с интересом, и белогривый обрадовался тому, что решился все же немного заговорить о себе. Он старался никогда не навязывать свои рассказы, но чужие слушать просто обожал. Поведать о своем прошлом, конечно, не менее приятно, но разве каждый захочет послушать, да еще и с таким удовольствием? Подбодрившись заинтересованным взглядом и немного наивными, но такими искренними расспросами, Аарот воодушевленно продолжил, пересаживаясь с пола на угол кровати, поближе к Вио.
- Безусловно, рог тоже очень важен. Но о нем не нужно так заботиться, как о гриве. Рог всегда можно скрыть, если он нежелателен, да и сломать его практически невозможно, волшебный же. Вот, смотри... - Алхимик проявил рог в своей двуногой ипостаси, и солнечные лучи засеребрились, отражаясь от его поверхности, сверкающей первозданной белизной. На стенах комнаты затанцевали светлые радужные блики. Слегка наклонив голову, Эльвин дал понять, что не возражает, если барашек решит потискать рог или даже проверить его на прочность. - Грива растет, да, но ооочень медленно. К примеру, мне 337 лет, и мои волосы достигают всего лишь бедер, хотя их никогда в жизни не стригли. На самом деле, соблюдать обряды не так уж и сложно, меня ведь с пеленок воспитывали с мыслью о том, что короткие волосы - позор для единорога. Я приучен любить шевелюру, как свою, так и окружающих меня дивных. - Аарот собрал свою гриву в ладонь и свесил себе на грудь, перекинув через левое плечо. Бережно провел ладонью по всей длине блестящих в бликах света белоснежных волос и убрал руки. - Когда у единорога умирает близкий кровный родственник или возлюбленный, он, если желает носить траур, собирает свои волосы в конский хвост и обрезает прямо у черной нити, сдерживающей его. И не снимает нить до тех пор, пока грива вновь не достигнет плеч. Только тогда траурный обряд считается выполненным. - Закончив рассказ, Эльвин припрятал свой рог подальше, чтоб не продолбить им случайно дыру в потолке.
Теплая, слегка шершавая ладонь дружелюбно легла на протянутую алхимиком руку. Тонкие пальцы тут же сомкнулись вокруг нее, помогая барашку встать, и выпустили потом нехотя, после сразу сжимаясь в кулак, чтоб сохранить жалкие крохи тепла. Улыбнувшись дружескому хлопку по плечу, Аарот двинулся по лестнице вниз вслед за барашком.
- Без проблем, не торопись. - Проводя оборотня мягким взглядом, зельевар прошел в торговый зал к своему плащу, который практически высох. Отряхнув песок и потеки дорожной пыли магическим ветром, чтоб не испачкать руки, Эльвин вернулся к прилавку, на котором все еще стояло его пирожное. Белогривый был слишком сыт, чтобы съесть его, но от желания снова почувствовать вкус не удержался и забросил в рот небольшой кусочек. А потом присел на маленький самодельный стульчик и стал прислушиваться к звону посуды и плеску воды, дожидаясь кондитера.

+1

45

Выдохнув, оборотень почесал шею. Красные следы неровных ногтей на смуглой коже. Что за нелепые кудряшки, причиняют вред своему собственному хозяину, своему повелителю и господину! Что-то хрустнуло, противно начав покалывать, протискиваясь по тоненькой ниточке нерва куда-то под лопатку. Глупые мышцы, недовольны, что оборотень сократил маршрут утренних пробежек с круга вокруг рыночной площади до кровать-туалет-кровать-кухня. Или мстят за сомнение в высшей цели кудряшек?
Как же приятно слышать похвалу в свою сторону! Аарот и правда думает, что барашки могут колдовать или просто пытается как-то поддержать Вио, чтобы тот не сомневался в своих способностях? Скорее второе, - видя, как кондитер старается, просто нельзя его не похвалить и воодушевить на еще большие подвиги. Как благородно! Помочь менее одаренному существу достичь своей мечты…ну пусть и не полностью, но вселить веру в собственные силы, направить упорного барашка в правильное русло. В принципе, он ведь прав. Не надо пытаться быть лучшим в том, что плохо дается. Это тоже какой-то природный защитный механизм от идиотов.
- Мм, думаю, это не волшебство, а талант. В моем же случае – банальная практика. В детстве любили играть сестры, а они..очень требовательны и умеют вдалбливать навыки в голову даже без специальных инструментов, - откинув назад голову, Бартоломео почесал затылок. Да, сестры были мало сдержаны в своих выражениях эмоций, но даже если ударяли, то любя. И не больно. Ну то есть по бараньей голове мало что больно ударяет, но ведь их методика и правда оказалась действенной. - Точно следовать рецептам, по секундам, - так учит Тулио, а он мастер! Он в драконьем замке и все такое, самый искусный кондитер в Дальет! Когда-нибудь буду тоже в замке работать… Но тогда не смогу работать в кондитерской. Или придется кого-то нанимать как продавца?.. Ммм..
Задумавшись, Бартоломео вздохнул. А ведь и правда, что будет с этим милым магазинчиком, в который вложено столько труда, стараний и надежд, когда хозяин уйдет работать в замок? И когда будет учиться в Академии…может, переделать домик под небольшой ресторанчик? Снести крышу, поставить столики под зонтиками, чтобы можно было есть на открытом воздухе, свои вещи свалить в подвал…но тогда-то точно придется нанимать кого-то в помощники. Лучше остановиться на магазине ужасающих сластей! Или…или…
Столько мыслей, столько самых разнообразных мечт, и все такие привлекательные, такие интересные…что же будет лучше выбрать? Или все по очереди?
Золотые глаза широко распахнулись, разглядывая огромный рог, выросший на лбу синеглазого. Какая огромная штуковина…на большом коне он выглядит не столь контрастно, хоть и так же остро поблескивал в лучах солнца, бликуя маленькими радужными осколками на стены и потолок. «Дааа ужж, выглядит  более чем внушительно», - приоткрыв рот, юноша уставился на острую выпуклость во лбу блондина. Редко кого из его породы встретишь в таком виде. Как ни как не очень удобно, да и  угроза зрительным органам окружающих. - Ого… 337 лет… Х-хорошо выглядишь! – поджав губы, юноша пялился на белую гриву. Кто бы мог подумать, что столь энергичный и экспрессивный юноша настолько старше кудрявого! Но ведь, возраст – не главное? Важна полноценность личности и…характер, и… 337 лет он растил эти волосы? За этот срок барашек бы оброс так, что кудри заполнили бы все здание, и лишь копытца торчали бы из окон.
- Все родственники переживут меня…обещали устроить праздник, когда умру, хах. Это уже наша традиция. Если душа увидит, что ее так пышно провожают, то ей будет спокойно и радостно в новом воплощении. Хотя… если стану могучим чернокнижником, то переживу их всех, АХАХАХА! – шмыгнув носом, оборотень пожал плечами. Барашек еще слишком юн, чтобы думать о смерти всерьез.
Жизнь как вода, она льется, льется, иногда становится льдом, испаряется туманом. Но все также остается водой.
Просто меняя форму.
Вот бы в следующем воплощении быть драконом! То есть зачем в следующей, лучше б прямо сейчас!
Улыбнувшись, кондитер любовался отражением золотых глаз на чистой посуде. Скрип чистоты под пальцами. Блестящие капли, сползающие вдоль ладоней в рукав.
- Я все! Сейчас буду… - расставив все по полочкам, Берти вышел в главный зал, по пути повесив фартук на гвоздь.
- Ну что, пойдем?.. А?.. Завернуть пирожное с собой?

+1

46

Возмущенно сведя брови на переносице, Аарот вздохнул. Пускай оборотни сами по себе не имеют предрасположения к магии, но зато таланты у них развиты куда больше, чем у остальных магических рас. Эльвин не сомневался, что каждый оборотень обладает таким достоинством, неизмеримо сильным, граничащим с магией, но далеко не все умудряются обнаружить его в себе, и еще меньше - реализовать и развить. Барашку же удалось все это, пускай неосознанно, пускай, возможно, по навязыванию родственников - это неважно, ведь результат один. И, сказать по правде, неописуемо прекрасный. Вот что значит не потерянный и не зарытый талант.
- Невзирая на это, я настаиваю на том, что способности у тебя особенные. Может быть, когда-нибудь ты увидишь неоспоримые факты в доказательство этого и наконец согласишься сам, и я очень хотел бы застать этот исторический момент. К тому же, чем талант делать что-то действительно уникальное отличается от волшебства, по сути? - Тулио, Тулио... Этот дракон явно завладел продуктивным бараньим мозгом как идейный вдохновитель и идеал мастерства. Вдохновение - это хорошо, но единорогу лично однажды приходилось пробовать стряпню этого существа. Давным-давно, когда отец еще варил зелья для обитателей драконьего замка, а Аарот был совсем зеленым юнцом, старый алхимик угощал его большим тортом с гордыми словами "Лучший кондитер в Дальет испек это." Единорог как сейчас помнил ту фруктовую сладость с легкой кислинкой, сводящую скулы от наслаждения. Вкусно, да, очень вкусно, но этот вкус воспринимается как должное, не вызывая абсолютно никаких эмоций. В то время как сегодня, когда Эльвин пробовал нежнейшее безе и хрустел печеньками, ему хотелось скакать, как маленький резвый жеребенок, смеяться и хвалить барашка за его вкуснятину. Алхимик понятия не имел, в чем дело и от чего это зависит, но факты остаются фактами. - Берти, лично мне твоя стряпня нравится куда больше, чем сладости Тулио. - "И лучше бы обитатели замка заглядывали сюда, а не наоборот," - добавил мысленно. Барашка это может совсем сбить с толку, но зачем молчать? Вот только главное, чтоб он сейчас вдохновителя своего не потерял, а вместе и с ним и вдохновение. Этого Эльвин никогда бы себе не простил.
Кондитер слушал с таким увлечением, что рисковал потерять челюсть, и единорог смущенно улыбался этим сияющим нешуточным интересом глазам.
- Ого… 337 лет… Х-хорошо выглядишь! - Захохотав во все горло так, что едва не свалился с кровати, Аарот спрятал смеющееся лицо за ширмой из гривы. Отсмеявшись вдоволь, зельевар смахнул с глаз выступившие слезы и сдержал себя, чтобы не поблагодарить Бартоломео за веселье.
- Думаешь, я хорошо сохранился? - Эльвин хитро подмигнул с тихим смешком. - По меркам единорогов я все еще юноша, очень молодой мужчина. Мы ведь долго живем. Так что, на самом деле, я едва ли старше тебя. - Окончательно успокоившись, алхимик спросил: - А тебе сколько лет? - "Как это сложно..." Каждая раса имеет свой отведенный для жизни срок, и в межрасовом общении сложно судить, кто кого, все-таки, старше, ведь стандартов никаких нет и быть не может. В любом случае, прожитые годы возымели свое действие на ум и память Аарота, знал и видел он наверняка немного больше, чем барашек, но ни за что в жизни не признал бы это вслух. Он терпеть не мог никаких, даже самых скользких и незначительных, намеков на превосходство.
Погребальные традиции оборотней немного удивили белогривого, но он этого не выказал, лишь едва заметно приподнял брови. Неужели душа этих дивных рада и спокойна, когда видит, что по ней не скорбят и не скучают?.. Интересная особенность и очень забавная, совершенно отличная от поверий расы единорогов.
Грубо отесанный стул тихо поскрипывал под тяжестью тела зельевара.
Звон посуды и плеск воды, словно мелодия оригинального композитора, умеющего создавать музыку из всего, что его окружает. Бедняге Вио наверняка приходится каждый день перемывать целые горы посуды. А что тут сделаешь, кухня ведь, готовить нужно много, а за него никто уборкой не займется. Вот алхимику хорошо: испачкал три колбы - сварил зелий на 50 золотых, а потом вместе с колбами же их и продал, и никакой тебе посуды. Потому и руки такие мягкие, несмотря а то что Аарот далеко не лентяй и очень много работает. Вздохнув, Эльвин поднялся и стал вышагивать по торговому залу.
- Ну что, пойдем?.. А?.. Завернуть пирожное с собой?
- Да, пожалуйста, буду благодарен. -Аарот накинул плащ, застегнул пуговицу под горлом и подцепил кончиками пальцев упакованное пирожное. Направившись к двери, он первым покинул маленькую кондитерскую и подставил бледное лицо медленно затухающим лучам закатного солнца. Вдохнуть полной грудью свежий, влажный и ароматный после дождя воздух, почувствовать прилив счастья и встретить выходящего из двери кондитера сверкающим взглядом.
Дождавшись, пока Бартоломео запрет дверь , Эльвин указал ладонью на дорогу в сторону Академии и произнес:
- Отсюда идти недолго. После дождя немного зябко, ты не замерзнешь?

