Dal'et

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dal'et » Каррак » Здание мэрии. Рабочий кабинет мэра.


Здание мэрии. Рабочий кабинет мэра.

Сообщений 1 страница 30 из 45

1

Довольно просторный и светлый кабинет с массивной и добротной мебелью. Два высоких окна с плотными портьерами. На полу – неброский ковер с коротким ворсом. У дальней стены стоит широкий рабочий стол, за ним - удобное кресло с высокой спинкой. Шкафы занимают часть левой и правой стены. Так же в кабинете есть два кресла для посетителей, более скромные, чем хозяйское и небольшой "кофейный" столик.
Из окон открывается вид на панораму города.

0

2

---> Трактир "Лютня дракона", дом (условно).

Иногда бывают периоды, когда все тихо, спокойно и гладко, один день похож на другой. Не случается никаких происшествий, а самое яркое событие – это спор двух эльфов, у кого прическа лучше. Становится даже скучновато, и это прекрасно… Жаль, что такие периоды слишком короткие.
А иногда складывается впечатление, что неприятности специально договариваются и собираются в компании, чтобы дружно нагрянуть в гости. Вот как сейчас – не хватало саранчи, так еще и Глава Стражи положил на стол уведомление об увольнении и покинул город, даже не озаботившись о своем преемнике. И хотя у него для этого были весьма весомые причины, все же Вальбур его помянул незлым тихим словом пару раз. Теперь – подбирай преемника, а кого? Не заместителя же назначать, Марек с такой должностью не справится. Может быть, лет через сто… да, ко всему списку следовало добавить побег заключенных, и срочный отчет, который ожидал мэра в понедельник… но об этом чуть попозже.
После разговора с Анатолем Вальбур вернулся обратно на свое рабочее место, тут же увязнув в делах, так что сообщение о госте из много мира он отправил только вечером. Все, дальше будет уже дело Совета, всю необходимую информацию, в том числе описание и где-как юношу найти, Вальбур сообщил. Упомянул и то, что при упоминании о драконах Анатоль нервничает. Дальше пусть сами решают, что делать, у оборотня есть свои обязанности, которым он и посвятил дальнейшее время.

В общем, появившись в понедельник после выходных в своем кабинете, Вальбур, несмотря на всеобщую нелюбовь к этому дню, надеялся, что он пройдет если не спокойно, то хотя бы без каких-либо катаклизмов. Однако же реальность в очередной раз доказала, что она дама суровая.
Отчет был с виду весьма мирным и не страшным, видно, служащие рассудили, что лучше тихо и незаметно положить его на стол, нежели передавать из рук в руки. Прочитав ровные строки, Вальбур некоторое время сидел, откинувшись на спинку кресла и прикрыв глаза. Пожалуй, злость выдавали раздувшие, как у зверя, ноздри и сжатые зубы. Следовало успокоиться. Иначе слишком уж много дров можно наломать, нет, эмоциям тут не место. Только трезвый и холодный расчет. Вальбур перечитал отчет еще несколько раз,  тщательно всматриваясь в каждое слово, мысленно представляя себе картину случившегося. Потом затребовал еще ряд бумаг, жалобы и доклады, все это просмотрел и аккуратно сложил стопкой на столе в нужном порядке, положив злосчастный отчет под самый низ. О да, мало того, что нет полноценного Главы Стражи, теперь еще и это.
Обмакнув перо в чернильницу, Вальбур написал официальное приглашение, хотя нет, требование для заместителя начальника Стражи явиться в кабинет к главе города. Сей же момент. Понятно, что это сообщение посыльный передаст и на словах, но бумага послужит весомым подтверждением слов, от нее так легко не отмахнешься.
- Пригласите заместителя главы Стражи капитана Марека из клана ягуара ко мне в кабинет, - Вальбур положил официальное письмо-приглашение на стол помощника. – Сейчас же, без отлагательств и любых задержек.
После этого оборотень ушел к себе в кабинет. Пока будет вызван посыльный, пока он найдет Марека… есть достаточно времени подготовится к разговору, он обещал быть тяжелым и очень бурным. Со стороны ягуара – так точно.

+1

3

Кабинет Заместителя Главы Стражи >>>

Вызов на ковер был настоящим сюрпризом с утра, капитан не один раз перечитал написанное на дорогой, приятной на ощупь бумаге, сомневаясь, не чудится ли ему это в результате превышения "рекомендуемой" дозы отвара. Но "птичка" была настолько же реальной, как и посыльный, который её принес. Марек долго смотрел на молодого птицу-оборотня, как будто не мог для себя решить, отказать сейчас в вежливой форме или послать его без прикрас куда подальше.

Впрочем, согласия капитана тут и не спрашивали, не та была ситуация, поэтому ничего не оставалось, как отпустить курьера и начать собираться. До обычного утреннего смотра оставалось около полутра часов. Облачившись в доспехи и повесив на пояс меч, ягуар некоторое время разглядывал свою перекошенную рожу в небольшом зеркале, - пытался понять, можно ли списать некоторые странности во внешнем виде вроде характерно-стеклянного, "влажного" взгляда, на утреннее похмелье, но в результате просто махнул на это рукой. Вряд ли ему приказали явиться в здание мэрии с утра пораньше чтобы сообщить о повышении или выдать премию за безупречную службу. И вряд ли основной темой для обсуждения с Вальбуром будут пагубные привычки, вредные для здоровья.

Паники не было, только какой-то странное периодическое подергивание в мышцах, как будто телу не хватало физических нагрузок, и все то же странное, ледяное спокойствие, беспричинно сменяющееся приступами гнева. Тем не менее по улицам капитан проехал не особо торопясь: разглядывал небо над Дальет, дома и хорошеньких девиц, мало что не отпуская поводья, чтобы вороной конь мог попастись на ближайшей клумбе. "День за днем... год за годом..." - в голове крутилась мелодия, услышанная когда-то давно за пределами Дальет, Марек негромко насвистывал ее, приближаясь к величественному зданию городской ратуши.

Перед кабинетом мэра оборотень, что называется, "завис". Почему-то засомневался, чувствуя растущую неуверенность, как будто была возможность просто развернуться и уйти. Перспектива не пойми чего не то чтобы пугала, скорее настораживала и заставляла нервничать. Постучав дважды, капитан не стал дожидаться разрешения войти и открыл дверь, шагая внутрь просторного кабинета. Как будто нырял в ледяную воду.
Кашлянув, чтобы прочистить пересохшую глотку, Марек шагнул вперед и замер, поневоле вытянувшись, как на смотре.
Правая рука, безвольно висящая вдоль тела, сжалась в кулак, отчего кожаная перчатка скрипнула. В тишине звук показался оборотню отчетливым и неожиданно громким.
- Капитан Марек, Временно замещающий Исполняющего Обязанности Главы Стражи, - в душе появилось гаденькое чувство удовлетворения от откровенно бредового звучания занимаемой на данной момент должности.

Отредактировано Марек (2012-02-01 00:54:31)

+1

4

Вальбур, не поднимая взгляда на вошедшего, коротко кивнул в ответ на приветствие. Мэр на данный момент был занят – не спеша дописывал письмо, аккуратно макал перо в чернильницу, выверенными движениями убирал излишек чернил, затем каллиграфическим почерком выводил слова на дорогой бумаге. Завершив, Вальбур положил перо на отведенное ему место. Промокнул бумагу деревянным массивным пресс-папье, вернул и его на место. Окинул написанное взглядом, убрал в папку, папку положил в ящик стола. Вообще все перечисленное заняло времени совсем немного, от силы минуты полторы-две, но для стоящего навытяжку Стражника оно наверняка растянулись на добрых четверть часа. И Вальбур это прекрасно понимал. Этот маленький спектакль был сыгран специально для Марека, еще одно напоминание о должностной иерархии, которое наверняка не оставит ягуара равнодушным. Ничего, ему полезно лишний раз напомнить расстановку сил, кто-то должен натягивать поводок, раз Стражник не в состоянии следить за своими действиями сам.
- Капитан Марек, - не приветствие, утверждение, сказанное совсем не громко. О, к чему повышать голос? Марек его и так слышит, слух у кошек замечательный. Взгляд холодно и цепко прошелся по Заместителю главы Стражей, отмечая весьма четко видную помятость. Так-так. – Неважно выглядите. Бурная ночь?
Опять же, по тону голоса, совершенно безликому, можно было понять, что ответ Вальбура не интересует. Скорее, это так… относительно светское начало разговора, не более. Оборотень не торопился, как будто он не указывал для Марека «явиться срочно». Бернтхейм взял несколько верхних бумаг из заранее подготовленной стопки и разложил их рядком на столе. Откинулся в кресле и с вежливым интересом посмотрел на Заместителя главы Стражей:
- За последние четыре месяца на вас поступило пять жалоб от владельцев разных увеселительных заведений касательно нарушения вами общественного порядка. Дебош, участие в драке, нанесение ущерба имуществу. Мне хотелось бы знать, что вы предприняли для разрешения этих конфликтных ситуаций. Кроме того, я не увидел ни одной вашей объяснительной касательно этих действий, порочащих звание Стражника. В чем причина?
Конечно, вызвал Вальбур Марека не из-за этих жалоб. Но не сразу же переходить к главному, все по порядку.

