Dal'et

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dal'et » Внесюжетки » Получите, распишитесь.


Получите, распишитесь.

Сообщений 271 страница 300 из 375

271

- А можно осведомиться, что вы оба здесь вообще делаете. Насколько мне известно, оборотни принадлежат к существам волшебным и то, что сейчас происходит наше, а не ваше дело. Согласно договору любое существо, вне зависимости от вида и происхождения, являющееся потомком детей Первого Творца не может относиться к вам никоим образом, более того, при обнаружении подобного существа вы обязаны своевременно уведомить об этом любого из восьми драконов. Но выходит вы знали, и не сообщили об этом, а теперь у вас хватает наглости еще и предъявлять претензии? Фарид, я что-то не так выучил? Или теперь договор не соблюдают? - сахарному, иначе назвать его было трудно, голосу дракона в этот момент мог позавидовать даже светлокрылый со своими вкрадчивыми интонациями.
То, что Дезире был зол, он как то особо не скрывал. Надоели ему эти, с крылышками, которые мнили себя чуть ли не равными драконам, лезли куда их не просят и вообще приносили одни неприятности. Ему тех, двоих вполне хватило, по вине которых они с Камилем в историю с Павлом вляпались. То, что без той сладкой парочки не обошлось, огненный дракон даже не сомневался, откуда джинну было знать, что где-то на другом конце города какой-то смертный вызвал ифрита, а дракон за ним увязался. 
Нет, тут совершенно не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять что тут не все сполошь случайности.
Теперь вот еще одна парочка и снова с претензиями. Им рядом с драконами медом намазанно и шоколадом покрошено?
- Ой, а кто это тут у нас такой юный и уже такой умный? - в тон Дезире пропел демон.
- Ну как показывает практика возраст на ум никак не влияет. Вы же, несомненно, на несколько веков старше. - захлопал ресницами дракон, делая нарочито-невинное лицо.
Как же его раздражали эти белые, темные, смертные - взять бы их всех и смести с лица земли. Только Изначальной уже и это не поможет.
- Зубки показываем? - прошипел темный, доставая меч.
- На безоружных нападаем? - Дезире сделал очередной глоток кофе.
Он знал что демон связан договором по рукам и ногам, и что ничегошеньки ему не угрожает. Вот и вел себя как последний засранец. Приятно смотреть когда кто-то бесится и ничего сделать не может. Совсем как он сам Камилю. Тот как бы не ерничал, знает ведь паршивец, что Дезире ему ничего не сделает. Правда, там дело не в договоре, просто любил он этого вредного ифрита и тут уж ничего не поделаешь.

+2

272

- Мальчики, мальчики, а давайте жить дружно! – копируя интонации и жесты Свенды, с очаровательной улыбкой пропел Камиль, одним текучим движением поднявшись с места.
Взмах  ресниц, и он уже оказался прямо перед демоном
- У тебя такая большая штука! Я уже баюс! – проворковал он, глядя тому прямо в глаза. Теперь уже не только голос, но и внешность ифрита неуловимо напоминала незабвенную Свенду. Его рука потянулась вроде бы туда, куда тянулся только любовники, и легла на рукоять, оглаживая большим пальцем головку, то есть яблоко.
– Ах, какая! Я в восторге! Идем дорогуша!
- Кхм…  - местный вариант темного поднял оторопелый взгляд с рукояти собственного меча, который поглаживал синеокий нахал, и чуть сбавив обороты ответил, - ты тоже ничего…
Камиль подхватил демона под руку и в следующий миг уже вместе с ним оказался рядом с ангелом.
- Как тебя зовут пупсик? Ты такой милый! Ах, тут столько всего наговорили. Упреки, упреки, одни упреки! А я предлагаю выпить. Чтобы всем! Ты только посмотри, какой очаровательный зверек! – не давая никому опомниться, он ткнул красным ноготком в сторону спрятавшегося за хранителем Джованни. – Что ты говоришь? Правильно, кусючий! Он тебе не нужен! Сбрызнем на договор! Ты подаришь мне перышко на память дорогой?– подволакивая обоих к свободным местам у низкого стола, продолжал тараторить ифрит,
Вжившись в роль Свенды, все это он проделал, на одном дыхании, ни разу не глянув на Дезире. И сейчас, немного опомнившись и запоздало припомнив его реакцию в подобном случае в отеле, Камиль так и не рискнул посмотреть на огненного. Опасался. То ли того, что красноречивый встречный взгляд собьет кураж, то ли... Еще чего хуже. Опасался, но ничего не мог с собой поделать, наслаждаясь всеобщим эмоциональным срывом.
- Не положено! - так же запоздало попробовал возмутиться ангел.

+2

273

- Ты ученичка себе завел, что ль? - ехидно поинтересовался демон у опешившего на секунду Фарида. И он тут же вспомнил, где видел это рыло со шрамом через середину лба и этот меч, испускающий темные флюиды! У того темного, что пытался прибить Эль-Мейли в его первой же битве, шрама не было, но голос и весьма приметный меч вспомнились через века ("Ай-яй-яй! Кто же суется в бой, не умея как следует меч держа-ать? Беспечность наказуема, мальчик").  Словно вновь опалило висок огнем пронесшегося файербола, а через лязг и грохот боя ядом просочилось: "Моим мечом да по этой роже с разворота бы сейчас..."
- А тебя понизили до собирателя душ? - яд промелькнувшей мысли проник в голос водного. Настроив щит так, чтобы тот отделял их четверых от незваных гостей, дракон снова занял свое место за столом, не уставая удивляться действиям непредсказуемого ифрита. Тот за каким-то демоном потащил темнокрылого за стол. Есть и пить вместе с ангелом и демоном Фарид не собирался ни при каких обстоятельствах, поэтому, подвинувшись к готовому сорваться и начать, похоже,  жечь напалмом все и всех, Дезире.
- Он - ифрит, и ты его не переделаешь, - хранитель вздохнул, поворошил шерсть на голове росомахи. Оборотень придвинулся ближе, с опасением покосился на претендентов на его душу и вопросительно - на хозяина. - Да и стоит ли стараться изменить кого бы то ни было? -
"Как же заставить его обратно-то превратиться?" - В соответствии с Договором, я заявляю о своем праве на опеку этого оборотня вплоть до наступления его полного совершеннолетия по законам дивных народов, - Шиарис пристально посмотрел на темного и светлого, ожидая возражений. - Или же я, минуя пункт о попытке мирового соглашения в спорных случаях, буду требовать созыва Комиссии.