+1

47

Выдохнув, оборотень почесал шею. Красные следы неровных ногтей на смуглой коже. Что за нелепые кудряшки, причиняют вред своему собственному хозяину, своему повелителю и господину! Что-то хрустнуло, противно начав покалывать, протискиваясь по тоненькой ниточке нерва куда-то под лопатку. Глупые мышцы, недовольны, что оборотень сократил маршрут утренних пробежек с круга вокруг рыночной площади до кровать-туалет-кровать-кухня. Или мстят за сомнение в высшей цели кудряшек, столь нагло и безжалостно обрезанных и вот так вот валяющийся без пьедестала, бархатной подушечки и особой охраны?
Нет-нет, все же кудряшки – это самое красиво, чем только может обладать барашек, поэтому надо действительно холить и лелеять свою красивость!
Странно слышать другое мнение. Странно, что этот единорог наделяет барана какими-то действительно волшебными способностями. Магия….какая у оборотня может быть магия? Длинные клыки, чтобы, распахнув пасть, любой мог безоговорочно подтвердить наличие каких угодно способностей? Или, может, громкое мурчание, чтобы так прыгнуть на шею и МУРРРРРРРРРРРРР! – и все просто в восторге, от того, какой ты умный, красивый, пушистый и вообще просто офигенный кот!
- Спасибо… Действительно рад, что мои печенюшки настолько пришлись по вкусу. Приятно видеть, что старался не зря, - значит, в будущем у меня будут лучшие печенюшные големы, если смогу усовершенствовать эту "магию", хах, - довольный оборотень наклонил голову, закрыв глаза. Конечно, Берти еще не умеет големов делать, и тем более, их оживлять, но алхимик наверняка поможет в этом! Он же такой добрый и наверняка поможет будущему Черникнижнику вершить маленькое и безобидное зло?.. Ну то есть не совсем уж и зло… Захват мира, - это ведь не зло?.. Ну не совсем захват, так, грандиозное шествие-парад…
Приоткрыв глаза, Берти отвел взгляд в сторону. Пальцы поправили рукава рубашки, зацепившись ногтем за пуговицу. Щелчок. Торчащая белая нитка.
- 68. Но мне…немного неповезло, и родители не сразу научили меня…ну…всему. Они же не оборотни. Так что, если считать годы, когда я ходил на двух ногах, то лет сорок. Ххах, еще совсем мальчишка.
Вио улыбнулся. Всегда тепло внутри при одном только воспоминании о южном жарящем солнце. Оборотень всегда любил рассказывать о сестрах, о ферме, кукурузных полях, о доме и родичах, но редко упоминал о том, что это не кровная семья. Хоть это и не важно. Разве что при тяжелейших операциях, когда нужно переливание этой самой крови, и подходящего донора поблизости нет, но такие ужасности никак не грозят скромному кондитеру. Просто необычная семья. Впрочем, нет, наоборот, самая что ни на есть обычная, и, как это следует по канону, обязательно должен быть кто-то совершенно безбашенный. Бабуля-кошатница, дедуля с бородой до пола, помешанный на взрывах, сестра-зубрила, за час читающая десятки пыльных книг, малыш-братишка, маленький принц, которому достается все самое лучшее, кому прощают все шалости лишь потому, что у него огромные и такие миииилые глазки, ну и потому, что он еле ходит и говорит только «киса!», и старшый брат-неудачник - качок, пытающийся склонить к интимным отношениям любую особь женского пола. 
Хотя нет, это уже, наверное, получится перебор. Но в принципе не так уж и далеко от реальности…
Задумавшись, кондитер аккуратно завернул пирожное. Свою баночку с клевером оборотень решил нести в руках, - пусть все любуются изысканными сладостями, которые умеет делать Берти! Звон колокольчика. Блики золота на ключе.
Сырость и чистота.
«Осторожно, взрывоопасно!».
- Барашки не мерзнут. Шерсть теплая слишком. Зимой могу спокойно в майке разгуливать. Главное, не намокнуть. Ммм, туда?..
Стараясь не отставать ни на шаг от алхимика, Бартоломео часто оглядывался, стараясь запомнить дорогу. Вдруг, коварный единорог заманивает скромного барашка в свое логово, и придется бежать?.. Сколько народу выползло…сегодня что, праздник какой-то? Поморщившись от весьма неприятного столкновения с чьей-то спиной, Вио чуть не уронил гостинец. Пальцы коснулись рукава плаща Аарота.
Нельзя потеряться.

+1

48

Хоть Аарот и тщательно взвешивал каждое свое слово, но все равно беспокоился перегнуть палку, чтобы не получилось, будто он навязывает свое мнение или, что еще хуже, хочет помочь из жалости к барашку. Это абсурд, никакой жалости единорог не испытывал даже косвенно, просто хотел выразить переполняющие его эмоции. Так как кинуться на шею низенького, хоть и крепенького барашка было нельзя не только из физических, но и из этических соображений, приходилось довольствоваться теплыми улыбками и подбадривающими словами, исходящими прямо из взволнованного единорожьего сердца.
Тонкие длинные пальцы, перебирающие белоснежную гриву и машинально сплетающие что-то замысловатое из податливых волос. Открытый взгляд, засверкавший теплом и умиротворением от слов кондитера, затерялся в живом блеске постриженных кудряшек и мягком свечении золотых глаз, словно поглощающих солнечный свет. Улыбка, летним ветерком тронувшая уголки нежных губ, и частокол густых светлых ресниц, скрывающих кроху смущения, затерявшуюся в глубокой насыщенной синеве глаз.
- Если это вдохновит тебя работать и дальше с такой же самоотдачей, совершенствоваться и изобретать что-то новое, я буду очень счастливым единорогом. И постоянным клиентом, да. - Послав довольному барашку еще одну из своих самых теплых и добродушных улыбок, Эльвин опустил глаза. Браслет вился вокруг тонкого запястья замысловатым узором, который не повторило бы ни одно перо художника. Блеск отделенных от хозяина кудрей потускнел, но они с такой же ласковой мягкостью касались кожи, и алхимик все еще был доволен своей добычей. Подушечки пальцев непрерывно поглаживают упругую завитушку локона, машинально и неосознанно.
68... Эльвин задумался. Если возраст единорогов может достигать трех тысячелетий, а оборотни едва доживают до девятисот лет, то Аарот, пожалуй, прожил даже меньшую часть своей жизни, чем Берти. Но раз тот, по его словам, бегал на двоих ногах всего 40 лет, то он и правда совсем еще молоденький ягненок. Застигнутый врасплох чудовищным приступом умиления, алхимик прочистил горло и деловито занялся ковырянием манжетки на рукаве рубахи.
- И правда, совсем еще молод, и это прекрасно. - Вздох, улыбка. - Так что, ты действительно постоянно был в звероформе на протяжении многих лет? А твоя семья...она с самого начала знала, что ты - оборотень, а не обычный барашек? - Белогривый с любопытством смотрел на Вио, мысленно надеясь, что своим интересом не преступил черту дозволенного и не сует нос в то, что его не касается. То есть, ясное дело, что сует, но вдруг Бартоломео не против и этим поделиться, накормив проголодавшееся единорожье любопытство?
Взгляд скользнул по фасаду маленького магазинчика, неказистого снаружи, но предрекающего тепло, уют и вкуснейшие лакомства. Странная отпугивающая табличка так и висела на двери, нетронутая дождем и ветром. Оглянувшись на заполненные существами улицы, Аарот подумал, что если бы этой таблички не было, в кондитерскую явно заглядывали бы очень часто. Все дивные вышли насладиться вечерней свежестью и запахом мокрой после дождя брусчатки.
- Это замечательно, но все равно зимой так лучше не делать. Можешь переохладиться и сам не заметить, а за это здоровье тебе спасибо не скажет. - Эльвин поежился от одной мысли выйти практически голым в снег и мороз. Единороги - не неженки, но теплая попонка зимой им просто необходима, шкура-то тонкая.
Неторопливо шагая по каменной кладке и лужам, чтобы барашку не пришлось гнаться за широкими шагами длинных ног, Аарот петлял между существами. Но Берти оказался не таким проворным, - явно снова мыслями витал где-то в облаках или в пучине ада, повелевая всем и вся, - и после первого столкновения барашка с кем-то очень широким алхимик подтянул его ближе к себе и стал идти осторожнее, внимательно следя, чтоб низенького оборотня больше не задевали. Когда перед ними показалась центральная площадь с обычной для этого места непроходимой толпой дивных, единорог обреченно вздохнул. Отцепив барашка от своего рукава, он крепко перехватил теплую смуглую ладонь и наклонился к Бартоломео со словами:
- Держись ко мне поближе.
Единорог решительно двинулся через площадь, ступая немного впереди барашка, расталкивая прохожих плечами и то и дело поглядывая на него с беспокойством. Бледные пальцы крепко сжимали руку оборотня, чтобы их не отнесло друг от друга деловитой толпой. Шаг за шагом, и вскоре чрезмерно оживленная площадь осталась позади. Облегченно выдохнув, Эльвин ослабил хватку, чтоб барашек мог без помех убрать руку, если захочет.
Несколько поворотов и длинных улочек позади, и вот наконец знакомая изгородь родной деревянной хижины.
- Вот мы и пришли. Добро пожаловать, - алхимик открыл ворота изгороди, впуская барашка в сплошь заросший травой и цветами, но ухоженный передний двор.

