Dal'et

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dal'et » Западный тракт » Лесной пруд, неподалеку от Дальет


Лесной пруд, неподалеку от Дальет

Сообщений 61 страница 90 из 109

1

http://uploads.ru/t/P/H/m/PHm7j.jpg

0

61

- Да, пожалуй, - ответил Лис, целиком и полностью полагаясь на Кассиэля. И какие могут быть возражения в этом случае, когда лучше что-то делать, чем не делать ничего.
Дети они такие… такие непоседливые, - уголки губ тронула легкая улыбка, ведь это и к нему самому относилось лет  так 60 назад. – Только теперь тем более до святилища не доберемся. Грустно. Значит, обратно в город. Остается вопрос – как.
Доминик поднялся на ноги и, заправив непокорные прядки волос за уши, вопросительно посмотрел на дракона.
- Его, наверное, на руках придется нести. Хотя, может быть, ему и понравится в воздухе.
В это время единорожек шевельнулся и спросонку испуганно глянул на мужчин. Что бы его успокоить, оборотень вновь присел на корточки. Радовало хотя бы то, что нога у малыша перестала болеть, но это не значило, что перестанет болеть душа, пока он не найдет своих.
Если, и правда, ему не к кому возвращаться? Надо что-то делать, надо что-то делать…
- Не волнуйся, малыш. Мы тебя тут не оставим, - он старался говорить как можно более успокаивающе. – Ты ведь не можешь пока ходить сам? Мы тебе отнесем. Хочешь, в город, там тоже живут единороги. Или, может, ты в другое место хочешь попасть?
Единорожек перевел вновь наполнившиеся слезами глаза на лиса, но пока старался не всхлипывать.
- Не хочу.. больше, - тихо произнес он. – Куда хотите, только подальше.
Вспомнив свои ужасы, ребенок снова тихонько заплакал. Доминик осторожно коснулся светлой макушки и погладил.

+1

62

Кассиэль легко поднял малыша на руки. Единоржка почти ничего и не весил.
- Идем. Нам повезет, если мы к ночи доберемся до города. Тебя как зовут, отважный путешественник? - обратился он к плачущему мальчику.

- Кидан, господин дракон, меня зовут Кидан Анри. На нас напали волки, и я не уверен, что кто-то из селения уцелел. - произнес он делая над собой усилие.

- Одного единорога, прибежавшего в город за помощью я видел. Единороги - прекрасные бегуны, куда до них волкам. Так что уцелевших, я думаю, будет куда больше. Тем более, что Тайная стража уничтожила стаю. Возможно многие из селения убежали и укрылись в глубине леса. Так что не спеши хоронить близких. Мы постараемся их найти. - проговорил Кассиэль задумчиво.

Дорога по лесу затянулась. То ли тропинку они выбрали неправильную, то ли с пути сбились, то ли леший решил подшутить над городскими жителями, однако тракта не было видно и впомине.
Вечерело. На потемневшем небе начали выступать первые звезды, пока еще бледные и еле различимые. Громче запели птицы, провожая теплый воскресный день, им ответили цикады.

- Кажется нам пора подумать и о ночлеге. В темноте мы только еще больше заблудимся. - повернул голову к Доминику дракон.

Словно кто-то услышал его слова. На поляне, куда вывела из тропинка, в самой ее середине стояла хижина. Небольшая и несколько покосившаяся, но тем не менее еще достаточно крепкая, чтобы послужить трем путникам местом для ночлега.
- А вот и убежище. Идем, попробуем обустроиться до темноты. - улыбнулся Касс лисенку:- Конечно, это не каменные палаты, но уж лучше так, чем под открытым небом.

+1

63

После того, как с печальной находкой более-менее определилось, и мальчик, обхватив дракона за шею, со сторожкой доверчивостью прижимался к его груди, Доминик тоже успокоился и теперь шагал рядом, если это позволяла едва приметная тропинка, петлявшая меж кустов и деревьев, то забегал вперед или двигался следом. Статная фигура радужного с единорожком на руках то и дело притягивала взгляд, и временами Лис едва заметно улыбался, согретый воспоминаниями о том, что еще недавно сам прижимался к груди как этот подобранный ребенок, и светлой, почти детской уверенностью, что Кассиэль способен решить все проблемы чуть ли не мановением руки. Ведь даже волчью стаю уже уничтожили, так что нечего больше бояться, все будет хорошо. Он настолько погрузился в свои мысли, что не особо задумывался о том, куда они идут - главное, что направление верное, во всем остальном полагаясь на дракона, тем более, что он очень смутно представлял, куда их занесло и насколько далеко от Дальет. Поэтому слова Главы Совета о возможности заблудиться повергли оборотня в легкое смятение. Казалось невероятным, что самый могущественный из драконов может заблудиться в собственном мире как самый обычный дивный.
- Наверное, я еще долго буду удивляться. Я ведь еще так мало знаю тебя, - лис украдкой посматривал на радужного. Почему-то при каждом взгляде оборотню казалось, что в груди распускается теплый и нежный цветок, и замирает в ожидании не менее нежного и прекрасного появления бабочки. - Мало знаю Главу Совета, а Кассиэля знаю еще меньше.
- Ночлег? Да, похоже, придется заночевать в лесу, господин Касс, - бодро откликнулся юноша. Сам он ничуточки не устал, и мог бы всю ночь трусить по лесу, но прекрасно понимал, что с ношей на руках, пусть по началу и кажущейся невесомой, рано или поздно захочется отдыха.
- Мы могли бы… Нет, я подыщу подходящее место…
Однако искать даже не пришлось, они почти уткнулись носом в покосившуюся, крытую дерном и от этого почти неприметную избушку. Доминик оббежал ее почти кругом прежде, чем нашел низкую, сколоченную из грубых потемневших от времени сучковатых досок дверь с приткнутым же сучком вместо ручки. Парень загнал подальше шевельнувшееся в груди неясное, но неприятное чувство и осторожно постучал.
- Господин Касс.. кажется, дома никого нет, - поделился он своими мыслями с подошедшим драконом и тронул дверь. Та неожиданно легко подалась и медленно открылась с тихим протяжным, словно стон, скрипом. Нос оборотня уловил запахи кострища, паленой шерсти, сушеных трав, плесени и того, чему он почти не знал определения – легкого намека на тлен, сопровождавший запах затхлости и старости.

+1

64

- Дааа... Хозяев тут давно не было. Не один год она пустой стоит. Ни одного свежего отпечатка магии. Ну да ничего, мы ее живо в порядок приведем. - Кассиэль осторожно посадил малыша на траву возле избушки.
Чтобы войти во внурь ему пришлось наклониться. На драконий рост покосившийся дверной проем явно рассчитан не был.

Первым делом Кассиэль распахнул окна, заставляя свежий ночной ветерок ворваться в дом и вынести из него всю пыли и запах плесени.
Дом ему и самому не нравился. Было в нем что-то нехорошее. Но малышу нужно было отдохнуть, и набраться сил. Доминик по воздуху путешествовать не мог, а оставлять его одного ночью в лесу Касс не согласился бы ни за что. Лес, даже самый ласковый и мирный днем, ночью наполнялся хищниками.