+1

5

"Всего-то пять? За четыре месяца?.." - мотнув головой, капитан моргнул, окончательно выходя из состояния оцепенения, куда его забросило на очередном витке действия отвара. На несколько секунд потерявшись, Марек неопределенно дернул плечом. Молчание затягивалось, наверное, Вальбур ждал ответа на свой вопрос, который капитан счёл чисто риторическим.

По крайней мере исчезла неопределенность, а с ней и неуверенность стражника. Подобные "беседы об очередном сломанном стуле в какой-то там рыгальне" были не в новинку и носили "периодический" характер еще со времен, когда ягуар был простым рядовым, другой вопрос в том, куда повернет русло разговора дальше. Как-то на автомате размышляя о том, что явилось истинной причиной вызова "на ковер", ягуар вяло огрызнулся:
- В том, что у очередного выродка муди от жадности трясутся. Мне по-боку, болт я на эти претензии положил, - упрямо сжав челюсти, капитан смотрел в упор на Вальбура.

- Я не собираюсь платить за погром в заведении очередного барыги только потому что неудачно выбрал заведение, где можно выпить после рабочего дня. И если бы этот самый барыга не знал мою рожу, то этих заявлений бы не было, - были бы другие, согласно которым стража Дальет должна была взыскать указанные суммы с гуляк, устроивших мордобой...
Интонации помимо воли повышались, оборвав себя, Марек замолчал и уточнил спустя пару секунд, существенно снизив уровень собственной громкости:
- Вопрос исчерпан, господин мэр?..

"Раздражает, нет, бесит... нет..." - нужное определение отношения к ситуации всё не находилось. Марек поймал себя на том, что по-прежнему стоит, вытянувшись, что называется, "в струнку".

Отредактировано Марек (2012-02-01 23:31:12)

+1

6

- Значит, капитан Марек, вы оказались в центре этих драк исключительно по случайности? Все пять раз. Надо же, как вам повезло, - Вальбур позволил себе даже толику сочувствия в голосе, но немного и тщательно отмеренного.  - И, видимо, только потому, что вы такой запоминающийся, свидетельские показания также согласуются со словами трактирщиков. Или это заговор?
Вежливое молчание, не очень длительное, чтобы Марек смог придумать ответ на риторический вопрос Вальбура (если, конечно, решит такое сделать), и чтобы при этом ягуар не успел его озвучить.
- Вам выдадут копии жалоб для ознакомления. Расследование было проведено, требования были признаны законными и удовлетворены. Сумма будет вычтена из вашей зарплаты, - еще не хватало казне платить за прегрешения служащего. Вообще-то на тему излишне эмоциональных гуляний можно было с Мареком разговаривать долго, и, скорее всего, после такого он бы неделю или две вел себя относительно прилично. Может быть, если бы ягуар когда-то находился в отряде под командованием Бернтхейма, то удалось бы его научить держать себя в узде... Но это все к делу не относится. Все эти жалобы - только вступление к основному разговору.  Вальбур аккуратно собрал разложенные бумаги и открыл следующий доклад.
- Еще мне хотелось бы услышать ваши объяснения, касающиеся массового побега заключенных из тюрьмы... Кажется, в этот же день вы, капитан Марек, потеряли свой знак Стражи? Весьма редкий случай. Может быть, расскажете, как это могло произойти?
Негромкий голос, вежливый, даже чуть ленивый интерес. И холодный, резкий взгляд. Злость, ярость, негодование бывают разными - можно крушить все вокруг, кричать, размахивать кулаками, выплескивая эмоции. Но бывает и другой случай, когда они скрываются за спокойствием, может быть, даже равнодушием... словно масло пролито на бушующие волны.

+1

7

"Да ты издеваешься! - Марек тяжело хватанул ртом воздух, кончики ушей горели и наверняка были красными, как спелые яблоки. Капитану казалось, что ему со всей дури дали под дых. В помещение в один момент стало жарко, как на солнцепеке, - латный нагрудник хотелось сорвать с себя, как ненужную тряпку. Вдох-выдох. Сумбурные мысли в голове стремительно сменяли друг друга. Оформить их во что-то большее капитан не мог: как говорили всякие тёмные личности, избегающие лишней встречи с законом, у стражника "не по-детски рвало крышу". В звериных глазах плескалось бешенство: "Будет вычтено из жалованья?! Да подавитесь вы этим золотом, ублюдки, никогда не жался и не буду жаться за эти кругляши... Твою мать, Бернтхейм, ты мог найти повод посерьезнее, чем "показания" пьяных вусмерть кретинов, у которых даже не хватило мозгов свалить вовремя, чтобы не попасть за решетку..."
Странное ощущение, как будто капитана сейчас учили, как дворового пса, несильными, но хлесткими ударами, не столько болезненными, сколько обидными, пока шелудивый не запомнит, что именно делать нельзя. Сравнение свободолюбивому ягуару крайне не понравилось, что не прибавило ему ни дружелюбия, ни разумности.

Вместо того, чтобы выдохнуть и попытаться выйти на разумный диалог, оборотень был на грани того, чтобы кинуться на ближайшего дивного и едва удерживал себя в руках, пропуская едва ли не половину сказанного мэром мимо ушей. Мозг, затуманенный отваром, выборочно воспринял информацию и отнес вопрос "как так получилось" не к медальону, а к массовому побегу.
- Может быть почитаете отчеты магов? Парни до сих пор денно и нощно копошатся на пострадавшем ярусе... - вместо гадостной ухмылки рожу растянул самый настоящий оскал, - ...делают вид, что ищут что-то важное, да с таким рвением... поневоле веришь, что у них там прабабка клад зарыла, да забыла уточнить где. Ну а причины вырванных с мясом решеток конечно же до сих пор загадка.

Оскал сполз с лица, Марек замолчал, ровно на секунду, уходя мыслями куда-то вглубь себя. Моргнув, с трудом вернулся обратно, и грубовато уточнил:
- С каких пор слово швали ценится дороже чем слово стражника?.. И с каких пор ты, Вальбур, веришь в сказанное торгашом, который мать родную продаст, если ему с этого будет выгода? Не твои слова? Или теперь и тебя кто-то прикормил?..

+2

8

… Перемахнуть через стол, на ходу меняя облик, одним ударом лапы, сминая металл доспехов, отправить стражника к ближайшей стене; нависнуть, вплотную приблизив оскаленные клыки к лицу… Да как ты смеешь. Однако такое превращение осталось только в мыслях, Бернтхейм так и остался сидеть на своем месте. Заманчиво, ох как заманчиво пойти на поводу у своих эмоций и позволить вырваться на волю зверю, да вот только нельзя. Разум на то и дан, чтобы управлять чувствами и не позволять им захватить контроль, для Вальбура это было одним из его личных правил. Кому-то другому он мог простить вспышку злости и запал, но к самому себе оборотень так великодушен не был. Сохранять спокойствие и трезвость  рассудка, не позволять повышать голос, только так. Да и если ягуар уже сейчас столь бурно реагирует, то что будет потом?
- Если вы считаете, что меня можно прикормить, то я преувеличил вашу способность к умению рассуждать, капитан Марек, - Вальбур выделил звание стражника, напоминая о субординации и о том, что ягуар не со случайным служивым тут разговаривает. Эти замечанием, впрочем, оборотень и ограничился, не собираясь объяснять мотивы своего решения. Этого – так точно. – И хорошо, что вы сами заговорили о вырванных решетках.
Мэр пролистнул страницу отчета, провел пальцем по нужным строчкам, подчеркивая их.
- Как же так случилось, что двое обученных и вооруженных стражников не сумели удержать один-единственный выход из тюрьмы до прибытия отряда? Неужели им противостояли не менее обученные и вооруженные противники? Хотя… я ошибся, здесь указано, что оборону держал только один стражник, - Вальбур негромко хлопнул ладонью по отчету и тяжело посмотрел на ягуара: - Я хочу знать, капитан Марек, почему вы сочли необходимым оставить свой пост и преследовать единственного сбежавшего заключенного, зная, что в текущей ситуации это грозило побегом и остальных? – что и получилось в итоге. Хотя, судя по всему, вдвоем стражники смогли бы предотвратить массовый побег. – По каким причинам вы посчитали такое решение наиболее оптимальным? И напомню, что я не услышал вашего объяснения по поводу утерянного медальона.
Вальбур свле вместе кончики пальцев.
- Можете излагать подробно и не торопясь, капитан Марек. Времени у нас достаточно.

