Dal'et

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dal'et » Гелвен » Дом Камео Лукаса Ин- Саннера


Дом Камео Лукаса Ин- Саннера

Сообщений 61 страница 63 из 63

1

Любовь эльфов ко всему изящному и красивому проявляется даже при выборе ими жилища. Дивный народ – эстеты, что тут скажешь. И Главный Целитель Дальет – не исключение.
Двухэтажный дом из серого камня с черепичной крышей дышит спокойствием и уютом. Справа от основного здания находится небольшая терраса под стеклянным куполом, где Камео любит устраивать чаепития с друзьями в теплое время года – для этого там имеются  кресла, обитые темно – синим шелком, и столики из вишневого дерева.
Немного дальше с левой стороны – ажурная  беседка созерцательного, так сказать, назначения – Камео любит там читать и размышлять. Прямо перед домом  – небольшой пруд с каменным мостиком, где живут любимцы эльфа – две пары белоснежных лебедей. Кстати, у Целителя имеется еще и аналогичного окраса кот Аррис. Деревья – секвойи, клены, тополя, ивы… Цветы – ромашки, маргаритки, хризантемы, пионы, даже несколько кустов роз… Романтично?  Немного. Ведь здесь живет эльф , не забываем.
Что касается внутреннего убранства дома, то тут царствует изысканная простота. Просторные комнаты с большими окнами – чтобы было много солнца. Пушистые ковры и бархатные гардины. Цвета стен – белый, фисташковый, темно – синий, лавандовый. В такие же оттенки выкрашены и стены. Однако лаборатория, в которой Целитель колдует над своими лечебными зельями и где хранятся все редкие ингредиенты,  представляет собой торжество черничного и серебристого – эти цвета его вдохновляют. Безделушек минимум – только чрезвычайно тонкой работы вазы, статуэтки и пастельные пейзажи. Оружие, разумеется, хранится в тайнике.
Заборы? Ах, да. Они ему не нужны. Защитные заклинания работают безупречно – враг, как говорится, не пройдет.

увеличить

Отредактировано Камео Лукас Ин - Саннер (2010-12-14 23:23:32)

0

61

Вполне понятно было, что смерть близкого друга принять тяжело, если не невозможно, но здесь целитель уже ничем не мог помочь, свои обязанности он исполнил, но только на половину - еще предстоял визит к родителям Ин-Саннера, визит, которого мужчина опасался гораздо больше, представляя, каким ударом такая новость станет для пары.
- Сейчас нельзя, - целитель коротко вздохнул. - Сейчас туда никого не впускают, - вдаваться в подробности мужчина не стал, умолчав о том, что сейчас тело Камео готовили к погребению. На теле эльфа было много ран, каждую из которых следовало зашить, постаравшись, чтобы от шрамов осталось как можно меньше следов. - Полагаю, можно будет через день-два...
Точного времени известно пока не было, эту информацию уже позже должен будет сообщить заместитель Камео, который с этого дня мог считаться главным целителем, но пока что его так называть еще никто не мог - язык не поворачивался. Да и родителей эльфа в любом случае пустят к нему первыми...
- Я пришлю вам вестника, как только вы сможете прийти... - посмотрев на то, как у юноши дрожат руки, и в каком он вообще состоянии, лекарь добавил: - Дать успокоительного?..

0

62

Глубоко вздохнув, Бартоломео медленно выдохнул, стараясь нормализовать дыхание. Хотя как…как можно успокоиться в такой ситуации?!
- Нельзя…увидеть…почему? С ним настолько все плохо?..
Берти отмахнулся, пожалев о своем вопросе. Даже если его любимый весь разобран по косточкам, хочется запомнить его прекрасным и счастливым, каким он был всегда. Стоп, да какое запомнить! Это все лишь глупая шутка, и Камео просто задержался на работе в очередной раз увлекшись врачеванием. Он уже несколько раз пропадал вот так, когда в Дальет приезжал какой-то заморский иглоукалыватель, распространяющий какой-то новый метод лечения болезней спины. И потом Ками пытался попробовать что-то из этого на оборотне, но вместо иголок просто нажимал на какие-то точки на спине барашка…аххх, какой божественный массаж…
Неужто….неужто такое больше теперь никогда не повторится? Никогда не будет его мягкой снисходительной улыбки, его теплых рук, смеха…больше никогда Ками не войдет в дом, ласково обнимая барашка и пробуя, что кондитер придумал им на ужин. Никто не будет слушать ворчание оборотня про глупых клиентов, которые не могут выбрать между апельсиновым и  ягодным мороженым, хотя выбор очевиден. И никто е будет лечить раны, чтобы они затягивались от одного лишь прикосновения, а не от лекарств. И шрамы…теперь они никогда не заживут. Наоборот, разрастутся. Особенно тот, что теперь медленно начал просачиваться на сердце.
Дрогнувшее пламя свечи, сбивающее каплю воска на подсвечник.
Закрыв глаза, Бартоломео встал со стула.
- Мм, нет, успокоительное не поможет. Я…я бы хотел остаться один сейчас. Тогда зайду в больницу через перу дней.
Медленно юноша направился к двери, провожая незнакомца. Нахмурившись, он сжимал руки в кулаки, чтобы дрожь не была столь заметна.
Этот дом, их дом, теперь опустел. В нем нет смысла жить кондитеру одному, без любимого. Его дом сгорел. Ками просто пустил к себе пожить. Здесь все пахнет эльфом, сладко, с оттенком ежевики. Той, которую они совсем недавно ходили вместе собирать в лес. Кто бы мог подумать, что это было последнее приключение вместе. Как жестоко… Нет смысла…теперь как-то во всем теперь меньше смысла.
Надо собрать свои вещи, оставить любимого в покое, раз он решил оставить барашка. Нечестно! Почему именно сейчас?
Почему…
Надо…что теперь надо?..
Вздохнув, Бартоломео вновь сел за стол, разглядывая пламя свечи.