- Пока я тут грязью займусь - поищи чего из хозяйских запасов, может чего осталось. Ребенка кормить нужно. - улыбнулся он лисенку, украдкой легко приобнимая его за талию и тут же отпуская. Негоже на глаза у детей миловаться.

Он простер руки над полом и по нему побежал резвый ручеек, становясь все шире и шире. Щелей в полу было более чем достаточно, для того, чтобы вода, смыв накопившуюся на полу, грязь утекла прочь.
Теперь по-крайней мере можно было позвать сюда Кидана.

+1

65

Доминик, поморщившись, сунулся следом, но даже с его невысоким ростом пришлось наклонить голову, чтобы пройти в дверной проем, а еще широкая драконья спина закрывала обзор.
- Интересно, кто тут жил такой маленький? – чтобы как-то разогнать липкую, как и запах, тишину в хижине, тихо спросил оборотень, пытаясь осмотреться. Толку от двух, распахнутых Кассиэлем, небольших окошек было немного, но свежий воздух все же разбавил затхлость запахами ночного уже леса. Света или лучину поискать оказалось недосуг, потому что от теплых рук зажмурится хотелось и замурчать от удовольствия, как умеют лисы, а потом пришлось срочно на лавку прыгать, чтобы ноги не замочить, пока дракон генеральную помывку пола устроил.
- Да, хорошо, посмотрю, может зерно или сухари еще мыши не сточили, - откликнулся оборотень, успевший свыкнуться с темнотой, густо окутавшей углы небольшой комнатки, разделенной перестенком на две части. Оставив Кассиэля разбираться с малышом, Лис принялся обшаривать полки, натыкаясь на обломанные пучки трав, рассыпавшихся от прикосновения едва ли не в пыль, и пустые или наполненные каким-то мусором глиняные плошки. Беглый осмотр ничего не дал, и парень перебрался за перегородку. Сумеречное зрение выхватило из потемок низкий топчан, заваленный каким-то хламом, такой же древний сундук и очаг. Над кроватью висело еще несколько полок, и Лис подошел ближе, намереваясь их обследовать прежде, чем тянуться к сундуку. Дурноватый запашок усилился. Парень снова поморщился, подгоняя себя побыстрее закончить с неприятным делом. Хотелось снова и скорее прижаться к дракону, и волки с ней, с провизией, не умрут от голода до утра, только ребенка жалко, голодный ведь.
Только я понятия не имею, чем питаются маленькие единороги, - он растерянно потер острый подбородок, и встал ногой на край топчана. – Может ему травки хватает, или молоко надо… - но додумать мысль до конца  не успел.
- Ой!
Под сапогом что-то тихо и  отвратительно хрустнуло, так что сердце екнуло. Так трещать могли… кости. Доминик подорвался и отскочил почти на середину комнаты. Но кучи тряпья на топчане осталась недвижимой. Миг вязкой тишины показался вечностью, и вдруг сверху вороха что-то с шорохом заскользило вниз и с тихим шелестом шлепнулось на пол.
- Касси… - тихо позвал оборотень, от дурного предчувствия вмиг забывший о конспиративной кличке Главы Совета, просто дыхания не хватило на всю длину имени.

+1

66

Голос Доминика был встревоженным . И Кассиэль, отложив дела, заглянул в комнатку, куда удалился лисенок в поисках чего-нибудь съестного. Сотворив несколько огоньков, чтобы они осветили помещение. Как оказаолсь весьма во время. Кроме скелета прежнего хозяина избушки, дракон обнаружил еще и змею, явно рассерженную тем, что ее потревожили. Разбираться долго радужный не стал, ибо времени на это не было. Он просто сжег пресмыкающееся, явно нацелившееся на потревожившего ее обидчика.
- Прости, я только защищал то, что для меня дорого. - проговорил он, обращаясь к духу погибшей.

Он внимательно посмотрел на лисенка, гадая про себя успела ли гадина его укусить.
- С тобой все в порядке? - спросил он подходя поближе.

На труп сейчас он не обращал ни малейшего внимания. Мертвых не стоит бояться, живые  - гораздо опаснее. Куда больше сейчас он волновался за своего юного любовника, которого могла укусить потревоженная рептилия. А труп, гоблин с ним, столько времени лежал и еще полежит. Душа хозяина уже далеко, а телу все равно.

- Она тебя не укусила?
Давно уже дракон не испытывал страха за близкое существо. Давний кошмар потерять того, кто рядом, уже пережитый им однажды, кажется вновь повторялся.
Сердце сжалось холодным обручем страха. Неужели все снова повторится? Неужели, только найдя, он будет вынужден снова потерять?

- Пожалуйста не молчи! Змея успела тебя укусить? - взволнованно спрашивал дракон, осматривая Доминика.

+2

67

- Нет… - парень отрицательно мотнул головой, испугавшись уже не столько за себя, потому что запах и присутствие змеи он так и не обнаружил в этом обличье, сколько от передавшегося волнения дракона. – Нет, все хорошо.
В подтверждение своих слов он положил ладони на плечи Кассиэлю и заглянул в потемневшие от беспокойства глаза. Понимание того, что заставил дракона не на шутку поволноваться, и не просто как за знакомое существо, а за друга или даже больше, заставило сердце затрепетать в груди. Захотелось сделать что-то очень и очень приятное, чтобы только радужный никогда больше так не переживал. Вставшие домиком брови разгладились, и Доминик, улыбнувшись, прижался всем телом.
- Правда, со мной все хорошо. Кости под ногой хрустнули неожиданно, и я просто испугался. А потом еще что-то упало на пол, и я отскочил.
Сейчас, в свете зажженных огоньков он смог рассмотреть упавший предмет. Это был фолиант. Судя по всему старинный – в тяжелом кожаном переплете с замком и толстыми, наверное, пергаментными страницами, испещренными мелкими знаками.
- А оказывается, это всего лишь книга.
Лис, поднявшись на цыпочки, легко коснулся губами подбородка дракона и сменил тему, вспомнив о единорожке, украдкой жалея, что они тут не одни.
- Как там мальчик? Надо к нему, а то страшно же.
Он нехотя отстранился и за пару шагов нагнулся за книгой.

+1

68

- Слава Всевышнему! - с облегчением выдохнул радужный дракон, на мгновение прижимая к себе юношу.
Словно камень с души свалился в тот момент, когда он понял что его лисенку ничего не угрожает.  Он не знал отчего, почему, как удалось юному обортню проникнуть ему в сердце. Возможно, потому, что он до боли напоминал ему ушедшего супруга, а может дело было в самом Доминике, напоминавшему радужному солнечного зайчика, проскользнувшего сквозь портьеры, чтобы разогнать сумрак.

- Хорошо, что ничего не случилось. - хрипло прошептал он, едва касаясь губ Доминика своими.
Дракон повернул голову, чтобы рассмотреть упавший предмет.
На полу лежала книга, толстая в потрепанном кожаном переплете, сохранившим местами  следы золотого тиснения. От времени кожа потемнела, а позолота стерлась настолько, что в полумраке невозможно было разобрать знаки начертанные на книге.

- Иди к малышу и отвлеки его как можешь, пока я позабочусь о покойном. Незачем ребенку видеть смерть. Он и так видел ее слишком близко. А книгу мы с тобой потом разглядим. - Касс осторожно скользнул губами по щеке любимого и отстранился.
Жаль, что они не одни в этой хижине. Тогда бы... Но о единорожке они должны заботиться в первую очередь.

