Dal'et

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dal'et » Внесюжетки » Получите, распишитесь.


Получите, распишитесь.

Сообщений 241 страница 270 из 375

241

- Ты портной? - с сильным удивлением в голосе спросил Дезире, удивленно глядя на Шиариса.
В его мире драконы всегда занимали куда более почетные места, тем более, что в мире бабочек-однодневок дракон с его опытом и знаниями, накопленными на протяжении веков, мог устроится куда лучше, чем шить вещи на заказ для людей. Для тех самых пустых, ничтожных смертных, которые были послушным орудием в руках темных и светлых детей второго творца.
Говорить вслух он этого, разумеется, не стал - Хранителю виднее, что лучше делать в этом мире, однако недоумение, и даже какая-то обида остались.
Нравилось ему это или нет, но обещание он дал, да и быть неблагодарным дракону, который уже второй день непокладая лап только и делал то, что вытягивал его и Камиля из разных неприятностей, забросив свои дела, которые без присмотра сразу пошли наперекосяк.
- Камиль, если из-за нас все испортилось, то нам и исправлять. Некрасиво бы было отплатить за помощь черной неблагодарностью. Ну что покажем этим жалким существам что такое истинная красота высших творений? - спросил Дезире на драконьем.
Разумеется, он понимал, что по отношению к Джованни это не слишком красиво, но какое ему дело обидится на него какой-то жалкий смертный или нет?
- Мы согласны! Только объясните что надо делать. - проговорил перворожденный, обращаясь уже ко всем.
Пусть все смотрят и облизываются. Им все равно ни капли не достанется. Он для фирита, а Камиль для него, никому другому нет места между ними. А смотреть на их картинку, пусть пялятся, чтоб у них глазки повылазили!

+2

242

Шиарис мигом вспомнил, как на них восьмерых смотрели тогда, шестьсот лет назад. Когда последний на тот момент переселенец скрылся в дымке межмирового портала, они просто-таки физически ощутили, что больше не давят эти взгляды - полные жалости и непонимания, сожаления о тех, кто остается, будто они хоронят себя заживо. Сейчас было не то, но непонимание - как это было похоже. Фарид посмотрел в прозрачное небо, которое завтра снова выцветет от жары, пожал плечами и бесшабашно улыбнулся категоричному мальчишке.
- Я - дизайнер. Шьют на моих фабриках. Я просто придумываю. Надо же хотя бы попытаться одеть эти создания так, чтобы можно было смотреть и не морщиться, - он фыркнул. Объяснять  драконышу зачем он, взрослый, ответственный, серьезный (местами серьёзный... очень местами...) мужчина более чем трех тысяч лет от роду занимается делом, над которым смеются даже самые молодые из коллег-хранителей... зачем? Толком не поймет. Разве может едва перешагнувший порог совершеннолетия ребенок понять, как бывает невероятно скучно здесь? А профессия-прикрытие - хоть какое-то развлечение. Но Шиарис попытался. - К тому же, это бывает забавно. А жить на Изначальной, имея отпуск раз в восемь лет и заниматься все время чем-то "поддерживающим достойный дракона статус" - ты бы и сам  взвыл.  Но так или иначе, сперва - ужинать и отдыхать, я думаю?
Он повел гостей в дом, отмахиваясь от Джованни какими-то общими фразами. Дракону наконец удалось сбить секретаря с больной темы (что всегда было не просто) и теперь он просто отдавал короткие распоряжения насчет размещения "вот этих молодых синьоров" и ужина ("да, в маленькой гостиной... Ты с ума сошел? Эта столовая - это же стадион!"). Джованни послушно кивал, соглашался,  или же воздевал руки в небесам, показывая, что крайне несогласен с хозяином. В исполнении рослого (на полголовы выше самого Шиариса) итальянца, все это выглядело, должно быть, забавно.

Отредактировано Шиарис Эль-Мейли (2011-10-03 23:45:37)

+2

243

- Это тоже на твоих фабриках? – Камиль с любопытством глянул на Шиариса, оттопырил в стороны полы пятнистой куртки, и вперевалку, притопывая тяжелыми ботинками под шорох гравия, покрутился на месте.
- Дезире? Нет, он бы не взвыл, потому что у него есть я, - гордо добавил он, бесцеремонно вмешиваясь в разговор, но будучи и на этот раз честным с собой, добавил, - хотя… может и взвыл, тоже потому что у него есть я, - и стрельнул в огненного лукавым и многообещающим взглядом, предвкушая грядущее время, когда они наконец-то останутся наедине.
Пока хранитель разбирался с Джованни, ифрит оглядел просторный светлый холл, в котором царила прохлада, успел украдкой ущипнуть за ягодицы Дезире и удрать подальше, позаглядывать в огромные, до пола окна и заскучать в ожидании, когда же их отведут в предназначенные покои, начиная злиться на бестолкового Джованни, который на каждое слово хозяина отвечал десятью вместо того, чтобы бежать и выполнять.
«Вот же ж бестолковое создание. Далеко все-таки людям до ифритов, далеко»…

+2

244

- Не знаю как насчет взвыл, но скучать мне бы уж точно не пришлось, с Камилем это мне уж точно не грозит. - улыбнулся Дезире, возвращая ифриту не менее многообещающий взгляд.
Вот только пусть их хоть на час наедине оставят, гхыр с ним, со сном, драконья жизнь длинная, так что отоспаться он когда-нибудь да успеет. А вот обнять кого-то, до кого он уже день никак не мог добраться, это по важнее сладких снов будет, и куда как приятнее, а потом... потом и поспать немного можно будет. Но огненный дух, очень любящий дразнить драконов, а потом делать вид что ничего такого не происходит, должен, просто таки обязан, получить по заслугам.
- Прекрасно, тогда может сейчас и начнем? Пусть пока они приведут себя в порядок, а через полчаса тут уже будут наши визажисты, фотограф и костюмы к тому времени со студии уже привезут. Думаю, что фотосессию сделаем прям в особняке. Свет подходящий. - Довольно потер руки Джованни.
Он тут же взял маленькую коробочку, и начал кричать в нее поручения.
Дезире сладко зевнул и вопросительно посмотрел на Шиариса:
- Учитывая то, что мы здесь только второй день, и сейчас я соображаю достаточно слабо, ты скажи чего нам сейчас делать.
Дракон с наслаждением потянулся и снова зевнул.

