Dal'et

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dal'et » Дома вокруг Главной площади » Главная площадь


Главная площадь

Сообщений 211 страница 225 из 225

1

Огромная площадь в центре Дальет. В самой ее середине располагается Замок Драконов или иначе Дворец Драконов. Именно на этой площади оглашаются всяческие указы и приказы, и именно здесь проводятся все городские праздники. По ее окружности расположены дома драконов, как бы огораживая Замок и площадь от остального города с его шумом и суетой. Впрочем, днем здесь достаточно многолюдно.

0

211

Тонкие прохладные пальцы с опаской ухватились за ладонь, и полукровка уже собрался покинуть злополучную поляну, оставив после себя примятую и местами выжженную траву, как вопрос мальчишки остановил.
- Вот, уж не думал, что у нагов принято одним и тем же именем называть близких родственников, - озадаченно пробормотал студент, пытаясь сложить новые факты вместе. – «Значит, у двух Зальцеков общий дядя, писавший один и тот же денвеник»?
Голова пошла кругом от всей это запутанной истории, но парнишка ждал, и надо было ответить.
- Можешь звать меня Винс’ор или Таэнатэ. «А фамилии я не заслужил», - мельком с привычной горечью подумал полукровка, прежде чем продолжить, осторожно подбирая слова. – Книжка не моя. Книжка принадлежала старшему Зальцеку. А он говорил, что это… дядин дневник.
Выходило, гыхр знает, что, выходило. И если в какой-то момент Винс уже решил, что старший Зальцек мог оказаться отцом младшего, то уж точно у них не могло бы быть общего дяди. Или могло?
Маг озадаченно похлопал ресницами и присел на корточки и заглянул в густо-синие глаза.
В конце концов, малыш вряд ли станет врать, а Зальцек… Ну, мало ли что, мог просто назваться именем младшего брата, желая по каким-то причинам скрыть свое. От такого открытия все сразу вроде бы встало на свои места, и головоломка с дневником нашла свое объяснение. Юноша почти просиял улыбкой. - Слушай, а у тебя не было старшего брата?

+1

212

- А? - змееныш непонимающе уставился на вдруг повеселевшего дроу. - Нет-нет, я же говорил, нас в семье только трое: дядя, мама и я.
С чего бы это незнакомец, представившийся странным для слуха нага именем Винс’ор, решил так? Ведь Зальцек хоть и несколько торопливо, но вполне ясно и различимо сказал, что других родственников не имел и не имеет. Здесь, в этом странном месте, куда по какому-то несчастливому стечению обстоятельств забросило мальчика, очень даже мог оказаться и другой Зальцек, не имеющий никакого отношения к нему. Так что ход мыслей колдуна оставался для того большой загадкой.
- Господин Таэнатэ, - он легонько потряс эльфа за руку. – Если тот, о ком вы говорите, правда, поможет мне, давайте найдем его поскорее, пожалуйста! За меня будут волноваться, а уже почти совсем темно, и, - тут маленький наг сделал небольшую паузу, а потом тихо признался: - И я кушать хочу.
Будто бы в подтверждение его слов и к еще большему смущению змееныша в животе у него громко заурчало. В огромных синих глазах появилось отчаяние и мольба. Кажется, в последний раз он ел больше пяти часов назад, а растущему организму «подзарядка» требовалась часто - голодным по лесу не особо побегаешь. Тем паче в стрессовых ситуациях, аппетит разгорался просто не на шутку.
Однако удивительно, как легко и быстро детское внимание переключается на посторонние вещи. Случайно заметив за выбившимися из прически Винс’ора прядями заостренное, самое настоящее эльфийское ухо, змееныш с выражением неподдельной радости и интереса на лице протянул свободную руку и потрогал его. Все-таки эльфа, пусть и темного, он видел первый раз в жизни.
- Ой, простите! - внезапно спохватившись, громко извинился мальчик.