0

63

Пляшущий яркий огонек, освещающий желтым пятном стол, дрожащую тень, грязь под ногтями испачканных рук. Как маленькое солнышко, освещающее что-то действительно теплое среди кромешной тьмы чернокнижьей души, грязной и несовершенной, как эти пальцы, изрезанные ожогами.
Золотые глаза уставились на руки. Короткие, неказистые, с поломанными ногтями.
Бледные длинные пальчики, мягко поглаживающие эти  уродливые руки. Нити темных ежевичных волос, опускающиеся на плечи, теплое дыхание, мягкие губы, касающиеся кудрявого затылка. Темно-синее одеяние, длинными рукавами с рисунком лепестков цветущего персикового дерева, касающееся плечей, мягко обволакивая, руки, ласково обнимающие шею.
«Мое милое облачко…»
Вздрогнув, кондитер оглянулся.
Никого. Лишь тишина, и мерно покачивающиеся растения в саду.
Как много здесь было хорошего. Почему-то сейчас вспоминается именно хорошее, словно ничего плохого никогда и не было. Да по сути и правда ведь не было. Ками – действительно прекрасный эльф, красивый, умный, мудрый, добрый, преданный, честный…в отличие от барашка, слишком глупого, чтобы понять, что за счастье было здесь, совсем рядом, совсем близко, и он просто не успел его отыскать, предпочтя рыться в грязи собственной кондитерской. Дома. Нет, домом должен был стать именно этот дома, а то – лишь огарки былой жизни.
То есть, нет, уже снова именно это и будет домом. Грязь и чернота. Угольки. Такие же черные, как и шерсть барашка. Какой должна быть душа чернокнижника. Впитать всю злобу до конца, испив свою участь до конца.
Судьба.
Еще на шаг ближе к мечте, и на бесконечность дальше от счастья.
Надо собрать свои вещи, оставить Ками в покое. Хотябы сейчас сделать что-то достойное, а не раздражать своей слабостью и нытьем достойного благородного эльфа.
Закрыв глаза, оборотень провел рукой по столу, расправляя скатерть. Потушил свечу. Коллекция стаканчиков, украшенных перламутром. Чашечки с пляшущими цветами. Совсем недавно они вдвоем устраивали чайный фестиваль, пробуя несколько десятков сортов чая с самых разных уголков мира. Был даже тот редкий южный чай, что выращивают в соседней деревне, дорогой, навевающий воспоминания о сестрах, о ферме… Может, это был знак?
Собрав в комнате мешок со своими пожитками, оборотень прибрался, забирая вещи из шкафа. Точнее, одну вещь. Барашек всегда предпочитал не путать свои шмотки с одеждой любимого, как ни как это личное дело каждого, и одеяния для столь утонченного существа – святое, нельзя их путать с самодельным тряпьем.
Закрыв глаза, юноша вздохнул. Пару месяцев назад они ода ходили к портному, чтобы сшить кондитеру свадебный наряд на заказ. Барашек как всегда упирался и брыкался, - он и сам сошьет не хуже любого профессионала.
Белый шелк, расписанный и расшитый красными узорами, традиционными для южных земель.
Дальше…
Спальня. Темные длинные волосы на подушке, спускающиеся вниз, прядкой скользнув по пухлым изящным приоткрытым губам, пальцы, мягко царапающие ногтями смуглые обожженные руки, чарующий взгляд янтарных глаз из-под длинных темных ресниц, дыхание на ухо. Поджав губы, Бартоломео заправил кровать, разглаживая, чтобы не было ни единой складочки. Как вкусно пахнет, словно он тут, словно никуда и не уходил, и все это время лишь отсыпался, дожидаясь, пока Берти вернется.
Но он не вернулся. Не успел.
Ванная.
Мыльце с запахом апельсина.
Вытерев покрасневшее от слез лицо, юноша аккуратно закрыл дверь, упираясь лбом в деревяшку.
Куда теперь идти? Не имеет значения. Все теперь не иметь значения. Дурацкая кондитерская…если бы не глупый пожар, Берти бы успел в больницу, к Ками, и обязательно бы спас милого….и был бы сейчас счастливым барашком…
Судорожно выдохнув, оборотень медленно поплелся по дороге.
Да, это кондитерская все виновата. Даже сгорев, она не хочет отпускать своего работника, как призрак, усевшийся на спине и постоянно грызущий теплое мяско.
Она отняла Ками…она…

==> магазин "Конфе-еты"

+1


Вы здесь » Dal'et » Гелвен » Дом Камео Лукаса Ин- Саннера