+1

245

- Это? Нет, что ты! - возмутился Фарид. - Это все проклятые конкуренты, к которым министерство обороны было более благосклонно при размещении заказа на военную форму, - дракон наклонился, скидывая ботинки. Джованни замер на полуслове. Правда, тут же продолжил трещать в телефон, вызванивая группу для фотосессии, но это напомнило дракону, что стоит, пожалуй, усилить щит, гасящий проявления нечеловеческой ауры, не то есть опасность того, что сюда притащится опять хранитель итальянца. парню, на взгляд Эль-Мейли, не повезло - он был пламенно верующим католиком, поэтому за ним присматривал ангел. Не то, чтобы он был рядом с секретарем все время, но стоило пернатому надоеде почувствовать, что подопечный "склоняется к пути греха", как он тут же появлялся и начинал читать лекции почему-то Шиарису. Вроде как, это он сбивает с пути и растлевает. Отшить зануду было нельзя - Договор, чтоб его.
- Джованни, никаких лишних визажистов! И начнем мы не раньше, чем после ужина, который, я надеюсь, готов?- поумерил модельер пыл секретаря. В ответ получил многословные заверения в том, что ужин готов, и гостевые покои давно готовы и все всегда у него, Джованни, готово, как вы могли подумать, что нет, синьор?! - Тогда идемте за мной пока. - обратился Шиарис к заскучавшим гостям.
Большими гостевыми покоями именовались две комнаты - гостиная в восточном духе с маленькими столиками, горами подушек и пушистыми коврами, просторная спальня с большой кроватью, тоже оформленная в восточно-гаремном духе, а так же ванная комната. Располагалось все это на втором этаже, как и комнаты самого хозяина.
- Располагайтесь. Очень советую отдохнуть пару часов, все равно раньше вся эта творческая братия не соберется. В ванной, - дракон указал на ведущую туда дверь, - Есть одежда и все, что нужно. И, ребята, спасибо, что согласились помочь. - На несколько секунд из взгляда хранителя ушло все веселье и беспечность. Если уж Шиарис чем увлекался, то увлечению отдавал все свои силы и энтузиазм и для него это действительно было серьёзно.

+2

246

Страж провел их на второй этаж. По мнению Камиля, предназначенные им покои были роскошными. Он даже соизволил высказать свой восторг по этому поводу и, предоставив Дезире возможность расшаркиваться, помчался осваивать новую территорию, всюду бесцеремонно суя свой нос. То что они с огненным наконец-то останутся наедине, интересовало его куда больше всяческих фотосессий.
Проникнув в спальню, ифрит первым делом избавился от тяжеленных ботинок и камуфляжной одежды. Не удержавшись, проигнорировал запрет на магию и, вертясь перед зеркалом в узорной раме, облекся в привычные газовые шаровары, на этот раз нежного персикового цвета, так гармонировавшего с кожей, вернул на руки и лодыжки браслеты с позвякивавшими висюльками, чувствуя, что вновь стал самим собой. Оказывается, по всем этим мелочам он уже успел соскучиться. Критический взгляд на свое отражение подтвердил, что он, несмотря на все передряги, по-прежнему прекрасен. Опробовав кровать, более чем довольный Камиль вернулся в гостиную как раз к тому моменту, когда Шиарис собрался уходить.
- И тебе спасибо, - ифрит одарил хранителя озорной улыбкой и повис на шее Дезире.
- Ну, наконец-то! Фух! Я думал уже никогда не смогу тебя пощупать, чтобы никто не путался под руками.
Ладони Камиля скользнули по спине дракона вниз, сжали упругие ягодицы, привлекая к себе.

+2

247

Такого сюрприза после всех неприятностей, свалившихся на их буйные головушки, Дезире не ожидал. Он был согласен на любую комнату, только бы их наконец хоть ненадолго оставили наедине.
А тут еще и такие хоромы!
Камиль - хитрец, тут же привел себя в порядок, ухитрившись выглядеть так, словно с ними ничего не происходило.
Дезире даже несколько неловко стало, что он грязный, пыльный, а ифрит такой... такой аппетитный.
А потом, когда руки Камиля обвились вокруг него, он вообще ни о чем не думал. Схватил синеглазого духа в охапку и потащил свою добычу к кровати.
- Я соскучился! - проговорил он, опуская своего красавца на шелковые простыни и накрывая его губы страстным поцелуем.
Сейчас кое-кто за все ответит, за взгляды от которых огонь по крови, за прикосновения волнующие, за улыбки многообещающие, да и просто за то что он такой - особенный, нужный, желанный и... любимый.
- Попался ты в драконьи лапы! -  прошептал он, жадно лаская гибкое волнующее тело.

+1

248

- Благословен твой поцелуй, желанный как глоток воды для истомленного жаждой путника в пустыне, - произнес ифрит нараспев, немного выровняв дыхание. - Хочу еще! И тут хочу, и тут! – бормотал он, вопреки своим словам целуя сам, жарко и пылко.
Как хорошо, что оба они могут гореть в огне страсти и не сгорать.
«Чудно все как! Ненаглядный мой»…
- Я попал! Дааа, – Камиль состроил испуганные глаза, но бархатный счастливый смех яснее ясного говорил, что он отнюдь не расстроен этим фактом. Запах Дезире, не заглушенный ароматами банных составов и прочими отдушками, только распалял желание. От долгожданной близости в груди что-то отчаянно забилось, разливая по телу сладкую истому, заставляя выгибаться под навалившимся сверху драконом и постанывать от нетерпения, тогда как пальцы норовили преодолеть несносную одежду и добраться до кожи.
«Горела б она пропадом, гадость такая»!
Но к огорчению своему, не в силах ифрита было испепелить ткань так, чтобы не вызвать ожогов, только драконьему огню такое подвластно, наверное. Наконец ему удалось вырвать с мясом верхние пуговицы и запустив руки под ворот куртки, стянуть ее на плечи юноши, наслаждаясь прикосновениями к нежной коже, слегка царапая ногтями, когда Дезире вжимался в него особенно сильно.