+1

213

Надежда умирает последней, Видимо, не судьба разгадать эту головоломку с исчезнувшим подмастерьем и невесть откуда взявшимся мальцом, носящим то же имя, претендующим на дневник дяди и, ко всему прочему, весьма смахивавшему на взрослого Зальцека.
«А если я что-то напортачил с магией? И это тот самый Зальцек, внезапно впавший в детство? – полуэльф поджал губы, не желая принимать напрашивающийся вывод. – Нееет. Это не в моих силах, ведь никто не может повернуть время вспять… Иллюзия»?
На всякий случай он скользнул второй ладонью по плечу мальчишки, но тот и впрямь оказался мелким и щуплым. Разве что иллюзия была столь совершенна, что обманывала не только зрение, но и осязание.
«По-хорошему, надо было бы его отвести в Академию, к специалистам»…
Но это значило расписаться в собственном бессилии и некомпетентности, а это вновь ставило под угрозу его репутацию и дальнейшее пребывание в стенах учебного заведения, и Винс малодушно решил придерживаться прежнего решения отвести ребенка в лавку.
Он уже собрался подняться на ноги, но задумавшись, прозевал совершенно детский жест маленького нага. Что такое могло быть с его ухом? На месте же…
- Что-то не так? – удивленно переспросил он и сам следом потрогал ухо. Вроде все в порядке, не оторвало. Полукровка глуповато улыбнулся и встал. – Ничего, пойдем. Смеркается уже. Я не так хорошо знаю город, чтобы плутать по нему ночью.
Вновь взяв Зальцека за руку, маг нашел лазейку среди кустов и вывел его на аллею сквера.

+1

214

С готовностью кивнув, Зальцек покрепче ухватился за предложенную ему руку и вслед за эльфом шагнул вон из кустов, в манящую и пугающую неизвестность. Хотя при ближайшем рассмотрении она оказалась абсолютно не пугающей, а манящей и того меньше. Просто кусок леса с мощеной дорогой посередине – что может быть скучнее! Предвосхищая долгий, ничем не примечательный путь, змееныш начал потихоньку доставать своего старшего спутника болтовней:
- В нашем лесу не водятся темные эльфы. И светлые тоже не водятся, но дядя часто рассказывает мне о них. Мой дядя – великий путешественник! Он мно-ого где бывал, и такое видел…всякое! Только потом он остался жить с мамой, чтобы помогать ей меня воспитывать, - вздернув патлатую голову, с интересом глядя на Винс’ора, неугомонный мальчонка перешел от рассказов к вопросам: - Господин Таэнатэ, а у вас большая семья? А, правда, что дроу живут под землей? Мы тоже живем под землей, в норе, только вы ведь живете не так, да?...
Маленький наг давно сменил хвост на ноги, босые и худосочные, и теперь весело топал за дроу, успевая при этом вертеться и осматривать все вокруг; в сгущающихся сумерках это становилось все сложнее. В бесконечных разговорах да докучающих расспросах о том, о сем Зальцек подсознательно пытался скрыть давно поселившуюся в сердце тревогу: за дядю, который наверняка сильно огорчится, не найдя нигде единственного племянника, за маму, которая будет переживать, что сын не вернулся домой к ужину. Где теперь тот ужин, где теплая постель из сухой листвы…

+1

215

В вечерних сумерках оставшийся за спиной сквер высился темным пятном. Нагретые камни под ногами медленно отдавали дневное тепло, хотя в воздухе уже чувствовалась вечерняя прохлада. Полукровка гадал, как им добраться до лавки, где работал Зальцек, потому что проходить вновь мимо злополучной таверны очень не хотелось. Оставалось, разве что свернуть не на том перекрестке и поспрашивать встречных, решивших прогуляться по улицам перед сном или по каким-то другим делам.
Парнишка, уже, видимо, освоившийся и успокоившийся, трещал без умолку, что для Таэ было непривычно. Они с братом не отличались многословием, да и детям в родном Ар'Хеен было не особо до досужих разговоров, их довольно рано пристраивали к посильным трудам прислуживать старшим Дома и учиться тому, что обязан уметь каждый дроу, заболтавшихся порой ждало суровой наказание.
Печалило то, что во всей это трескотне не было ни единой зацепки, которая смогла бы прояснить ситуацию, по крайней мере, той, что устроила бы студента. Ведь не принимать же в расчет, действительно, предположение о том, что этот Зальцек и исчезнувший – одно  и то же лицо, только сильно помолодевшее в результате неудачного магического эксперимента. Такая версия была, ой, как не по душе.
- Семья? Нет, небольшая Родители и я с братом. Он не намного старше тебя. - Мысль о Дарьене вызвала немного грустную улыбку. - Правда. Дроу живут в подземных пещерах, достаточно просторных, чтобы вместить целое поселение. В городе обычно обитает несколько родов под управлением совета. Первый Дом всегда самый сильный и влиятельный, хотя его власть не вечна, если найдется кто, что сможет ее оспорить.
Не в привычках полукровки было обличать уклад жизни дроу. Пусть он со многим не был согласен и имел полное право думать о мести, все же свое мнение предпочитал оставить при себе, говоря только факты.
Они подошли к той улице, с которой попали на площадь вместе с Зальцеком. Винс даже узнал стену, которую подпирал в ожидании нага, пока тот бегал за пирожками. Казалось, с тех пор прошла целая вечность, а ведь всего пару часов минуло.