Отредактировано Вальбур Бернтхейм (2012-02-03 17:48:25)

+1

9

Перед глазами встала кроваво-красная пелена. Рука дернулась к рукояти меча. Сделав пару шагов с сторону хозяина кабинета, капитан вовремя одумался и остановился, встряхнувшись. Кидаться на мэра города в его же кабинете - не лучшая мысль, которая могла прийти в бедовую голову. "Ставит на место, так же, как ты сам одергиваешь зарвавшихся подчиненных..." - выдохнув, капитан некоторое время молчал, пытаясь понять, что именно хотел услышать от него бывший глава стражи. Где-то на подсознательном уровне ягуар уже знал, что сказанное им уже не отменит решения, принятого мэром. Невнятно блеять в ответ, как очередной стражник во время выговора, не хотелось, это было равносильно тому, чтобы пытаться оттянуть неизбежное, а Марек привык встречать это самое неизбежное, скаля зубы и хохоча опасности в лицо. Если, конечно, это не была рутинная бумажная работа.

- Оставшийся на месте стражник должен был справиться, но отряд не подошел вовремя. Фактически, там и не было отряда, десяток стражников, которых сумел найти остроухий, - голос выравнивался от звериного порыкивания. Замолкнув, капитан смотрел на солнечные лучи, в которых танцевали невесомые пылинки, - снова "улетел", отключившись от происходящего. Моргнув, перевел взгляд на хозяина кабинета, щурясь, чтобы вернуть четкость картинке, - Это было моей глупостью, преследовать беглеца слишком долго. Он разозлил меня, когда еще сидел в камере, так что считай причиной неприязнь необоснованно личного характера.

Слишком коротко для подробного изложения, но выжать из себя еще что-то капитан не мог. На его взгляд, все нужное он уже сказал, поэтому после некоторого молчания, продолжил:
- Здесь я расписываюсь по всем пунктам, Вальбур. Начиная от неправильной расстановки приоритетов, заканчивая недостаточной подготовкой и нарушения режима службы городской стражи. Следить за последним - моя прямая обязанность. Я прокололся. Не справился.

Пылинки продолжали плавно кружиться, оседая на пол. Тишину в кабинете можно было бы назвать пронзительной, Марек скорее охарактеризовал бы ее как "ватную" и, как ни парадоксально, "шумящую", - тонкий писк и шуршание на краю слуха удалось вычленить только сейчас. Действие отвара было более сильным, чем в предыдущие разы, возможно, организм просто требовал отдыха от поганой заразы. Марек хмыкнул, представив себе, как он скажет мэру что-то вроде "ну ладно, че-то я притомился уже от таких разговоров.... завтра тогда договорим, ага?.." и с чистой совестью свалит на боковую.

- Что касается медальона, то в объяснительной все написано: я его потерял. Звенья цепочки скорее всего истерлись за длительное время ношения. Расследование ведется, больше здесь не о чем говорить, - поставив интонацией точку в этом вопросе, капитан смотрел на Вальбура. Расследование, к слову, велось из рук вон плохо, но Марек не мог позволить, чтобы разноглазого засранца кто-то нашел раньше него. Поэтому бездействие следака не только не наказывалось, но и поощрялось.

- Можно не затягивать, Вальбур. Озвучивай приговор. Здесь никого нет, так что на показательность процесс не тянет. Перестань уже тыкать меня мордой в мои косяки, которые я знаю и без этого, - не удержавшись, напоследок капитан все-таки огрызнулся. Внутри раскручивался по спирали новый виток состояния от безразличия к раздражению и злости.

Отредактировано Марек (2012-02-03 17:47:32)

+2

10

Наблюдение за Мареком было весьма интересным. Вот его рука дернулась к мечу, обозначая намерение, и даже стало интересно, поддастся ли стражник своей злости, ан нет, сдержался. Начал говорить, потом умолк, и даже показалось, что он где-то не здесь, потом продолжил произносить слова... Вот это, заминка, которых была уже не одна, заставляла задуматься. Было еще что-то, что не нравилось и настораживало оборотня, но Вальбур не мог еще уловить, что именно. И это Бернтхейму не нравилось, упустить что-то важное совершенно не хотелось.
- Вам неоднократно говорилось, что причины личного характера не должны влиять на оценку ситуации и выбор наиболее рационального решения, - Вальбур неспешно кивнул, принимая объяснение и "покаяние" Марека, искреннее ли или же сказанное с единственным желанием, чтобы от ягуара отвязались. О, если бы все дело и ограничивалось только событиями в тюрьме и потерей медальона! Тогда бы Вальбур устроил достаточно традиционный выговор, может быть, намекнул бы, что дальнейшему продвижению Марека вверх мешает только его эмоциональность и неумение держать себя в руках, огласил бы наказание в виде сверхурочных работ и службы, и на этом бы оборотни благополучно разошлись. Но... - Я очень надеюсь, что расследование о пропаже вашего медальона не затянется, капитан Марек. Есть большая вероятность, что его мог найти кто-то еще, и тогда по Дальет ходит некто со знаком Стражи. Думаю, вы понимаете, что это может оказаться в итоге весьма неприятным вариантом.
И очень уж напрашивалось завершить сказанное фразой "держите меня в курсе расследования, капитан Марек". Но слишком уж жестоко бы оно прозвучало, хотя и хотелось ягуара хорошенько приложить за сделанное. Может быть, даже как раз показательно - перед строем Стражников, так, чтобы все услышали, а не в закрытом кабинете с глазу на глаз. Вальбур не торопясь, даже, пожалуй, нарочито медлительно переложил все бумаги, касающиеся Марека, с левой части стола на правую. Все - кроме самого последнего отчета, его оборотень пододвинул к себе. Положил на него ладони, одну на другую.
- Сегодня утром я получил отчет, - злость Вальбура проявилась в том, что голос стал немного тише, да в нем добавилось пол градуса холода. Какая же безумно глупая и нелепая ситуация! Но махнуть на нее рукой оборотень не имеет права, он не может и не должен оставить ее без внимания, не отреагировать.  - В одном из трактиров произошла драка. С летальным исходом. Что вы можете сказать, капитан Марек?, - опять выделение звания. И тяжелый взгляд, устремленный на ягуара.

+1

11

По поводу «пяти таверн» Марек мог и хотел поспорить и решение Вальбура искренне считал блажью, целью которой было задеть подчиненного. Побег из тюрьмы? Ладно, Марек, сцепив зубы, открыто признался в том, что это результат его глупости, потому что так оно, по сути и было, как ни списывай все на неудачное стечение обстоятельств. Медальон, - капитан промолчал, безропотно проглотив сказанное господином мэром. По крайней мере, тот не стал копать глубже, ограничившись стандартным предупреждением.
К тому, что Вальбур уже в курсе про ночное проишествие, капитан оказался не готов, и несколько секунд  растерянно смотрел на рослого оборотня. Шум и писк на краю слуха усиливался, перед глазами потянулась раздражающая белая круговерть из точек. Ягуар выдохнул, провел ладонью по лицу, не торопясь отвечать: просто не знал, что сказать.