+2

274

- Я не собираюсь никого переделывать. Никчему это. Он уже большой мальчик и в состоянии решить для себя все самостоятельно. Если его привлекают результаты неудачных экспериментов, то я мешать ему не намерен. Для этого я слишком брезглив.- Дезире тряхнул головой и скрестил руки на груди.
Ему ужасно хотелось убить хоть кого-нибудь. Впрочем, после его последней фразы, по всей видимости хотелось не ему одному. Демон сверлил юного дракона убийственным взглядом.
- Мальчик, позволь мне дать тебе совет... - язвительно проговорил демон.
- Не позволю! Моя мама запрещает мне прислушиваться к советам неудачников. - очаровательно улыбнулся огненный дракон, вполне давая себе отчет, чем может такая ситуация для него закончиться, благо рука демона весьма недвусмысленно сжала рукоять меча.
Неизвестно как и чем все это бы кончилось, если бы тело Джованни опять не приобрело человеческий облик и тут же воздух прорезал совершенно нечеловеческий вопль:
- Ааааа!
Это было настолько громко и пронзительно, что не обратить внимание на орущего секретаря Шиариса было просто невозможно.
У огненный дракон даже оглох на несколько секунд, но оно даже и к лучшему.

+2

275

«Да, ифрит я, ифрит. Как будто в первый раз об этом узнали»!
Камиль начал не на шутку злиться. Он тут старается, из кожзама вон лезет, пытаясь все решить миром и обернуть в шутку вопреки своей природе,  а эти два идиота, гордо называющих себя драконами, все портят! Причем, что старенький, что маленький, одинаково упертые, как два барана, которым соли под хвост насыпали и яйца прищемили! Да куда там баранам, они-то у него по струнке ходили и маршем шагали!
«Вах, он еще и брезглив! Стоит тут и из себя оскорбленную невинность корчит, вместо того чтобы просто пожелать, чтобы этих двоих… да хоть ветром сдуло»!
Вопль росомахи-секретаря раздался как нельзя вовремя, чтобы ифрит, пытаясь хоть немного успокоиться,  успел глубоко вздохнуть, со свистом втягивая воздух сквозь стиснутые зубы. Только успокоиться все равно не получилось.
Спрашивается, ему-то какое дело, до какого-то Джованни? Человек тот или оборотень, все равно, ни кум, ни сват, ни брат, и быть таковым не может. Потому что нет никакого дела ифриту до бед воплощенных, ни до этих кожистоперых пародий Второго!
Едва сдерживаемая буря негодования, подогреваемая обидой, грозила вырваться наружу, потому лучше было ее унести с собой куда подальше. Благо, магии в доме хранителя было достаточно, чтобы позволить себе испариться и появиться уже на крыше здания, где можно было дать выход своему гневу в виде столба пламени, рванувшегося вверх и никого при этом не задевшего.
Лишенный горючей пищи, огонь скоро стих, и Камиль растянулся на крыше, глядя в рыжее вечернее небо, чей однообразный простор пятнали только черные точки птиц.

+2

276

Шиарис тем временем препирался с ангелом.  Криспин настаивал на том, что еще не поздно "спасти душу заблудшей овцы", "вернуть раба божия в лоно и под крыло" и прочее. У дракона очень скоро начала болеть голова от всего того потока благоглупостей, что изрекал ангел со скоростью пулеметной очереди. Наверное, поэтому и исчезновение Камиля и предшествовавшие этому резкие слова юного дракона прошли мимо его сознания. К тому же, как раз в этот момент за спиной раздался вопль, от которого впору было подпрыгнуть на метр от подушек вертикально вверх. Это Джованни, устав быть бессловесным существом, или же попросту осознав опасность того, что кто-то из темно-светлой парочки реально может утащить его на католический "тот свет", нашел способ снова стать человеком. Судя по выражению испуга и недоверия, с которым итальянец переводил взгляд с ангела на демона и обратно, ему уже не нравилась идея считать себя чьим-то рабом, да и отправляться никуда он не собирался. "Цирк. С конями. И с дрессированными росомахами..." - мелькнуло в голове хранителя.
А Джованни как раз сообразил, что говорить он уже очень даже может. А еще - что вся одежда, бывшая на нем всего пять минут назад, куда-то делась...
- ... и я настаиваю на том, что юноша сей должен сам решить, хочет ли он остаться тварью нечистой, оборотнем богомерзким, или, приняв смерть очистительную для тела, спасти душу свою! - Криспин с жадным интересом уставился на несчастного оборотня, ожидая, разумеется, выбора в пользу пути спасения.
- Нет уж, - пробормотал красный, как вареная свекла, секретарь, пытаясь прикрыться подушкой для сидения. - Мне и тут неплохо. Тепло, светло, и интересно. Сеньор Фарид, скажите им, а?

+1

277

Дезире краем уха слушая препирательства Хранителя с детьми Второго Творца поморщился. Они были слишком заняты спорами, а между тем Джованни по цвету грозил сравняться с клубникой, стоявшей в вазочке на столе.
Огненный дракон театрально вздохнул, погромче, чтобы его вполне расслышали спорившие и сняв с себя рубашку с котятами, протянул ее оборотню.
- Держи. А то и впрямь неудобно. - проговорил он.
Чего-то в комнате явно было не так. Дракон несколько раз огляделся, чтобы понять что произошло. И только потом понял: Камиля в столовой не было.
Вот куда мог запропаститься этот капризный, невозможный ифрит. И что прикажете с этим делать? Где искать огненного духа?
Дезире думал недолго. Ему до гоблинов надоели эти препирательства, его безумно раздражали крылатые, его кофе остыл, а булочек он так и не попробовал, хотя в его животе уже явно бурчало. И это все должен тепреть перворожденный? Нет уж сначала он решит свои проблемы, а дети второго творца уж как-нибудь подождут в сторонке.
- Камиль! - рявкнул огненный во всю мощь драконьих легких.
Хорошо получилось, громко. По-крайней мере все прекратили шипеть на Шиариса и в изумлении посмотрели на него. Будто Дезире можно было этим смутить!
- Камиииииль! Ты где? Вернись! - оконные стекла жалобно задрожали, Джованни заткнул уши ладонями, подвески на люстре закачались, а посуда на столе жалобно звякнула.
Наверное, его было слышно даже на улице, но Дезире почему-то это вовсе не смущало. У него пропал ифрит, единственный и неповторимый, характер пакостный, тех кто видел просят спрятаться получше.
- Камиииль! - где-то в глубине особняка раздался звук бьющейся посуды.