+1

216

- Как это сложно, - нахмурился мальчик. То ли дело в родном лесу: его семья была лишь частью негласной общины, которая собиралась редко, по исключительным случаям, когда дело качалось всех ее жителей. Однозначного управителя она не имела потому, как решения принимались сообща на основе голосования. За всю недолгую жизнь Зальцека подобное собрание проводилось лишь пару раз – наглядный пример того, насколько змеи ценят уединение и простоту, которой явно не отличалась жизнь дроу. Обо всем этом мальчик не преминул поведать эльфу, в своей манере, и в конце со вздохом добавил: - Наверное, иметь младшего брата очень здорово.
Сам он был бы счастлив помогать матери растить даже двоих, да хоть пятерых братьев! Все лучше, чем играть одному или скучать, пока дядя занят. Зальцек уже собирался сообщить об этом дроу, когда, наконец, заметил, что они уже вышли на…
«Главная площадь!» Большая, просто огромная по сравнению с маленьким нагом, она мигом завладела его вниманием, и на некоторое время расспросы прекратились. Мальчик завертелся сильнее, тем не менее, не отпуская руку Винс’ора. Только во второй раз потеряться ему не хватало. Вот они прошли мимо одного большого-красивого здания, мимо второго…И вдруг Зальцек встал как вкопанный, уставившись на стену дома, самую обычную на вид каменную стену. Но что-то в ней было не так.
- Странно, - медленно проговорил змееныш, обращаясь больше к себе, чем к колдуну. - Я как будто был здесь уже.
По коже разлилось легкое, почти незаметное покалывание, и чем дольше мальчик всматривался немигающим взглядом в каменную кладку, тем ощутимее оно становилось. Однако наваждение пропало так же внезапно, как появилось; Зальцек моргнул, когда необычные мурашки начали колоться совсем уж больно, и тут же пришел в чувство. «Какие глупости. Постойте, а вдруг меня действительно околдовали?!»

+1

217

- Да, здорово. Я его очень люблю, – ответил студент без особой радости. Порой он  думал, что лучше было бы не иметь брата, тогда бы у него были развязаны руки, и он смог бы распорядиться своей свободой по своему усмотрению. Тогда бы он вовсе не был обязан возвращаться в Ар’Хеен, а мог бы остаться в этом прекрасном городе…
От грустных воспоминаний Винса отвлек возглас нага, заставивший внимательнее к нему присмотреться. Но стоит ли говорить о вновь взыгравших подозрениях ребенку? Ведь так можно только еще больше его напугать, и все запутать.
- Здесь мы  останавливались днем, - начал он как можно более безразличным тоном. – Со старшим Зальцеком, перед тем как перебраться в сквер, в котором ты нашелся. Мы тут ели пирожки.
При воспоминании о еде полукровка понял, что успел проголодаться, и это отвлекло от мыслей о змееныше, вернее ,его настораживающем поведении. А пирожки? Они ведь съели все или нет?
- Как странно, я не помню, успели ли мы опустошить сверток, или куда делась выпечка? – скорее для себя пробормотал Таэ. - Я съел один… И Зальцек один или два… Не помню.
Он досадливо поморщился. Стоило, конечно, заглянуть в сумку. Может быть, подмастерье засунул пакет туда. Но рыться в забитой вещами сумке не хотелось. Лучше уж куда-то зайти и перекусить.
Студент, на всякий случай, оглянулся назад на площадь, но как он и предполагал, в это время поблизости уже никто не торговал пирожками.