Кассиэль с явной неохотой отошел от лисенка простирая руки над телом.
- Кто бы ты не был, пусть твоя душа упокоится с миром там, где тебя ждут родные и близкие. Пусть Творец простит тебе все прегрешения вольные и обрадуется твоим добрым поступкам и свершениям. Да не омрачит твой путь горечь прощания с этой землей. - проговорил он.
Кассиэль не знал кем было это существо при жизни, а потому не мог провести подабающего ритуала. Ведь для всех уходящих он разный.
Он провел руками над телом и то ярко вспыхнув обратилось в пепел. После ветер, послушный руке Главы совета поднял прах и унес его развеивая над лесом и поляной.
- Прощай и легкого тебе пути, незнакомец. - Кассиэль наклонил голову, прощаясь с существом, которое никогда не знал и не видел.
Потом поднял книгу и вышел из комнаты, затворив за собой дверь.

+1

69

Оборотень тихонько вздохнул, жалея о том, что их путешествие пошло не так, как хотелось, и они теперь не предоставлены самим себе, и, вручив книгу Кассиэлю, вернулся в первую комнатку. Единорожек, сорванный с места томительным ожиданием и любопытством, так и не решился переступить порог  и стоял, вцепившись тонкими пальчиками в покосившийся дверной косяк, напряжено прислушиваясь и присматриваясь к тому, что творилось в избушке.
Вот, пожалуй, кому дверь по росту и пригибаться не надо, - мелькнула непрошенная мысль прежде, чем Доминик приподнял мальчишку, занес в комнатку и усадил на лавку. – Вот так, Кидан. К сожалению, удобств тут никаких и поесть кажется, нечего, но я еще не закончил осмотр. Может, что-то найдется, - без особой надежды произнес он и погладил ребенка по спутанным, но все еще мягким волосам.
По тому, как дракон притворил дверь на вторую половину, юноша понял, что туда теперь лучше не соваться, так что пришлось забыть о намерении порыться в сундуке. Что ж, Кидану можно постелить плащ и устроить спать на лавке. Жестко, но зато спокойно и безопасно.
- Касс, я не нашел ничего съестного. Но это ведь не беда?  - стоило юноше обратить взор на Кассиэля как сияющие глаза выдавали переполнявшие его чувства.  – Я могу поохотится. Зайцев здесь должно быть достаточно.
Что еще можно поискать в майском лесу? Змей и ящерок. Ни грибов особо, ни ягод. Диким луком сыт не будешь точно. А насчет всяких там съедобных корешков-стебельков увы, точно не к нему.

+1

70

- Ночью в лесу опасно. Не хочу я тебя отпускать, сейчас в погреб спущусь, там посмотрю. А если не найду, то что нибудь да поймаю. Вы пока посмотрите по сундукам тряпье чистое, чтобы хоть Кирана на кровать положить. А я соображусь с ужином. Разносолов не обещаю, но что-нибудь найду. - проговорил Касс.

Засвечивая в руке еще один огонек, он с усилием открыл крышку погреба и осторожно начал спускаться по ступеням вниз. Деревянные ступеньки угрожающе поскрипывали под ногами, грозя обвалиться под весом дракона. Из подвала пахнуло сыростью, давно здесь никто не оказывался. Однако, если и были в доме припасы съестного, то логичнее всего было искать их именно внизу.

Дрожащий свет огонька осветил огромное помещение, занимавшее куда больше пространства, нежели занимала хижина. Кажется, прежнему хозяину избушки было чего прятать.
По обеим сторонам, вдоль стен тянулись массивные полки, на которых стояли кувшины, склянки, ларцы, покрытые густым слоем пыли. Хозяин отнюдь не планировал покидать этот свет в ближайшее время. Вряд ли, собираясь умирать, кто-то стал бы делать такое количество запасов.

Кассиэль начал рыскать по полкам.
Вначале ему попадались травы, от времени успевшие превратиться в труху, потом магические ингредиенты, потом остатки каких - то снадобий. Видимо, создавший подземелье был магом, причем весьма успешным.
Дальше шли сундучки с амулетами и артефактами разного рода и назначения.
И только потом радужному дракону улыбнулась удача: у правой стены ему удалось найти искомое: несколько наглухо запечатанных банок с крупой, до которой по счастливой случайности не добрались мыши. Далее попался чай и даже сахар.

- Кажется, с охотой можно повременить. Думаю, что ужин будет питательным, хотя, разносолов обеспечить и не смогу. - проговорил Касс, выныривая из погреба и выкладывая на стол свои трофеи.
Обследование подземелье он оставил на потом. Сейчас куда важнее было накормить ребенка и любимого.

+1

71

Прямо таки опасно! – на улыбчивее лицо оборотня наползла тучка. – Я же не ребенок, чтобы ночных теней бояться. Да, чтоб ты знал, в это пору года мне кроме рыси и волка, да еще отощавшего за зиму медведя бояться некого. Двуногие на летнюю шкурку до осени не позарятся.
Но перечить парень не стал и, тихонько вздохнув, проводил скрывшегося в подполье дракона настороженным взглядом. – А вдруг в погребе тоже опасно?! Я, вот, тоже, может быть, волнуюсь.
Так прислушиваясь к шорохам, доносящимся снизу, он присел на корточки рядом с единорожком.
Сейчас, когда можно было немного успокоиться, вместо отступившего страха на Кирана навалилась усталость, и время от времени он клевал носом, вздрагивая от громких звуков. Лис накинул на него свою курточку и ласково потрепал по плечу.
- Как нога? Болит?
- Немного, - вяло ответил уставший малыш.
- Потерпи чуть-чуть, найдем, что перекусить, и спать, а утром, наверное, и болеть перестанет, и путь продолжим.
Единорожек кивнул, стараясь справиться с отяжелевшими веками, и Доминик продолжил обыск комнаты. Слева от двери на вбитых в стену крючках висел лук, колчан со стрелами и зимняя одежда – поношенный овчинный тулуп и теплая вязаная кофта, но все это было таким пыльным, что Лис хорошо прочихался, пока выбивал одежу на улице. А в сундуке под вешалкой в опасном соседстве с поношенной обувью, кожаными ремнями и рукавицами действительно нашлись горка чистых полотенец и пара роскошных тонких с вышивкой скатертей, которые в этом нищенском жилье казались совсем неуместными. Вытянув все это богатство на середину комнаты, оборотень быстро соорудил на широкой лавке импровизированное ложе – подстелив вниз тулуп и накрыв сверху скатертью.
- Вот, и постель тебе готова. Осталось только поужинать, - бодро произнес он, вытирая стол.
- А вы где будете? – сонно моргая, поинтересовался мальчик.
- Не волнуйся, устроимся. Мне много не надо. Мягкая трава или подушка из мха, вот, и радость.
Поскрипывание ступеней возвестило о возвращении Кассиэля с добычей.
- Ой! Крупа…
Оборотень озадаченно сдвинул брови, гадая, как им теперь сварить кашу - очаг то остался за дверью вместе с останками. И котелок, если он тут водился, наверное, там. А еще плошки надо помыть. Ну да, дракон всемогущий, и посуду помыть можно и крупу, и на магическом огне кашу и чай сварить, только в чем?
Кассиэль все может, а я получаюсь совсем беспомощный, - огорчался Доминик, когда повернувшись к присутствующим спиной, вытряхивал и сдувал мусор из позаимствованных с полки мисок.