+2

249

Когда все закончилось, Дезире задремал счастливый и довольный, крепко прижимая к себе ифрита. Не желая расставаться с ним даже во сне. Почему-то именно это казалось ему самым важным. Слишком много они пережили вместе, слишком большое значение для дракона имело то, что между ними происходило.
Теперь уже было совершенно не важно то что они выросли в разных мирах и принадлежали к разным расам. Огонь одного настолько переплелся с пламенем другого, что разъединить уже не получится, разве что по живому резать. Но Дезире вряд ли это допустит. Камиль его и только его. Не даром же в его мире ходила поговорка: "Что в лапы к дракону попало - то пропало". Драконы никогда не отпускают от себя тех, кто им действительно важен.
Дезире сладко посапывал, обвивая огненного духа руками и для верности закинув на него ногу.  Ему ничего не снилось. Организм провалился в глубокий сон без всяческих сновидений.

+2

250

Камиль нежился в кольце рук и ног, дыханием раздувая медно-рыжие волосы на макушке дракона, чувствуя себя приятно опустошенным и легким, как пушинка, танцующая в солнечных лучах. Как так получалось, что этот маленький драконыш обрел над ним такую власть, что за близость с ним он готов забыть обо всем на свете – о своем мире, своей природе и сородичах. Да что там готов! Он уже забыл, или почти… ведь до того, чтобы окончательно отрезать себе путь назад, осталось только пройти Врата. И он их пройдет, вместе с Дезире потому, что уже не мыслит своего существования без того, чтобы не чувствовать рядом тихое посапывание. Потому, что хочет видеть, как в глубине зеленых глаз собственное отражение окутывается дымкою тепла, и как в них вспыхивает страсть. Потому, что хочет знать и чувствовать, что страсть эта предназначена только для него, и никого более. Потому, что только этот юный дракон сумел найти в нем и пробудить то, чего он в себе никогда не подозревал. Потому, что никто никогда его так не обнимал, не желал и не считался. И, хаос побери, ему это нравится!
Ифрит едва ощутимо коснулся губами рыжей макушки, улыбнулся и прикрыл глаза, отпуская сознание в ожидании появления Шиариса.

+1

251

Первым явился самый дисциплинированный из всей творческой гоп-компании - тот, кто отвечал за новую коллекцию. Майки - томное длинноволосое создание невнятного пола - прибыл спустя всего сорок минут после звонка Джованни.  Несмотря на крайне невнушительный вид, Майки был патологически ответственен, ему можно было доверить не только все вещи из нового проекта, едва вышедшие из рук портных, он мог бы сохранить, пожалуй, даже мир во всем мире, если бы он (мир) в этом нуждался. Привезшее вещи блондинистое создание (для человека - так еще и довольно красивое), немедленно попало в руки Джованни, продолжавшего кому-то звонить, что-то улаживать и с кем-то договариваться. И договариваться, звонить и шуметь они принялись уже вместе...
Фарид успел не торопясь принять ванну, переодеться в довольно разношенные джинсы и  просторную тунику с короткими рукавами и разрезами до талии, украшенную вышивкой вокруг ворота.  «Надеюсь, мы управимся быстро. Драконы куда фотогеничнее смертных, так что даже гримировать не особенно нужно» Модельер ненадолго присел в уютное кресло-качалку,  чтобы  выпить кофе, и на секундочку, как ему казалось, прикрыл глаза… А открыл их уже под причитания Джованни:
- Синьор! Синьор Фарид, с вами все в порядке?! Вы не открывали дверь, не отвечали, а все уже давно собрались и ждут только вас и тех молодых синьоров!
- Все хорошо, Джованни, не тряси меня, будь добр, - дракон от души потянулся. За окном было совсем темно. Точнее, было бы темно, если бы густую южную ночь не разгоняли огни города, шумно живущего ночной жизнью. – Ты собираешься нас кормить вообще-то? Я голоден как… как дракон, вот!
Под нескончаемый поток заверений в том, что итальянец вовсе не собирался уморить драгоценного работодателя голодом, Эль-Мейли умылся и отправился тревожить Дезире и Камиля. Уже перед самой дверью гостевых покоев он спровадил секретаря внушать группе, созванной для съемок, должный трепет и осознание того, что к уважаемым гостям нельзя приставать в дурацкими вопросами и пустой болтовней, а сам вежливо, но довольно громко постучал в дверь.

+2

252

Мысли витали где-то далеко, так что и осознать их было невозможно, остались только ощущения - довольства, тепла, уюта и близости чего-то родного. Иногда, правда, что-то пыталось прорваться, типа того, что не стоит долго расслабляться, что где-то какие-то дела ждут. Но дремлющее сознание только отмахивалось - все подождет, вечности спешить некуда…
Только жизни вздумалось упрямо идти своим чередом, не считаясь с мнением духа.
Камиль, почувствовал приближение дракона за несколько секунд до того, как тот постучал в дверь. Полусонный разум выдал сигнал тревоги и, видимо, с перепуга решил выкинуть фокус. Почему-то спросонку показалось, что он дома у Дезире, и сейчас в спальню нагрянет его папенька.
"Спасайся, кто может"!!!
Суматошно забыв обо всем на свете, в том числе и запрете на магию, ифрит превратился в кота, и принялся тормошить разоспавшегося огненного. Сначала потерся об него щекой, потом взялся лизать шершавым языком, когда и это не помогло, прихватил зубами за нос.

+2

253

Дракон привык просыпаться от нежных увещеваний матери, от настойчиво-вежливого обращения к нему слуги или от того, что Камиль завозился на груди, потягиваясь в кошачьем облике, но вот просыпаться от укуса в нос было внове.
- Какого гхыра?! - рявкнул Дезире так, что подвески на люстре жалобно звякнули.
Он поскочил на кровати судорожно озираясь и пытаясь осознать где же он оказался. Наконец, когда в голове окончательно прояснилось он посмотрел на Камиля, обратившегося в кота, и уже куда тише спросил:
- Ты лучше ничего не выдумал? Больно, между прочим!
Тут он услыхал стук в дверь и после нескольких мгновений, понадобившихся ему, чтобы спросонья сообразить кому и что от них надо, крикнул:
- Фарид, заходи.
Особенно отдохнувшим он себя не чувствовал, но состояние было куда лучше чем в египетском посольстве или тогда, когда он очнулся ото сна в пустыне.