+1

218

- Пирожки…было бы неплохо, - рассеяно пробормотал Зальцек, все еще пристально всматриваясь в треклятую стену. Нет, теперь она казалась ему совершенно обыкновенной, но именно эта разительная перемена и настораживала. Дроу держался подозрительно спокойно, что только укрепило змееныша в мысли о колдовстве, возможно, весьма недобром, с его стороны. Мордочка нага снова приняла выражение нахмуренное и сосредоточенное, ровно до того момента, пока пустой желудок Зальцека не издал очередной отчаянный зов о помощи, заставляя мальчишку густо покраснеть. «Ой, как не вовремя», - от одного только упоминания о еде внутри него все скручивалось от голода.
- Простите, - как и подобает воспитанному нагу, извинился он перед эльфом. – Я с обеда совсем ничегошеньки не ел.
Здесь, вдали от родных мест, в огромном чужом городе глупо рассчитывать, что тебя просто так покормят за спасибо, и змееныш хорошо это понимал. До чего же тут много условностей! Если Зальцеку удастся вернуться домой – а о другом варианте он предпочитал пока не думать, чтобы снова не разреветься – то ничто и ни за что на свете не заставит его покинуть прохладную сень листвы и тихий, незамысловатый ход жизни ради всех благ городских улиц, мощеных грубым пыльным булыжником. «Определенно, этого никогда не случится!» Домой захотелось с удвоенной силой.
- Может быть, - со слабой надеждой в голосе начал змееныш, - там, куда мы идем за помощью, нас и покормят?

+1

219

- Не удивительно. Я как-то тоже забыл пообедать.
Как странно, что он плохо помнит этот момент. Вроде бы они сели на скамейку с намерением перекусить, но тут у нага взыграл интерес и понеслось…
Полукровка повел мальчишку дальше по знакомой улице, надеясь все же каким-то образом обойти стороной злополучную таверну, у которой они застряли утром.
- Сомневаюсь, - ответил он на вопрос нага, вспомнив кузнеца, назначившего Зальцека в провожатые и отправившего в злополучный поход. Если бы не было так поздно, можно было по пути заглянуть в какую-то таверну и поужинать, но для них обоих желательно успеть в лавку до того, как ее двери закроются на ночь. Остается только порыться в сумке в надежде найти пирожки, или заглянуть в какое-то заведение по пути, прикупить чего-то и съесть на ходу. К счастью, в одном из тупичков Винс заметил расположившуюся среди кустов роз скамейку, и потянул Зальцека туда. – Пойдем, я посмотрю, может, найду что съестное.
Расположившись на лавочке, он чуть ли не с головой занырнул в сумку. Смятый сверток вскоре нашелся. Студент развернул обертку на скамейке, явив голодным взорам не менее мятые пирожки, еще душистые, но давно остывшие и кое-где покрошившиеся.
- Угощайся. Другого пока не предвидится. Запить, к сожалению, не чем.

Винсор, Зальцек -> Улицы Саллака

Отредактировано Винс'ор Таэнатэ (2012-07-17 10:41:05)

+1

220

----->>> Литалиан, Шиарис, Эстарон Покои советника Рааля.

Брат пообещал, что не забыл о подарке, и оснований ему не верить у Литалиана не было, да, и есть хотелось сильно, словно он весь день летал, и было некогда перекусить. Направившись со взрослыми, как оказалось, в библиотеку, младший водный тут же заозирался и принял задавать вопросы брату и иногда Шиарису. Беспокоить других драконов отчего-то не хотелось, и так то, что ему рассказывали, казалось слишком невероятным. Ведь ещё вчера война шла, и никто даже не думал её прекращать, и вот, теперь он в совершенно другом мире. Сначала хотелось обидеться на то, что его пытаются разыграть, но все выглядели уж очень серьезными и радужный дракон тоже не спешил останавливать рассказ. От чего-то верилось, что он точно не стал бы его обманывать, а потому оставалось лишь слушать и накручивать на палец в недоумении прядь, пытаясь при этом ещё есть.
Еда, возможно, была вкусной, но младший Ар-Этен этого не замечал и хмурился, что брат так и не ответил ему на вопрос про другого радужного, однако вновь спрашивать пока не стал, сбираясь поймать Эстарона дома. Очень поздний обед закончился достаточно быстро, и Литалиан, прощаясь новыми знакомыми, попросил разрешения заглянуть в гости, радостно улыбнувшись, когда разрешили.
Брат вел его незнакомыми коридорами, и младший водный то и дело ненадолго замирал, чтобы лучше все рассмотреть, а уж когда они покинули территорию замка и отошли от него, младший Ар-Этен не смог удержаться и во все глаза принялся разглядывать великолепное строение. Захотелось остаться так надолго и просто смотреть, а ещё хотелось увидеть это с воздуха, ведь раз войны нет, то можно спокойно летать.
- Эсти, а что за важные дела вы так поздно делать будете с дядей Шиарисом? Мама не будет снова ругаться?- Литалин испытующе глянул на брата, но, не удержавшись, зевнул. Казалось, что с кровати он встал только что, но тело почему-то клонило в сон, - А ещё ты обещал мне рассказать интересную историю и в лес пойти к тому ручью, чтобы я позанимался. Одного меня мама не пустит, ты ведь обещал.