Отредактировано Доминик (2012-01-03 12:07:05)

+1

72

Судя по несколько ошарашенному взгляду Доминика заботиться об ужине предстояло радужному дракону. Это не было такой уж проблемой. Не всегда Кассиэль жил в палатах каменных и еду ему приносили слуги. Во времена Войны Исхода случалось ему и на снегу спать, и еду готовить из того, что под руку попадется.

Кассиэль успокаивающе улыбнулся и расставив трофеи на столе ненадолго отлучился в другую комнату, ту в которой они нашли труп. Дракон давно уже был лишен предрассудков, а потому не испытывал никаких чувств рыская по полкам и сундукам в поисках подходящей посуды. Мертвому она ни к чему, а им очень нужна.
Чистыми все эти плошки мог назвать разве что существо потерявшее зрение, однако водному магу ли жаловаться?

Через несколько минут вся кухонная утварь блестела. И радужный дракон занялся приготовлением каши в небольшом походном котелке. Конечно, каша на воде вряд ли относилась к изысканным деликатесам, но сейчас было не до разносолов. Главное было поесть.
Спустя полчаса все было готово.

- Судари, прошу к столу.
Единорожка по всей видимости не ел несколько дней, потому что дважды уговаривать малыша не пришлось.
Он ел жадно, обжигаясь и не обращая внимания ни на что другое, кроме еды.
Покончив с кашей и чаем малыш зевнул и поблагодарив за еду забрался на лавку.
Через несколько минут он уже сладко сопел, закутавшись в импровизированное одеяло. Кидан был слишком маленьким, а выпало на его долю так много...
Дракон посмотрел на лисенка, пытаясь угадать в каком состоянии находится сейчас его спутник.

+2

73

Долго хмуриться у Доминика не получилось - разве можно не залюбоваться драконом и его чудесной магией, когда у него все так ладно и споро выходит. Спохватился он только тогда, когда каша была почти готова и, застелив второй скатертью, расставил посуду. Если почти молча, оголодавший Кидан с едва сдерживаемой жадностью, Кассиэль аккуратно и неспешно. Оборотень поначалу тоже с аппетитом накинулся на еду, но по мере того, как миска пустела, каша приобретала горьковатый привкус от назойливо лезшего в голову вопроса. Зачем такому замечательному дракону такой бесполезный спутник, который только мешается и не дает довести до конца ни одного дела? Толку с него как с козла – молока, разве что в постели. Воспоминание о минувшей ночи накатило томной, плавящей внутренности волной, и лис склонился над миской с горячей, рассыпчатой кашей, пряча глаза и невольный румянец на щеках. От осознания собственной бесполезности стало грустно. Сколько еще продлится эта волшебная сказка? Не пара он бессмертному и великому дракону. Так что рано или поздно, так или иначе, а придется расстаться.
… Но все равно, я ни о чем не жалею, Кассиэль. Будет, как будет. И память о твоей улыбке… вообще о том, что случилось, будет согревать меня всю жизнь, пока она не оборвется.
Подстегнутое грустью воображение рисовало его старым, умудренным лисом, доживающим свои последние дни в окружении родственников – детей, внуков и правнуков, или одиноким стариком, греющим кости на солнце, с обращенным внутрь, погруженным в дорогие воспоминания взором…
Доминик, поймавший себя на том, что тянет в рот пустую ложку, постарался отогнать смущавшие мысли и принялся сосредоточенно вытирать посуду. Кидан уже крепко спал, когда парень, покончив с делом и поймав внимательный взгляд Кассиэля, улыбнулся.
- Нам тоже как-то устраиваться на ночь надо.
Ему-то ладно, он свое все равно со сном наверстает, и то считай в последнее время сколько бодрствовал, столько и спал, а Кассиэлю обязательно надо отдохнуть. Оставался вопрос – где, в хижине на полу устроится или за порогом в душистой траве под звездами. Внутренне чутье гнало оборотня под открытое небо, но разве оставишь единорожка без присмотра? А вдруг что-то случится?
- Может быть снаружи? Только двери оставим открытыми, чтобы видеть и слышать?
Неосознанно, на инстинктах эта заброшенная хижина казалась полной какой-то темной, непонятной, скрытой угрозы, но открытая дверь будто бы мешала ее воплощению.
- Глупо, наверное, да? – юноша беспомощно пожал плечами и подошел вплотную к дракону. - Мысли всякие в голову лезут.

Отредактировано Доминик (2012-01-04 11:57:53)

+1

74

Оторвавшись от еды, дракон с недоумением посмотрел на Доминика:
- Кажется, ты чем-то расстроен. Скажи, мне чем ты так огорчен?

Дракон был далек от того, чтобы загадывать надолго. Да и не думал он, что юный, полный жизни лисенок решит остаться с ним надолго. Разве может быть ему интересно со старым драконом, да еще и полностью загруженным заботами о Мире? Он и не загадывал. Просто наслаждался неожиданным подарком судьбы, стараясь оставить в памяти как можно больше воспоминаний. Рано или поздно Доминику надоест скучный старый дракон, который не сможет уделять юному оборотню достаточное количество времени, и тогда Кассиэлю придется отпустить мальчика. Ведь его жизнь далеко не бесконечна, а значит Доминик должен успеть встретить свою настоящую любовь. А сам он уйдет в тень, искренне радуясь чужому счастью и благодаря судьбу за ту радость, которая выпала и на его долю.

- Сегодня такая теплая ночь. Может быть немного подождем со сном? Вряд ли дела нас так скоро снова отпустят из города. - улыбнулся радужный.
Словно в подтверждении его слов где-то совсем рядом запел соловей.
Звезды, такие яркие и близкие смотрели с небес. Почти полная луна освешала поляну и верхушки деревьев, разливая серебристый свет по траве, поблескивающей от ночной росы.

Огненный дракон поднялся со стула, и наклонившись над ним коснулся губами волос.
- Идем. - прошептал он, ласково поглаживая плечи оборотня.
На домик можно защиту поставить. Чтобы мальчику ничего не угрожало.