- Я… - пальцами с силой терли переносицу, Марек молчал. На висках и скулах проступила нездоровая сероватая бледность. «Что «я»?.. Не знал?.. Не предполагал?.. Что «я»?! Заканчивай то, что хотел сказать, не молчи, как законченный кретин!» - Я… сожалею.
На мгновение лицо перечеркнула сложная смесь чувств из сожаления, досады и злости. Капитан убрал руку от лица, упрямо дернул подбородком, чуть запрокидывая голову назад и глядя перед собой в пустоту по-уставному ровно и бездушно. Снова тишина.
- В отчете всё… написано: …небрежное… обращение… с оружием… превышение самообороны…  - каждое следующее слово давалось все труднее, паузы становились все больше. Во рту было сухо и горько.
«Какого хрена, эти бумаги делают на твоем столе, Вальбур?! Это даже еще не полноценный отчет, так, предварительные писульки, которые следователь должен рассмотреть только сегодня, когда притащит свою задницу в Башню!..»
- …досадная случайность… убийство по неосторожности, - Марек хищно усмехнулся. В мозгу вызревала, как опухоль, больная, неприятная мысль. Казалось, брови мэра чуть дрогнули, мимика на невозмутимом лице неуловимо изменилась, - капитан мотнул головой, не в силах отличить реальность от бреда, и поэтому был уверен, что Бернтхейм готов издевательски оскалиться. «Гнида… Ты что, поиграть решил?! И что дальше, вынесешь мне приговор прямо сейчас?.. Или придержишь эту папку для подходящего случая?!.» - на последнем витке мысли холодное бешенство заволокло разум. Капитан предпочел бы пройти по всему этапу судебного делопроизводства, чем плясать под чужую дудку.

- Какого хрена, Вальбур?.. – семь шагов до стола, на первом и пятом качнуло, как пьяного. Уперевшись ладонями в край дубовой столешницы, Марек смотрел в глаза мэру, - Каким таким чудом эта писанина попала к тебе на стол раньше, чем её увидел следак, м?!. Это, вообще-то внутренние документы стражи, и ты знаешь об этом лучше меня! Так объясни мне, с какого… оно лежит сейчас у тебя на столе, выпав из делооборота Башни?!.

То, что голос уже фактически срывался на крик, Марека беспокоило примерно так же, как «тыканье» хозяину кабинета вместо уважительного обращения «на Вы»едва ли не с начала разговора.

+3

12

О, как бы порадовались «доброжелатели» ягуара, видя, как он лепечет слова оправдания, словно нашкодивший школьник! Может быть, не будь Вальбур настолько зол, он бы даже ощутил мрачное и нехорошее удовольствие, увидев, как обычные слова стали для стражника ударом под дых. Хотя долго в таком состоянии Марек не стал пребывать, на смену полной растерянности пришла другая крайность.
- Значит, капитан Марек, вас так взволновало, что эти бумаги оказались на моем столе? Именно это, а не совершенный вами поступок? – спокойно и холодно поинтересовался Вальбур, выдерживая полный бешенства взгляд стражника. И тут же резко, хлестко рявкнул: - Смирррно!
Командный голос у Вальбура за многолетнее служение был выработан отлично, а ягуара следовало привести в чувство и опять поставить на место. Не применять же силу, в самом  деле, хотя и хотелось. Но этот вариант оборотень оставил бы на самый крайний случай, сейчас должна была подействовать команда, вбитая в сознание стражника до автоматизма. Что и произошло. Несколько секунд статичного положения тела Марека в пространстве обеспечено, а сам Вальбур подался чуть вперед, смерив ягуара ледяным взглядом и продолжил безлико, словно только что не отдавал никакого приказа:
- Это вы мне сейчас будете объяснять, капитан Марек, почему я обо всем узнал из доклада, а не лично от вас. Почему я не вижу тут вашего отчета. Почему не вы дожидались меня с утра, а мне пришлось вызывать вас. Или вы считаете, что убийство, даже по неосторожности – это не больше, чем пьяная драка?
Можно было регулярно выдавать выговоры и выписывать штрафы за дебоши, отправлять на дополнительные дежурства и занятия с новичками в качестве наказания… но теперь Марек переступил границу. Неужели он думал, что его положение послужит ему защитой? Скорее, наоборот, с заместителя главы Стражи спрос будет особо строгий. Тот, кто наделен властью, должен уметь нести ответственность за свои проступки.
Готов ли к этому Марек?
- Стражник Вольф Дьяррес так же принимал участие в происшествии. Как вы можете оценить его степень вины?

+2

13

Отпрянув от стола, Марек в первую секунду по-военному встал навытяжку. Кончики пальцев по привычке дрогнули, вытягиваясь по швам, - и почти сразу же сложились в кулаки.
- Я сказал, что сожалею!.. – огрызнувшись, капитан с неприязнью смотрел на мэра, на лице которого застыла маска холодного безразличия. Это был не тот Вальбур, который наверняка помнил, как ягуар отбирал у новобранцев острое и бесполезное по первости железо и ставил их в спарринг на рукопашку, пока не наберутся опыта. Глава Столицы Драконов был собран и абстрагирован от ненужных подробностей, которые не относились к делу, ему было достаточно факта того, что подчиненный где-то прокололся. Цепочка рассуждений промелькнула в голове бедового стражника меньше, чем за секунду. Мысли был сумбурны и противоречивы, складываясь в непонятную мешанину.
Сказанное Вальбуром звучало как обвинение в попытке сокрытия преступления с использованием служебного положения. Капитан как будто второй раз за это утро словил по дых, и прерывисто вздохнул, теряя способность связанно мыслить. Расширенные зрачки заполнили радужку, перед глазами встала белесая пелена из раздражающего мельтешения.

- Да никак! - капитан снова не сдержался - рявкнул в ответ на последний вопрос Вальбура и чуть спокойнее, если, конечно, вздрагивающий от злости голос можно было охарактеризовать так, продолжил, - Вольф свое уже получил... приплетать его дальше... бессмыслица какая-то... А какого... за каким... я должен ждать тебя под дверью, как... с-с-собака?! И с чем?!. С этой папкой с набором листов, без предварительного заключения следака?!. Какой отчет?!! Разве на данный момент моих... показаний не достаточно?!. Ты сейчас что... обвиняешь меня в... в...

"Твою мать, Вальбур! Да если бы я хотел, этого дела бы не было, всего-то... пригрозить патрулю... и Вольфу чтобы держал рот на замке... а трактирщик... Ха! Торгаш! Мешок с костями! Его легко купить, эту толстую тварь, трясущуюся при виде монет..." - капитан на секунду прикрыл тяжелые, как будто налитые свинцом веки, отсчитывая глухие удары тока крови в висках. Когда открыл глаза, ему показалось, что прошло не меньше часа. Возвращаться из абстрактного "нигде" становилось все сложнее.

По-бычьи наклонив голову вперед, Марек цедил каждое следующее слово сквозь зубы с глухим гортанным порыкиванием, чуть встряхивая головой и щурясь, чтобы прогнать мельтешение белых точек перед глазами:
- Тебе так... нужен... отчет? Устный подойдет?!. Завязалась драка. Я был небрежен: допустил, что пьяный идиот стянул с меча ножны. Под колени прилетело. Я не удержался на ногах. Упал вперед. Острие прошило мудаку горло. Мудак умер.
Капитан сглотнул кислый ком под кадыком. В тишине этот звук показался громким.

Отредактировано Марек (2012-02-07 20:29:40)

+4

14

Вальбур знал Марека. Память оборотня хранила множество эпизодов, мелких, вроде приветствия при столкновениях в коридорах Башни, более серьезных, вроде спаррингов в тренировочных залах, совместные рейды и даже отмечание праздников в кругу Стражи. Прошлого было много. Но не о нем сейчас была речь, сейчас разговаривали не двое знакомых оборотней, а начальник и подчиненный, совершивший непростительный проступок. Не время для сантиментов. И чем больше ярится Марек, тем спокойнее должен быть Вальбур.
- А вы собирались спрятаться за следователя, капитан Марек? – ни капли сарказма в голосе, хотя есть физическое желание  устроить расправу. Вольфа Дьяресса Вальбур трогать не будет, тот был подчиненным ягуара и заместитель главы стражи уже определил ему наказание. В свою очередь, Бернтхейм определит наказание для Марека. – Значит, вы были небрежны.
Оборотень поднялся на ноги и вышел из-за стола, сделал несколько шагов до окна, отодвинул штору и посмотрел на улицу. Долгая пауза, и наверняка ягуар за это время будет себя накручивать. Бернтхейму всегда было интересно, что творится в голове у его подчиненных, жаль, что выяснить это было невозможно. Приходилось догадываться и строить предположения. Вальбур отвернулся от окна и не спеша прошел мимо Марека, даже не взглянув на него. Монотонное отчитывание неразумного котенка ударит по ягуару сильнее, чем любой крик и грубость:
- Не смотря на свою должность и опыт, вы позволили втянуть себя в драку и не сумели проконтролировать безопасность своего оружия. Допустить стянуть ножны с меча, ошибка, которая непозволительна даже для новичка. Или вы хотите сказать, что вам нельзя больше доверять оружие? Тогда я распоряжусь, чтобы его заменили тренировочным экземпляром, - Вальбур не торопясь мерил кабинет шагами, проходя мимо ягуара, как мимо какой-то детали интерьера, не более. Правда, краем глаза он наблюдал за поведением  Марека, не выпуская того из виду ни на мгновение. – Вы позволили случиться драке. Хотя могли пресечь ее с самого начала. Если вы запамятовали, капитан Марек, то напомню, что в обязанности Стражи Дальет входит поддержание порядка, а не создание конфликтных ситуаций. Или вы были не в состоянии оценить ситуацию и сделать соответствующие выводы? Вы ошиблись, капитан Марек.
Вальбур остановился напротив ягуара и пристально посмотрел ему в глаза.
- На этот раз ценой вашей ошибки стала жизнь.