+1

221

В этом, чуть более старшем, возрасте Литалиан, оказывается, уже помнил о Кассиэле. Слабая, почти неосознанная надежда Шиариса на то, что, младший Ар-Этен не вспомнит если не самого недоступного Главу Совета, то хотя бы - собственные чувства к оному, умерла едва родившись: в голосе дракончика, когда тот спрашивал брата о "дяде Кассиэле" звучал искренний интерес - явный признак зарождающейся симпатии, которая позже станет глубоким, но безответным чувством. Впору было начать сожалеть, что в день прибытия сумел догнать Литалиана, пребывающего после беседы с Кассом в раздерганных чувствах, и что почти сумел его отвлечь. "Втравив в свои проблемы, ага. Молодец, Шиарис, всегда так делай. Налететь, заболтать, подставить под удар и теперь лихорадочно соображать, где налажал и как это исправить. Нет смысла теперь на что-то еще надеяться. Можно было бы, если бы после неудачного визита в воскресенье я бы просто оставил его в лазарете или сдал на руки Эстару. А теперь он после такого и видеть не захочет, если на поединок не вызовет вообще.." - примерно в таком ключе текли размышления хранителя во время запоздалого обеда, переходящего в ужин. 
Шиарис вяло ковырялся вилкой в своей порции жаркого, вылавливая кусочки мяса и забывая их съесть, тихонько отвечал на вопросы снова ничего не помнящего Литалиана и не видел выхода из дурацкой ситуации. Замкнутый круг: видеть и слышать его младший Ар-Этен теперь не захочет, старший - точно начистит морду (в любой ипостаси), а сам Эль-Мейли чем дальше, тем больше проникался пониманием, каково это - когда твое сердце, душа, сама сущность стремится к кому-то, кому ты нафиг не нужен. "Похоже, даровав своим детям возможность крепко и верно любить своего избранника, Творец нас вовсе не наградил, а наказал" 

К тому времени, когда они, распрощавшись с Раалем и его помощником, вышли из Замка, на Дальет уже спустилась ночь. Вид Главной Площади в темное время суток был поистине сказочным: магическая подсветка фонтанов, медленно плавающие в воздухе над головами прогуливающихся дивных уличные осветительные шары, легкая ненавязчивая музыка расположившегося неподалеку от Главного входа ансамбля бродячих музыкантов... Вся эта красота явно захватила внимание маленького дракончика, который теперь увлеченно вертел головой, продолжая задавать вопросы. Как ответить на них таким образом, чтобы не шокировать мальчика еще больше, но и не солгать при этом, Эль-Мейли не знал, поэтому предоставил удовольствие выкручиваться признанному специалисту в этом деле - Эстарону.  Вопрос  о том, не станет ли ругать мама братьев Ар-Этен, заставил водного дракона вздрогнуть. Леди Элениль бывала весьма сурова, несмотря на внешнюю хрупкость и обычную мягкость в общении. Так что да - вопрос был актуален, как никогда: за то, что случилось с младшим сыном, изящная леди запросто открутит голову виновнику.