+1

49

Поразительно, как какие-то печеньки могут воодушевить на общение! Или это единорог попался общительный? Столько энергии, столько слов просто чтобы воодушевить Берти на то, что он итак делает. Как снисходительно. А может, и правда думает, что барашек свернет с намеченного пути, и пытается заранее отговорить от карьеры чернокнижника? Ведь все эти зелья, заговоры, проклятья – требует много времени, слишком много, времени на пироженки просто не хватит. Но ведь эти два ремесла можно как-то сочетать, даже банально днем ведя жизнь честного законопослушного кондитера, а ночью, надев маску и плащ с высоким воротом красться по крышам, скакать по черепицам города, как неуловимая тень, как черный туман, крадущийся в ночи, мелко пакастящий, и растворяющийся в небытие, словно никогда  его и не было… Но как именно пакостить? Ведь, если что-то действительно серьезное, начнется охота, и вся стража насторожится, гоняясь за неуловимым кондитером…но, увы, барашек пахнет слишком специфично. Запах конфет, теста и клевера очень трудно выветрить из кудрявой шерстки, не говоря уж про естественный запах барашка, который за версту учует любой голодный волк, коих среди стражей довольно много. Да что там стража – целый волчий район! И клыкастый народ частенько останавливается и принюхивается, остановившись возле кондитерской… И, наверное, не только из-за запаха свежего печенья.
По коже поползли мурашки. Не то, чтобы оборотень боялся волков, неееет, с какой стати! Наоборот, это зубастые должны бояться соприкосновения с твердыми завитыми рогами! И не только они, все, ВСЕ должны знать насколько Вио опасен, грозен и…и…баран? Вот в последнем аргументе никто никогда не сомневался.
- Постараюсь сделать все, чтобы единорог был счастлив, - мягко улыбнувшись, оборотень довольно потянулся, вновь поморщившись от ноющей мышцы шеи. Тонная нить проволоки, застрявшая где-то возле хребта. Да, наверное, и правда стоит разминку хотябы делать по утрам, не хвататься сразу за работу.
Посвятить себя работе целиком и полностью. Наверное, это само по себе уже неправильно.
Пальцы, давящие на мышцы шеи. Так протяжно больно, и одновременно приятно… Ммм, как бы сейчас не помешал массаж… Старшая сестра делала просто обалденный нетрадиционный массаж, - шваброй и тапками по хребту, - исправляет любые неудобства с осанкой!
- Ну они…они были очень добры ко мне. Я просто...жил…как питомец. Как любимая собака или кошка, только баран. Обычные овцы не столь сообразительны. И живут всего 25 лет. Ну то есть живут дольше, но за это время зубы совсем стираются, и нет смысла… Думал, я часть их семьи, только заколдованный, поэтому с рогами, копытами, и они не понимают мою речь, хах, представляешь, какой глупый. А когда встал на ноги, они меня и правда приняли, как сына, хоть я и не родной, и внешне только цветом волос на них похож. Ну и умом на младшую сестренку, только тсс, не рассказывай ей, а то опять за рога таскать будет, хахаха, - пожав плечами, юноша поджал губы. Не стоило рассказывать все в первый же день знакомства, но единорог же сам спросил. Сам виноват в соей любознательности. - А, прости, это неинтересно.
Оборотень хотел порасспрашивать Аарота о его семье, но не на улице же. Вдруг кто подслушает, и сможет потом как-то отыгрываться на нервах блондина, который…обернувшись, Вио полностью скрылся в тени плечей алхимика…который явно сможет постоять за себя и надавать копытами по зубам обидчикам.
«Здоровье никогда не говорит спасибо», - стараясь не отставать, но и не слишком спешить, чтобы не наступить ненароком на ноги новому знакомому, оборотень молча шел следом. Сколько же тут народу…и почему они здесь? Там, на площади, какие-то громкие голоса, звуки музыки, ритмичный цокот копыт…может, стоит остановиться и посмотреть, что там творится?
Кивнув, Берти аккуратно отцепился от рукава, крепко взяв бледную руку. Как бы столь тонкие косточки не хрустнули…надо аккуратнее… То и дело цепляясь за прохожих, юноша старался не отставать. Кончики белых волос, щекочущие черные кудри. Обычно барашки более поворотливы, и без труда обходят все препятствия, но надо же запомнить дорогу, и…и вообще…
Какие теплые руки…мягкие, какой приятный запах, и…
Нет, нельзя навязываться. Да и он не настолько маленький, чтобы за ручку идти!
Разжав пальцы, кондитер широко распахнутыми глазами разглядывал домик. Свежие сырые запахи травы и кустов… Какое странное сочетание трав. Наверняка здесь и выращивает ингредиенты для своих зелий. Чертополох, шиповник, ромашки, слизни, лягухи…пальцы с ноги летучей мыши… Усмехнувшись, барашек коснулся рукой маленького деревца. Звон дождевых капель, застрявших в кудряшках.
- С-спасибо. Хммм…да, теперь немного мокро… Тут красиво… -  оборотень отряхнул штаны.
Мокрые капли с листьев, отражающие перевернутого черного барашка. Осторожные шаги по дорожке к двери. Танцующие лепестки еще закрытых цветов. Взяв баночку с клевером в обе руки, Вио прислонился спиной к стене.
«Готов поспорить ключ там, под тем камешком. Или над дверью…дааа, туда не каждый сможет дотянуться».

+1

50

- Постараюсь сделать все, чтобы единорог был счастлив, - Аарот явственно ощутил, как сердце пропустило удар, но потом забилось в прежнем ритме. Слух единорога уловил некоторую двусмысленность сказанной барашком фразы, и бедняга теперь гадал, показалось ему или же нет. "Что ты, в самом деле, это же элементарная вежливость," - мысленно упрекнул себя алхимик, в то время как ответная теплая улыбка медленно-медленно угасала, походя на удаляющийся огонек во тьме непроглядной ночи.
Проследив от перекошенного лица кондитера за движениями пальцев, неумело, на ощупь разминавших явно беспокоящую шею, Аарот деловым тоном целителя поинтересовался:
- Сильно болит? - Протянул руку аккуратно, показывая, что не собирается причинить вреда или вообще чего бы то ни было без разрешения барашка. С видом ответственного врача при исполнении Эльвин чуткими пальцами прошелся по шее оборотня, безошибочно выискивая до окаменения напряженную мышцу, которая доставляла Вио неприятности. Аарот нажал в нескольких местах, по лицу кондитера определяя, где именно затаился пресловутый нерв, а после подключил вторую руку и в несколько минут заставил мышцу расслабиться под сильным и точным напором мягких подушечек умелых пальцев. Лечебный массаж входит в список необходимых для лекаря умений, и Аарот как прилежный целитель в совершенстве владел этой техникой. Закончив, он выпустил шею Берти из пальцев.
- О... - По мере рассказа Бартоломео лицо Эльвина вытягивалось от удивления. Нет, ну надо же!.. Он мог придумать и допустить что угодно, но такое не встретилось бы даже в самых смелых единорожьих фантазиях. Так неожиданно, и слишком необычно...до боли необычно, да. С интересом дослушав до конца, проглатывая и запоминая каждое слово, Аарот еще несколько минут после окончания рассказа молча сидел и вглядывался в глаза Вио ошеломленно, даже почти шокировано. Успокаивало одно: похоже, кондитер с удовольствием вспоминал свое детство и не испытывал по этому поводу никаких негативных эмоций. Расспрашивать подробнее алхимику не позволило воспитание, как-никак, он уже залез дальше, чем положено в первый день знакомства. Но как же хотелось узнать получше об этой странной семейной истории...
Эльвин буквально едва не свалился с дивана, услышав, что оборотень считает свою повесть неинтересной.
- С ума сошел? Интересно - это мягко сказано. Я просто...мм...невежливо с моей стороны... - Аарот замялся и промямлил что-то нечленораздельное вместо вразумительного оправдания своему молчанию.
Теплая шершавая ладошка уютно покоится в клетке из тонких белых пальцев. Эльвин неотрывно глядел вперед, на дорогу, и удрученно поджал пальцы, когда рука Вио выскользнула из них на волю.
Улыбнувшись похвале, алхимик нарочно зацепил ветвистый клён рукой и окатил обоих целым дождем свежих чистейших капель. Звонкий хрустальный смех.
- Ты правда так думаешь? - Даже сам единорог считал свое обиталище красивым, и слышать подобное от гостей было ему чрезвычайно лестно.
Достав маленький ключик со внутреннего кармана плаща, Аарот отпер дверь хижины и с улыбкой распахнул ее перед барашком.
- Проходи, располагайся, чувствуй себя как дома. - Хозяин жилища вошел следом в маленькую уютную прихожую. Снял накидку, повесив ее на ветви, торчащие из стены вместо крючков для одежды, скинул башмаки и босиком пошлепал по деревянному полу вглубь, поманив Бартоломео за собой. По пути Эльвин настежь распахивал все окна, впуская в дом вечернюю дождливую свежесть и потоки последнего на сегодня солнечного света.
- Не стесняйся, можешь ходить везде, где интересно. - Бросив оборотню ласковую улыбку через плечо, Аарот отправился на кухню. Оставил свое пирожное на столе, налил в стаканы и магией подогрел свежее молоко со сладкими ягодами. Подхватив угощение, единорог прошел в гостиную и поставил стаканы на чайный столик рядом с корзинкой, полных румяных яблок и больших алых виноградин. Среди красных яблочных бочков лежало несколько абсолютно белых фруктов - особый сорт яблок, выведенный Эльвином собственноручно в его же саду. Белогривый гостеприимно повел рукой в сторону фруктов и молока, приглашая угоститься.
Алхимик принялся искать на высоких книжных полках том с рисунками, о котором рассказывал оборотню. Бледные пальцы усердно водили по корешкам книг, а глаза пристально считывали названия. Не найдя нужной в гостиной, отправился в лабораторию, а потом - в спальню, и в итоге нашел поблескивающий золотом кожаный переплет огромной толстенной книги в самом неожиданном месте: у себя под кроватью. Кое-как вытащив том из-под длинных простыней, Аарот вернулся со своей добычей в гостиную и приземлился на диван перед столиком, держа ее на коленях.
- Берти, ты себя здесь хорошо чувствуешь? - Как воплощение гостеприимности, Эльвин должен быть уверен в том, что гость не испытывает неловкости или неудобства, находясь под этой крышей.