+2

254

За дверью завозились, потом почувствовался всплеск магии (тут Фарид порадовался, что на установил на этот дом маскирующий магию щит, пусть и не слишком сильный, но позволяющий использовать кое-какие заклинания из области бытовой магии) и сердитый вопль.
- Захожу, - хранитель приоткрыл дверь, прошел гостиную и заглянул в спальню. Увидев кота, он, спросонья, не сразу сообразил, что аура у невесть откуда взявшегося зверя совпадает с ифритской. И пару минут пытался вспомнить, когда это он успел завести кошку, да еще такую здоровенную. - Камиль? - неуверенно опознал он в конце концов (по нахальным синим глазищам, не иначе) огненного духа. - Я приглашаю вас на ужин и фото-мероприятие. Народ предупрежден, что к вам лучше не лезть  с пустыми разговорами, но сами понимаете - люди творческие, если что - не стоит никого испепелять на месте, - Шиарис улыбнулся, обращая последнюю фразу в почти-шутку.

+2

255

Камиль с очень виноватым видом потерся  о руку огненного, в действительности же посмеиваясь про себя, - заспанный Дезире вкупе с изумлением на лице Шиариса было то еще зрелище.
- Эммм… мы сейчас! – ответил он, уже вернув себе человеческое обличье с привычными шароварами, ни мало не заботясь тем, что прозрачности в них не убавилось. – Ужин это хорошо. Не испепелять. Разве что слегка поджарить, - приговаривал он, выбираясь из постели. – Или ужин, или творческих людей.
Судя по всему, постельно-прикладной отдых на ифрита подействовал благотворно, он фонтанировал словами и начинал развивать бурную деятельность, сверкая озорными глазами и отчаянно жестикулируя под тихий перезвон браслетов.
– Мы в ванную только. Располагайся, не стесняйся, - добавил он с широким жестом, обращаясь к хранителю, и начал перечислять фронт предстоящих задач. - Помыться, причесаться, почистить зубы, навести сногсшибательный блеск. И полный отпад… Одеться! Одежда, где у нас тут одежда? Шиарис? Или прикажешь мне одеть Дезире по своему усмотрению?

+1

256

Сонный дракон отправился следом за ифритом. То и дело зевая он перечислял дела, которые ему следует сделать:
- Навести сногсшибательную голову, причесать зубы, почистить волосы и помыть полный отпад... - бормотал он себе под нос.
Что-то выходило не то. Кажется, он где-то ошибся, но где именно Дезире пока невполне понимал.
- Пепелить не буду, больно надо, но кажется сейчас я не вполне могу поддержать великосветскую беседу.
Холодная вода, которая почему то оказалась в душе привнесла в мысли некоторую ясность. Странно, ему казалось, что в цивилизованном жилище вода должна была быть и горячей, но раз нет, то нет. Зато в голове немного просветлело и предметы вокруг начали постепенно приобретать четкость очертаний.
- Еще бы кофе для ясности ума, было бы просто отлично. - попросил Дезире, устраиваясь в кресле.

+2

257

Фарид, решив, что ничего сложного с смесителе холодной и горячей воды в этом мире нет, в замке Драконов а если даже ребята не разберутся, то сообразят нагреть воды самостоятельно - уж наличие защитного купола Дезире, вероятно,  сможет почувствовать, не стал лезть в ванную комнату и задерживать объяснениями.
- Одежда есть в ванной - справа от двери полки, - пояснил он в ответ на вопрос Камиля. - Но в принципе, если что-то несложное, то можешь немножко помагичить - здесь есть защита.
Дождавшись, пока ифрит и дракон появятся снова в комнате, Эль-Мейли продолжил объяснения по дороге в маленькую гостиную, где уже накрыли ужин,  надеясь, что что-нибудь отложится в их сонном сознании:
- Вам нужно будет просто быстро переодеваться и позировать перед фотокамерой. Если вдруг покажется, что фотограф забылся и слишком раскомандовался, простите его - он, когда входит в творческий раж - а он войдет, я точно знаю, - несколько теряет связь с реальностью и понятие о субординации...

+1

258

Глядя на сонного Дезире, Камиль улыбнулся, но несколько натянуто. Не то чтобы ему голый дракон не нравился, нравился и даже очень, но вот зачем перед Шиарисом своими достоинствами щеголять, осталось непонятным. Ифрит только побыстрее постарался запихнуть юношу в ванную, и вернулся в спальню. Почему то уже в менее прозрачных шароварах. Когда же Дезире вернулся из душа, сверкая пусть чистой, но все той же наготой, Камиль нахмурился.
Ладно, поначалу исходя из того, что бормотал огненный, он еще не проснулся, но сейчас?
«Он что, решил в таком виде крутиться перед фотографами, или я чего-то не понял»?
Темный перевел недоуменный взгляд с Дезире на Фарида, но тот вроде бы и не заметил прелестей ненаглядного. Хотя прежде их со всей драконьей убедительностью заверили, что будет не так, как на страничках глянцевых журналов, что им попались в магазине.
- Кофе еще зарабоать надо, - съехидничал дух. Хранитель явно поторапливался, так что времени на то, чтобы рыться на полках ванной в поиске подходящей одежды не оставалось. Не долго думая, мстительный ифрит облек Дезире в широченные и короткие хлопковые штаны, не менее просторную пеструю рубашку с любезничающими кошечками в качестве основного узора и сандалии. О себе Камиль тоже не забыл – белая рубашка и строгий темный костюм с мягкими замшевыми туфлями по контрасту с одеянием огненного и по принципу – подлецу все к лицу.
Выслушивая по пути объяснения хранителя, Камиль уже чувствовал, что знает, на ком отроваться.