+1

75

Рядом с Кассиэлем все сомнения уподобились ночным призракам, бежавшим от света дня.
- Нет, ничего, – Лис передернул плечом, - просто, кажется, это место смущает мой ум, и в голову лезет всякая дурь. Не нравится мне тут.
Но стоило радужному дотронуться, и Доминик, забыв обо всем на свете, готов был бежать на край света - не только шалаш за рай сошел бы, но и жерло вулкана лучшим местом в мире стало бы, когда руки и губы дракона касаются так нежно, что сердце тает.
- Подождем, - тихо ответил он чуть севшим голосом, заставив себя отлепиться от Кассиэля, потому что в низкую дверь можно было пройти только поодиночке.
Лесной воздух под раскинувшимся ночным пологом казался пьяняще свежим, и оборотень с наслаждением втянул его в легкие. Тихий шепот листвы и соловьиные трели дарили умиротворение, а близость радужного наполняла томительным, почти щекотным, но приятным ожиданием.
Увяз я, как муха в меду…
Но выбираться на волю из этого сладостного плена совсем не хотелось. Так – и умереть было не жалко. Губы помимо воли растягивала счастливая улыбка. И как юноша не старался хоть немного придержать свои чувства, широко распахнутые, сияющие глаза выдавали его с головой.
Нельзя же так пялиться, - укорил он себя, - как голодный на лакомство.
Хотелось поскорее обнять дракона и прижаться, ощущая жар тела, но вопреки этому неуемному желанию, Лис отступил на шаг, сорвал листок с ближайшей ветки и сунул черешок в рот, призывая губы к порядку.
Надо место для ночлега выбрать, - напомнил он себе, оглядываясь вокруг.

Отредактировано Доминик (2012-01-05 11:41:55)

0

76

- Мне тоже тут не слишком нравится. Это место просто переполнено темной магией. Но вряд ли она нас потревожит - слишком давно здесь творилась волшба. - Кассиэль улыбнулся, подхватывая лиса на руки.
Под  этими звездами не было существа желаннее этого юного оборотня, красивого, нежного, волнующего. Вне стен замка, где дракону следовало блюсти статус Главы Совета, Касс почувствовал себя куда более свободным и юным, нежели чем в каменных надежных стенах.

Глаза цвета потемневшего янтаря, в ночи смотрелись темными, почти карими, а независимый вид, принятый оборотнем только разжигал огонь желания.
Кассиэль сделал несколько пассов, устанавливая охранные пологи над хижиной. Теперь они были абсолютно свободны. Он и его лисенок. Никто не сможет проникнуть через полог установленный драконом, сотворившим мир.
Ни тьма, ни зло, ни кровная волшба, не смогут просочиться и нарушить покой единорожки.

- Ночные звезды меркнут в сравнении с твоими глазами. Тут не будет места для зла, только для радости. Тут не будет места для тьмы - только для радости. - хрипло проговорил дракон, осторожно прикасаясь к губам Доминика.

- Не думай ни о чем плохом, только обо мне.
Ночная трава пахла сладким хмелем, в лесу соловей пел о любви, и цикады вторили ночному певцу. Как можно было устоять? Как отказаться?

+1

77

Доминик обвил шею дракона руками, стараясь как можно меньше мешаться, пока тот плел охранную сеть, окутавшую хижину. И странно, но в таком положении, казалось, он спинным мозгом чувствовал магию, прохладным ветерком протянувшую вдоль позвоночника, что поставил бы дыбом отсутствующую пока шерсть.
Какой же ты могущественный! – мелькнула далеко не первая восхищенная мысль. Ведь одно дело абстрактно знать, что Глава Совета – один из творцов мира, другое дело, когда этот творец прижимает к своей груди. И юноша в очередной раз  почувствовал себя чем-то вроде того листка, что был зажат в губах и вылетел, не устояв перед счастливой и чуть смущенной улыбкой, выпитой легким поцелуем.
- Вот и хорошо, - прильнув к радужному, тихо сказал оборотень. Сейчас, когда Кассиэль был так близко, решительно хотелось выкинуть из головы всякое беспокойство вместе с мальчиком, так что мимолетный укол совести не смог выстоять против напора желания.
- Я и так только о…  тебе думаю.
Едва касаясь пальцами, Лис поглаживал шею, бархатную кожу под волосами на затылке, норовя пробраться под ворот одежды. Губы приоткрылись, прося о новом поцелуе, и парень не выдержав, потянулся сам. Сердце неровно трепетало в груди, то  замирая. то ускоряясь и норовя упасть куда-то вниз, и рядом так же неровно билось большое драконье сердце. Кончик языка пробежался по губам радужного, дразня, подзадоривая, приглашая.

0

78

- Вот и хорошо! - улыбнулся Кассиэль, отвечая на поцелуй.
Странное ощущение, словно он только что нашел что-то очень важное и ценное, то, о что уже давно потерял, коснулось краешка сознания и тут же исчезло.
Он поймал губы Доминика своими, нежно и неторопливо, привлек лисенка поближе к себе, чтобы чувствовать его тепло.
Время словно остановилось, да и какое дело было перворожденному до времени, когда тонкие пальцы Доминика касались его обнаженной кожи?
Все исчезло, все стало неважным, и лес, полный диких зверей, и неотложные дела, ждущие в замке, все перестало иметь значение. На поляне под звездами остались двое - он и лисенок.
Дракон, никогда не был мастером нежных речей, ему куда легче было переубедить Совет в полном составе, нежели высказать словами то, что относилось к области личных чувств. Да и стоило ли сейчас что-либо говорить? Он и сам никак не мог понять с чего вдруг его с такой силой потянуло к этому хрупкому существу. Какой магией владел Доминик? Что за магия заставила дракона, уже забывшего что такое чувства, вести себя словно мальчишка, не разменявший еще и первую тысячу лет? Что за волшебство заставляет его сердце стучать словно бешеное? Столько лет молчало и тут словно с привязи сорвалось. Каким чудом совсем юному оборотню удалось превратить уставшего от бремени и бесконечной череды прошедших лет дракона в молодого мужчину, полного жизни?
Ответов на все эти вопросы не было. Но Кассиэль снова чувствовал себя живым.
Одной рукой привлекая к себе лисенка, другой он отстегнул пряжку, удерживающую плащ и бросил его на траву.
И осторожно опустил на него лисенка.

+1

79

…Освободиться от одежды. Стать еще ближе. Утонуть в бархатном омуте взгляда. Раствориться в сладости жарких поцелуев…
Легкие, как крылья бабочки, скользящие прикосновения подушечками пальцев спорхнули от скулы к напрягшейся жиле не шее, потом к ключице. Застыли на несколько тягучих мгновений, и дальше по груди, вдоль шрама к подрагивающим мышцам живота со странным чувством узнавания чего-то забытого. И снова нахлынуло давешнее наваждение, словно он и не он, а кто-то изголодавшийся едва ли не до исступления, истосковавшийся от одиночества, тянется к дракону, заставляя с какой-то диковатой ревностью наблюдать за собой, но все же теперь эта странность воспринималась спокойнее, потому что над всем этим довлело ощущение, что так – правильно, вопреки неведомо откуда взявшейся обжигающе болезненной мысли: ″Вечность нас соединила. Вечность нас развела″.
Оно и заставляло с неведомым прежде неистовством дарить ласки и отдаваться целиком, подносить себя как чашу с искрящейся родниковой водой страдающему от жажды путнику, с единственным желанием быть выпитым до конца, до последней капли. А вместо этого, захлебываясь стонами в водовороте страсти, вновь и вновь заполняться, наполнятся до краев и на пределе сил следом взлететь на вершину, расплескивая бурлящее наслаждение…
- Кассиэль…
Откуда, почему это странное ощущение, что я знаю тебя целую вечность? Если это счастье, то почему оно такое горькое? Почему такая тоска на сердце? Я ведь люблю. Все хорошо. Ведь все будет хорошо, правда?
Доминик, вздрагивая, прижался к мужчине, словно боясь того, что стоит разжать руки, и тот исчезнет как мираж, оставив его во тьме одиночества.
- Касси… Я не хочу тебя потерять… - прошептал он, проваливаясь в темноту сна, – снова…