+1

51

Ухмыльнувшись, кондитер пожал плечами,
- Могу еще что-нибудь рассказать, если интересно. Но только в обмен на рассказ о твоей семье! Так будет честно.
Закрыв глаза, оборотень потянулся, поведя плечом. Да что за глупости, словно всю ночь на спине ящики таскал! А хотя ведь и правда…надо было помочь разгрузить рыбу в том лапшичном ресторанчике, чтобы те прелестные гномихи одолжили кисло-жгучего перчика, который можно тоооненьким слоем покрошить на овсяные печеньки, или, может, добавить еще и корицы? А может, попробовать приготовить тот соус, дорогой правда получится, ибо нужна еще зеленая икра летучей рыбы, а ее здесь, вроде, не так много…разве что у крайне подозрительной русалки, что постоянно пялится на кудряшки барашка словно это заросли морских ежей…
Вновь натянутая боль, заставившая вмиг забыть и о перчике, и о готовке, русалке и даже о морских ежиках.
Пальцы, мягко поглаживающие шею в попытке нащупать нужное место. Глупые мышцы, и кто только их придумал?! Разве нельзя было вылепить барашков из чего-то более прочного и прекрасного? Ну то есть мяско само по себе вполне классное, каждое волокно может разрывать и срастаться вновь, вся нагрузка распределяется по своим частям, и вообще, мягкая и довольно тягучая ткань…
Аккуратное прикосновение теплых пальцев к кудряшкам.
- Нет, все в порядке, просто потянул или…ааа…аййййййайайай, что ты… - зажмурившись, оборотень замер, позволяя Аароту тыкать в шею. Ну то есть не тыкать, а легонько надавить, но по ощущениям как раскаленной иглой хребет выковыривать. В детстве у барашка сработал бы рефлекс махания руками и  бодание на тянущиеся к голове конечности, но эта привычка была быстро искоренена парой увлекательных бесед со старшей сестрицей и ее выходными туфельками на каблучках.
Выдохнув, кондитер медленно открыл глаза, опуская руки на колени.
- А-ауч…
Шипя, Вио старался лишний раз не шевелиться, чтобы целительный эффект не сошел на нет.
Поразительно. Просто поразительно! Один единорог, а умеет и чай заваривать, и зелья колдовать, и рога отращивать, а теперь еще и мастер массажа! Теперь уже и правда ничего не болит. Целительная сила единорогов!
Волшебный конь с волшебным массажем. Может, если позволить ему вымыть барашка с мылом, неказистый кудрявый звереныш перекрасится в точно такого же белокожего блондина, который на самом деле все это время скрывался под тьмой и грязью? И кудряшки распрямятся в безвольные прямые волосинки.
Встрепенувшись, кондитер потряс головой, стряхивая с головы дождевую воду. Ледяные капли, быстро пробравшиеся через ткань рубахи к горячей коже. Звонкий смех, перекликающийся с мелодией капель. Заразительно!
Улыбка на губах.
«Хм, ну это его ключ. А запасной? Или его не надо? Все же спорю на десятку, он там, над дверью», - затаив дыхание Бартоломео медленно вошел в помещение.
Золотые глаза жадно принялись разглядывать обстановку.
Какие же высокие потолки. Вот так вот смотришь вверх и чувствуешь себя таким маааленьким… Свежий ветер, хлынувший сквозь окна в помещение. Шелест бумажек. Запах дерева и капелек смолы. Перезвон стекла. Скинув тяжелые ботинки, потопал в гостиную. Разного цвета носки.
- Хорошо, я тогда немного осмотрюсь…
Полочки, кучи книг и всяких мелочей. Прочные стены, украшенные травинками и меленькими картинками. Интересно, это его рисунки? Слишком маленькие штришки для столь экспрессивной натуры. Какой запах…закрыв глаза, можно учуять самые разнообразные травы, особенно в той стороне, где лаборатория?.. Или кухня? Два в одном? Уютный диванчик, кресло, столик с газетами. Спрятав руки в карманы, юноша нагнулся, разглядывая камин. Какая огромная дырень! Туда поместится целый котел для зельеварения! И вон, целый набор кочережек-поварешек… Кирпич прочный, труба везде сухая, не протекает. Вот бы такую себе на кухню… Как раз размером с одного юного и слишком любопытного барашка…
Округлив глаза, оборотень резко выпрямился, усаживаясь на диван.
- М? Д-да, вполне хорошо. Шея уже почти не болит. И... Очень...вместительный камин, зимой и лютый мороз не страшен, да?
Баночка с клевером на краю столика. Ярко-зеленый, салатовый и даже лимонный. Неспешно открыв банку, кондитер потянулся туда пальцами, выцепляя тоненький прозрачный изумрудный сахарный листочек, но отдернул руку. Что за манеры!
- О, я вижу, ты нашел книгу?.. А можно что-нибудь травяное попить? Или я сам?..

+1

52

Единорог тут же согласился на заманчивое предложение кондитера потешить друг друга взаимными рассказами о своих семьях. Это, конечно, безумно здорово, что барашек разделяет интерес алхимика и, более того, также испытывает свой собственный, но больно уж необычно. Только познакомились, а общаются так, словно знают друг друга несколько месяцев... А с некоторыми экземплярами и за несколько месяцев не добьешься такого взаимного расположения, как с Бартоломео - за жалкие пару часов. Но Эльвину такие исключения из правил были очень по душе.
- Договорились. Тогда как только придем ко мне домой, сразу вернемся к этому разговору. - Теплая улыбка и открытый взгляд, явственно горящий нешуточным нетерпением и интересом. Аароту очень хотелось узнать больше о прошлом оборотня, да и о настоящем тоже, как и о планах на будущее. Словом, познакомиться поближе белогривый был только рад, но избегал использовать такие банальные слова для описания своих желаний даже мысленно, в своей собственной голове.
Болезненные стоны Вио красноречиво говорили о том, что с шеей все далеко не так радужно, как он пытался рассказать, и единорог убедился, что принял правильное решение, взявшись разминать бедняге мышцы. Пациент не отбивался и даже, кажется, старался не шевелиться лишний раз, что очень порадовало лекаря: все же, крохи заботы о собственном здоровье у барашка остались. Аарот постарался сделать массаж не слишком болезненно, хотя боль от расслабления мышц в основном кажется всем приятной, но возгласы оборотня такого, к сожалению, не предвещали.
После процедуры барашек перестал дергаться и трогать шею с покосившимся от боли лицом, чего Эльвин, собственно, и добивался. Оставшись довольным, он улыбнулся Вио.
Аарот улыбнулся и кивнул, в свою очередь переводя взгляд на камин.
- Да, жар от него достигает каждой комнаты, и  зимой у меня тепло даже в самые злые морозы. Этот камин закладывали под моим наблюдением, а я, в свою очередь, втихаря от рабочих немного заговорил кирпичи дымохода, и теперь открытый огонь едва ли опаснее, к примеру, полки с книгами. - Заходящее солнце не успело как следует прогреть небольшую хижину, и если ночь будет такой же зябкой, как и вечер, единорогу придется, пожалуй, воспользоваться камином, чтобы они с барашком не продрогли до костей.
Врач прищурился, подозрительно глядя на Бартоломео, и тихо произнес вкрадчивым голосом, даже с едва уловимой ноткой загадочной угрозы:
- Почти не болит?... Может, повторить процедуру? - Еще никто не уходил из рук алхимика не до конца здоровым, и он не собирался изменять своей маленькой традиции.
Эльвин тактично сделал вид, что не заметил манипуляции с клевером, ибо другого выхода у него не было. Сам он не мог протянуть копыта к гостинцу без приглашения, а что-то сказать в такой момент тоже будет невежливо, так что вести себя как ни в чем не бывало - лучший вариант из возможных.
Заслышав просьбу, единорог сконфуженно хлопнул себя по лбу.
- Прости, что не спросил, чего именно ты хочешь выпить... Конечно! Пойдем, сам не достанешь. - Отложив тяжеленную книгу на диван, Аарот встал и повел Берти на кухню. Открыл шкафчики, висящие над рабочим столом и сплошь уставленные разными стекляшками, наполненными травами. Чего тут только не было: ароматные огромные чайные розы каркаде, мелисса, мята, васильки, барбарис, луговые травы, листочки земляники, хвойные веточки... Эльвин присел и вновь усадил низенького барашка себе на плечо, совсем как недавно у него на кухне, когда тот не мог дотянуться до склянки с орехами, и выпрямился в полный рост, так что баночки с множеством чайных трав оказались прямо у него перед глазами.
- Выбирай любой. Смотри, у меня есть кое-что особенное... - Одной рукой придерживая оборотня за талию, чтоб не слетел, второй Эльвин открыл крышку на маленькой изящной стекляшке, стоящей в углу и застенчиво переливающейся хрустальными бликами, достал оттуда несколько странного вида кругляшек, похожих на маленькие панцири улиток, и положил их на смуглую обожженную ладонь. - Этот чай называется "Белые слезы дракона". Привезен далеко, из-за гор, состоит из самых молодых верхних стебельков чайного дерева и их нежнейших цветков, собранных в ночь лунного затмения и заботливо свернутых в такие кругляшки. - Рассказав, единорог притих и замер, позволяя гостю самостоятельно выбрать себе напиток.

+1

53

Опасливый взгляд на камин. Как такой кусок бездны может быть не опасным? В кондитерской маленькая печь, но она ежедневно кусает руки. А эта дура если опалит, то сразу все тельце. Или она, в отличие от спесивой самодельной печки, не столь ревнива, и тщательно бережет своего хозяина, зная, что он зверь редкий, хрупкий, и достаточно состоятельный, чтобы при малейших неудобствах попросту заменить ее на что-то поскромнее и понадежнее. Поежившись, оборотень подвинулся поближе к алхимику. Ну то есть, подальше от печи. Не то, чтобы оборотень ее боялся, нееет, что за глупости, могучий чернокнижник просто не может бояться того, что огромно и способно изжарить ягненка за пару мину. Нет, какая там боязнь, особенно после того ужасного пожара, когда кондитерская горела в прошлый раз, и барашек просто бегал в панике кругами, подняв вверх руки и что-то бессвязно крича, толкаясь о пожарных…
Мурашки по коже.
- Ну смотря с какими книгами. Если магическими, и, если упадут на голову кому-то не особо одаренному, - может случиться взрыв или маленький смерч, сеющий хаос, хех… Я со знанием дела говорю, - многозначительно кивнув, юноша сощурил глаза. Когда-то в детстве он видел в деревне мага. Самого настоящего, разговаривающего с синими огоньками, как с живыми, и те послушно отвечали, мелькая разноцветными искорками. Они с сестрами стащили у него свиток, но, прочитав его, ярмарка внезапно прекратила свое существование, и лишь хаос гулял по главной площади, и посреди всей разрухи, клоков ветра и летающих повозок с яблоками возвышался один барашек, на которого все и свалили. Месяц без десерта. Что за несправедливость!
Ну зато сейчас со сладостями никаких проблем.
Улыбнувшись, оборотень вновь повел плечом, погладив шею. Конечно, столь тщательное и трепетное отношение к гостю приятно, но не стоит злоупотреблять гостеприимством. Хотя его пальцы так приятны, такие мягкие, бережные касания…но отнюдь не когда они тыкают в болевые точки!
- Ммм, не, оно само пройдет скоро.
Улыбнувшись, оборотень кивнул. Теперь вниманием завладела огромная книга. Просто толстенная здоровущая книжища! И все с рисунками? Ух, ее целый вечер и ночь разглядывать придется просто просматривать, а потом еще и наносить рисунок…наверное, это будет еще дольше? Поправив ворот рубашки, Берти чуть порозовел. Его еще ни разу не раскрашивали хной. Только зубной пастой, углем и пудингом.
Проводив взглядом удаляющийся томик с рисунками, кондитер старался не отставать от хозяина дома. Сколько же тут полочек! Почти как у самого кондитера, только вместо сладких компонентов чаи, цветочки и травинки.
«Не дотянусь?» - нахмурившись, оборотень скрестил руки на груди, выискаивая табуретку. Опять намеки на невысокий рост?! Ну сколько же можно! Со школы уже издеваются! Ну подумаешь, немного не повезло, оборотень еще слишком юн, вот подрастет, и сам будет на всех с двухметровой высоты смотреть! Оперевшись руками на стол, барашек с интересом разглядывал баночки.
Тонкие нити разнообразнейших запахов…они как мелодия. Стоит только закрыть глаза, и можно слышать перезвон капель дождя, шелест листьев, хруст маленьких веточек…
-Ахх…
Все же не чувствовать пола под ногами довольно странное чувство. Аарот так поднял барашка, словно он невесомое перышко! И уже второй раз за день!
Пальцы, касающиеся баночек с чаем. Да тут целая секровищница!
«А? Боится, что упаду?!» - бледные пальцы, аккуратно придерживающие за талию. Внимательный взгляд на руку, на маленький завиток.
- Чай, собранный в безлунную лунную ночь на склонах самой высокой горы прекрасными обнаженными девственницами – ххах, звучит как сказка. Белые слезы дракона. Разве чешуйчатые умеют плакать черными? И вообще, слезы ни к чему, лучше что-то повеселее…
Пальцы потянулись к одной баночке с маленькими кусочками фруктов и ананасовой кожуркой. Слишком экзотично?.. Единорог ведь предлагал самое ценное, самое дорогое и редкое, нельзя вот так вот игнорировать его вкус и желание поделиться с почти незнакомым оборотнем чем-то вкусным.
- То есть, я был бы не прочь его попробовать, но не думаю, что подходящий чай для обычного вечера… Или что думаешь?
Наклонив голову, юноша облизнулся.