Отредактировано Камиль Яссер (2011-10-10 00:23:08)

+1

259

- А безвозмездно, то есть, даром никак нельзя? - печально спросил Дезире, который сейчас был готов сделать многое, за такую простую вещь, как чашка горячего дымящегося кофе, две маленьких ложки сахара, и без всякого молока и прочих гадостей, что суют туда с умным видом эстеты. Есть только один правильный кофе - черный, туда можно добавить лишь сахар, а все остальное лишь ненужные, неумные дополнения, призванные отравить вкус божественного напитка.
И плевать было ему в тот момент на нелепую рубашку с кошечками (и дались они Камилю кошки эти), и на сандали, достаточно удобные и легкие, но на взгляд дракона слишком нелепо выглядящие. И на штаны эти непонятно зачем обрезанные плевать.
Пусть одевает как хочет, только кофе даст. Он сейчас и не такое готов был простить. Неужели он так много просит? Всего лишь чашку кофе. И он пойдет к этим непонятным людям и будет улыбаться, позировать в их странных одеяниях, и даже постарается никого из них не поджарить.
- Камиль не будь человеком, наколдуй кофе, я тебя как ифрита прошу. - Дезире посмотрел умоляюще на духа. Нет, он вовсе не капризничал, он действительно никак не мог проснуться. Организм измученный недосыпом решил, что с него хватит, и дракон то и дело клевал носом, а потом широко распахивал глаза и непонимающе смотрел то на Хранителя, то на Камиля.

+1

260

Первую реплику желавшего проснуться и никак не отреагировавшего на его выходку огненного, Камиль проигнорировал. Но со второй было сложнее, потому как взывала к той части его естества, которая была призвана исполнять желания в мире воплощенных.
- Я и так никогда не буду человеком.
Сердито сверкнув глазами, ифрит театральным жестом достал из воздуха литровый бумажный стакан с торчащей из крышки соломкой, какие он видел в северном городе, с эмблемой Макдональдса, которая при ближайшем рассмотрении оказалась стилизованным изображением двух тощих, шипящих друг на друга котов с выгнутыми в дугу спинами. Только кофе, в отличие от раскрученного фастфудовского бренда, в нем был отменный и горячий. Ну, не мог дух своему сонноглазому подсунуть всякую бурду, хотя стоило бы.
- Держи, - на ходу он почти вложил стакан в ладонь Дезире, – не споткнись, здесь ступеньки, -пеньки, -пеньки.
Оставалось только гадать, с чего огненного так развезло. Может, с того, что между ними было?
Камиль задумался, пропуская большей частью слова Шиариса, мимо ушей.

Отредактировано Камиль Яссер (2011-10-10 14:40:40)

+1

261

- Спасибо, любимый. Ты самый лучший и самый красивый ифрит из всех.
Дезире был почти счастлив, бережно прижимая стаканчик с кофе к груди. Не тратя времени на споры он приник к соломке, делая несколько жадны глотков. Горячий, но не обжигающий ароматный кофе, именно кофе, а не та жалкая бурда, которую в силу каких-то только им понятных причин, люди называют именем этого благородного напитка, заставил его глаза наконец-то открыться.
Силы словно возвращались к нему с каждым глотком.
- А еще самый неотразимый и сексуальный. - довольно промурлыкал наконец-то начавший просыпаться дракон.
- Фарииид, душечка моя, где же они, эти милые мальчики, которых мне обещал Джованни? Он сказал, что ты где-то нашел пару сладких конфеток. Дай же мне... о-о-о-о! Знаешь, я понимаю, почему ты решил заменить фотографии в последний момент. - раздалось снизу настолько неожиданно, что дракон чуть не споткнулся.
Внизу стояло нечто невообразимое. То ли мужеподобная женщина, то ли женоподобный мужчина, черты лица которого было невозможно разглядеть за неимоверно толстым слоем косметики, наложенного на его лицо. Неестественно пухлые губы, своим видом больше напоминавшие два переваренных пельменя были растянуты в радостной улыбке, неимоверно длинные густо накрашенные ресницы кокетливо трепетали.
Дракон ошеломленно посмотрел на чудо, разодетое в непонятные тряпки, и понял, что шутка Камиля не удалась - даже в своем нелепом наряде, по сравнению с тряпками этого "нечто" он выглядел образцом строгости и консерватизма.

+1

262

Несомненно, то, что визажиста Джованни действительно вызвал только одного, было плюсом. Но вот то, что он сподобился вызвать именно этого визажиста... " Я его прибью. Нет, лучше я привяжу его покрепче к шведской стенке в гимнастическом зале и выполню комплекс упражнений по аэробике! Сам помрёт, а я хоть Договор не нарушу..." Болтливый Свен, требовавший, чтобы его называли Свенда и обращались в женском роде, был, конечно, прекрасным визажистом - когда дело не касалось его собственной внешности. Тут уж качество наносимой "штукатурки" уступало ее количеству. Но это было единственным его/ее достоинством. Дракон едва успел увернуться от горячих дружеских объятий Свенды.
- Я тоже рад тебя видеть. Прости, что выдернули вас всех на ночь глядя. Если бы не косые руки некоторых и не хрупкость этой холерной техники, ничего не пришлось бы переснимать, - состроив кислое лицо ответил Эль-Мейли. - Поменьше энтузиазма, дорогая,  ребята - иностранцы, мне стоило большого труда уговорить их работать с нами, смотри, не напугай.
- Кто? Я?! Напугать?! - Свен трагически заломил пухлые ручки, с максимальной дозой укора взглянул на Фарида. - Как ты можешь? Ты ведь столько лет знаешь меня - тишайшее и миролюбивейшее существо!
Достигнув подножия лестницы, он обернулся, ободряюще подмигнул своим спутникам:
- Просто не обращайте внимания. Они не хотят ничего плохого, - напомнил  хранитель еще раз на всякий случай.  И, гаркнул истинно драконьим рыком, отвлекая своего секретаря от группы людей, состоящей из фотографа, его молчаливого помощника, и Майки: - Где наша еда, Джованни?  И почему все еще не в студии?
Итальянец быстро вытолкал что-то бурно вещающего фотографа, флегматичного японца-ассистента и субтильного, занавешенного белобрысыми длинными волосами, будто паранджой, Майки и даже Свенду (попутно отвесив последнему подзатыльник за ощутимый щипок пониже спины) в дальнюю дверь и подскочил к модельеру:
- Все давно готово, сеньор! - И поспешил открыть дверь, противоположную той, куда удалилась съёмочная группа