+2

15

Глазные яблоки дернулись, с трудом ворочаясь в глазницах, как будто в них был насыпан песок. Капитан следил за передвижениями Вальбура по кабинету, чуть поворачивая голову. Когда глава города зашел за спину, мышцы плечей и спины неосознанно напряглись. "Мы не гильдия убийц..." - стыдно, капитан, а? Больно бьют по самолюбию правильные слова, которые ты сам когда-то говорил махровым новичкам, ухмыляясь про себя их наивности? Погано чувствовать себя зарвавшимся сосунком?...
Едва ли не каждое сказанное Вальбуром слово заставляло подергивать губами, словно ягуар хотел что-то сказать. Молчал. Прерывисто дышал - ярость душила, не давая сделать глубокий полноценный вдох.

"Не справился, опять, снова, не выдержал, не предусмотрел, не смог, ошибся, в очередной раз, опять, снова... как-то слишком много ошибок за последнее время, а все почему?.. Разжире-е-ел, ра-а-азжи-и-ире-е-ел, господин начальник, нельзя так на нашей-то службе, - в голове отчетливо, вплоть до интонации, звучали рассуждения отца о полетевшем из стражи лейтенанте, - Думал, остолоп, что готово для него тепленькое местечко повыше, только подождать немного, и никуда оно от него не денется, ан нет, не так все получилось... Плелась ниточка, плелась, да выплелась вся..."
Как будто наяву капитан видел, как Тоберт, закончив говорить, отодвигает пустую тарелку и, не отрываясь от кружки, глотает темный эль длинными глотками. До дна. Таверна была наполнена негромкими разговорами. Ноги гудели после беспокойного дня, - тогда еще рядовой Марек вытянул их под столом, украдкой потягивая стопами, чтобы размять ноющие сухожилия...

Капитан смотрел в пустоту, вроде бы по-уставному, ведь нельзя же пялиться в лицо старшего по званию. И все-таки в этой пустоте не было места реальности, только бессвязные воспоминания и обрывки слов. Галлюцинировать, блуждая в лабиринте образов, - гном, продавший листья для отвара, утверждал, что этого не произойдет, только если превысить дозу, сильно превысить, но Марек не предал этим словам никакого значения, он же не какой-нибудь идиот, отдающий последнюю монету за отраву, чтобы глотать ее жадно и бездумно.

- Я стражник, а не убийца, - слова получились хриплыми. "Или всё-таки нет?.. - Марек помнил, что смотрел в лицо Меченного и хотел, чтобы он дернулся, - Ну же, только двинься, и клянусь своими пятнами, ты будешь харкать кровью..." Рука тогда дрожала, - желание замахнуться и рубануть слишком отчетливо проскальзывало на краю нетрезвого сознания.
"А почему я вообще оправдываюсь?!. Почему я должен чувствовать себя виноватым из-за того, что одним ублюдком в Дальет стало меньше?!." - память выворачивало наизнанку, скручивало, выдавливало по капле растерянность, сожаление, привкус горечи и стыд от совершенного.

- Жизнь выродка и мудака. Я выразился достаточно ясно, Вальбур? - ласково произнес капитан и по-звериному бездушно оскалился в лицо мэра.

Отредактировано Марек (2012-02-10 00:38:57)

+3

16

- Для вас – господин Бернтхейм, капитан Марек, - резко обрезал Вальбур, прекращая неуместное панибратство. Не в таверне сидят и спорят о судьбах вселенной, и вообще-то только Бернтхейм может тут менять тон беседы. Понимает ли ягуар, как смешны его слова? - Значит, капитан Марек, вы считаете, что имеете право судить и выносить приговор? И исполнять его? Я, видимо, упустил тот момент, когда стражник стал совмещать в себе судью и палача.
Вальбур стоял напротив Марека, пристально смотря в лицо стражнику, пытаясь уловить и понять, что же именно вызывало тревогу.
- Вы напились. Вы позволили втянуть себя в пьяную драку. В этой драке вы совершили убийство. И не раскаиваетесь. Чем вы тогда лучше этого выродка, капитан Марек?
Жестоко? Может быть. Но заслуженно, стражник не неразумный ребенок, чтобы не понимать, что он натворил. Даже если и пытается отрицать очевидное, злится и пытается себя оправдать. Вальбуру очень хотелось верить, что Марек отдает себе отчет, в какую ситуацию вляпался, потому что иначе… одним стражником станет меньше. Оборотень нахмурился, вглядываясь в мутные глаза с расширившимся зрачками. Неужели… Вальбур ухватил ягуара пальцами за подбородок, игнорируя звериную ухмылку, повернул голову того, шумно вдохнул воздух возле лица и не удержался от тихого рычания.
- Вот как… Ты был не только пьян, Марек.
Давно, очень давно, еще со времен своей службы рядовым стражником, Бернтхейм не сталкивался с подобным запахом, да и внешние симптомы можно было списать на другие причины. Но все вместе складывалось в определенную картину. Вальбур резко развернулся и вернулся за свой стол.
- Употребление наркотических веществ только усугубляет вашу вину, капитан Марек. Как давно вы их принимаете? – в голосе оборотня, пожалуй, впервые за все время беседы стало слышно раздражение и злость. – Или ты решил, Марек, что раз дослужился до своего поста, то все теперь можно и сойдет с рук?

+3

17

"Ну вот, собственно, и всё... - теперь тишина стала звенящей, - Как-то неудобно получилось." Стыда или смущения Марек не чувствовал, только странное любопытство. Задумчиво пошкрябывая пальцами за ухом, капитан изучал стену за спиной хозяина кабинета. Отпираться?.. Отрицать очевидное?.. Трижды "ха!", - стражник не был склонен оправдываться за свои действия и по трезвости, а уж под действием отвара и подавно не собирался идти на попятную и невнятно блеять что-то в ответ на вполне четкие вопросы.

- Я вообще не был пьян. Три-четыре кружки эля не в счет, ты это знаешь лучше меня, - медленно, как будто через силу, наконец проговорил ягуар, замолк, и все-таки добавил, хмыкнув, - Отвар из янтарных листьев, - его принимают не ради того, чтобы увидеть танец радужных фей... трепетание сотни крылышек... Я не полный кретин, Вальбур, я не буду искать удовольствия в отраве или пускать слюни на рабочем месте, наглотавшись этой дряни. Так что не в этом вопрос. Или ты хочешь сказать что сам никогда не пробовал, м?.. Хотя бы ради интереса?..

Нагло глядя в лицо мэра, капитан глухо, обманчиво небрежно хохотнул, потому что внутри уже начинала клокотать ярость похлеще боевой. А "крылышки сотни фей" - распространенный синдром, присущий действию каждого второго наркотика, - трепетали перед глазами радужными всполохами, едва слышно шумели на краю слуха, вызывая все большее раздражение.
- Там, в корчме, всё было под контролем, пока сверху не рухнул этот злосчастный гоблин. Когда завязалась драка... обрати внимание, завязалась! Не шла полным ходом, только началась... Было достаточно уложить мордой в пол одного-единственного зачинщика. И если бы не досадная случайность... Так бы и случилось. И зачинщик был бы жив. Одна. Глупая. Нелепая случайность. Не больше. У меня еще на месте мозги, не пытайся обвинять меня в том, что я растерял их остатки и уже ни на что не гожусь.