+1

54

Какой забавный барашек, явно же боится этого огромного камина, пускай даже потухшего и холодного. Хотя, наверное, после общения с его горячей страстной печью, это - вполне логичная и предсказуемая реакция. Аарот успокаивающе взглянул на своего опасливого гостя, давая понять, что ни за что не даст его в обиду ни своему камину, ни полке с книгами, ни кухонным столовым приборам.
- Ну а с чего бы книгам просто так падать с полок? В таком низком доме, как мой, они даже во время землетрясения не посваливаются, а уж тем более - кому-то на голову. - Мягко дотронувшись до колена Бартоломео, Эльвин вздохнул и тихо проговорил, убедительно склоняя голову в сторону кондитера. - Пока ты в моем доме, я за тебя отвечаю, и можешь быть уверен, что в этих стенах тебе абсолютно ничего не угрожает. - Ну, то есть, так и есть, барашек в безопасности, если не захочет пооткрывать все колбочки с разноцветными сияющими настоями и не попробовать от всего понемножку. Даже после таких манипуляций Аарот бы откачал беднягу, но лучше уж не рисковать, зелья - дело тонкое, и принимать их необходимо строго по назначению. Вот вертеть в руках и разглядывать - это пожалуйста, это сколько угодно, это безопасно.
Отказ единорог воспринял очень неохотно. Видел же, что шея все еще беспокоит, а такого в доме лекаря быть не должно! Наверняка барашек постоянно спит в одной и той же позе, и не разминает мышцы по утрам, что и привело к такому результату, который фиг разгребешь за один раз. Поджав губы и продолжая сверлить кондитера пристальным подозрительным взглядом, целитель унял порывающиеся закончить дело пальцы и вздохнул, отводя наконец глаза.
- Ну смотри сам. Но если я замечу, что тебе больно, - а я замечу, не сомневайся, - спрашивать больше не буду. - Эльвин добродушно и немного виновато улыбнулся в смягчение своих слов, но от их смысла отступаться не собирался. Лекарь он или кто, в конце концов?
Аарот не расстроился, не встретив воодушевления в ответ на предложение особенного чая, - все же, дело хозяина - предложить, а гость уже сам выбирает, что ему есть и пить из того, что стоит на столе. В данном случае - на полке в шкафчике, но это сути не меняет. Тихий заливистый смех в ответ на беззаботные слова Бартоломео.
- Да, все верно, только без девственниц. При выращивании и сбора уникального редкого чая дивные стараются создать максимально сказочную атмосферу, соблюсти все, даже самые дикие ритуалы и обряды, не упустить ни одной мелочи... Потому что, в итоге, чем сказочнее чай рос и собирался, тем волшебнее и неповторимее его вкус. Все равноценно, так сказать, так что все эти изыски - далеко не пустое баловство. - Эльвин ссыпал чайные завитушки обратно в хрустальный сосуд и протянул пальцами к экзотическому заморскому чаю, на который положил глаз Берти. Ласково улыбнувшись оборотню и крепче придерживая его талию у себя на плече полуобъятием, единорог ответил:
- Я думаю, что тебе не стоит беспокоиться. Давай-ка лучше приготовим этот, который тебе приглянулся. Кстати, хороший выбор, это очень насыщенный и бодрящий чай, особенно если пить его подслащенным. Эльвин поставил баночку с фруктовым чаем на стол, закрыл шкафчик и бережно спустил барашка со своего плеча на пол. Убедившись, что разноцветные носки повара коснулись деревянной кладки, алхимик выпрямился и коротким движением размял затекшее плечо.
Тонкие пальцы отыскали в горе чистой аккуратно расставленной посуды средних размеров стеклянную миску, наполнили ее на две трети чистейшей водой и водрузили на маленький огонек. Однако Аарот не захотел ждать, пока вода закипит самостоятельно, и сам нагрел жидкость магическими потоками воздуха, а небольшое пламя тут же с усердием взялось поддерживать температуру. Безо всяких столовых приборов устроив в посуде целый водоворот, Эльвин повернул голову к Берти и поманил его рукой поближе.
- Бросай чаинки и фрукты в воду маленькими щепотками... - Членораздельные слова просьбы плавно перетекли в тихое, едва слышное бормотание музыкальных слов заклинания, которые менялись и искрились по мере того, как заварка касалась поверхности воды. Чаинки и фрукты тут же начинали кружиться в бешеном водовороте, оставляя за собой золотистый шлейф, полный вкуса и аромата, который бесследно растворялся в воде секундой позже. Вскоре вся жидкость постепенно окрасилась в насыщенный золотой и мягко поблескивала в тусклом свете от окна, чаинки и кусочки фруктов плавно улеглись на дно посудины, водоворот успокоился, и поверхность готового чая стала зеркальной. Разлив готовый отвар по высоким узким стаканам, Аарот подвинул к барашку блюдце с рафинированным сахаром, и забросил в свой стакан два кубика, которые тут же растворились в ароматной блестящей жидкости безо всякого помешивания.
- Спасибо за помощь. - Звучание тихого голоса казалось несколько иным, чем обычно, в сочетании с ярким южным ароматом фруктов, пряным и манящим, как золото янтарных глаз Бартоломео. Эльвин перебежал взглядом с них на чай, и подумал, что напитку еще золотиться и золотиться, чтобы хоть на йоту приблизиться к глубине и насыщенности радужки глаз барашка.

+1

55

Откинув голову, оборотень довольно прищурил глаза. Смуглая кожа, кажущаяся жидкой карамелью в лучах вечернего солнца, обгоревшая, черная на ресницах и бровях. Кудри, царапающие губы, забираясь кончиками в приоткрытый рот. Съехав чуть ниже на диване, шире расставив ноги, усаживаясь тем самым поудобнее, Бартоломео выдохнул, разглядывая полочки. Как же тут их много! Длинные и не очень, из светлого дерева и чуть темнее здесь, у стены, где лучи солнца не высветляют бывшие растения. И очень удобно что с маленькой перекладинкой, не будет вываливаться мелочь на пол, если случайно задеть плечом. Но и доставать неудобнее, - приходится вставать на мысочки… Золотые глаза, переключившие взгляд на блондина. Сейчас единорог кажется еще больше. Ну да, такому только на мысочки и подниматься. И потолок тут тоже…просто высоченный… Вновь мурашки, будоражащие внутри бараньей души давно позабытые комплексы. Ну, может, не так уж и давно… И может не такие уж и забытые.
- Хмм, значит, повезло с гвоздями и руками, прибивавшими их к стене. Или они на магии держатся?
Наклонив голову в сторону, рассматривал тонкие узоры. На каждой полосочке каждой полочки они разные. Из одной серии, одного стиля, но разные. И львы, и танцующие петухи, и, кажется, жирафы? Их Берти ни разу не видел вживую. Ни животных, ни тем более, оборотней. Поразительно, сколько на планете разнообразной живности, и именно его истинная форма – баран. Вот нет, чтобы быть тигром, - полосатый звереныш из завитков глядел на кудрявого с полочки. Или, может, орлом?.. Блестящие глазки, открытый клюв и остро отточенные когти, нацелившиеся на лосось, безрассудно выпрыгивающему из волн, чтобы пробраться вверх по течению вырезанной на дощечке реки.
Тепло руки на ноге. Улыбнувшись, кондитер наигранно нахмурился, грозно скрестив руки на груди.
- Ну конечно же мне ничего не угрожает, я же чернокнижник! Меня все боятся! Да и к тому же, я пеку слишком вкусное печенье, чтобы навлекать на себя гнев, хах, да ведь?
Сощурив глаза, он приподнялся, выпрямляя спину, демонстрируя, что шея, что видна из-под кудряшек, уже не болит. Ну то есть, терпимо ноет. Ничего страшного. Но Аарот так огорчился…нехорошо. Не стоит разочаровывать хозяина дома, тем более что тот желает добра. Искренне. Это действительно редкость. Нельзя пресекать добрые намерения. Но и просить прямо тоже нельзя,
- Ммм… Ну ладно. Не хочу, чтобы ты на меня набросился не с того ни с сего. Только после чая! Да, чай! А то клевер уже заждался, - облизнувшись, юноша кивнул на баночку изумрудных листочков. Даже просто лежа в баночке, они так и манят, так и зовут…
Хруст сладкого сока.
Как вкусно он будет сочетаться с ярким фруктовым вкусом! Густые яркие пятна зелени и тонкие брызги ярко-желтого…единорог поймет эти цвета? Или его вкус более тонок и изыскан?
Золото, обрамленное рядом черных ресниц в отражении баночки. Ноги, вновь опустившиеся на пол. Хотя, стоит признаться, сидеть на плече было весьма…интересно.
- Как интересно… И этот метод работает на все? Может попробовать петь тесту песни, чтобы печенье было довольным?
Улыбнувшись, кондитер кивнул, с готовностью выполняя все требуемое. Просто так взмахом руки подогреть воду, смешивать, размешивать…как все оказывается просто! Как…магия, пропитавшая весь дом, вложенная даже в кирпичи. Даже чуточку завидно. Самую малость. Капельку.
- Хорошо, - кивнув, кондитер старался молчать, чтобы не прервать заклинание. Даже если это что-то простенькое, но звучит так завораживающе! Как песня. Может, петь печенью и правда будет полезный опыт? Просто загляденье, как наполняется золотом вода, растворяясь легкими брызгами малинового и лимонного, тонкими подтеками растекаясь по всему отвару.
- Чувствую себя настоящим магом-зельеваром!.. А тебя всему этому отец учил, да? А его отец?.. Семейное дело?
Кусочки сахара, звякнувшие о стенки стакана. Широкая улыбка. Неспешными шагами Берти вновь направился к дивану. Как ни как там ждет угощение! И потом еще и рисунок… Щеки покраснели. Ах, до чего же приятно столько внимания к своей персоне! Аж пощипывает скулы и чутка за ушами, переходя к шее…
Поморщившись, оборотень поставил чай на стол, обреченно вздохнув.
- Ну все, попался, попался, знаю… - приоткрыв глаза, лукаво улыбнулся, расстегивая ворот рубахи, чтобы единорогу было удобнее.