+1

263

Слова Дезире ифриту лестью совсем не показались, ведь они только подтверждали то, что он и так знал. Но все же польщенное тщеславие вознаградило огненного именно такой неотразимой и сексуальной улыбкой, на которую был способен только Камиль. Хотя при взгляде на встречавшее их нечто она сразу поблекла и выцвела, и он, позабыв на какое-то время о Дезире и Шиарисе, беззастенчиво разглядывал то, что от рождения, похоже, было мужчиной, но сейчас изо всех сил хотело казаться женщиной. Так даже евнухи в гареме не выглядели! Хотя может, у него устаревшие сведения, и евнухи сейчас именно такие?
Под пристальным взглядом ифрита существо расцвело и защебетало пуще прежнего, хотя знал бы он, какие мысли сейчас крутятся в темноволосой голове, наверное, очень удивился бы. Джинн же полагал, что этот образ может оказаться полезным… как страшный сон.
- Мы тоже не хотим ничего плохого, - плотоядно улыбнулся Камиль в ответ на заверения Шиариса. Хранитель явно нервничал, почему? Из-за предстоящей работы или опасался сопутствующих осложнений, темный не знал, но ненаивно полагал, что вскоре все выяснится.
- О еда, да-да-да! – пропел он, проводив взглядом выпихнутую в дверь группу людей. Оказавшись в столовой нахватавшийся новейших словечек за время пребывания ифрит одобрительно воскликнул, желая одновременно подбодрить и смутить загнанного, словно конь в мыле, секретаря.
- Джованни, ты супер-пупер-мега-на-все-руки-мастер-секретарь!

+2

264

Дезире, не выпуская драгоценного стакана из рук, плелся в кильватере, прихлебывая кофе и постепенно просыпаясь.
Разумеется Джованни не выдержал такого и подался на искушение. Он подошел ближе к Камилю, что-то прошептав ему на ухо. Конечно, его нельзя было винить в том, что он повелся на провокацию ифрита. Но вот некоему огненному дракону не было до этого ни малейшего дела. Особенно тогда, когда Дезире заметил, что секретарь Шиариса, с самым невинным видом приобнял его духа за талию.
Сон тут же слетел, словно и не было его.
Он гнева потемнело в глазах и только обещание данное Хранителю, удержало юного дракона от того, чтобы сразу не испепелить никчемное создание. Слово было дано, а значит следовало держать свое обещание.
- Фарид, объясни своему чересчур ретивому секретарю, что если он еще раз так сделает, то руку я ему сломаю. - прорычал он на драконьем.
Ему наплевать в тот момент было кто и что о нем подумает. Этот мерзкий смертный, созданный своим творцом, противно сказать из грязи, смел наложить свою лапу на то, что принадлежало перворожденному.
Кровь стучала в висках. Если бы Дезире умел испепелять бы взглядом, то от наглого человечишки ничего кроме угольков не осталось бы.

+2

265

Дезире мог бы и не говорить ничего - Шиарис оказался рядом с итальянцем в тот самый миг, как тот приблизился к ифриту. Просто так, на всякий случай.
- Джованни, будь любезен, найди своим рукам дело более полезное, - перевел он на итальянский для секретаря фразу, которую огненный дракон столь свирепо прорычал. - И впредь будь немного осмотрительнее.
Собственная прохладная интонация и некоторая тень чувства собственничества, прорвавшаяся в голос очень насторожили самого водного, зато, кажется, пришлись бальзамом на душу Джованни. Фарид записал себе еще один минус в мысленный листок сегодняшних промахов, отвесил мысленную же оплеуху - чего доброго, смертный вообразит, что у него появилась какая-то надежда. Ибо это было похоже на ревность. так, слегка. Совсем чуть-чуть. Эта мысль была отогнана, как совершенно недостойная дракона, тем более, что итальянец убрал загребущие руки от чужого ифрита и сделал вид, что он тут просто мимо проходил.
На низеньком столе, окруженном со всех сторон подушками, исходила ароматным паром разнообразнейшая еда. Основное место занимали плошки с разными соусами, подливами и начинками, а так же блюдо со стопкой тонких лепешек, которые полагалось во все это разнообразие макать. Разумеется, было и жаркое и сложный овощной гарнир, и наваристый горячий суп. И как же можно было обойтись без кофе?!
- Приятного аппетита, - проговорил Фарид, напрочь игнорируя проштрафившегося Джованни, который. по обыкновению многословно, пытался доказать, что ничего такого не хотел, не подразумевал и не имел в виду.

Отредактировано Шиарис Эль-Мейли (2011-10-11 21:45:53)

+1

266

И тут Камиля понесло - ифритская природа, долго сдерживаемая обстоятельствами в русле полного позитива и адеквата, почуяла свободу и возможность оторваться на полную катушку, как говорится, за счет заведения. Выходка Джованни была вознаграждена лишь мимолетной улыбкой. И чтобы не обидно было, остальным тоже перепало жемчужного зубовного блеска.
«Ой, как все засуетились»! – ухмыльнулся темный, для которого рык окончательно проснувшегося Дезире в сопровождении потрескивающих интонаций Фарида прозвучали приятнейшей музыкой, а начавший оправдываться Джованни прекрасно забавлял.
- Приятного аппетита, - ответил Камиль, с видом заправского денди, поддернув брюки и усаживаясь на подушках.  – Фарид, Джованни, ужин достоин лучшего исполнителя желаний. Я успел соскучится по хорошей еде. Ты уже проснулся, милый? – вопрос, адресованный Дезире, прозвучал с интонациями, весьма напоминающими манеру мадам Лотан, - Может, наконец, расстанешься с этим стаканом? Полагаю, здешний кофе будет не хуже.
Надо признаться, что ифрит несколько пожалел, о том, что не изобразил себе такой же наряд, как огненному. Сидеть в костюме за низким столом было не очень удобно. Пришлось подтянуть рукава пиджака, сверкнув при этом оправленными в золото, сапфировыми запонками, чтобы не запачкать случайно в какой-нибудь подливе. Но, хорошо, что это была не материальная одежда, шитая руками людей – костюм сидел так, как того хотел дух.