+1

80

- Не потеряешь... - тихо проговорил Кассиэль, поднимая завернутого в плащ лисенка на руки.
Спать на влажной от росы земле им явно не стоило, да и малыш мог проснуться в одиночестве и испугаться.
Наскоро соорудив из найденных пыльных одеял подобие постели, он уложил Доминика спать, а сам уселся за столом, изучая содержимое найденной книги.
Сон не шел. То ли оттого, что дракон прекрасно выспался накануне, а его организм вовсе не привык к таким роскошествам, то ли потому что он никак не мог выбросить слова оборотня.
Отчего снова? Мы ведь никогда прежде не встречались. Что он хотел этим сказать?
К сожалению, сейчас узнать это не представлялось никакой возможности, Доминик спал сладким сном, и будить его не хотелось. Оставалось только ждать утра.
С книгой все тоже не так уж просто оказалось. Язык, на котором она была написана давно уже не использовался даже среди волшебных народов, хранящих в своей памяти множество утраченных другими знаний. Его выдумали дети Второго творца, до того, как глупым созданиям пришло в голову строить в городе Вавилон огромную башню, в надежде потягаться с своим создателем в величии. Самого дракона во всей этой истории поражала скорее реакция их бога. Вместо того, чтобы весело посмеяться над заведомо обреченной на провал идеей - сурово наказал их заставив забыть всеобщий язык, вместо этого придумав каждому народу отдельные. Наказание было слишком жестоким.
Он и сам плохо помнил давно утраченную речь, а потому с трудом продирался сквозь текст, понимая написанное весьма приблизительно.
Однако, одно становилось ясным: здесь были самые темные, самые жестокие обряды взятые на вооружение людьми. Как такая книга могла оказаться в Мире Драконов? Кто и с какой целью принес ее сюда? Всем этим вопросам, видимо, было суждено остаться без ответа. Хозяин дома был мертв, а значит и спрашивать было не у кого.
Ничего, Тайная стража во всем разберется. Кассиэль захватит книгу с собой, что бы разузнать все о ней, а после уничтожить.
***

Ночь незаметно сменилась утром. В очередной раз подняв голову от пыльного фолианта, дракон с удивлением обнаружил, что в комнате светло. В раскрытое окно доносились голоса птиц, приветствующих рассвет.
Дракон встал потягиваясь всем телом. Пора было позаботиться о завтраке, а потом разбудить своих спутников. Им следовало как можно раньше отправиться в обратный путь. Наверное, их с Домиником уже давно хватились в Замке.

+1

81

Сон был сладок и крепок, но все же маленький хищник краем сознания отметил перемещения, впрочем, не принесшие никакого беспокойства. Чувствуя присутствие Кассиэля, Лис лишь что-то тихо пробормотал и. свернувшись калачиком, продолжил спать.
* * *
Сквозь смеженные веки пробивался слабый свет, острый слух уловил тихий шелест, и птичьи голоса. Сознание соскользнуло на зыбкую грань сна и  бодрствования, и Доминику казалось, что он уже проснулся.
Темный силуэт бабочки нарисовался на фоне маленького оконца и запорхал по неприглядной на вид комнате. Она подлетала все ближе и ближе. Поначалу оборотень заворожено следил за ее движением, и вдруг пришел страх. Накатил холодной липкой волной, подминая под себя, лишая сил и воли двигаться. Большое и темное забилось около самого лица. Лис, насколько мог, затаил дыхание и замотал головой в попытке отогнать навязчивое существо. Но последовавший короткий вдох притянул бабочку, и та залепила крыльями рот и нос, лишая возможности дышать. Еще немного, и легкие взорвутся…
- Нет! – с коротким стоном выжимая из груди остатки воздуха, парень вскинулся на куче тряпья и дико заозирался. Руки дернулись к лицу, но таинственная гостья из потустороннего мира растаяла без следа. – Снова это…
Заметив дракона, резко повернувшегося в его сторону, Доминик, уже успокаиваясь и сознавая, что опасность в очередной раз миновала, выдавил из себя улыбку.
- Доброе утро, господин Кассиэль.
Утро… Понедельник?! Ох! Рабочий день…
Лис подорвался с импровизированной постели, схватился за плащ и несколько раз встряхнул. – Пора собираться, да?
Движения еще были нервными и суетливыми. Осознав это, юноша недовольно хмыкнул и, оправив на себе одежду, потянулся к радужному – рядом с драконом не было места страхам.
- Легкий утренний поцелуй, - произнес он тихо, поднимаясь на цыпочки. В бедовых глазах замерцали теплые золотистые икорки. – Вместо кофе. И я бужу нашего малыша.

+1

82

- С добрым утром! - отвествовал Кассиэль, расставляя на столе плошки с дымящейся кашей.
Давненько он не занимался ничем подобным.
- Что-то приснилось? - спросил дракон обеспокоенно, перед тем как ответить на поцелуй.
Глава Совета поймал себя на совершенно невозможной мысли о том, что ему совершенно не хочется возвращаться во Дворец. Дела, заботы, хлопоты - все это вновь ляжет на их с Домиником плечи не давая никакой возможности просто поговорить. Среди множества внимательных глаз он не сможет себе позволить быть нежным и расслабленным, ласково прикоснуться, прижать к себе, чтобы хоть на секунду убедиться в том, что эта ночь ему не приснилась.
Как бы хотелось остаться в избушке на лесной поляне, вдвоем под звездами.
Кассиэль тряхнул головой, ругая себя за приступ малодушия. Глава Совета не может позволить себе такого. Более того: даже мысли о том, чтобы бросить все и отдохнуть у него просто не должно быть. Такова его судьба - служить созданному драконами миру.
К сожалению, нам, действительно, пора собираться. Во дворце, наверное, уже поднялся переполох. К полудню, думаю уже будем на месте. - твердо проговорил Кас, все еще не желая выпускать оборотня из объятий.
Он не лисенка, он себя уговаривал.

Наскоро позавтракав и покормив единорожку, они двинулись в обратный путь. За ночь ножка у малыша прошла, и теперь он послушно шел по тропинке, держа за руку Кассиэля.
Ориентироваться по солнцу было намного проще, а потому без всяких приключений они вышли на тракт.