+1

278

Ифрит чего уже только себе не надумал, с живостью представляя, как наплевав огнем на все с высокой горки, вернется к себе домой, к таким же духам, как он сам, и продолжит свое существование, позабыв о всех горестях и печалях, свойственных мирам воплощенных, но стоило ему услышать зов Дезире, как все его мечты разбились и рассыпались, будто хрустальная башня от неосторожного удара палицей. Да, какой там зов, рев разъяренного дракона наверняка был слышен не только по всему дому, а еще и на улице, раз даже на крыше встряхнуло.
Камиль на мгновение обмер, отчетливо сознав, что, как бы ему не хотелось свалить, никуда он от  этого конкретного и невозможного дракона не денется, и остается только до бесконечности мечтать о своем уходе. Вот, и сейчас одна часть уже рвалась кинуться на встречу, невзирая на возможную и вполне вероятную взбучку, другая упрямо дула губы от неугасимой обиды. Как это его, такого распрекрасного, изволили игнорировать и отзываться с таким пренебрежением. Ифрит даже забыл о том, что никогда прежде его нисколько не заботило чужое мнение о собственной особе.
Темный сел, обхватив колени, изо всех сил, стараясь удержать себя на месте. Вот еще! Будет он бегать по первому зову! И по второму и третьему даже не побежит.
Но все же надолго терпения не хватило, и, отделив от себя частицу в виде шершня, Камиль послал ее вниз.
И вскоре злое насекомое зажужжало перед самым носом Дезире.

+1

279

У Шиариса начало складываться ощущение, что кто-то явно задался целью выяснить, может ли дракон стать глухим. Сперва - вопль Джованни, который сейчас уже пытался максимально прикрыться рубашкой Дезире, затем Лотар, решивший, что если ифрит не идет к дракону, то он (ифрит) сам виноват.  "Когда уже я смогу поселиться на лоне природы, где будет тихо?.." - с тоской подумал  водный дракон (отлично понимая, что через пол года тихой и спокойной жизни взвоет белугой и сам полетит на поиски приключений), уверенно дожимая ангела и отшивая притязания демона. Джованни больше не подлежал юрисдикции темных и светлых сил - и точка.  Тем более, что новоявленный оборотень резко перешел в разряд "дети". О нем надлежало заботиться и ограждать от таких вот претендентов на душу, тело, сознание и прочие составляющие живого разумного существа.
Наконец, оба крылатых надоеды убрались восвоясь, пообещав напоследок жаловаться во все подходящие инстанции и вообще, так "этого вопиющего нарушения" не оставить.
- Все, - Фарид улыбнулся, вновь возвращая свое внимание гостям и секретарю. - Не дрейфь, Джованни, ничего они тебе не сделают. Не имеют права. - Он погладил беднягу-итальянца по плечу и поспешил извиниться перед огненным драконом и ифритом. Правда, последнего в комнате все еще, несмотря на вокальные упражнения Дезире, не наблюдалось, но хранитель решил, что как-нибудь Камиль да окажется в курсе. - Прошу простить за то, что втянул вас в эту дурацкую ситуацию. Для меня это стало не меньшей неожиданностью. Дезире, если вы очень устали, я отпущу людей, отдыхайте. - Под "людьми" подразумевалась съемочная группа, которая наверняка уже изнывает от безделья и трескотни Свенды. - Журнал и мой бюджет переживут это потрясение, - дракон улыбнулся и тут только заметил, что Джованни сидит красный, словно помидор. Фарид отвесил себе мысленную оплеуху. Знал же, что секретарь неровно дышит в адрес почтенного работодателя, никогда не позволял ни дотронуться до себя - даже рукопожатием - ни коснуться самому, а тут мало того, что парень попал в столь необычную ситуацию, мало того, что оказался в таком компрометирующем виде перед посторонними ему существами, так еще и...
Что там "еще и" помешал додумать робкий стук в дверь.

+2

280

- Летите, летите! Попутного ветра под слабые крылья! Мы вам сами столько жалоб вкатаем, что обе канцелярии и светлая и темная на год работой обеспечены будут. - мило улыбнувшись, Дезире помахал темному и светлому вслед, а когда они исчезли негромко добавил: - Ураган вам под хвост!
Затем он обернулся к Шиарису, и гордо подняв подбородок скрестил на груди руки. Шершня он подчеркнуто игнорировал, так как и сам был здорово обижен на Камиля, а он, вместо того, чтобы обнимать и успокаивать, шатался неизвестно где, да еще и подглядывал. То, что Хранитель по их вине мог попасть в неприятности его не слишком порадовало. Нет уж! Юный он или нет, устал или нет - значения не имеет. Он - дракон, а драконы всегда добром за добро платят.
- Вот уж нет! Так не справедливо получится. Ты все бросил, чтобы помочь нам, а мы значит тебе неблагодарностью отплатим? Да никогда! Даже если Камиль сниматься и не станет, потому как обиделся неизвестно на что, то я от своих слов не отказывался. - проговорил юный дракон решительно тряхнув красной гривой.
Потом он обернулся к Джованни до сих пор сидевшему с широко распахнутыми глазами.
- Джованни, очнись, а? Ты - оборотень, но ведь от этого ты не перестал быть другом Фарида, а друзьям помогать надо. Сейчас нам надо организовать всю эту съемку. Так что давай отложим объяснения что и как до вечера, а сейчас сделаем все так, что бы Фарид не пострадал и неприятностей у него не было. - совершенно серьезно сказал Дезире.
- Ккккто вы? - наконец обрел дар речи Джованни.
- Я и Фарид - драконы, а Камиль огненный дух - ифрит. История долгая, вечером мы тебе обязательно все расскажем. Но на твоем месте радоваться я бы начал прямо сейчас, так как срок твоей жизни сильно увеличился.
Дезире посмотрел на шершня и еще раз громко рыкнул:
- Камиль, у Фарида неприятности. Давай ты потом на меня пообижаешься? Иначе никак.

+2

281

Сидя на крыше и пребывая самым наглым образом, в курсе последних событий, произошедших в трапезной, ифрит только фыркнул.
- Ишь, раскомандовался! Как у себя дома.
Но где-то в глубине того, что у воплощенных называлось душой, радовался, тому, зовут, а не послали подальше, и тому, что взбучка откладывается. Он еще немного покрутил носом, потом, не избегнув театрального эффекта, шершень в столовой раздулся до неимоверного размера и лопнул, явив присутствующим жгучего брюнета с надутыми губами и ехидным взглядом. Голоногий секретарь, прикрытый сверху рубашкой с кошачьей поэмой, выглядел забавно, а от огненного, оставшегося в одних штанах, взгляд было отвести очень сложно. Фарид же вообще производил впечатление не от мира сего.
- А может потом мне уже не захочется обижаться? – буркнул он, возвращаясь на свое место у низенького стола. – Но, пожалуй, я сначала поем. Пять минут ваша братия за теми дверями еще подождет. Дезире, у тебя есть ровно пять минут, чтобы наверстать упущенное, раз вы все тут так брезгали, - он выделил последнее слово, - компанией кистеперых и крылопухих, то теперь, когда вы их с позором выставили, никто не мешает. Кофе, кстати, уже почти остыл.
Камиль налег на сладости, запивая кофе, и стреляя в присутствующих любопытным взглядом.
- Джованни, как оно ничего? Ты бы тоже поел. Говорят, у оборотней после превращения аппетит прямо-таки зверский.