Челюсти сжались до зубовного скрежета, скулы закаменели:
- И прекрати ставить меня в один ряд с сопливыми новобранцами.
Сам факт того, что в его профпригодности усомнились, вызверил Марека до крайности. Как плевок в лицо. Как хлесткая пощечина. Нет, гораздо хуже, потому что первое и второе можно и стерпеть, но как можно молча согласиться с тем, что твой опыт и не один год службы просто-напросто списали со счетов, намекнув еще и на то, что ты трус?.. Вместо того, чтобы воззвать к своему здравомыслию и успокоиться, оборотень шагнул к столу, с размаха хлопнул ладонями по дереву, упираясь в столешницу. Тяжело дыша, смотрел на мэра совершенно диким взглядом.

- Я никогда не прятался за чужими спинами, - в горле по-звериному хрипело, - Я бы тебя на дуэль вызвал за такие слова, господин мэр, но ты ведь не пойдешь, да?.. Разжирел в своем кресле?.. Сука высокомерная...

Отредактировано Марек (2012-02-15 14:44:38)

+3

18

Пожалуй, умей Марок взглядом сжигать, от Вальбура бы давно осталась кучка пепла. Ну и, наверное, умей Бернтхейм взглядом замораживать, ягуар бы навеки застыл в глыбе льда. По всему выходило -  хорошо, что оборотни такими способностями не обладали. Вальбур подчеркнуто тщательно, словно Марек и не нависал над столом шипящим и плюющимся во стороны котом, собрал несколько бумаг в стопку, постучал ей по поверхности, выравнивая, убрал в ящик. Конечно, оборотень не мог позволить себе от души набить лицо и помять ребра зарвавшемуся подчиненному, да так, чтобы тот еще дня три не мог никуда дальше уборной передвигаться, но вот  отказать себе в каком-то садистском удовольствии пройтись по нервам ягуара Вальбур не мог. Тем более, что было за что.
- Ах, отвар... Конечно, ваше поведение является весомым доказательством, что он совершенно не воздействует на умственную деятельность, способность принимать решения и делать логические выводы, - Вальбур дружелюбно улыбнулся, как ребенку, понимающе так. Ну а что глаза при этом были злыми, так бывает, издержки профессии... - Надо полагать, капитан Марек, ваш отец бы, несомненно, всячески поддержал ваше нынешнее поведение. Хотя, думаю, он бы сумел не допустить даже начала драки.
Бернтхейм коротко пожал плечами, мол, сказанное им, конечно, не важная мелочь, лениво потянулся за следующей стопкой бумаг. Так же сложил, постучал ими об стол, убрал в ящик.
- Вызов от вас я бы не принял, вы правы. Запрещено, это раз. И второе, - совершенное спокойствие в голосе, можно сказать, само терпение, раз приходится объяснять неразумному дитяти такие простые истины, - У меня нет привычки развлекаться избиением котят. Было бы несправедливо с моей стороны воспользоваться вашим плачевным состоянием, капитан Марек.
Валубр положил руки на стол, переплел пальцы, и продолжил:
- Впрочем, если вы так желаете устроить спарринг, то... - секундное выразительное молчание, после которого голос Вальбура изменился. Стал жестким, с металлическими нотками, все, выяснения завершены, время приговора: - Пройти курс излечения от зависимости. Это приказ. Если еще раз вы будете замечены в употреблении любого препарата, оказывающего наркотический эффект, вы будете уволены из Стражи.

+2

19

Капитан молчал. Выпрямившись, скрестил руки на груди, щелкнув отросшими когтями по металлу доспеха. Перевоплощение деформировало суставы на руках и прокатывалась по мышцам теплой волной. Стиснув челюсти, ягуар не произнес не слова, бушующую внутри ярость выдавали только по-звериному раздувшиеся ноздри.

- Отца не трогай, - глухо попросил Марек, - Нашел кого приплетать.

Бездушная машина правосудия, - все сказанное разбивалось о бюрократическую бронь, в которую был облачен господин мэр, находящийся при исполнении. И это было правильным, сам капитан поступил бы так же, окажись у него на столе с утра пораньше подобный отчет. Слушать оправдания? Какого, собственно, если допущенная ошибка выходила за всякие рамки?..
Сказанное о Тоберте остудило праведный гнев, да, здесь Вальбур был прав, отец бы никогда не допустил подобного. Интересно, что он скажет, узнав о случившемся?.. "Да наплевать. Привычки избиения у него нет... а ты рискни, бурый, могу поспорить, что в своем теплом кресле ты подрастерял былые навыки," - дыхание медленно выравнивалось. Капитан сфокусировал мутный взгляд на хозяине кабинета:

- Пш-ш-шел бы ты, Вальбур... У меня нет зависимости чтобы ее лечить, - негромко произнес Марек так, что и дураку было понятно, что к лекарю пятнистый добром не пойдет. Многомудрые любители старой игры "для ума" на клетчатом черно-белом поле назвали бы ситуацию патовой.
"Увольняй, болт мне в селезенку... только кем заменишь?.. " - мысль о том, что при такой перестановке кадров неразбериха в рядах стражи только усилится, приносила смутное мстительное удовлетворение.
Говорить что-то еще ягуар не спешил, уходить тоже, ведь его еще никто не отпускал, хотя желание плюнуть на все и свалить зудело в подкорке. "Вычет из зарплаты, принудительное лечение... Наверное, еще выговор с занесением в личное дело, может не один, хреновы бюрократы... и... как Вольфа, на пару недель без увольнительных... ха, я итак в башне живу последнее время, так что пофигу," - Марек потирал ноющее после незаконченного оборота запястье и ждал, когда господин мэр наконец окончит аудиенцию.

+3

20

Отлично, охолонул господин заместитель начальника стражи. Хотя ненадолго, было у Вальбура подозрение, что Марек еще выскажется… Интересно, сам-то ягуар понимает, как много ему позволяют? И что Бернтхейм указал ему услугу из уважения к опыту и службе, отчитывая вот так, с глазу на глаз, а не перед строем стражников? Может быть, потом Марек и сумеет придти к таким выводам…
-  Ты не понял, Марек. Я не спрашиваю, нужно ли тебе посетить целителя или нет. Это  приказ. Если ты будешь слишком долго размышлять, то обещаю, я лично отволоку тебя к лекарю за шкирку, причем протащу мимо каждого низкопробного кабака, так, чтобы последняя вшивая собака была в курсе, - каждое слово было тяжелым и четким, и ведь было ясно, что это не пустая угроза. Так и будет, господин мэр не посчитает недостойным себя протащить стражника по улицам Дальет, за шкирку, за ухо, за хвост – уж за что получится. Бесполезно спорить с Вальбуром, когда холодная ярость отражена в ледяных глазах. – После того, как вы предоставите документ от целителя и я проверю его подлинность, я соглашусь с тем, что у вас нет зависимости.
Всё, вопрос, с точки зрения оборотня, был закрыт. Что это не нравится ягуару – его личное дело, но служба в Страже и употребление любых наркотиков, даже самых легких, были не совместимы. Если ты отвечаешь за закон и порядок, то в первую очередь ты сам обязан его соблюдать. Вальбур замолчал на пару секунд, ровно на столько, чтобы достать уже подготовленную бумагу с текстом и сургуч для печати. И тогда продолжил холодно чеканить слова, как в суде оглашая приговор:
- Капитан Марек. За действия, не сопоставимые со званием Стражника Дальет, а именно за непредумышленное убийство, свершенное в состоянии алкогольного и наркотического опьянения, вы лишены звания капитана и смещены с поста заместителя Главы Стражи. Вы понижены до младшего лейтенанта. Так же на время следствия и до вынесения приговора судом вы отстранены от службы. Решение окончательное и обжалованию не подлежит.
Вальбур поставил на документе свою подпись, капнул сургуч и резко придавил его печатью, оставляя оттиск. Решение вступило в силу. Как бы не было сложно  лишиться еще и заместителя Главы Стражи, но  занимать эту должность Марек больше не мог. По крайней мере, пока не будет вынесено решение суда о степени виновности ягуара. Пока же он будет командовать одним из отрядов, это – признание годов службы и его профессиональности.

+2

21

Угроза Вальбура "отволочь за шкварку" только раззадорила успокоившегося было капитана, который уже всерьез вознамерился распахнуть пасть пошире, чтобы обхаять господина мэра со всеми его идиотскими затеями. Тем более что из природного упрямства ягуар уже решил ни под каким соусом этот так называемый "приказ" не исполнять, какими бы последствиями не пугал бывший Глава. Звериное чутье, не раз спасавшее пятнистую шкуру, подсказывало, что настолько безрассудно и показно не-бояться сейчас обещания беловолосого оборотня было по крайней мере глупо.