+1

267

Больше всего на свете дракону сейчас хотелось убить кое-кого. А именно, одного нюх потерявшего ифрита, решившего, что у него на глазах можно кокетничать со всеми напропалую, и он это все проглотит, и одного глупого смертного (впрочем, чего от них ждать с их-то продолжительностью жизни), который на все это повелся.
Дезире раздраженно рыкнул чего-то невнятное и стал есть, молча наблюдая за тем, что вытворяет Камиль. Внутри бушевал целый ураган чувств так и норовивший выплеснуться наружу. Аура, по-крайней мере, разве что не искрилась. Он старался сдерживать себя, но огненная натура и недосып давали о себе знать.
- Разумеется, милый. Пить из двух стаканов разом ни у кого не получится. Может здешний и не хуже, да только чашечки маленькие, надолго не хватит. Только начнешь, а она раз... и кончилась. - улыбка получилась скорее угрожающей, нежели ласковой.
Джованни закашлялся, видать от драконьего оскала у него кусок поперек горла встал.
Дезире задумчиво жевал пищу не сводя весьма неласкового взгляда с бедного итальянца, отчего тот заметно нервничал.
- Фарид, я как-то странно себя... - Джованни потер виски.
По нему было видно, что ему явно нехорошо. Но дракон не испытывал к нему ни малейшей жалости.

+2

268

Атмосфера продолжала накаляться. От Дезире разве что искры не летели: столько раздражения и чувства праведного гнева читалось в ауре огненного драконыша. По молодости лет, он еще не научился сдерживать себя. Впрочем, огненные драконы даже в зрелом возрасте не часто отличаются долготерпением. А Камиль явно играл, нарываясь на скандальчик. И, будь Фарид в гостиной единственным «третьим-лишним», он бы нашел способ  остудить горячие головы парочки ревнивцев. Но бестолковому итальянцу, легко ведущемуся на провокации (очень легко – сколько раз сам водный развлекался за счет секретаря – не перечесть) могло прилететь теперь уже с двух сторон совершенно зазря. Этого Шиарис допустить не мог. Пусть Джованни – только лишь человек, пусть люди – не самые совершенные творения богов, и вообще – довольно раздражающие существа,  но это все-таки был его секретарь. Тот, за кого Шиарис Эль-Мейли нёс определенную долю ответственности. И сейчас внимательнейшее наблюдение помогло увидеть в слабой человеческой ауре стремительно нарастающие изменения. Появление чего-то, чего в ментальной оболочке простого смертного быть не должно…
-  Остыньте, оба, - очень вежливо попросил Хранитель максимально убедительным голосом и обратился к секретарю: -  Джованни, посмотри на меня, - Эль-Мейли  порадовался, что парень уселся рядом с ним. Он, не слезая с удобных подушек, осторожно взял Джованни за руку, заставил повернуть голову и посмотреть себе прямо в глаза. И этот испуганный, практически остекленевший взгляд обычно темно-карих, теплых глаз южанина, быстро меняющих цвет, словно бы выцветающих сейчас до зверино-желтого, очень и очень дракону не понравился. – Смотри мне в глаза. Ты видишь только меня. Все хорошо, Джованни…
*
Ровный, монотонный даже глубокий голос успокаивающе коснулся слуха молодого человека, пробившись сквозь шум в ушах. За последние сутки столько всего свалилось на его темноволосую голову, что впору сойти с ума. Сперва взбалмошный хозяин, приняв какой-то срочный звонок, исчез, потом пропадал невесть где всю ночь и часть утра, а когда верный секретарь уже отчаялся дозвониться до драгоценного работодателя, когда успел уже вообразить себе, какие кошмарные ужасы могли приключиться с его прекрасным сеньором в этом ужасном вздорном северном городе, когда уже было решил идти писать заявление в эту их полицию, в египетское посольство, в ООН и Интерпол одновременно, тот вдруг звонит, как ни в чем не бывало и, напрочь игнорируя все встревоженные вопросы итальянца, велит отправляться домой без него. А тут поджидает еще вагон и маленькая тележка неприятностей! Косорукая Мегги похерила жесткий диск со всеми снимками для журнала, выходящего на этой неделе и еще для трёх, которые должны были представить миру моды новую коллекцию Дома Моды Эль-Мейли через неделю. В аэропорту он снова наталкивается на эту ужасную женщину – каждый раз после встречи с нею его сеньор сам не свой, зол, гневлив и может даже сгоряча что-нибудь кинуть, если не вовремя под руку попасть. А как тут не попадешь, когда журнал – завтра, а фотографий нет?!   И моделей нет, как на зло: все, кто был задействован, умчались еще до начала грозы, шторма, урагана! Все эти казни египетские обрушились как снег на голову секретаря. А потом, когда все, кажется, уладилось, и можно уже не думать, какой безобразный скандал разыграется завтра, гостям сеньора Фарида вздумалось сводить какие-то счеты, явно личные, используя непосредственно его, бедного, задерганного всем миром, не спавшего двое суток, голодного и уставшего не меньше хозяина (а ведь никто из этих «творческих личностей» и не заметил, каким уставшим выглядит сеньор Эль-Мейли, хоть все они и кичатся своей «тонкой и чувствительной натурой»!)  секретаря.  Человеческая психика слишком хрупкая штука для таких потрясений… Джованни знать не знал, что происходит с ним сейчас. Надо всеми желаниями стремилось возобладать одно – сбежать. Метнуться зверем, промелькнуть стремительно и неуловимо сквозь частокол ног, скрыться в густом, непролазном подлеске… Он моргнул. Предметы, утратившие, было, свои четкие очертания, снова были видны. Правда, как-то странно. И звуки вернулись, шумевшая минуту назад в ушах кровь больше не мешала слышать мир. Но исполнить замысел и удрать со всех четырех лап мешало что-то. Чьи-то тяжелые горячие руки на плечах. Чей-то до боли знакомый голос, непонятно, но успокаивающе и доброжелательно продолжающий говорить, убеждать… остаться?.. Зачем? Чьи-то серьезные, немного печальные серые глаза, заглядывающие, кажется, прямо в душу. Заставляющие вспоминать, что-то… Себя?
Большая росомаха, оказавшаяся на том месте, где только что находился переживающий сильнейший стресс молодой парень, моргнула, потрясла головой и потянулась носом к лицу склонившегося над зверем дракона, удивленно изучая незнакомый, но и не чужой запах.