+2

282

- Оборотней не бывает, - пробормотал Джованни, переводя несчастный взглядд темно-карих глаз с одного дракона на другого. - И драконов не бывает. И... - Тут Камиль, не найдя лучшего способа явиться пред очи своего огненного, ну и всех прочих заодно, устроил представление со взрывом. Это, похоже, стало последней каплей для измотанных событиями прошедших суток вообще и последнего часа в частности, нервов бедняги-итальянца.
- И вообще ничего, ничего не бывает! Сеньор Фарид, вы будете навещать меня в больнице, хоть иногда?.. - всхлипнул парень, утыкаясь в плечо слегка обалдевшего от такого поворота событий хранителя и разревелся.
- Э-э-э... - дракон растеряно погладил рыдающего секретаря по спине. Тот  предавался истерике, ухитряясь втискивать между всхлипами и подвываниями бессвязные причитания на тему того, как не вовремя он, Джованни, рехнулся, и что ему так не хочется в лечебницу для душевнобольных, но ведь нормальным людям все это не видится - ангелы, демоны, исчезающие вникуда люди, из ниоткуда же появляющиеся, и прочее, а так же "на кого ж оставлю вас, пропадете ж тут совсем". В ответ Шиарис нес бред не хуже, но в более бодром и жизнеутверждающем ключе. Это безобразие продолжалось минут десять, пока в дверь снова не постучали, а у Эль-Мейли не включились, наконец, мозги.
- Джованни, успокойся, всё будет хорошо, и даже еще лучше, чем раньше, - он решительно отстранил от своей насквозь промокшей рубашки оборотня и, взяв со стола ближайшую салфетку, аккуратно вытер тому глаза, словно ребенку. По сути, ребенком - подростком - он теперь и являлся, ведь для оборотней двадцать семь лет - это далеко не возраст совершеннолетия. - Давай я тебе потом, попозже, когда все успокоится, объясню подробно? Договорились? - Дождавшись от секретаря утвердительного кивка и последнего всхлипа, Фарид сел на подушках ровно и обратился к все еще дующемуся ифриту. - Камиль, можно попросить тебя сообразить для Джованни хотя бы шорты, если тебя не затруднит? - "Думаю, до рубашки для Дезире ты додумаешься и сам, если не хочешь, чтобы он стал причиной излишней ажитации у Свенды и фотографа..."

+2

283

- Еще бы я знал, что это такое, - ни к кому конкретно не обращаясь, ответил ифрит на реплику Эль Мейли. – Но попросить можно.
Он подумал было, выкинуть что-нибудь очередное, экстраординарное, к примеру, обрядить секретаря в походный бедуинский наряд, но  прикинул, что этим в Египте даже сейчас вряд ли кого удивишь,  и потом, смотреть на растрепанного и заплаканного Джованни даже ему было жалко, так что на это раз обошлось почти без фокусов и эксцессов, и через мгновение зад итальянца был упакован в потертые джинсы, а на ногах красовались парчовые домашние шлепанцы с загнутыми носами. Потом ясные синие очи устремились на Дезире. Камиль наморщил нос, гадая, чтобы такого сделать плохого. Мстительное настроение пока что еще никуда не делось, а колдовать в доме хранителя, после скудных запасов магии, которые с трудом приходилось вытягивать из ткани этого мира,  было одно удовольствие. Сначала он подумал обрядить огненного в такую же хламиду, в которую был закутан ангел, потом – в бесовский наряд. Но при здравом размышлении, а оно ему сейчас было ой как необходимо, потому как на мировую они с ясноглазым еще не пошли, решил, что это все же чревато не сами приятными последствиями. Поэтому он остановился на банальном шелковом халате, вышитом восточными драконами, – вроде и прикрыт огненный, а на грудь  полюбоваться можно. Украдкой, чтобы не зазнавался.
- Получите, распишитесь, - довольный результатами своих трудов, Камиль, как ни в чем не бывало, взялся допивать кофе.

+2

284

- Очень даже бывает! Я есть! И очень хочу есть! Так что сейчас быстренько ем и мы все идем делать эту фотосессию или как ее там? - улыбнулся Дезире, с удовольствием разглядывая новый халат: - Я бы обернулся, чтобы тебе показаться, но тогда мебель испорчу, а мы и так Фариду кучу проблем уже доставили.
Настроение испорченное скандалом с Камилем начало исправляться. Вон какой халат шикарный наколдовал, с драконами! Если бы все совсем плохо было бы - сейчас Дез в каких-нибудь кожаных ремешочках оказался, как у демона, или еще в чем несуразном.
Не время было сейчас для разборок, да и желание дальше усугублять ситуацию никакого не было.
А потому дракон быстренько позавтракал, точнее торопливо запихнул в себя то, что добрый Шиарис им послал, и торопливо отхлебывая из чашки остывший кофе поднялся:
- Кто как, а я готов! Джованни, приводи себя в порядок и пошли. Мы им покажем красоту!
Огненный дракон окончательно проснулся, и теперь был полон решимости и желания сделать хоть что-то полезное для гостеприимного хозяина.
Он поднялся и протянул руку оборотню, тот как-то дико посмотрел на дракона и в ужасе отшатнулся.
Кажется, у них образовалась проблема.