Размеренный голос главы Столицы Драконов раскатывался по кабинету.
Хищная издевательская ухмылка сменилась выражением глуповатого удивления: Марек застыл, стремительно бледнея лицом, а в висках пульсировало и шумело все сильнее. Слова Бернтхейма смешивались в однородную кашу, в голове прокручивалось снова и снова одно и то же: "...смещение с поста...понижение в должности...отстранение от службы..." Тишина, как жирная точка, поставленная в конце предложения, выведенного на бумаге размашисто, с характерным скрипом пера, уверенной рукой.
Уголки губ дернулись, складываясь в болезненный оскал.
"Мразь," - могло ли сказанное сейчас быть простой уловкой, чтобы поставить на место зарвавшегося подчиненного? Капитан тупо смотрел на то, как течет горячий сургуч, как печать оставляет на застывающем, но еще податливом материале оттиск.

Ягуар не привык просить, да и не умел этого делать, но сейчас как никогда был близок к тому, чтобы выдавить из себя непривычное: "Ты не можешь так со мной поступить..." Как брюхатая девка, унижающаяся перед переспавшим с ней выродком, смотреть, как подзаборная подыхающая от голода шавка, просящая подачки, - Марек был готов возненавидеть себя за слова, которые так и не произнес, за одну только мысль о том, что он может сказать подобное.

- Ш-ш-ша... - негромкий выдох. Капитан лающе хохотнул, - Что дальше, Вальбур?.. Вызовешь отряд стражи.. чтобы все было... по правилам, м?.. Как там положено... забрать личные вещи... оружие... Отправишь меня за решетку, чтобы... я никуда не сбежал?..
Голос дрожал и становился все тише, как будто стражник выдыхался и путался в своих словах и мыслях, - горло сдавливало, перехватывая дыхание. Под языком проступала странная горечь, как будто ягуар только что хлебнул отвара.

- Так... точно... Служу... Дальет... Какие... будут еще... распоряжения, господин мэр?.. - слова постепенно обретали уставную четкость. Бледный, как полотно, экс-капитан скрипнул подкованным каблуком сапога по паркету, на автомате вытягиваясь по стойке "смирно". Как обычно, своеобразное равновесие и спокойствие было на время найдено в доведенных до автоматизма реакциях и репликах. Марек медленно собирался с мыслями, осознавая ситуацию.
В душе вызревало странное чувство, обжигающе-ледяное, не похожее ни на обиду, ни на ярость, ни на злость, которые гасли так же быстро, как и вспыхивали.

Отредактировано Марек (2012-02-17 23:43:30)

+3

22

Вот и все. Вальбур видел, как ягуар побледнел - от ярости, обиды, неожиданности? - но ведь еще при этом он пытался огрызаться, скалить зубы. Знал бы Марек, что это решение далось нелегко и самому Бернтхейму! Ягуара уважали, не смотря на его выбрыки, ценили опыт и умения, годы службы. Вдобавок же лишиться еще и заместителя, когда нет самого Главы Стражи... Но... Вальбур не мог позволить себе закрыть глаза на случившееся. Не мог проигнорировать убийство, пусть неумышленное, это не обычный дебош в таверне, наказуемый штрафом и выговором. Он не имел права сделать вид, что ничего не произошло. Может быть, со временем Марек это поймет. Сейчас же он наверняка ненавидит Вальбура и винит его во всем, может быть, причислили мэра к мировому злу. Пусть. Бернтхейм принял решение, и готов держать ответ. 
- Вы отстранены только на время ведения следствия, и не арестованы. Окончательное решение вынесет суд.
Кстати, он может и признать Марека невиновным и восстановить того в должности, в таком случае Вальбур это исполнит. Но озвучивать такое оборотень не стал, ягуар и сам может сделать подобный вывод.
- В дальнейшем вашей службе и продвижению особых преград делаться не будет. На этом все. - Вальбур резко кивнул, словно ставя точку. Пожалуй, это все, что может сказать, чтобы если не подсластить необходимую пилюлю, то пояснить ситуацию и дать понять, что карьера только в руках Марека. Если ягуар и правда сильный, если сумеет достойно принять случившееся и не упасть духом, то может вновь стать капитаном. - Если у вас нет вопросов, то можете быть свободны.
Обращение "лейтенант Марек" Вальбур не добавил сознательно, ягуар и так получил достаточно.

+1

23

Вопросы, конечно, были, но по большей части такие, о которых новоиспеченный лейтенант не должен был даже пытаться задумываться. Подписанный мэром приказ прежде, чем отправиться обратно в Башню, должен был обрасти еще несколькими, но это уже, как говорится, была не забота кошака. "И кого же из капитанов ты поставишь на мое место?.." - мысли с трудом ворочались в мозгах, больше напоминающих кисель. Сказанное Вальбуром про то, что "в дальнейшем... особых преград для повышения делаться не будет" ягуар воспринял как очередную издевку: как показывала практика, восстановить прежнее звание после понижения удавалось даже не единицам. В какой-то степени Марек чувствовал себя так, как будто его размазали по стенке. Наступившее эмоциональное истощение, или шок, или проходящее действие отвара, - для того, чтобы снова разозлиться, не хватало запала.
"И что я буду делать пока... судом... не будет принято решение?..." - Марек не мог представить себе дни, наполненные безмятежным спокойствием. Перспектива ничегонеделания ввергала его в безрадостное уныние.

Кулак по-уставному негромко стукнул по нагруднику, обозначая, что больше вопросов нет, выждав некоторое время, Марек негромко выдохнул:
- Служу Дальет... - в голове шумело. Мысли упорно сворачивали к тому, что надо было принять что-то посерьезнее отвара, эффект от которого, кажется, с каждой минутой становился все слабее. Без лишних пререканий ягуар кивком обозначил поклон и покинул кабинет Вальбура, забыв закрыть за собой дверь.

>>> Таверна "Цветок опохмельника"

Отредактировано Марек (2012-02-20 21:49:58)

+3

24

На душе у оборотня кошки скребли. Такие пятнистые, с длинными хвостами и острыми когтями. При всех своих недостатках Марек был одним из лучших Стражников... особенно когда все же подключал к делу голову. Но если он не научится справляться со своей натурой, то его будущее и в самом деле будет отнюдь не радужным. Бернтхейм кивнул помощнику, заглянувшему в кабинет, видимо, чтобы убедиться - господин мэр жив, здоров и даже не поврежден после стихийного действия под именем "Марек". Ему Бернтхейм и передал приказ, чтобы бумагу дальше пустили по необходимым инстанциям. На этом все - с этой частью дел.
Через четверть часа Вальбур запросил себе досье на всех капитанов, все же следовало назначить кого-то руководителем, пусть и временным. Кандидатура на должность Главы Стражи будет подбираться долго и тщательно, возможно, Бернтхейм сделает запрос в Совет - вдруг кто-нибудь из Тайной Стражи окажется подходящим на такую роль?
Когда оборотню доставили документы, он запретил себе какие-либо дальнейшие размышления о недавнем происшествии. Нельзя сожалеть о сделанном, его надо принимать и двигаться дальше. Только так. Прошлое нельзя забывать и вычеркивать, но если постоянно на него оглядываться, то можно пропустить свое будущее. Вальбур долго изучал бумаги, вдумчиво вчитываясь в строчки, вспоминал тех, о ком читал, кого-то больше, кого-то меньше... Вспомнился Анатоль с его талантом "видеть" вероятности, все же, каким бы он полезным служащим мог оказаться! Даже с условием того, что юноше могло потребоваться на решение задачи несколько дней, это время в будущем с лихвой бы себя оправдало. Возможно, если он передумает возвращаться домой, может быть, Вальбур сумеет уговорить Анатоля работать в мэрии? Ведь совсем не плохой вариант. Бернтхейм вызвал помощника и попросил:
- Вызовите ко мне капитана Аелану Селвин, пожалуйста.
Короткая личная беседа все же необходима.

+1

25

---->> Башня Стражи. Кабинет капитана

Отказывая себе в потакании собственному любопытству, Аелана, раз за разом, подавляла желание пришпорить коня, чтобы скорее добраться до здания мэрии. Являться слишком поспешно капитан не собиралась, в конце концов, она не пес, чтобы сломя голову нестись вперед на чей-то прозвучавший зов. Тем более, что дело особо срочным не было, иначе об этом бы уведомил посыльный. Поэтому дева с холодным интересом наблюдала за реакцией случайных встречных на появление поблизости Стражницы, то есть ее самой.
В самом здании Селвин все же пошла привычным бодрым шагом уже знакомой дорогой, не обращая внимание на взгляды тех, кто уже видел несколько ранее здесь другого капитана, и посему многозначительно переглядывался.