+1

83

Объятия принесли покой и умиротворение. Неприятный осадок после сна растворился как щепотка соли в воде.
- Да, так. Обычная ерунда, - уже вполне оправившись от кошмара, ответил оборотень, с наслаждением вдыхая так быстро ставший родным запах дракона. – Всего лишь глупая и настырная бабочка.
И через минуту Лис уже сам, уподобившись легкой и темной бабочке, порхал по комнате, поднимая и шутками приводя в чувство маленького единорожку, вытряхивал плащи, собираясь в дорогу.
После всего простая каша, приготовленная Кассиэлем, показалась вкуснейшим блюдом, и парень ее наворачивал так, что за ушами пищало. Завтрак закончился, и кинув последний взгляд на приютившее их жилище, Доминик без сожаления устремился вслед за драконом и малышом, сохранив в памяти лишь самые дорогие воспоминания.
Часть дороги он пробежал на четырех, уяснив, что в этом облике может позволить себе невзначай обтереться боком о ногу дракона, не вызывая каких-то ненужных мыслей у встречных путников, и только, преступив черту города, сменил ипостась.
Жаль только что, Западные ворота находились в противоположном от Боглаха конце города, и о том, чтобы забежать домой и переодеться, оставалось только мечтать.
Ничего, я вечером отпрошусь, - уговорил сам себя Лис, оправдываясь тем, что как же ж Глава Совета не пару часов останется без помощника, на самом же деле, радуясь тому, что еще целый день проведет вместе с… Кем?
Оборотень так и не смог определить, кем для него стал Кассиэль. Чувственный и чувствительный по природе, он не очень разбирался в движениях души, такой непокорной и своевольной, и иногда идущей против желаний тела, что никогда не мог отличить интерес от увлечения, увлеченность от влюбленности, а влюбленность от любви. Каждое новое чувство, как нырок в омут, увлекало с головой, но через какое-то время он выплывал на поверхность и устремлялся к новому берегу, и каждый раз тот казался последним пристанищем. Но ненадолго. Что-то заставляло его срываться с места и двигаться дальше.
Но сейчас… Сейчас казалось все по-другому. Кассиэль, словно могучий якорь вошел в душу и тело, привязал невидимой цепью. Заполнил собой всего, без остатка, как будто бы так и должно быть по какому-то неведомому праву, оспаривать которое не было ни малейшего желания.

Кассиэль, Доминик - Личные покои Главы Совета

Отредактировано Доминик (2012-02-02 16:54:38)

0

84

Харчевня "Цепной пёс" (Камран, Иствен)--->

- И для меня, и для тебя - для нас. Тебе тоже необходимо отдохнуть. Я думаю, что отдых на природе подойдет лучше всего.
Сам Оус даже и не заметил, как они с Камраном переместились. Он только приобнял Камрана и закрыл глаза, как тот велел, а потом просто почувствовал запах природы и ветерок скользящий по коже.
- Воистину, бесподобная магия. Не перестаю удивляться. - Совершенно серьезно произнес Иствен и, улыбнувшись, открыл глаза. - А ещё очень удобная. - Эльф посмотрел духу в глаза. Он убрал с лица джинна прядь волос и только после этого выпустил того из объятий.
На небе были облака, но это нисколько не отразилось на температуре: было тепло и дул легкий ветер, заставляющий деревья перешептываться между собой. Иствен сделал пару шагов к озеру и остановился, прикрыв глаза. Он уже и забыл, какое это прекрасное ощущение - слышать природу. Из-за своей работы он практически не покидал город, а ведь прошло уже не одно столетие. Полукровка не мог отрицать того, что очень привязался к своему заведению и оставить его будет подобно маленькой смерти, но сейчас он чувствовал себя как никогда свободным. Всё, что его волновало до этого потеряло всякий смысл. В некоторое мгновение он  хотел изменить всю свою жизнь, его разум отринул, но всё же потом снова возвратился к эльфу.
- Камран, а ты сам давно отдыхал вот так вот на природе, и плавал в теплых водах? Просто так, позабыв обо всем, что до этого волновало? - Иствен повернулся к джинну и открыл глаза.

0

85

Камран довольно прищурился, чувствуя прикосновение теплых пальцев.
- Конечно, удобная. Со мной вообще дружить хорошо. Ныть - не ною, злюсь редко, из неприятностей сам выбираюсь, легко могу приготовить поесть и выпить, а еще могу болтать за двоих. Не друг - сокровище! - довольно промурлыкал джинн.
Жаль только Иствен его из объятий выпустил, у него в руках было так уютно.
- Плавать - давно не плавал, а гулять - гулял. Мне вообще нравится бродить по городу вечером, когда суета и шум затихают. За пределы Дальет я давно не выбирался: одному не интересно.
Дух хлопнул в ладоши, и на траве появился огромный плотный плед желтого цвета. Как раз такой, чтобы с комфортом могли расположиться двое. Джинн поставил на него корзинку со снедью, бережно извлекая из нее лакомства.
- Это на потом, после купания. - Важно пояснил он. - Когда наплаваешься - всегда есть хочется.
Камран посмотрел на эльфа, чуть склонив голову набок.
- Знаешь, а вне привычной обстановки ты выглядишь совершенно по-другому.
Уточнять он ничего не стал. Джинн склонился над пледом, сотворяя защитный купол.
Все-таки в лесу полно зверюшек, и хотя угрозы духу с его магией они не представляют никакой, но вот съестное вполне могут утащить, пока они с истом будут жизнерадостно плескаться в воде.
- Хорошо-то как! - Камран выпрямился, оглядываясь вокруг.
Темные силуэты деревьев замерли над зеркальной гладью озера. На небе загорались крошечные огоньки звезд, которые здесь, вдали от света фонарей, заливающих город, казались и крупнее, и ярче.
Где-то вдалеке запел соловей.
- Кажется, мы отлично устроились: ужин при звездах и менестреле. - Улыбнулся дух.

0

86

- Настоящее сокровища, да ещё и предусмотрительное. Я бы даже и не подумал взять с собой на прогулку что-нибудь перекусить - и в голову бы не пришло. - Иствен улыбнулся Камрану. Ему было очень легко общаться с духом, казалось можно рассказать обо  всем, что тревожит и тот это всё обязательно выслушает. Оусу вообще казалось, что он уже давно знает духа, просто в какой-то момент жизни тот исчез, а потом снова появился. Хотя, с другой стороны, если бы Оус был с ним знаком раньше, то уж точно не забыл бы.
- По-другому? - Переспросил полукровка и тут же продолжил: - Это наверное по тому что в Цепном псе я обязан быть хозяином, а тут вдалеке от города и харчевни я могу расслабиться. - Сделал предположение Оус. - Наверное по этому. - Пожал плечами Ист.
Эльф снял рубашку с жилеткой, штаны и обувь, оставив на себе только нижнее белье. Бросил он всё это рядом с пледом.
- Идем, поплаваем. Вода всё смывает, в том числе и напряжение, возвращая душу в состояние равновесия. - Иствен развернулся и направился к воде. - Догоняй. - Крикнул он Камрану и нырнул вглубь пруда.
Вода была теплой и приятно ласкала кожу. Иствен немного проплыл под водой, но заметив что-то на глубине вынырнул на поверхность только для того, что бы набрать побольше воздуха и нырнуть обратно. Оус проплыл вниз, что бы посмотреть что это было, но то, что он видел уже успело куда-то исчезнуть. Полукровка предположил, что это была какая-то рыба и не стал заморачиваться с поисками, выныривая на поверхность. Он вынырнул из воды и отдышался. Ист хотел уже было обернуться и поискать Камрана, но тут совсем рядом под водой кто-то промелькнул. Оус как-то даже и не поверил своим глазам. Он конечно же видел и раньше русалов, но почему-то не ожидал увидеть кого-то из них тут.
- Кажется мы тут не одни. - Проговорил он Камрану, подплыв к нему поближе.