+2

285

- Да и Тёмные Небеса бы с ней, с мебелью, но вот Нессидарэль откусит мне голову, если посреди человеческого города вдруг появится мифическое существо, - Шиарис с легкомысленной улыбкой покрутил ладонью, возвращаясь к еде. А вот у бедного Джованни кусок в горло не лез. В конце концов, итальянец решил для себя, что в любом случае - сон ли это такой странный, или же он и вправду сошел с ума, - но пренебрегать своими обязанностями секретаря он не может. ( "Нужно просто держаться подальше от странных гостей сеньора Эль-Мейли  и, соответственно, поближе к самому сеньору, а когда утрясется вся эта свистопляска с журналом, можно уже будет взять отпуск и пройти обследование" - подумал Джованни, кое-как заставляя себя выпить чашечку кофе. - "Да. Я так и скажу: дескать, доктор, со мной что-то не так. У меня вдруг выросла шерсть и хвост, и мне стало казаться, что я - какое-то крупное лохматое животное. Окружающие? Нет доктор, они не старались переубедить меня. Они сказали, что со мной все в порядке и что так и должно быть. О, Мадонна! Какой бред!" ) Поэтому-то он, погруженный в свои переживания, и отшатнулся от протянутой руки рыжего юноши, да и вообще постарался снова спрятаться за спину своего уважаемого работодателя.
- Джованни, соберись, - Фарид, повинуясь порыву сочувствия, погладил секретаря по черноволосой голове и ободряюще улыбнулся. - Я все объясню, но попозже. Идем, у нас полно работы!
В общем, из маленькой гостиной они вышли, не слишком отличаясь от того вида, в котором вошли. Фотограф, его ассистент и майки так вообще не обратили внимания на то, что Дезире теперь щеголял в халате, а Джованни - в рубашке огненного дракона и совершенно других джинсах. Но от Свенды эти изменения, к сожалению, не ускользнули.
- Фарид, ягодка моя, что вы там делали так долго, мы все ужасно заждались! - затрещал визажист, стоило лишь приоткрыться двери. - О! Джованни! Когда ты успел переодеться? и... эм... - он замялся, сообразив, что не знает имен новоиспеченных моделей, поэтому хранитель поспешил перебить болтуна:
- Джованни облился кофе. Горячий кофейник, усталость - сама понимаешь, милая. Пришлось срочно переодевать, - модельер устремился в домашнюю студию, и вся компания помчалась следом. А когда идешь очень быстро - не до пустой болтовни.

+2

286

Если кто-то надеялся, что все осталось позади, и короткая пробежка, устроенная Шиарисом, перетряхнула мозги всем участникам и настроила на рабочий лад, и что теперь все, оказавшись в студии, спокойно приступят к работе, то он сильно ошибался на этот счет. Потому что при виде визажиста и встречавшей их компании на ифрита вновь нашло опасное вдохновение, и едва только возникла короткая заминка перед раздачей заданий, как он, бурно жестикулируя, на свой манер начал «успокаивать» заждавшуюся группу.
- Свен-да, солнышко! Я временами такой неловкий, когда начинаю что-то рассказывать взахлеб. Привык на просторе руками размахивать, а тут понимаешь, теснота, все вокруг и кругом . А я рукавом, – Камиль сделал театральную паузу и продолжил, когда все завороженные взгляды прилипли к нему, как мухи к клейкой ленте. - Ну, ты меня понимаешь, дорогуша, что бывает, когда на яйца почти кипяток вылить. Джованни как завоет, как завопит!
Далее ифрит закатил глаза, скрестив руки внизу живота, сделал глубокий вдох-выдох, и довольный произведенным эффектом продолжил.
- Вот, мы его все это время успокаивали и утешали. Дули, махали… Видишь, еще до сих пор глаза на мокром месте. Я ему с перепугу и ради сатисфакции даже свои яйца взамен собственных решился предложить. Так что он пока еще думает.
Закончив свою тираду, Камиль как ни в чем не бывало, похлопал ресницами.
- А что у нас дальше в программе?

+2

287

На месте Джованни Дезире бы сильно обиделся. Сейчас все смотрели на оборотня с такой жалостью, что тому впору было сквозь землю провалиться.
Дракон осторожно толкнул ифрита вбок локтем делая при этом страшные глаза. Оборотню и так несладко пришлось. Каково это: не родиться среди себе подобных, а внезапно узнать, что ты не такой как все? Неплохое испытание для психики. Не стоило бы усугублять.
- Все, лирические отступления закончились. А то время, оно не резиновое. А фото должны быть завтра. - громко проговорил дракон.
И что тут началось! Его посадили в невесть откуда взявшееся кресло и двое стилистов начали дергать его за волосы, пудрить нос, зачем-то красить и без того темные ресницы, подрисовывать глаза какими-то непонятными красками.
От обилия запахов дракону захотелось чихнуть, но он удержался, понимая, что если повредит все эти краски, то все придется делать заново.
Мучали их с Камилем долго. У огненного пару раз даже желание все бросить появилось. Однако, мысль о том, что Шиарис тогда останется в весьма неприятном положении останавливала его.
Наконец их отпустили. Дезире подошел к зеркалу ... и не узнал собственного отражения.
- Вы чего это сделали? - ошеломленно спросил он у тех, кто его красил.
Потом он посмотрел на Камиля и желание пристукнуть Свенду со товарищи вспыхнуло в нем с удвоенной силой.

+2

288

Фарид отвлекся на то, чтобы вместе с Майки отобрать подходящие по размеру костюмы и как-то упустил из виду, что Свенду и его помощницу надо было подробно проинструктировать. Эта беспечность стоила ему, кажется, с полкило нервных клеток, когда, закончив с сортировкой и обсуждением концепции фотосессии с фотографом, он, наконец, посмотрел на работу визажистов...
- Ой-ей... - дракон осторожно обошел жертв творческого порыва пылкой скандинавки по часовой стрелке. - Свенда, роза моя северная... цветок мой невиданный... я, кажется, просил не увлекаться?.. - с трудом подбирая слова проговорил модельер. - Девиз коллекции - естественность и непосредственность, а не... - тут весь огромный словарный запас и многовековой опыт дипломатических переговоров был бессилен. Шиарис помахал руками, силясь вербализировать дивный результат получасовой работы Свенды и Мари - субтильной француженки в балахонистом одеянии в "восточном духе". Камиль и Дезире сейчас тоже были в малость "восточном" стиле. Можно даже сказать - "гаремно-восточном". Но, если бы моделей-людей подобная "боевая раскрасска" действительно бы украсила, ибо девы и юноши  модельных параметров, как правило, не отличаются яркой внешностью, что позволяет буквально нарисовать на их лицах любой образ, то для дракона и ифрита эти привычные правила не действовали.
- Ты не говорил, - надула обильно крашенные губки Свенда. - А если и говорил, то надо было повторить! И что же теперь делать?! - в голосе стилиста прорезались плаксивые нотки. - Столько работы - насмарку?! Мари, душечка, ты слышишь?!
Мари, выпустив клуб вишневого дыма изо рта, выразительно покрутила в воздухе сигариллой, засаженной в длинный янтарный мундштук и пожала плечами, выражая всем своим видом что-то вроде "я же предупреждала, что надо уточнить, но ты всегда сперва делаешь, а потом переделываешь, моя дорогая". Француженка являла собой другую крайность - вытянуть из нее хоть слово было большой проблемой. Так же молча, тяжко вздохнув, он извлекла откуда-то из недр своих одежд огромный флакон молочка для снятия макияжа и здоровенный клок ваты и,  от души полив первым второе, снова подступилась к Камилю. Свенда же, продолжая причитать и поминутно спрашивать в воздух есть ли в мире справедливость и внимание к творческой личности, принялась приводить в прежний вид Дезире.
- Простите, ребята, - Фарид виновато улыбнулся и развел руками.- Я виноват, не уследил.