Довольно громко постучав в дверь нужного кабинета, Оса отсчитала положенные на ожидание ответа три секунды и бесшумно вошла. Перед господином мэром предстала спокойная и уверенная в себе женщина с идеальной выправкой.

- Аелана Селвин, капитан Стражи прибыла, - ровный тон голоса плохо сочетался с вдруг несколько потемневшим взглядом. А виной всему смутное ощущение, которое обычно появляется в помещении, в котором совсем недавно был тяжелый разговор, если не скандал.

Отредактировано Аелана Селвин (2012-02-25 18:40:20)

0

26

  - Добрый день, капитан Селвин, - Вальбур коротко кивнул, приветствуя вошедшую леди. Этому посетителю не было надобности показывать свое недовольство или испытывать его терпение, разговор будет вестись совсем другой. Всегда приятно сообщать хорошие вещи. Вальбур решительно отодвинул в сторону папку с личным делом капитана. Молода? Да, пожалуй, это может считаться некоторым минусом, но такой недостаток, как известно, проходит со временем. И, пожалуй, Страже пойдет на пользу небольшая встряска в виде командующих с новым и свежим взглядом на мир. Вообще, Вальбур считал, что стабильность – это хорошо, но требуется не забывать и про движение вперед, про новое. В этом состоял конфликт вечных рас и рас с ограниченным временем жизни: если первые не любили изменять свои привычки, и ратовали за размеренность и неторопливость, то вторые стремились не прожить жизнь зря, вложить в отпущенный им срок как можно больше. Вальбур старался балансировать между этими двумя подходами… жаль, что не все разделяли его мнение о необходимом прогрессе.
- Вольно. Читал отчет о вашем последнем деле. Весьма похвально, капитан Селвин.
Оборотень-барс сменит оборотня-ягуара. Забавное совпадение, хотя на расу Вальбур смотрел в последнюю очередь. Равно как и на пол, его интересовала личность, а не ее внешние характеристики.
- Вы очень достойно проявляли себя в последнее время

+2

27

Что ж, выговора действительно не последовало ни за себя, ни за кого-то другого из подчиненных, и даже похвалили. Хорошее начало прекрасного дня. Главное, чтобы ветер перемен вдруг не подул в совершенно другую сторону... Например, в зад расфуфырившей свой длинный хвост капитана.

Сдержать улыбку не удалось. А ведь наделала она тогда шороху в поисках засранца, что решил устроить "игры разума" с целой чередой темных артефактов и весьма любопытных позабытых ритуалов. Пришлось с чистой совестью и не без доли циничной радости перетрясти целый район ушастых, да еще каких! Далахан никогда не был самым любимым местом работы для Осы, а тут и деваться-то было некуда. Вот и сработал принцип "Не можешь противостоять - получай удовольствие". Главное, что урода уже отправили на каторгу с пометкой "что б не вернулся никогда".

- Рада стараться, - поскольку команда "вольно" уже прозвучала, Аелана решила не топтаться на входе и подошла практически к самому столу мэра, нависая с высоты своего роста, подобно дереву.
Внимательный взгляд заскользил по комнате, и Селвин пришла к выводу, что тут крайне мало что изменилось с ее последнего посещения.
Разве что сам Вальбур, еле уловимо, но все же.
- Все 243 страницы отчета? - шутливо изогнув бровь, она действительно ждала ответа. Приятно было бы знать, что твою писанину да еще мелким почерком с двух сторон прочитали, а не как обычно просто отправили в архив, словно бумагомарательство - любимое хобби любого капитана. Осе этот отчет разве что только не снился, и то по причине, что дева уже давно не видит снов, но поскрипеть зубами заставил.

+2

28

Если капитан Селвин и ждала ответа, то ей придется разочароваться. Вальбур не любил никакой игривости или панибратства при решении рабочих вопросов. Все должно быть четко и по делу, чтобы не тратить зря времени. Шутки и прибаутки – это не к нему, несомненно, такой подход имел место быть, и такие руководители тоже были, но оборотень явно не входил в их число. В общем-то, чувство юмора у Вальубра было, но оно скорее уж проявлялось в саркастическом комментарии с черноватым оттенком.  Бернтхейм уже давно не считал, что мир – удивительная и добрая сказка, в которой нет места несправедливости, злу и огорчениям. Замечательно, если кто-то может себе позволить воспринимать окружающую действительность именно так… но, если подумать, если все будут беспечны,  то очень скоро идиллия рухнет. Счастье – это карточный домик, надо которым надо постоянно трудиться, чтобы он не рухнул. 
- Что вы можете сказать о своих подчиненных, капитан Селвин? – Вальбур откинулся в кресле, внимательно смотря на Аелану. – Может быть, есть какие-то замечания, пожелания, или кто-то отличился?
Интересно, что она скажет. Каким будет ее отношение к подчиненным, на что обратит внимание. Еще интереснее было бы знать, о чем капитан может промолчать и не расскажет, чтобы ненароком не подставить тех, кто от не зависим, постараться решить все своими силами… Да, в очередной раз жаль, что оборотень не может посмотреть чужие мысли. С другой стороны, тем становится интереснее говорить с другими существами, стараясь их понять, «прочитать» их по тем эмоциям и жестам, что она показывают. Не так много тех, кто умеет надежно скрываться за масками.

0

29

- Может и изменился, но не настолько, - Аелана мысленно махнула рукой на заморочки высокопоставленного - не ее это дело копаться в чужих душевных потемках, во всяком случае тех, кто не остался занозой где-нибудь у нее в интересном месте или не находится в ее прямом подчинении. А вот в последнем случае дева всегда предпочитала перестраховаться. Она ж не зверь какой, точнее какой... еще какой, да только в лучших смыслах этих слов.

- Список имен дивных, приятно отличившихся за последнее время, в том числе, в поимке сбежавших заключенных, я предоставила еще в прошлую пятницу, - Оса вновь стала серьезной, -  И надеюсь, что этот список не останется незамеченным, - Тем более, что там всего три имени, - Что же касается остальных замечаний, в частности, к моим подчиненным, то те, кто их был достоин - уже извещен об этом и соответствующим образом наказан с осознанием собственной неправоты и комплексом мер, направленным на предотвращение чего-либо подобного в будущем. Но благо, выговорами и прочим этого рода заниматься приходится редко, и вовсе не потому что я перекладываю это занятие на кого-то другого,- Да, гоблин всех расцелуй, она была горда теми, кем командовала. Еще б собой так научиться гордиться...

Отредактировано Аелана Селвин (2012-02-29 20:35:17)

0

30

Вальбур слушал капитана Селвин внимательно, изредка кивая во время ее короткого доклада, давая понять, что отслеживает ее слова, и, может быть, даже одобряет. Весьма интересно было сочетание языка официальных отчетов и эдакого "обыкновенного" рассказа. Вот, например, "приятно отличившихся". Увидел бы такое Вальбур в бумаге, он бы хмыкнул и покачал головой, но и все. Не смотря на свое пристрастие к порядку, оборотень не требовал в тех же отчетах и докладах исключительно сухого административного языка. Главное, чтобы было все точно и подробно, чтобы на вопросы были даны ответы, чтобы информация была изложена доступно и полно. А уж как этой цели достигнут - стояло на втором месте.
- Хорошо сказано. Вы хорошо управляетесь со своим отрядом.
Оборотень свел вместе кончики пальцев, и испытующе посмотрел на девушку:
- Скажите, капитан Селвин, а как вы бы отнеслись, если бы количество ваших подчиненных выросло? Как вы думаете, вы смогли бы с ними справиться?
С ними - и со всеми обязанностями, что неизменно появятся. Так всегда, чем больше власти, тем больше с ней приходит и ответственности. Вальбур знал рядовых, которые отказывались от повышения - потому что их все устраивало, они несли минимум ответственности и почти ни за что не отвечали. Хотя бывали и другие, которые стремились к этому сладкузвучащему явлению "власть", не имея для этого подходящих качеств... Много существ, много характеров, много мнений, которые вместе делают мир ярче и интереснее. Будь все одинаковыми - разве не была бы окружающая действительность до ужаса скучной? А сейчас оборотень намеревался внести в реальность новую краску, изменив статус одного стоящего перед ним капитана.

0


Вы здесь » Dal'et » Каррак » Здание мэрии. Рабочий кабинет мэра.