Как это обычно бывает, если опасность слишком долго не проявляет себя, и  когда нет нужды помнить постоянно, что она - опасность - вообще где-то притаилась, тут-то все и случится. Да так, что не успеешь среагировать. В самом деле, что может быть подозрительного в группке уличных артистов - акробатов и жонглеров, выступавших на оставшемся с Праздника и все еще не разобранном деревянном помосте - а так же в собравшейся вокруг поглазеть на представление толпе народу? Зеваки перегородили кратчайший путь к особняку Ар-Этенов,  а Эстарон, Шиарис и ведомый за руку старшим братом поминутно зевающий и глазеющий по сторонам Литалиан как-то вдруг оказались почти в центре этой разношерстной толпы. Кто-то толкался, кто-то окликал, узнавая, то заместителя главы замковой стражи, то хранителя.  На помосте тем временем появился маг-иллюзионист. Веселый симпатичный фей выплетал движущиеся картины из воздуха, вспыхивали в ночной темноте цветы, тут же разлетающиеся на разноцветные светящиеся ленты... Дивных сложно поразить магией, но искусство иллюзии, как вид творчества, было весьма почитаемо и вызывало немало интереса, особенно у тех, кто сам такой магией не владел.
Как можно было забыть о  сбежавшем от стражей Закирейне, особенно почти сразу после того, что совсем недавно произошло с Литалем?..

0

222

Любопытство Литали боролось с усталостью. Чуждая магия явно вымотала малыша, к тому же на него снова обрушилось слишком большое количество информации и впечатлений, что тоже весьма утомительно. Сонный, но крутящий головой Литалиан заставлял сердце замирать от нежности. В памяти то и дело всплывали картинки прошлого, обрывки разговоров, ощущения и чувства... Это было хорошо и больно, словно перебирать памятные вещицы, несущие в себе отголоски прошлого: портреты-миниатюры, безделушки, листочки записных книжек... У драконов бывают разные сокровища и разнообразные сокровищницы, главная из которых - собственная память.  Таким, как сейчас, Лиали был примерно семьсот пятьдесят  лет назад. Таким открытым, любопытным, непосредственным, улыбчивым... Таким маленьким и беззащитным. Таким он уже не будет, когда чары развеются. Эстарон очень любил своего брата, всегда. Но по отношению к ребенку было гораздо легче проявлять свою любовь. Взрослый Литалиан фыркнет и отстранится, если растрепать ему волосы не будучи наедине, его не потаскаешь на руках и он не станет спрашивать, будет ли ругаться мама. Эстарон улыбнулся непрошеным мыслям и этому почти-сожалению. дети растут. Взрослого Лита Эстарон любил ничуть не меньше.
- Думаю, мама не будет нас ругать, маленький, ведь это очень важное дело. Оно принесет городу пользу, - "И безопасность, надеюсь..." - серьёзно ответил Эст братишке. - Но заниматься им мы начнем утром, сейчас нам всем надо бы отдохнуть.  А тебя я попрошу присмотреть за домом, пока мы с дядей Шиарисом будем заняты. Отец и мама сейчас отправились путешествовать, так что мы с тобой сами на хозяйстве, - "Если Крис не приехала внезапно. А если приехала?.. ой-ёй..." - от мысли, что придется сейчас объяснять жене, что случилось с его младшим братом, кто такой Шиарис и почему утром он будет подбирать оружие так, словно собрался снова на войну, а потом разъяснять братишке, когда он успел жениться и почему ничего не сказал, Эстарону едва не поплохело.  Даже голова на секунду закружилась - это у взрослого, здорового дракона-то! - и он на долю секунды выпустил теплую ладошку Литали из своей руки. Или это случилось оттого, что один из огненных цветов, распускавшихся только что прямо на ладонях у фея-иллюзиониста, вдруг вышел из-под контроля и стремительно  полетел прямо на их троицу, пройдя, к счастью, высоко и задев только его и Шиариса, но не Лита?  И огонь оказался внезапно вовсе не иллюзорным, а самым настоящим. Поняв это,   огненный и водный дракон поспешили погасить пламя. Каждый своим методом...
Результат оказался ужасающим: проморгавшись и откашлявшись от дыма и обжигающего пара (Шиарис, разумеется, попросту обрушил на огненный шар пару кубометров воды, на долю секунды опередив Эстарона, собравшегося огонь развеять без следа), оба дракона обнаружили, что мальчика нет рядом.
- Высокие Небеса! -   Шиарис в ужасе заозирался.
- Литали! - крикнул Эстарон столь же панически. - Литалиан!!
Он  немедленно попытался обнаружить пропажу по ауре. Но на площади собралось слишком много дивных, слишком много разных аур и слишком много магии для магического же поиска...
Кинувшись расспрашивать зевак, они не преуспели. Многие видели "буквально только что" маленького дракончика, такого милого", некоторые даже припомнили, что видели какого-то парня, явного полукровку, тащившего подходящего под описание мальчика на руках, но вот только указывали такие ценные свидетели все в противоположные стороны.