Отредактировано Шиарис Эль-Мейли (2011-10-30 21:27:24)

+1

289

Получив локтем под ребра, ифрит немного сник и даже просидел смирно в кресле все время, пока его чесали и мазали. То, что красили с тщательностью, скорее присущей размалевке возлюбленного наложника гарема на выданье, еще раз убедило его в том, что предстоящее дело будет примерно в том же роде. Так что Камиль, нимало не смущаясь боевой раскраской индюка,  украдкой косил глазом на страдающего в соседнем кресле Дезире и посмеивался про себя. Однако результат превзошел даже нескромные ожидания ифрита - из зеркала на него смотрела Свенда №2, вариант «жгучая брюнетка». Больше всего Камиля поразили красные, в тон ногтей губы чуть ли не на поллица. Когда же дело дошло до собственно ногтей, и визажистка попыталась оттереть с них красную краску, ее постигло жестокое разочарование.
- Камиль, золотко, где ты взял такой лак?
- Где взял, там больше нет. Это результат мммм…. генетического эксперимента, у меня не только ногти красные, - многозначительно поигрывая бровями, доверительно сообщил он хрупкой, довольно невзрачной на его взгляд, девушке. Отчего та, нимало не смутившись и только пожав плечами, наложила сверху бесцветный с блестками, чем привела Камиля в полный восторг.
- Спасибо, милочка. Мне нра!
Однако Фарид почему-то оказался явно разочарован, и после выговора девушки принялись оттирать с лица то, что так тщательно намазали и накрасили.
- Руки не дам! – ифрит спрятал их за спину, всем своим видом показывая, что снимать понравившуюся краску придется только через его «труп».
Хрень, которой оттирали лицо, попала в глаза, отчего один теперь щипало, и из него  брызнули слезы.
- Оооо, я теперь как плачущая мадонна! - изрек темный, чем в очередной раз ввел в смущение несчастного секретаря.

Отредактировано Камиль Яссер (2011-10-31 15:11:26)

+1

290

Джованни приходил в себя постепенно. Он уже не шарахался от каждого движения Камиля, только бросал в его сторону обиженные взгляды, когда тот рассказывал яй... душещипательную историю о причине спешного переодевания, и просто старался держаться поближе к Фариду. Фарид же носился вокруг вешалок с одеждой, отбирая нужные для фотосессии костюмы, а Джованни продумывал, как можно отомстить вредному брюнету за то крайне глупое положение, в которое тот его поставил. При этом оборотень старательно не думал о том, что с ним на самом деле приключилось нечто крайне странное и удивительное, и настолько в итоге в этом преуспел, что к нему даже почти вернулась обычная жизнерадостность и разговорчивость.  Если бы еще этот  Камиль держал язык на привязи! Джованни, держащийся за спиной дракона, невольно вспомнил не только Пресвятую Деву («Матерь Божья, кому же мне молиться теперь, если Ты не слышишь таких, как я?..»), но и нежданно увиденных представителей потусторонних сил и сопутствующие события…«Мне привиделось. Я уснул и мне все это приснилось!» - твердо напомнил себе секретарь, уже чисто машинально и привычно уворачиваясь от Свенды, так и норовящей ущипнуть его за обтянутый немного тесноватыми джинсами филей.

- Свенда, сокровище, без фанатизма, умоляю тебя, а то мы и к утру не начнем! – напомнил Фарид, едва удерживаясь от смешка – разочарование на заштукатуренной физиономии  стилиста смотрелось исключительно комично. – Что такое, Майк? – дракон был вынужден обернуться к дергающему его за рукав светловолосому  юноше. Тот встав на носочки и отчаянно смущаясь (правда, благодаря косой челке, закрывающей личико до самого подбородка, заметить это можно было только на очень близком расстоянии)  тихо поинтересовался, как зовут моделей, кто будет им помогать  переодеваться, когда они наконец начнут, а так же – где здесь «… эм… ну… знаешь…» - Джованни тебе все покажет. И расскажет. Мы скоро уже начнем, правда, девочки? – хранитель строго посмотрел на Свенду, чьи руки уже снова держали тональный крем. Визажист поджал губки и заявил, что собирался просто чуть-чуть подправить цвет, чтобы было более равномерно и все, правда-правда! Но крем заменил на более светлый, совпадающий с тоном кожи Дезире.
Джованни, получив, наконец, почти четкую инструкцию, увлек Майки куда-то в сторону выхода из студии, пообещав вернуть его минут через пять. Фотограф от нечего делать слонялся вокруг осветительного оборудования и что-то поправлял. Его помощник неслышно скользил следом и  исправлял то, что сдвинул фотограф. Мари меланхолично смывала штукатурку с ифрита, а Свенда – треща без умолку – с Дезире. Короче говоря, в студии установилась теплая атмосфера взаимопонимания и сотрудничества…

+2

291

Наконец со стенной росписью, вернее, с лицевой было покончено ее же смывкой, и лицо Камиля подобно персику, принявшему утреннюю солнечную ванну, приобрело прежние свежие краски.
- Мирси, душечка, - промурлыкал темный, послав бледному, резко контрастировавшему с собственным, отражению визажистки воздушный поцелуй и предпочел поскорее упорхнуть с кресла, пока ему еще что-то не разрисовали. Краем глаза он успел проследить, как неугомонная Свенда нагло клеилась к его ясноглазому, и теперь в ветреной голове бродили планы, как бы послаще отомстить этому евнуху.
Ифрит было подался к кудеснику с лампами и прочими прибамбасиками, который их крутил и переставлял, а его подмастерье с видом непревзойденного мастера, уставшего подтирать мазню за горе-учеником, большей частью возвращал все на прежние места. Любопытство взыграло по всем направлениям – и что такое горит в этих лампах, что дает почти солнечный свет, и что это они вообще тут делают и зачем, тем более ,что задернутое тканями самое освещенное место чем-то отдаленно напоминало лобное. Мысли, подпитанные бурным воображением, зацепившись за эту ассоциацию пошли по новому кругу, да так, что кудесник уже виделся заплечных дел мастером…
Однако Фарид на вынес вида праздношатающейся фотомодели, и вскоре выдернул ифрита из размышлений, для убедительности не только окликнув, но и еще встряхнув вешалкой с болтающимися на ней тряпками.