+2

269

Ифрит, он и в Африке, то есть в Египте, ифрит, даже влюбленный по уши или самый кончик хвоста, но не желающий себе в этом признаться. И сейчас едва не потрескивающий от гнева, переполненный бурлящими эмоциями Дезире был как бальзам на душу. Опасный огненный настрой завораживал и притягивал к себе, словно мотылька к открытому пламени. Хотелось еще больше, еще ближе, напрочь забывая об опасности в соприкосновении с искрящейся аурой. Либо же это было следствием подсознательного расчета, что как бы юный дракон не буйствовал, но ничего ему не сделает, потому что дракон, и потому что в этот момент Камиль как никогда остро ощущал ту натянутую, вибрирующую связь, что их свела и соединила.
- Ничего, тут много кофе, - с ухмылкой кивнув на кофейник, чьи плавные изящные изгибы высились над остальной посудой, ответил ифрит, но очередная случайность отвлекла от продолжения поединка двух строптивцев, приковав взгляды к притихшему секретарю Шиариса, так что даже слова хранителя были лишними.
Поглощенный новым развлечением темный на какое-то время даже забыл о гневе Дезире.
Прежде духу, не раз менявшему обличия и не раз видевшему, как это делают драконы, никогда не приходилось видеть, как перекидываются оборотни. Но вот то, что Джованни красовался теперь в облике росомахи, взывало разочарование.
- Надо же! Никогда бы не подумал! – воскликнул он, но все же довольно тихо. – Секретарь и этот солидный, независимый зверь? Скорее, предположил бы в фенека. Или попугая.
Значило ли это, что Джованни не так прост, как привык казаться? В любом случае стоило ожидать появления местного опекуна, который, впрочем, не замедлил явиться.
- Это же черти что, такое творится! – воскликнуло белоперое создание, глядя полными вселенской скорби и возмущения огромными глазами на новоявленного зверя.
- А вот этого не надо! – откликнулся другой голос из сгустившейся тени, падавшей от торчавшего из вазона большого куста мирта. – Черти тут совершенно не причем!

+1

270

"Я вот тоже не подумал..." - в изумлении подумал Фарид, разглядывая своего секретаря, неожиданно раскрывшегося с новой стороны. - "Ой, что сейчас бу-удет..."
- Вот в этом и заключается сложность работы Стража - никогда не знаешь, кто из них может оказаться не тем, кем кажется, - дракон вздохнул, осторожно погладил росомаху по голове. Зверь, подозрительно косящийся то на подавшего голос ифрита, то на застывшего от удивления огненного дракона, вздохнул и ткнулся холодным носом в ладонь. Его желтые глаза постепенно приобретали не присущее обычным животным выражение взгляда - оборотень постепенно осмысливал, видимо, что происходит.  Теперь стоило подумать, как заставить Джованни превратиться обратно, может ли он говорить в этой ипостаси,  и достаточно ли крепка защита дома, чтобы... "Упс! Недостаточно..." - дракон поморщился. Ангел-хранитель Джованни вызывал у него что-то вроде аллергии. Росомаха тоже явно не обрадовалась явлению своего защитника, хотя никогда прежде итальянец не видел его - хранители не являлись своим подопечным, предпочитая исподволь капать на подсознание. А вот этого демона Шиарис и сам видел впервые. Джованни уставился на новых персонажей круглыми глазищами и попытался спрятаться под столом, глухо ворча, демонстрируя внушительные клыки  и прижимая забавные округлые ушки.
- Ну и что вы забыли здесь оба? - Дракон легко удержал оборотня за жесткую шерсть на загривке. Церемониться с этой парочкой Страж не собирался. Он был в своем праве - с этой минуты в комнате не осталось ни одного смертного, относящегося к человеческой расе, так что Договора дракон не нарушал.  - Ни одной вербальной формулы призыва демонов или же молитвы произнесено не было, вы нарушаете границы моей личной территории. Убирайтесь.
- Колдовство, направленное на изменение природы любимых чад творца нашего - это и есть нарушение договора! - возопил Криспин.-  Благоверный раб божий не мог по своей воле обратиться в чудище! Ты заколдовал его! - светлый патетически ткнул указующим перстом в сторону Шиариса.
- Ерунда. Зверь в мальчишке жил всегда, так что, святоша, ты больше не можешь пытаться загрести его под свое крылышко. Знаем-знаем зачем, - мерзко хихикнул демон. - Выслужиться все-е хотят. А если б ты и дальше не давал ему поддасться своей природе, тебе бы присвоили статус повыше. А то столько тысяч лет, а все в Хранителях - позорище.
- Молчи, исчадие тьмы, - ангел перекинулся на антагониста. - Когда бы не искушал ты его в снах, вкупе с нелюдем богомерзким, чист остался бы этот несчастный. Я же не о себе ратую, а единственно о душе бессмертной его! - от возмущения представитель светлых сил аж светиться начал.
- Уйдите, я сказал, - Фариду надоел этот цирк. Он поднял индивидуальные щиты вокруг продолжавшего рычать предмета спора, - Где вы были оба, когда Джованни действительно нуждался в помощи? Где был ты, - Эль-Мейли поднялся на ноги, росомаха тут же бесшумно скользнула за его спину. - Когда родная мать оставила младенца на пороге приюта? Ведь он был уже крещен, это следует из приютских документов. И где был ты, - дракон презрительно посмотрел на темного, ехидно скалящегося и явно рассчитывающего утянуть секретаря с собой хоть сейчас,  не дожидаясь его смерти,-  В ту ночь, когда проявление истиной природы могло помочь мальчику избежать беды? если бы я не подобрал его, умирающего от холода, на улице, вы бы, конечно, были довольны. Особенно ты, Криспиан.
Хранитель чувствовал, что ситуация в павловой забегаловке вот-вот повторится. От злости на этих двоих у него начали холодеть кончики пальцев. Если к людям водный дракон еще мог, хотя бы иногда, отнестись с пониманием или равнодушием, то явление темных и светлых детей второго творца тут же оживляло воспоминания времен Войны исхода. "Тогда можно было не вступать в беседы. Высокие небеса, как же это было удобно - видишь врага - убиваешь врага..."

Отредактировано Шиарис Эль-Мейли (2011-10-15 12:57:20)

+1


Вы здесь » Dal'et » Внесюжетки » Получите, распишитесь.