0

87

- Как бы тебе меня догонять не пришлось! - На ходу прокричал джинн, снимая с себя одежду.
Исподнее он мочить не собирался - потом слишком прохладно будет. Чего, спрашивается Иствен там не видел, учитывая, что они играли в карты на раздевание? Да и чего ему стыдиться? Собственной красоты? Вот уж нет!
Дух аккуратно сложил вещи, и ринулся догонять эльфа.
Он влетел в воду, поднимая тучи брызг. Камран нырнул, решив слегка подразнить Иста. Тот долго будет ждать духа, оглядываясь назад, а он вынырнет впереди. Трактирщик ведь не знал, что джинн неплохо умел плавать.
А еще можно поднырнуть и слегка напугать эльфа утягивая его на дно. - думал дух, делая широкие гребки руками.
Однако, планам его не суждено было сбыться - кто-то схватил его за ногу, утаскивая вниз, на глубину.
Камран, конечно не утонул бы в любом случае. Но строптивый джинн терпеть не мог, когда что-то делалось против его воли.
Свободной ногой он как следует двинул по руке, и убедившись в том, что хватка ослабла, что есть мочи рванул туда, где по его расчетам должен был находиться Иствен.
Промахнулся он не так уж и сильно, на какой-то десяток метров. Эльф сам подплыл к нему, подтверждая, что дело было отнюдь не в богатом воображении запутавшегося в водорослях джинна.
- К сожалению, я уже это понял. Ааааа! - Завопил он, что было мочи, вылетая из воды вверх и зависая над Истом.
Неизвестный нахал, наверняка тот самый, что только что хотел утопить его, незаметно подплыл поближе и погладил духа по заднице. Произошло это несколько неожиданно. А если учесть, что после всех недавних злоключений в трактире нервы у духа и так были не в порядке, то ничего удивительного в том, что вместо  того, чтобы превратить наглеца в жабу - джинн попросту взлетел.

0

88

Иствен надеялся, что хоть тут он сможет немного отдохнуть в очень даже приятной компании от всех неприятностей и прочих злоключений, которые никак не хотели оставлять его в покое последние дни, но его надеждам, кажется, не суждено было сбыться. Даже тут, вдалеке от города, снова начали происходить какие-то странности. Хотя, всё же, на этот раз было куда легче. Тот, кто придумал попугать отдыхающих очень быстро дал себя обнаружить. Так что теперь осталось его только поймать и отбить всякое желание запугивать мирных дивных.
- Камран, что с тобой? - Удивленно поинтересовался Оус у духа. Наверное Ист бы не удивился такой картине, если бы не знал духа - джинн был не из тех, кого можно вот так просто взять и напугать, да так, что он аж взлетел. По этому можно было полагать, что тут замешен тот самый некто, которого видел Иствен. Будто в подтверждение мыслей, русал возник перед полукровкой, а если быть точнее, то за ним. Хвостатый вынырнул из воды и прижавшись к спине полукровки обнял того за шею. Оус не испугался, скорее был ошарашен от подобной наглости и на какой-то момент даже потерял дар речи. Зато русал нисколько не терялся.
- Ба... какой пугливый дух! - Рассмеялся дивный, глядя на Камрана. - А я ведь только дотронулся до тебя. - Русал перевел взгляд с Камрана на Иста и за тем опустил одну руку в воду.
- Слишком много себе позволяешь. - Рявкнул Ист и в один миг, развернувшись к русалу, заломил ему руку, что тот даже пошевелиться не мог. - Да что же за день такой... все до моей задницы докапываются... - Хмуро проговорил Оус, придерживая хвостатого.
- Ай-яй-яй! Больно! Не надо, я ведь только пошутить хотел. Разыграть вас.  - Жалобно проскулил обитатель вод.

0

89

Что бы прийти в себя Камрану хватило нескольких секунд. Злость на шутника, из-за которого он снова выставил себя идиотом перед Иственом, моментально овладела духом.
- А-ха-ха-ха-ха! Какая забавная шутка - испортить другим вечер! Никогда не видел смешнее. - Злобно улыбнулся джинн, недовольно глядя на русала. - Ты хоть понимаешь, на кого плавник поднял, рыбка моя пустоголовая? А что, если я тоже решу пошутить  и одним карасем в пруду станет больше?
Он завис в воздухе перед виновником, совершенно не смущаясь тем, что одежды на нем не было. Сложив руки на груди и воинственно задрав подбородок Камран продолжил:
- А если разбуженное тобой чувство юмора этим не удовлетворится, то пожалуй, и пруда ты больше никогда не увидишь. Посажу тебя в аквариум и буду кормить червячками, если, конечно не забуду. Последние сто лет моя память меня иногда подводит!
- Эй! Ты чего? Я же сказал: не со зла, просто. - Русал заметно побледнел.
- Так я тоже не со зла. У каждого свои шутки. Я джинн, а не дракон - мне благородство проявлять вовсе не обязательно.
- Ага! Рассказывай! Ничего ты мне сделать не сможешь, пока желание тебе не загадают.
Камран презрительно сощурился и взмахнул рукой. Этот полурыб с нахальной рожей успел его изрядно утомить.
- Ааааа!
На голове русала красовались развесистые рога, точь-в-точь, как у лося.
- Ну как? Могу? - поинтересовался он у ошалевшего обитателя пруда.

0

90

Иствен, после всех манипуляций Камрана, решил отпустить русала. Тем более, что с рогами он точно никуда плыть не захочет, да и далеко не уплывет - сопротивление будет большое. А уж о том, что его засмеют сородичи - и упоминать не стоит. Оус немного отплыл от русала в целях безопасности, ведь не известно, что Камран ещё наколдовать из дивного захочет, а Исту как-то не прельщает попасть под джиннову магию, а то мало ли что.
- С ним лучше не спорить. Он и вправду превратить может. Один дроу уже поплатился за свои слова - жабой потом квакал. - Честно предупредил Иствен хвостатого. Он сначала даже разозлился на дивного, но потом успокоился: как можно злиться на существо, которое заимело на своей голове лосиные рога, которых там в принципе быть не должно. К тому же, немного пораскинув мозгами, Оус пришел к выводу, что не так уж русал и испортил им вечер, если этот чешуйчатый сейчас уберется от сюда, то наслаждаться природой и уединением можно будет запросто продолжить.
- Ты... ты что сделал? Ма...мамочки... как же я теперь... - Судорожно ощупывая свое новое приобретение, заикался дивный. - Я... я же только пошутить хотел... Ничего плохого и не задумывал... - Исту почему-то казалось, что ещё немного и русал вообще разревётся, хотя его вполне можно было понять. Всё же не каждый день тебе на голову вешают то, что там быть не должно.
- Камран, я думаю, он и так уже напуган... - Ист перевёл взгляд на духа, всё ещё висевшего в воздухе. - Да и мы сюда пришли отдохнуть, а не тратить время на обитателей местных глубин. - Оус улыбнулся, пытаясь довести до джинна мысль, что он был бы не прочь продолжить отдых и плавание. Но тут, очень внезапно до берега донесся какой-то шум, именно от того месте, где они с Камраном решили сделать привал. - Это что ещё такое? - Поинтересовался полукровка, пытаясь разглядеть что там происходит, но к сожалению с того места, где он находился, это было невозможно.

0


Вы здесь » Dal'et » Западный тракт » Лесной пруд, неподалеку от Дальет