+2

292

Дезире с любопытством наблюдал за этой суетой со стороны. Он ничего не понимал в том, что сейчас делали, но все это копошение казалось ему весьма забавным. В голову приходила ассоциация с муравейником.
На Свенду он особого внимания не обращал. Ну жужжит что-то рядом, и пусть себе жужжит. Однако, когда рука непонятного чуда оказалась у него на колене, и как бы незаметно начала перемещаться выше по ноге, огненный осерчал.
Дезире схватил Свенду за руку и рявкнул, мало заботясь о свидетелях происходящего:
- Еще раз так сделаешь - я тебе эту самую шаловливую руку с мясом оторву!
Как вообще посмел какой-то там человечишка трогать его так? Да что он вообще о себе возомнил? Дракон - это дракон, и он выбирает сам, кому можно его трогать. Разумеется, дети Второго в этот список не входят. Он - венец творения, перворожденный, любимое дитя творца истинного, и чтобы какое-то невнятное существо набралось наглости его лапать?
Нет, этот мир положительно катится в бездну!
Дезире со зверским выражением лица смотел на перепуганного Свенду, с трудом преодолевая желание сжать руку покрепче, так, чтобы все кости разом хрустнули и раскрошились.
- Еще раз так сделаешь - я тебя убью. - сказал он немного взяв себя в руки.
Голос его теперь был спокойным, он просто констатировал факт.
И почему все замерли с каким-то странным выражением глядя на него? Что такое он сделал - то?

+2

293

Едва освободившийся из рук стилистов Камиль тут же заинтересовался деятельностью фотографа. Это было чревато много чем, и все это "много что" не содержало ни одного положительного момента. поэтому Фарид, быстро выцепив с отдельной вешалки первый костюм, подходящий ифриту по размеру, позвал его переодеваться.  Фотограф был услан в большую гостиную, соседствовавшую со студией, - посмотреть, нужен ли там дополнительный свет. Минуту назад Эль-Мейли пришло в голову сделать часть фотографий в интерьере. Но, занятый другими делами, он как-то выпустил из виду Свенду. "Сам себе беспечный дурак" - обругал себя водный дракон, в несколько широких шагов преодолевая расстояние от составленных квадратом вешалок до кресла. - "Надо было стоять рядом. И держать его за лапы загребущие, ага..."
- Дезире, отпусти ее пожалуйста, - мягко попросил хранитель, ненавязчиво отбирая пухлую ручку  визажиста у обозленного огненного мальчишки. Он отлично представлял себе, что способен сгоряча натворить раздраженный огненный дракон, особенно - столь юный и не привыкший особо строго контролировать себя в нелегком деле общения со смертными. - Свенда все поняла  и больше не будет. Правда, милая? - с некоторым нажимом уточнил он у скандинава. Тот моргнул и часто закивал, лишившись даже на время своей многословности. Фарид повернулся ко второй стилистке. - Мари, отдохните пока. Ты же знаешь, где маленькая гостиная? Я попрошу Джованни принести вам чай.
Хранитель легонько подтолкнул Свенду к француженке. Та только неопределенно хмыкнула в значении "Я знала, что рано или поздно кое-кто получит по своим неугомонным ручонкам" и, прикурив новую сигариллу, отправилась к выходу, едва не столкнувшись с Джованни, которому, не успел он вернуться, снова пришлось  идти выполнять поручение хозяина.
- Прости, Дезире, - Шиарису действительно было страшно неудобно. Он-то привык к выходкам Свена и вообще ко всем этим странным раздражающим созданиям (правда, пару лет назад, когда стилист попробовал хватануть самого Фарида за заинтересовавшее место, тот попросту отвесил ему пощечину). А каково уставшему мальчику? Ведь он привык к совершенно иному отношению и совсем не привык даже скрывать свою сущность.

+2

294

Вопль Дезире едва не заставил ифрита выронить вешалку. Евнух таки напоролся на огненный отпор. Камиль повернулся и смерил сникшую Свенду не обещающим ничего хорошего взглядом, потом глянул на юношу и нехотя отвел взгляд – то было диво как притягателен во гневе, только вот видеть щенячий восторг в ифритских глазах Дезу было вовсе не обязательно. Темный насмешливо фыркнул вслед удалившимся девушке и не совсем девушке и прикинул, где бы теперь в эти новые шмотки было лучше облачиться. Но поскольку вокруг не наблюдалось ничего, кроме полупрозрачных перегородок, отделявших часть помещения с лампами от другой части с креслами и вешалками, и все посторонние личности покинули обозреваемую территорию, то оставалось предположить, что переодеваться надо прямо тут. Не под лампами же этим заниматься. Возвращаться к Шиарису, занятому усмирением огненного, чтобы задать вопрос, ифриту не хотелось. И к тому же все это давало неплохой повод отомстить Дезире той же монетой. Поэтому. не долго думая, темный джинн повернулся к драконам спиной, убрал с тела свою одежду и, стянув с вешалки какие-то подозрительно узкие штаны темно-зеленого цвета, наклонился, метя ногой в штанину. Ткань подалась, обхватывая икру. Камиль всунул вторую ногу с парную штанину и вскоре натянул плотно севшие брюки на ягодицы. Далее, если он правильно разобрался с нарядом, следовала тонкая и довольно просторная рубашка в мелкую горчичную клеточку, с объемными накладными карманами и короткий кожаный жилет. Камиль вопросительно посмотрел на свои босые ноги и, сражаясь с упрямой застежкой штанов, норовившей прищемить мужское достоинство, повернулся к Шиарису.
- А на ноги что? - спросил он между делом.

+2

295

- Ничего страшного. - величественно кивнул Шиарису Дезире.
Он вовсе не чувствовал себя виноватым, и обида, которая без труда читалась на лице Свенды, его ничуть не трогала. Чудо неопределенного пола само виновато в том, что произошло. Он руки распускать не позволял. А уж если начал трогать без разрешения - то был готов и к негативу. Вряд ли его приставаниям кто-то мог обрадоваться.
Дез гордо подняв голову и упрямо задрав подбородок, подошел к вешалке.
Ему не слишком понравилось поведение Камиля, но вторую сцену кряду устраивать как-то не хотелось. Ронять драконье достоинство перед какими-то там смертными - слишком много чести для них.
Дракон подарил еще один гневный взгляд ифриту, но тому, видимо было не до этого, он устраивал то ли танец с покрывалами, то ли шоу с раздеванием.
Ну и пускай рисуется. Дезире точно не будет тешить его самолюбие, и устраивать "милые семейные разборки" при Шиарисе. Интересно, отчего ему все чаще и чаще кажется, что из них двоих старше именно он?
- Фарид, а переодеваться именно тут? - громко спросил он у Хранителя.
Он сказал, что сделает все, что от него зависит - значит сделает. Драконье слово держать положено.
Огненный дракон, не обращая больше ни малейшего внимания на то, что в комнате они с ифритом не одни, подошел к вешалке и замер в задумчивости.
Потом выбрал наряд, состоящий из тонкой искусно расшитой бисером рубахе и каких то невообразимых штанов с кучей завязок, цепочек и подвесок. И неспеша переоделся.
- Ну как? Все правильно? - спросил он у Шиариса.