+1

56

Такие теплые и родные стены хижины, едва освещенные приятным оранжевым светом. Солнце медленно-медленно закатывается за горизонт, сладко целуя на прощанье бочка румяных фруктов, картины на стенах, корешки ароматных книг, ладошки и лица двух дивных, сидящих на диване. Эльвин улыбался, кожей поглощая едва заметное тепло лучей, преисполненных необъяснимого волшебства, как и все вокруг. Единорог внимательно следил за строительством своей хижины, ни одна комната здесь не была заложена без магии, и поэтому только здесь, - разве что, еще в драконьем замке, - он чувствовал себя в полной безопасности. Правда, замку Аарот все равно предпочел бы деревянный дом, потому что ледяные каменные стены и мраморный пол, поглощающий все тепло и эхом отвергающий звуки, абсолютно не располагал к уюту, в котором жизненно нуждался белогривый. Вот в маленькой кондитерской ему было действительно уютно, даже уходить никуда не хотелось, а это - редкость, ведь обычно алхимик всегда торопится домой, и только в своем убежище может по-настоящему отдохнуть. Эльвин был рад, что нашел еще одно место, способное подарить такой же покой, уют и заряд оптимистической энергии, в своем роде даже уникальной. Нет сомнения в том, что единорог еще не раз туда вернется.
- Тандем магии и рук умелых рабочих - вот чему я доверился, и пока не пожалел. - Улыбка вслед последнему тонкому лучу, прощально выскользнувшему из прохладной комнаты. Алхимик поежился: все же, без огня не обойтись, когда совсем стемнеет, ночь обещает быть холодной. - Ко мне часто приводят больных прямо домой, и не всегда все проходит гладко, сам понимаешь. Кто-то мечется от страха или боли, кто-то вообще возомнил себя великим разрушителем и старается изо всех сил, и всегда требуется немного времени, чтобы совладать с этим... Но, как видишь, ни полки не сломались от тех буйных, ни книги бед не натворили.
Аарот тихо рассмеялся, мягко убирая руку с бараньего колена, а потом состроил нарочито серьезное понимающее лицо.
- Еще бы, ты сам кому угодно поугрожаешь. Но печенье - это да, моя слабость, признаюсь. - Алхимик обезоружено и немного виновато развел руками.
Слава Великой Матери, строгий подозрительный врачебный взгляд возымел свой эффект на отношение барашка к лечебному массажу. По правде говоря, Эльвин не представлял, что именно смущает кондитера и мешает просто насладиться полезной процедурой, - она ведь не такая уж и неприятная. Спрашивать зельевар тактично не стал, только удовлетворенно кивнул и слегка улыбнулся. Надо же, такого еще не бывало, чтоб целитель уговаривал пациента на массаж, но Аароту это показалось по-хорошему забавным и интересным.
- Ну хорошо, договорились. И не надейся, что я забуду. - Совсем оттаяв, единорог улыбнулся и запустил два пальца в баночку с клевером вслед за оборотнем. Тонкая, ломкая, изумрудная зелень, почти прозрачная, заключенная в сверкающие сахарные кристаллики, как в драгоценную клетку. Пальцы бережно держали сие произведение искусства, глаза пристально рассматривали, а потом просто любовались, и очень жалко было есть такую красоту. Но, услышав соблазнительный хруст рядом, Аарот моргнул и забросил листочек в рот. Сладкий букет луговой свежести заставил вкусовые рецепторы расшириться от удовольствия, музыкальный хруст, словно тоненький лёд ломается под тяжестью сапога. Пухлые губы, растянутые в блаженной улыбке. С этой минуты единорог раз и навсегда по уши влюбился в засахаренный руками и фантазией барашка клевер. Слов для выражения своего восхищения не нашел, поэтому просто посмотрел на Вио сверкающим говорящим взглядом и покорённо замахал руками.
Готовить напиток вместе с кондитером было приятно настолько, что единорог нарочно не торопился. Беззвучно улыбнувшись наивному вопросу барашка, он поспешил ответить.
- Можешь попробовать, и обязательно позови меня на дегустацию. Хотя, если твое печенье от пения станет еще вкуснее, я боюсь, что только им питаться и начну. - Единорог, питающийся исключительно печеньем из магазина "Конфе-е-еты". А что, звучит неплохо.
Эльвин был очень рад тому, что смог устроить барашку пятиминутку настоящей магии, в которой он принимал непосредственное участие.
- Да, все мое умение досталось мне от отца. Я прилежно учился, с детства мне травки приглянулись, всегда под носом всякие колдовские штучки с ними происходили... И магию у отца перенял, а он, в свою очередь, в Академии отучился. Его знания, конечно, куда глубже и качественнее моих, но, думаю, годам к 600 догоню его. Мой дедушка был ювелиром, так что алхимия -  отнюдь не семейное дело, хотя было бы интересно, не правда ли? - Подхватив свой стакан, белогривый пошел к дивану следом за Берти. - А...твои родители занимались еще чем-то, или фермерство - основное семейное занятие?
Мягко опуститься на диван, глотнуть из стакана. Задержать сладкую фруктовую жидкость во рту на несколько секунд, наслаждаясь вкусом, с тихим стуком поставить стакан на стол, вдохнуть полной грудью...
Перекошенное лицо барашка ворвалось в эту идиллию, как круги от брошенного в воду камня. Аарот демонстративно закатал рукава и размял пальцы, красноречиво поднимая бровь.
- Ну все, попался, попался, знаю… - Расстегнутый ворот рубашки магнитом притягивал оторопелый взгляд единорога. Надо же, не только не сопротивляется, но и сам, можно сказать, позвал. Аарот придвинулся почти вплотную к барашку, бережно погладил кончики остриженных кудрей, завернул ткань, обнажая шею.
- В этот раз будет не так больно. - Целитель неторопливо принялся за дело со всеми присущими ему тщательностью и усердием. Сильные цепкие пальцы настойчиво массировали злополучную мышцу, ощущая, как она медленно поддается и расслабляется под умелым натиском. Короткие колкие нажимы по ниточке нерва, после мягкие надавливающие поглаживания, успокаивающие ткани. Спустя минут десять закончив с мышцой, Эльвин мягко  размял барашку плечи, ощутимо прошелся кончиками пальцев по задней стороне шеи к волосам, надавил на точки в затылке, которые расслабляли и успокаивали все тело целиком. Легко провел всей плоскостью теплых ладоней по плечам и шее Вио, коснулся тыльной стороной кисти его щеки неуловимо, всего на секунду, подавил желание его обнять...
- Ну как, теперь лучше? - Подняв обратно ворот рубахи кондитера, Аарот встал и отошел немного. За окнами стемнело, и одно из них единорог закрыл, ежась от прохлады. Быстро зажег поленья в камине, и огонь весело заплясал, поедая вкусную древесину и щедро разливая по комнате обволакивающее тепло. Нельзя, чтобы оборотень простудил только что основательно помятую и разогретую шею.

Отредактировано Аарот Эльвин (2012-07-01 11:45:13)

+1

57

Искусная резьба по дереву со вставками более темных и красных изгибов. Так умеют делать только те, кто действительно чувствует дерево, кто знает, как резать материал, чтобы тот оставался красивым, служил долго, и не разваливался на щепки. Моргнув, оборотень вспомнил свои полочки. Просто куски досок, прибитые к стене. Их хотели пустить на растопку печи соседи, но гномиха очень доброжелательно относится к кудрявому юноше, частенько украдкой  щипля кондитера, делая вид, что ему показалось. Вот и отдала ненужные деревяшки. Неровные, с занозами и зазубринами, жутко скрипящие по ночам, так и норовя упасть спящему оборотню на голову. Светлые ровные стены, украшенные узорами дерева, плавными изгибами и пунктирными линиями, почти как потоки воды на стекле. Только пахнет намного приятнее.
- Мда..в моем случае лучше обходиться без магического вмешательства со стороны, - выдохнув, оборотень повесил нос. Над махиной-печкой поколдовал гоблин, всего пара почеркушек – и глупая печь не может выйти из головы даже когда ее нет поблизости! А до конца ли был потушен огонь? Вдруг оборотень вернется не домой, а к очередному пепелищу? А вдруг та руна и правда разрастается, как всегда казалось оборотню? Эти надоедливые трещинки расползаются ближе к краям, и чует баранье сердце, не спроста… Может, подобные заклятья можно накладывать только на приспособленные для этого предметы?..
Тряхнув головой кондитер постарался выкинуть из головы домашние заботы. Как ни как он в гостях, а такое бывает редко. Надо ловить момент и наслаждаться обществом единорога. Кто знает, может, часть его прекрасности передастся и барану?..
Прохладный ветерок, задувший солнце, мягко прогулявшийся по растениям в саду. Мотылек, ползущий по оконной раме. С такими же ярко-желтыми пятнами, как отблески золотых глаз.
Смуглые пальцы, убравшие кудри с лица, вновь вернувшиеся на свое место. Упрямые волосы, и откуда они такие.
- Зельевар, травник, садовод, мастер рун, художник, еще и целитель…сколько талантов! Может, еще и музыкант? Или певец? Слышал, песня единорога может растопить любое горе…а рисунки на стенах твои? – юноша кивнул на картинки в аккуратных деревянных рамочках. Оборотень не умеет рисовать. Хотя, конечно же, хотел бы научиться, но что поделать, нет ни малейшего к этому таланта.  Лучше уж печь печенье. О, а может, стоит совместить, изобретя новое направление в художестве – размазать тесто по холсту, и вуаля! Съедобный экспрессионизм! Хотя сырого теста есть много нельзя, но ведь можно слегка и подпечь, а, если холст будет из огнеупорной ткани, то сквозь волокна просочатся такие маленькие пупырышки, которые, если срезать… Да этот дом просто пропитан гениальными идеями! Надо их куда-то записать побыстренькому, а то ж забудется, вытесняясь чем-то еще более гениальным!
Улыбка на все лицо. Может, не все эксперименты барашка с едой столь плачевны, как ему казалось? Только взгляните, как единорогу понравился клевер! Ну само собой, это же клевер, он нравится всем травоядным! Слишком специфично, чтобы оценили гномы или эльфы, поэтому баночка запрятана в комнате кондитера, а не на прилавке на всеобщем обозрении.
- А если получится что-то не то?  Вдруг от моего пения печеньки скукожатся и самовоспламенятся, чтобы не слышать этот ужас? – рассмеявшись, оборотень быстро замолк, нахмурившись, - Хмм, а тогда бы ведь получилось, что я владею магией разрушения! – коварно сомкнул кончики пальцев, постукивая ногтями.  А что – управление голосом – весьма неплохое начало! Крикнешь – «ЗАХЛОПНИСЬ!» - и враг молчит. «ДАЙ ДЕНЕГ!» - и он послушно швыряет в тебя монетки, чтобы больше не слышать никогда в жизни такого безумного ора…
Барашек, вытянувший печеньку перед двухметровым орком, обвешанным окровавленными черепами, толстенными железными цепями и рубинами, опасно поблескивающими на рогатом шлеме с клыками. Каждый из которых примерно с предплечье юного кондитера. Смердящее дыхание сквозь желтые кривые зубы, опрокидывающие кудряшки назад. Прокашлявшись, барашек тыкнул в бок поющую печенюшку, и, схватившись за сердце, громила роняет свое топорище, вызвав землетрясение. Слезы умиления и сочувствия. Грозный кондитер, гордо задравший нос.
Хммм, а что, было бы весьма неплохо. Но уж слишком утопично. Даа, голова орка бы просто взорвалась от самого факта поющей печенюхи.
Или петь должен сам оборотень?..
- Алхимия и ювелирка…занятное сочетание! Может, умеешь с помощью зелий драгоценные камни выращивать? Говорят, один гоблин умеет делать камни в форме звездочек, сердечек, и даже маленьких енотов, поедающих сыр, - рассмеявшись, Вио отпил немного чая, довольно закрыв глаза. Сладкий вкус, нектаром просачивающийся по горлу, грея изнутри, словно там, внутри, лучики теплого южного солнца, - Ферма – очень трудоемкое дело. У нас очень большое хозяйство. Там и кукуруза, и растения, немного винограда, фруктовые сады, огород, но еще же и живность есть. Коровы, овцы, кони…ууу, высокомерные животные, постоянно смеялись. Но у них же ноги длиннее! И вообще, там был бывший чемпион соревнований! Сломал ногу, и все время злился, что не может больше скакать, обгоняя ветер. Он мне на рога постоянно листья нанизывал. Гад.
Побурчав еще немного, кондитер замолк, поморщившись. Вновь эта противная боль, нитью тянущая к хребту и лопаткам. Мягкие теплые прикосновения. Острожные, аккуратные, точные. Чуть острые линии от ногтей, и мягкие поглаживающие от подушечек пальцев. Руки, разглаживающие и отгоняющие боль… Ее уже совсем нет, лишь приятное покалывание, доходящее аж до кончиков пальцев. Как деликатно и осторожно… Ах, как он касается шеи! Оборотень откинул голову, подставляясь под руки Аарота.
Кровь, горячим потоком разгоняющая мурашки по коже. Глубже дыхание.
Щеки вновь порозовели.
- Мммм, дааа, очень приятно…спасибо! Огромное! – оборотень придвинулся чуть ближе, но единорог спешно пошел закрывать окна. «Нехорошо…» - мысленно пристукнув себя по голове, оборотень хрустнул засахаренным клевером. Он уже не сверкал в закатных лучах солнца. Лишь отблески точек от камина, яркими желтыми полосами просвечивающими прожилками листочков. Тепло, расползающееся по ногам теплыми всполохами.
- Ах, уже стемнело… Постараюсь не засиживаться допоздна, наверняка у тебя есть дела поважнее, чем угощать чаем всяких баранов, - неловко улыбнувшись, Берти потянулся к книге с узорами.