0

223

Глаза то и дело были готовы закрыться, но младший Ар-Этен стоически боролся с усталостью и старался не зевать, хотя не делать это было все трудней. Тем более Литалиан прекрасно понимал, что брат ему что-то не договаривает, слишком хорошо водный знал все уловки и выражения лица, когда Эстарон пытался от него что-то утаить.
-Ты же сам говорил, что меня нельзя одного дома оставлять, я ещё недостаточно взрослый, и папа так же думал… мама без меня бы не уехала.- Дракончик внимательно посмотрел на огненного и принялся накручивать прядь волос на палец. Получалось, что брат будет заниматься чем-то очень интересным, а ему предстоит сидеть дома и скучать одному. Такой вариант младшему Ар-Этену совершенно не нравился, ведь он был больше чем уверен, что гулять ему тоже не разрешат.
Тихо засопев от собственных размышлений, Литалиан перестал смотреть на брата и принялся с увлечением рассматривать окружающих его дивных и даже пытался понять, что же их всех так заинтересовало, и поглядеть хоть одни глазком. Последнее не получалось совсем, вокруг было слишком много народу и, чтобы рассмотреть происходящее, стоило пробраться поближе, только Эстарон явно не собирался его отпускать. Неожиданно пальцы брата расжались, и шарахнувшаяся от огня толпа утянула его за собой, Литалиан невольно замер, не зная куда теперь идти, судорожно оглядываясь по сторонам и, попытавшись сделать шаг, сразу же врезался в кого-то.
-Извини…- водный так и не смог произнести слово до конца, встретившись взглядом с тем, на кого налетел, и почти сразу потерял сознание, вдохнув непонятно откуда взявшийся сладкий запах.
Было темно и холодно, Литалиан обхватил себя руками и с трудом открыл глаза, пытаясь не делать резких движений, отчего-то уверенный, что они не принесут ничего кроме боли.
-Зачем? Что вам нужно?- Тихо прошептал дракончик, пытаясь сильнее обнять себя и сохранить тепло.

+1

224

Как ни странно, справившийся с первым приступом паники Шиарис оказался более собранным. Второй раз на памяти Эстарона. Первый случился в приснопамятном бою, когда он чуть не потерял Литалиана. И теперь, если бы  водный дракон не оттащил огненного к краю площади и не тряхнул за плечо, старший Ар-Этен еще долго бы метался там, расспрашивая по два раза одних и тех же дивных, кому не повезло оказаться на его пути, и предпринимая изматывающие попытки магического поиска.
- Очнись и подумай! - шипел взбудораженный не меньше его самого Эль-Мейли. - Наверняка его сразу же прикрыли щитами против магического поиска! мы так до утра пробегаем, а время уходит. Надо искать похитителя, благо мы знаем, кто он и как выглядит.
И Эстарон был вынужден согласиться и с этими доводами, и  с тем, что стоит вернуться в Замок, потратив время на то, чтобы взять оружие посерьезнее длинных кинжалов, плащи и мелочи, незаменимые в дороге - бинты и целительские амулеты, например. Ибо даже у драконов магические силы могут иссякнуть и на какое-то время они могут оказаться уязвимы, а в целительской магии они оба были не очень-то сильны.
Наконец, ближе к полуночи, оба дракона снова оказались на Главной площади. Зеваки и артисты давно разошлись, только редкие прохожие нарушали освещенную плавающими тут и там волшебными фонарями пустоту огромной площади.  Поиск начали заново, но теперь не по ауре Литали, а по остаточным следам уже знакомой смешанной разномастной магии самого Закирейна. Больше никто пока не догадался использовать такой безумный сплав направлений и сил, поэтому след можно было различить, пусть слабый и прерывающийся. Даже щиты не смогли скрыть его полностью. Однако, поиск продвигался медленно, и лишь перед рассветом Эстарону удалось нащупать более устойчивую нить. Может быть, им просто повезло. Например, похититель уснул и ослабил контроль, или такая магия отнимала слишком много сил и невозможно было держать магическую защиту активной постоянно. Так или иначе, след вел на юг, в сторону Драконьего тракта, но примерно на середине пути исчезал, буквально проваливался под землю!
- Кажется, нам так или иначе придется оказаться в катакомбах - преследуя свою цель, или же по решению Совета, - невесело усмехнулся Эстарон. Шиарис ответил ему точно такой же кривой усмешкой и они принялись искать вход в подземелья.