+2

296

Фарид развернул ширму и задвинул раздвижные широченные двери в японском стиле между собственно студией и подобием общей гримерной, прикрывая огненного дракона и ифрита от взглядов любопытных людей. Вешалки с одеждой в количестве трех штук были составлены в каре, так что недоставало лишь одной, четвертой, "стенки".
- Ага, все правильно, - Фарид, разобравшись с дверями и ширмами, вернулся к своим гостям, неся в каждой руке по паре обуви: что-то ажурно-восточное, густо расшитое бисером и пайетками под костюм Дезире и что-то более традиционное для Камиля. По правде говоря,  туфли можно было брать любые, а после просто заявить, что так и было задумано. - Хм. Камиль, стоило сперва застегнуть пуговицу на поясе, а потом уж - молнию, - прокомментировал дракон мучения огненного духа, столкнувшегося со сложностями современных видов застегивания одежды, зайдя за ширму. По хорошему, стоило бы помочь Камилю, но Фарид не испытывал желания щеголять подпаленной шевелюрой, если вспыльчивый драконыш решит, что Эль-Мейли не просто так помогает его драгоценному. - Держите обувь. По размеру должна подойти, я посмотрел.

+2

297

- Да? – Камиль удивленно глянул на хранителя, старательно не замечая переодевавшегося Дезире. Молнии вокруг не наблюдалось, да и на улице тоже была ясная погода, это он знал и без того, чтобы заглядывать в окна. Так что вопрос с природным явлением остался открытым. Однако он все же последовал совету и застегнул штаны на пуговицу, потом маленькая хренька с ушком уже довольно легко потянулась вверх, закрывая прореху, стоило только убрать внутрь свой причиндал, и стянуть ткань. Странная застежка привела темного в полный восторг, и он несколько раз застегивал и расстегивал замок, пока Шиарис не озадачил его обувью. Хорошо, что с туфлями, рыжими, в узорную дырочку и шнурками никаких проблем никаких проблем не возникло, и ифрит привычно насунул их на босые ноги, стараясь незаметно подсматривать за огненным, которому новое одеяние невероятно шло. Так и тянуло зажать между вешалками и хорошенько потискать. Чтобы отвлечься о своих несвоевременных желаний, Камиль угнездил зад на спинке кресла и, скрестив руки на груди, обратился к водному дракону в намерении потешить свое любопытство.
- Фарид, а дальше то что?

Отредактировано Камиль Яссер (2011-11-06 21:46:37)

+1

298

Дезире с грехом пополам справился с нарядом самостоятельно, чему немало поспособствовали услышанные им слова Шиариса. Он исподтишка слегка полюбовался Камилем, показавшимся ему невероятно желанным в этом несколько странном человеческом наряде, который, казалось бы был сшит специально для ифрита.
Явно свое внимание дракон демонстрировать не стал, так как все еще злился на легкомысленного огненного духа, хотя умом и понимал, что поведение ифрита - просто спектакль, разыгранный потому, что ифрит просто заскучал и ничего больше, но вот на сердце осадочек все равно остался.
Все-таки это не слишком благородно: приставать к другим после всего того, что у них было. Вот и предлагай ему разделить полет. Успокоительными на первые их двести лет совместной жизни точно придется запасать заблаговременно, желательно начать сразу после возвращения в Мир Драконов.
Все равно из головы этого невозможного огненного не выкинешь, а значит придется привыкать и ему, и Камилю.
Занятый такими мыслями дракон даже не заметил как натянул предложенные Хранителем туфли, подошедшие бы скорее к полупрозрачным шароварам ифрита и посмотрев вопросительно на Шиариса, вслед за Камилем спросил:
- Фарид, а дальше-то что?
Он и правда не знал, что делать дальше.

+2

299

- А дальше... - дракон отодвинул ширму, поправил на рубашке Дезире пару цепочек и, отступив на несколько шагов, полюбовался результатом. Да, определенно, эта коллекция ему удалась! - А дальше - самое интересное! - и вдруг, обернувшись к двери в большую гостиную, гаркнул: - Мика! Готово?
Дверь приоткрылась, явив взъерошенную голову фотографа.
- Возмутительно! - сердито заявил фотограф Михаэль. Возмущение относилось не только к сокращению имени, но и к чисто профессиональным вопросам.- Свет - никуда не годится. Амано сейчас поставит парочку... - договорить он не смог, оттесненный вернувшимся Джованни. - Эй!
- Не надо никакого дополнительного света, - решил Фарид, направившись к двери. - Дезире, Камиль, идемте за мной, - позвал он, и снова обратился к фотографу: - Сперва делаем несколько снимков в студии, затем - в гостиной. Не надо мне говорить, что так не делают. Мы сделаем, получится прекрасно. И, Мика, держи свои комментарии, шуточки и фокусы при себе, будь любезен!
В ответ фотограф сверкнул белозубой голливудской улыбкой, тряхнул смоляной гривой и отчего-то очень хитро покосился на Камиля.
- Только если ты перестанешь меня обзывать этой кличкой! - нахально заявил он, становясь за штатив с камерой. - Ну, что стоим, чего ждем? Командуй.
- Действительно, - согласился Фарид, принимаясь объяснять своим гостям, как следует стоять перед камерой, куда улыбаться и что вообще происходит.

+1

300

Камиль мало что понял из разговоров и всего происходящего. Почему-то снова навалило народу, присматриваться к которому не хватало времени, поскольку Шиарис указал им с огненным на «лобное место», попутно объясняя, что смотреть надо сюда, повернуться так, голову наклонить эдак, а руки и остальное сразу вместе или по очереди(?) туда и главное – улыбка, улыбка и еще раз улыбка.
Ифрит встал в освещенном лампами пространстве рядом с огненным стараясь принять описанную хранителем позу и, натянув дежурную ослепительную улыбку, повернулся к тому самому агрегату, который назывался фотокамерой, и куда полагалось смотреть, но не прямо в черный кругляшок, а немного в сторону.
«Сложности-то какие, все как у людей».
Черноволосый маг от фотокамеры что-то хмыкнул и начал делать знаки, требующие снова чуть подвинуться, переставить конечность, повернуть подбородок. Ифрит какое-то время терпеливо сносил указания, греясь в лучах софитов, и искоса поглядывая на Дезире, с интересом гадал, насколько у того хватит терпения.
Наконец что-то неожиданно вспыхнуло, отчего синие глаза удивленно округлились, тихо щелкнуло,  и все понеслось по новой с той разницей, что теперь от Камиля требовалось сесть на нечто, прикрытое драпировками ткани.

0


Вы здесь » Dal'et » Внесюжетки » Получите, распишитесь.