+1

58

- Ну почему же... Если магическое вмешательство тебе будет необходимо, я с удовольствием помогу всем, чем сумею, в любой момент, так что ты не стесняйся. - "Особенно с печкой поговорить бы по душам..." Алхимик вздохнул, представив, как ревнивая кухонная властительница Бартоломео пыхтит и плюется огнем в ответ на попытки Эльвина магией усмирить ее пыл, и как печально тлеют светлые брови, обгорая, и грива отчаянно сопротивляется маленьким язычкам пламени, решившим ее причесать. Хотя, если бы единорог был на все сто уверен в результате, он бы не задумываясь рискнул гривой ради безопасности барашка, но проблема в том, что усилия вполне могут оказаться бессмысленными. Аарот - маг воздуха, а не огня. А пламя, как известно, от воздуха только усиливается. Можно, конечно, начертать защитные руны или что-то вроде, но печь - старая и явно по-своему магическая, она вполне может просто отвергнуть письмена или вовсе не обратить на них никакого внимания. В итоге, выход остается только один: как можно дольше держать беднягу Вио подальше от горячей женщины; пока белогривый видит кондитера перед собой, он спокоен, но в остальное время явно будет переживать за его жизнь, а то мало ли что. Пускай барашек уже давно не маленький, но это не мешает единорогу беспокоиться и заботиться о нем, покорно идя на поводу своих желаний.
Красные от смущения щеки, опущенный заблестевший взгляд.
- Ты меня очень перехваливаешь. Рунописание входит в обучение магией, зельеваром без знания трав быть невозможно, а если ты еще и целитель - это вообще во сто крат взаимовыгодней. Музыкантом я не стал, певцом тоже, хотя если бы тебе было грустно, спел бы в лечебных целях. Да и от художника у меня только аккуратность и упорство, но нарисовать на теле рисунок из этой книги - запросто, сам скоро увидишь почему. - Аарот оглянулся, бросая взгляды на рисунки. - Нет, картины не мои, принес кто-то из клиентов. Нравятся? А ты занимаешься каким-нибудь творчеством?
Ответная широкая улыбка и очередной сладкий хрустящий листочек на кончике языка. Наверное, кондитеру действительно приятно, когда его стряпня нравится окружающим; вон как искренне улыбается. И тепло-тепло от этого на душе, будто сердце превратилось в маленький веселый костерок и теперь постоянно подогревает кровь, заставляя ее быстрее струиться по венам.
Аарот тихо, но от души рассмеялся, представив себе эту картину: поющего барашка и чернеющие в ужасе печеньки, норовящие убежать с противеня.
- Неужели все так плохо? Все же, качество исполнения не так важно, как его искренность, так что попробовать стоит. Ну вот, пожалуйста, теперь в воспаленном единорожьем мозгу поселилась очередная странная идея: непременно услышать пение барашка. Ну и как это осуществить, чтобы после этого гость не убежал восвояси со скоростью света?
Алхимик с интересом слушал рассказ Бартоломео о семейном труде. Фермерство всегда очень привлекало единорога, потому что в такой работе ты максимально сближен с природой, но травы все равно подходили добродушному зверю куда больше, ведь на ферме не обойтись без забивания собственноручно и выращенных же зверей ради продажи мяса и шерсти, а Эльвин бы скорее себе в шею топор вогнал, чем бедной курице.
- Ух ты, сколько всего. Наверное, тебе там скучать не приходилось. Часто навещаешь свою семью? - Похрустев очередным клеверным листочком, белогривый глотнул еще чаю и улыбнулся от необычного, но очень приятного вкусового сочетания. - Ну, Берти... Алхимия вообще подразумевает создание и исследование магических камней, так что в каком-то смысле да, умею. Камни эти, конечно, не драгоценные, но сверкают не хуже, да и свойствами куда полезнее, чем дорогостоящие натуральные. Но большинство клиентов все же предпочитает зелья, потому что их быстрее и дешевле готовить, и использовать проще. Но у меня хранится несколько камешков... - Аарот заговорщически приставил ладонь к губам и кивнул в сторону лаборатории.
Так приятно касаться шелковистой карамельной кожи, мягкой и нежной, совсем не такой, как на натруженных руках. Едва уловимый тонкий естественный запах оборотня казался пряно-вкусным, и его совсем не хотелось выдыхать обратно. Водя сильными узкими ладонями по шее и плечам Берти, Эльвин сомневался, кому из них сейчас лучше. Прикрыв на секунду глаза, единорог вздохнул, а когда веки снова распахнулись, барашек сидел гораздо ближе, и пухлые губы почти касались задорных завитков на его макушке. Аарот решил, что задумался и потерял над собой контроль, поэтому так нависал над бедным ничего не подозревающим оборотнем, единорогу и в голову не пришло, что, возможно, Вио сам придвинулся ближе. Поэтому целитель поспешил к окнам, смутившись.
- Не за что, надеюсь, больше болеть не будет. - Когда огонь совсем разгорелся, Эльвин подправил поленья и вернулся на диван. - Нет, что ты, у меня нет абсолютно никаких срочных дел! Оставайся так долго, как захочешь, хоть до утра, я ничуть не против. - Кивок в подтверждение своих слов и легкая улыбка.
Уложив тяжеленную книгу Бартоломео на колени, Эльвин раскрыл ее. На первой странице красовалась бабочка, исполненная изящными завитыми мазками, и подпись под ней, что это - альцидес аврора, охранный талисман, отливающий синевой при прикосновении. Позволив Вио самостоятельно переворачивать страницы и выбирать рисунок, Аарот вновь запустил ладонь под его рубаху, проверяя, не остыла ли мышца. И хорошо, что проверил, ибо тепло от огня еще не достигло дивана, и шея была гораздо прохладнее бледной ладони.
- Если она сейчас замерзнет, то весь массаж окажется бесполезным, так что ты меня прости... - Целитель выдохнул губами теплый воздух барашку за шиворот и тут же поймал это тепло ладонью, прижимая ее к воспаленной мышце. Там руку и оставил до тех пор, пока комната достаточно не прогреется, а сам уселся ближе к Вио и поудобнее, заглядывая в книгу ему через плечо.