0

225

***
Закирейн смотрел на бледное, даже слегка зеленоватое в свете небольшого потайного фонаря, личико мальчишки и чувствовал, как самообладание буквально утекает сквозь пальцы. Вместе со временем. Стоило бы снова вырубить драконыша, взвалить на плечо и постараться до наступления рассвета уйти подальше, желательно - за границу города, и поглубже. Днем темная составляющая его магии ослабнет, но под землей защита Ллосс будет сильнее.  Для усыпления коллеги Ар-Этена использовал простенький, наскоро состряпанный отвар разных травок по орочьему рецепту. Наверняка ощущения дракона после пробуждения будут не слишком приятными - доза была рассчитана на взрослого орка, а времени перерасчитывать состав зелья у Закирейна не было.
Однако  даже безумные мстители устают, а мальчишка вырос больше, чем рассчитывал полукровка, поэтому сейчас, затаившись в одной из многочисленных каморок в путанных переходах катакомб где-то в районе Галена, уставший и проголодавшийся Закирейн жевал кусок лепешки. Бывшего коллегу эльф не слишком бережно свалил на кучку какой-то ветоши поодаль от входа. В перекинутой через плечо сумке было припасено еще несколько "молодильных" яблок. Между прочим, беглому магу стоило больших трудов подсунуть такое яблоко в предназначенный советнику Раалю обед, и не было никакой гарантии, что коварный фрукт не слопает по дороге нерадивый слуга, или что им не полакомится сам советник или кто-нибудь другой из его гостей. Да и шпионить в Замке было сложно и накладно - из всего множества прислуги только один фей оказался достаточно жаден и столь беспечен, что эти качества пересилили страх перед драконами и нежелание потерять теплое местечко. 
Никакой сумятицы в мыслях и пафосного злобного торжества полукровка пока не испытывал. Он и сумасшедшим себя не считал. Разве плохо то, что он пытается вернуть свое? Наверняка ведь этот дракон попросту заморочил голову его Шиарису! Надо открыть возлюбленному глаза. Закери напрочь забыл о том, что всего сутки назад собирался точно так же расчетливо убить самого ветреного любовника. конечно, удержать дракона пленным и обездвиженным было бы непросто, но эльф точно знал как это сделать. ненадолго, но ему бы хватило времени насладиться местью, а изменник не считал бы свою смерть легкой и безболезненной.
Но теперь сам мститель возмутился бы, если бы кто-то посмел напомнить ему об этих планах. Нет же! Он только  вернет себе своего дракона, тот наверняка поймет, что нельзя было бросать его ради этого неказистого, болезненно-бледного ребенка.  Кстати, мальчишка что-то рано пришел в себя. Видимо, драконий организм, даже детский, куда крепче, чем эльфийский или орочий. Закери придвинулся ближе, загодя доставая из сумки фляжку с водой и небольшое, но очень соблазнительное румяное и аппетитное на вид красное яблочко.
- Мне? От тебя? - эльф даже коротко хохотнул, не понимая, что смешок этот прозвучал в сырой полумгле подземелья безумно и зловеще. - Да ничего в общем-то. Просто хочу вернуть свое. Тебе он не нужен и еще долго не понадобится. 
Пара-тройкак яблочек и чары достаточно закрепятся. Литалиан Ар-Этен останется маленьким ребенком и будет таковым, пока не вырастет снова естественным путем. А Шиарису точно хватит сотни лет, чтобы забыть того. О существовании детских амулетов для маленьких дракончиков Закирейн не знал или не помнил. Защитная магия не была его специальностью, к тому же драконы не очень-то распространялись на эту тему.

Вся компания - в туннели под Галеном

Отредактировано Шиарис Эль-Мейли (2013-11-03 21:06:58)

0


Вы здесь » Dal'et » Дома вокруг Главной площади » Главная площадь