+1

59

Бартоломео вновь съехал ниже, устраиваясь поудобнее. Все же так приятно в гостях! Сам факт осознания того, что тебя пригласили в свое жилище, свое логово и обиталище, где ты можешь посмотреть, как живет существо, увидеть, где он спит, где моет руки, и даже собственными глазами заглянуть в его шкафчик, узнав, какой любимый чай! Единорог явный знаток чая. Такой коллекцией может похвастаться только опытные травосборщики или торговцы специями! Значит, блондин любит посидеть подолгу и с кем-нибудь поговорить во время неторопливого распития чего-то экзотичного. И сейчас подобный шанс выпал на долю рогатого! Поболтать о всякой всячине дома у алхимика, которого встретил только сегодня утром! А ощущение, словно знакомы уже много времени… Глубокий вдох, выдох.
«Как мило с его стороны предлагать помощь», - юноша поджал губы. Вообще кондитеру бы очень даже не помешало вмешательство знающего эксперта в разговор с печкой, но единорог специализируется больше по каминам. Они сговорчивее. Но, увы, слишком громоздки и дороги. Или пережженные печеньки, пожар и куча ожогов стоят дешевле, чем купить новую надежную печь? Нет, просить еще о помощи будет верхом наглости. Может в будущем как-нибудь…
Тепло искорками начало плясать возле пальцев ног, сплетаясь со сладким привкусом чая, заставляя сердце биться чуть чаще, чтобы разнести приятное чувство по всему телу. Запах клевера, тоненькие волокна растения, рассыпающегося паутинкой на губах. Интересно, единорогу тоже клевер кажется вкусным? Или для него самое вкусное лакомство что-то другое? Хотя просто невозможно придумать что-то вкуснее чем эти маленькие изумрудные хрустяшки-вкусняшки?!
Облизнувшись, оборотень коснулся пальцами губ, чтобы крошки сахара не просыпались на ноги. Чуть золотистые кончики пальцев от блеска глаз. Золото, отливающее яркими пятнами пламени, раскаленные брызги, обрамленные черными ресницами.
Вновь  хруст. Кусочки фруктов.
- Мм, мне казалось – руны – это как отдельный подвид магии. Как и чернокнижье. Узкая специализация. Но я все равно ничего не понимаю в этих почеркушках…я с трудом почерк матери понимаю, а каракули врачей мне и вовсе неведомы. Но, может, мне и не следует это знать? Может, в этом и смысл?.. Каждому свое, и…и..знание может быть разрушительным в неумелых руках, как говорят. Впрочем, незнание еще хуже?.. – сощурив глаза, оборотень замер. Казалось даже кудряшки зашевелились от столь внезапного умственного процесса. Стакан, замерший на полпути. Розоватые разводы от маленького красного кусочка посреди желтого. Но ведь и правда есть над чем поразмыслить! И почему именно сегодня в голову лезет столько продуктивной информации, которую можно будет использовать как предсказания в новые печенюшки-предсказания, которые только еще в проекте! А, ну вот опять! Печенья с предсказаниями и мудрой мыслей на день грядущий... Бумажка, срочно нужна бумажка или дополнительный ящичек в голове.
Глоток чая.
Пальцы погладили страницу тяжелой книги  на коленях.
- Да, симпатичные, но несколько наигранные я бы сказал, во всех есть принцип «театральности» - впереди что-то темное, это как кулисы, затем основной план, действо, и на заднем плане, уходящим в синеву, декорации. Этому учат в школах художеств. Сестра раньше туда ходила. И у нее была фирменная кисточка, чтобы делать такие полосатые текстурки, - нахмурившись, оборотень изобразил пальцами ножницы, отстригающие завиток челки. – Жаль я не одарен талантами. Из творчества только художественное разлитие крема на тортах. Но очень хотелось бы научиться играть на банджо…. Знаешь, что это такое? Танцевать я умею, а вот играаать…руки..они…ммм…
Бартоломео грустно смотрел на руки. Обожженные некрасивые пальцы, в боевых ранениях, с потрескавшимися ногтями. Но ведь они не настоящие. То есть, не истинные, не копыта, а…какие-то непонятные отростки, ими труднее управлять и заставлять делать что-то правильно. Но оборотень уже столько времени пребывает в таком виде, на двух ногах, а не с рогами. Так что же теперь истинно? Может быть в этом и суть оборотней? Застрять где-то посередине. Быть слишком развитым зверем или недоразвитым двуногим. Интересно, что чувствует единорог? Он ведь более совершенное и цельное существо.
Слишком личный вопрос.
Перевернул страницу. Незабудки, вплетенные в иероглиф.
«Петь?» - полуприкрыв глаза, ноша почесал нос запястьем. А что, может быть неплохой идеей. Но для этого барашку понадобится немного вина, чтобы быть чуть смелее. То есть, пфф, что за глупости, бараны сами по себе бесстрашны, да еще и с бонусом от принадлежности к Темным, коим просто неведом страх по определению…
Шелест бумаги. Паутина, обволакивающая маленьких птичек.
- Не, я с ними уже лет десять не вижусь. Как перебрался в Дальет, пообещал, что без звания шеф-повара Дальет не вернусь, и…обмениваемся письмами, подарками. Туда недели две добираться, далеко! Они хозяйство низачто не бросят, да и не хотят. Дом для них – это все. Поэтому я высылаю им подарки…
Вновь шелест страницы. Бревно, на котором столкнулись лбами две козы, не желающие уступать друг другу дорогу. Как красноречиво и в тему.
Хмыкнув, юноша продолжил искать нужное.
- Несколько?... А..камени, кристаллы, они не..не опасны?.. Можно взглянуть? Или они очень хрупкие?.. Я…я аккуратно, обещаю! – встрепенувшись, оборотень оторвался от разглядывания рисунков, впившись любопытным взглядом в единорога. Неужто он хочет доверить ему, чернокнижнику, настоящий артефакт? Ну путь даже позволить просто глазком взглянуть, как же интересно! Камни, выращенные магией. Маленькие хрустальные големы! Рукотворные кристаллы!
- Д-да?.. Могу остаться?.. – улыбнувшись, кондитер закрыл глаза. Кажется, Аароту просто одиноко коротать вечера? Странно, он ведь интересный, энергичный, неужто ему не хочется прогуляться с друзьями? Или это какой-то коварный план?.. Золотые глаза распахнулись, - А? Что делаешь?.. – юноша обернулся, внимательно следя за руками единорога. Горячие пальцы, ползущие по коже, по только что вылеченной шее. «Не застудить?.. Первый раз такое слышу» - смутившись, Вио кивнул. Какие же приятные руки…мягкие поглаживания, горячее дыхание. Ресницы дрожат.
Мурашки по коже.
Подсев чуть поближе, Берти выгнулся, чтобы алхимику было удобнее держать руку.
- А вот это что значит?.. – оборотень остановился на рисунке змеи, завязанной узлом, на обоих концах которой по голове. Похоже на символ нескончаемого голода. Наверняка это из какой-то легенды, и наверняка интересной. - О! Вот это мне тоже нравится!.. – наклонив голову на бок, оборотень довольно разглядывал узор из поразительно знакомых листочков четырехлистных клеверов. Венок, переплетающийся с изящными лозами винограда и маленькими жучками. Хотя, если приглядеться, то эти лозы уж очень схожи с косточками, а виноградины как-то напоминают детские ручонки… Встрепенувшись, Вио обернулся на хозяина дома.

+1

60

Какой скромный барашек. Соблюдать некоторый такт было очень мило с его стороны, и на его месте Аарот поступил бы точно так же, но со своей позиции его кольнуло негодование. Единорог был уверен в том, что оборотень будет очень даже не против серьезного разговора с его печью, ибо кому приятно обжигаться каждый день по нескольку раз? Но, может, он считает, что внимание Эльвина избыточно и слишком уж навязчиво, и поэтому пытается слегка отстраниться от этого?.. Хотя нет, непохоже, выглядит вполне довольным. Аарот махнул рукой, решив, что рано или поздно все равно доберется до печи и постарается ее утихомирить, даже если не получит на это прямого разрешения от хозяина. В данном случае безусловно милая скромность грозила сыграть с барашком злую шутку, что будет стоить ему нескольких десятков новых ожогов и даже пары шрамов.
Тающие сахарные льдинки, мягко обволакивающие кончик языка. Пальцы, засахаренные тоненьким слоем инея, так похожие на странного вида сладость. Сытый по горло единорог едва сумел остановить себя от поедания непревзойденного клевера, теплым довольным взглядом поблагодарил гостя за принесенное лакомство и принялся потихоньку потягивать остывающий чай. Приятная сладость, которой никогда не бывает много, привкус ананасов и очаровательных листочков, блаженная улыбка на губах. Как, все-таки, хорошо, что Бартоломео заглянул в гости к алхимику и подарил уже столько приятных впечатлений, а ведь обещающий быть долгим вечер еще только начался.
- В каком-то смысле, ты прав, есть отдельное учение по рунам. Я владею только теми, что хотя бы косвенно связаны с магией воздуха, но таких достаточно много, и польза от них огромная, если правильно применить. - Наблюдать за мыслительным процессом Вио оказалось еще забавнее, чем за его обычным состоянием, и Эльвин притих не надолго, позволяя смышленому оборотню хорошенько пораскинуть мозгами. Пристальный взгляд, слегка загадочная улыбка. Тихие слова, вкрадчиво проникающие под темные кудряшки к небольшому смуглому уху. - Конечно. Ничего хорошего ведь не получится, если кондитеры пойдут махать кузнечным молотом, алхимики - охотиться на лесную дичь, а ювелиры - готовить вино. У каждого свое дело, и чем больше времени и внимания оно отнимает, тем совершеннее получается результат, ты молодчина. Подумай над этим, ладно?... - Снова тонкий, прозрачный намек на то, что в Академии барашку придется туго, и пользы с этого будут крохи даже для него самого. Вот печеньки - это другое дело, в этом оборотень просто на высоте.
С интересом слушая Бартоломео, Аарот в который раз за вечер от души рассмеялся, представив, как девчушка отрезает кусочек бараньей шерсти и делает себе из нее кисточку для специальных целей, ну до чего же забавно! Кажется, барашек там у них был просто нарасхват в буквальном смысле, а его юмор и умение посмеяться над самим собой просто поразили и одновременно покорили единорога; так редко встретишь подобное в мире кичащихся своим величественным великолепием, напыщенных дивных существ.
- Признаться, я их не особо рассматривал. Это своего рода трофеи, да и в интерьер, вроде, вписывается, вот и висят. - Мягкая улыбка, а затем - демонстративно закатанные глаза. Что значит "не одарен талантами"?! А вкуснейшее печенье - это вообще что? Аарот едва не задохнулся негодованием. - Сладости - вот твой талант. И, Берти, руки у тебя прекрасные, по ним можно рассказывать истории. Вот, например... - Тонкая бледная ладонь бережно подхватила смуглую изрытую шрамами, и палец мягко уткнулся в одну из темных полосок. - ...как появился этот, помнишь?
Немного погрустнев, Эльвин исподлобья смотрел на кондитера. Так далеко, оторванный от семьи в довольно раннем возрасте...есть ли у него хоть кто-то родной, к кому можно всегда придти с любой просьбой здесь, в Дальет? Спросить об этом не решился - вряд ли это хоть как-то касается белогривого, а чрезмерное любопытство никем не приветствуется.
- Как жаль... Скучаешь по ним? Им, должно быть, тебя очень не хватает. - "Мне бы на их месте ну точно не хватало." Пришлось в буквальном смысле прикусить язык, чтобы не озвучить эту мысль.
Оживление барашка вызвало довольную теплую улыбку. Единорог призадумался, представляя себе лицо кондитера, когда он заглянет в маленький резной сундучок красного дерева, доверху наполненный кристаллами всех возможных цветов, форм и размеров. У Аарота был даже один в запасе, который он мог бы с наслаждением подарить Вио на память и на всякий случай, - та безделушка оберегает от физических травм вроде ушибов и переломов, - но он сомневался, согласится ли кондитер принять подарок. И решил оставить размышления об этом на потом.
- Конечно, показать - это запросто, только они в лаборатории лежат. Выберешь рисунок - пойдем туда за хной, и посмотришь, обещаю. - Добродушная улыбка и едва слышный смешок сорвались с пухлых губ. - И нечего так осторожничать, это же камни, случайно их активировать практически нереально. - Эльвин легонько кивнул обратно на книгу, мол, выбирай скорее, и все увидишь.
Мелкие мурашки на смуглой коже от горячего дыхания. Все же, барашек явно ощутимо остыл, хоть сам, возможно, этого и не чувствовал. Тепло от камина расползалось медленно, Аарот и сам ежился от прохлады, бережно согревая еще недавно болевшую шею кондитера. Кивок, оставшийся незамеченным.
- Буду рад, если останешься. Это так здорово, когда ты не один. А то все книги да книги...
Убедившись, что выбор рисунка полностью завладел вниманием оборотня, единорог уселся поудобнее, облокотившись о спинку дивана. Осмелев, Аарот аккуратно привлек Бартоломео к себе, удобно устраивая его на своей груди, как в кресле. Рука обвила барашка за пояс и накрыла уже теплую шею, создавая воздушные объятия, вторая ладонь, тоже обвившись вокруг талии оборотня, расслабленно повисла. Длинные белые волосы, свисающие Вио на плечо. Тепло, мурашки по постепенно согревающемуся гибкому телу. Устроившись, Эльвин вздохнул и начал длинный рассказ.
- Это - ничего особенного, венчальный венок, сулит счастье в личной жизни, переливается и играет хрустальную мелодию по желанию. А вот змея... - Тонкие пальцы легонько погладили мышцу. - Имя этому существу амфисбена, она издревле считается символом зла и коварства. Говорят, что родилась во времена Великой Войны из крови убитого дракона, росла с чудовищной быстротой и питалась трупами солдат. Две головы потому, что у нее столько яда, что он не может весь выйти через одну пасть. Глаза амфисбены горят, - будут и на коже гореть, - а сама она такая горячая, что растапливает снег. Рисунок тебя не обожжет. - Аарот коротко перевел сбившееся дыхание. - Эта тварь может двигаться в обоих направлениях: засовывает одну из голов в другую и катится колесом. Застать врасплох ее невозможно, несмотря на то, что зрение, говорят, у нее слабоватое. Но также амфисбена обладает и полезными свойствами: из ее яда можно приготовить универсальное сильное противоядие, кожу используют для лечения простуды, а если эту самую сухую кожу путник обмотает вокруг дорожного посоха, то в путешествии ему не опасны никакие другие рептилии. - Улыбка. Бледный подбородок едва-едва касается темных кудряшек. - Впрочем, это все только мифы, сам я ни этой твари, ни ее яда, ни кожи в жизни не видал. Ну, что думаешь? - Размыкать объятия абсолютно не хотелось, как и вообще шевелиться. На благородном лице застыло явственное умиротворение, поглощающее все остальные чувства и эмоции.

+1


Вы здесь » Dal'et » Флешбэк » Печенье, копыта и големы