Dal'et

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dal'et » Флешбэк » Не все цветочки годятся на веночки


Не все цветочки годятся на веночки

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Таймлайн: перед отлучкой, до отъезда из Дальет.
Действующие лица: Тэо, Ноу Фэйт.
Место действия: Драконий тракт.

— — — — — — — — — — — — — — — — — — —

Вот так внезапно лишиться дракона гепард вообще не рассчитывал. Появление тени застало врасплох, и оборотень только рявкнул — на самом деле не врали про Драконий тракт, тут творится самая настоящая чертовщина.
— Ну что за…
Фэйт искал хоть кого-нибудь, но потом, сцепив зубы, решил рассматривать проблемы по мере их появления. Оставалась надежда, что дракона просто отправили с тракта, значит есть надежда отыскать его вполне в безопасности в Дальет.
Гепард излазил все окрестности, постепенно привыкая к запахам Драконьего тракта, к ощущению пространства. Он спал под защитой Ньеля и замёрз, как собака, но по крайней мере был уверен, что проснётся живым и относительно целым. Ещё несколько дней прошло в бестолковой беготне, и наконец Ноу привык, врос в Драконий тракт.

Однако чего он не ожидал, что не он найдёт цветы, а случится ровно наоборот. Только собиралось вечереть, когда Фэйт расслабленно подыскивал место для ночлега, и вдруг в нос ударил резкий аромат, от которого в голове замутило, и слабые голоса начали звать и манить за собой. Убегавшись, оборотень даже поддался — сделал несколько шагов в чащу, и тут же заледенел.
— Стоять, горячий парень, — Ньель насмешливо фыркнул, — там опасно, куда ты прёшь?
— Больно, — простонал Фэйт.
Амулет сбросил мороз и гепард рухнул в траву.
По неопытности, — Ньель сконфуженно извинился, — я же совсем недавно только начал, и силами распоряжаться… того…
Нет, давай так, я иду туда, а ты морозить будешь не меня, а растение. Договорились?
Хорошо, давай попробуем.

Гепард оттаивал, трясся, и ощущал, как его снова наполняет зовущий шёпот и яркое желание — где-то там было множество того, чего так хотелось. Смутные желания, что-то сладостное и прекрасное… Фэйт отчётливо понимал, что там его смогут сожрать за милую душу, и очень рассчитывал на Ньеля.
На растение он вышел быстро, и в голову тут же ударила удушающая волна ослепляющего возбуждения.
— О Л'лос… я иду…
Это было прекрасно, на самом деле — лес стал прекрасным, растение казалось божественным, и не было неправильным то, что он вожделеет к какому-то кусту.
Ага, ну, как-то так, — Ньель прицельно заморозил растение, и Фэйт озадачено остановился, со стоном кинулся к хрупкой застывшей ледяной скульптуре, начал обнимать, пытаться согреть.
— Идиот пятнистый. Сзади!
К гепарду подтягивались ещё несколько хищных цветков, Ньель замораживал их один за другим, но не рассчитал — последнее растение никак не отреагировало, одурманенный Фэйт прижался к мягкой шкуре, покрытой жёсткими волосками, ощутил многочисленные уколы, которые тут же запылали огнём. Запах был чудесен, Ньель ругался, и затухающими силами приморозил гепарду обоняние и слегка освежил голову, получилась ледяная оплеуха.
Соберись, тряпка! Я больше ничего не могу сделать! Беги!
Не могу, — гепард слабо вздрогнул, в глазах прибавилось мысли и тут же заплескался страх, — эти колючки… от них слабость.
Значит ползи! Только шустро!
Проклятье… — гепард попытался выбраться из объятий растения и одновременно стряхнуть с себя возбуждение, — помогите кто-нибудь! Ньель!
Я стараюсь, но меня сейчас хватает только на тебя, — молодой артефакт только время от времени обдавал гепарда холодом, от этого растение в растерянности ослабляло хватку.

+1

2

Выйдя от Шеннона, Тэодор задумчиво побрел в сторону общежития, даже не пытаясь обернуться, хоть так было гораздо удобнее и быстрее добраться до дома.
Но дракону не нужно было быстрее. Ему нужно было немного подумать, собрав в кучу расползающиеся мысли.  И неспешная прогулка до дома как раз этому способствовала. Тихий весенний вечер идеально подходил для прогулок, прохладный воздух, наполненный ароматами пробуждающейся зелени склонял к умиротворению и покою.
Вот только очарование весеннего вечера нисколько не влияло на огненного дракона, понуро бредущего по дорожкам квартала Академии магии. Голову Тэо занимали на редкость невеселые мысли.
Дракон раскаивался в том, что слишком близко подпустил к себе Шеннона, показав ему то, что показывать не хотел никому.
Его связь с Фейтом. Болезненная привязанность, то затихающая, то снова изматывающая душу воспоминаниями, тягучими омутами снов, из которых дракон выбирался с дико колотящимся сердцем. Связь, от которой Тэодор мечтал избавиться и дико боялся, что его мечта станет реальностью.
«Зачем я так стремлюсь порвать ее? Только ли потому, что меня гложет стыд за насильственную привязку? Или я просто боюсь ответственности за кого-то еще?» – спрашивал себя дракон в который раз.
Спрашивал снова и снова. И не находит ответа. А может, и не было его, ответа на этот вопрос. Но Тэо не мог просто успокоиться и жить дальше. Стыд от содеянного был слишком силен.
А после того, что случилось на проклятом тракте, стыд стал постоянным спутником рыжего дракона. И пусть Тэодор не был виноват в том, что зловещая тень драконьего тракта разлучила его с оборотнем, пусть он сделал все возможное, чтобы отыскать охотника, снова вернувшись на этот проклятый тракт в компании с эльфом-наемником. Все это не играло никакой роли.
Он не нашел его. Не помог, хотя обещал. И грош цена его обещаниям. Что проку в них, когда он не смог их выполнить. Ведь он сейчас тут, в Дальет, в безопасности. А Фейт остался где-то там, на проклятом тракте, полном смертельных ловушек. Да и жив ли он вообще?
Задав себе этот вопрос, дракон удивился. Почему он задался этим вопросом именно сейчас, а не, скажем, час назад, когда рассказывал Шеннону о связи с охотником. Почему сейчас так неспокойно на сердце и больно тянет в груди, как будто натянувшаяся невидимая струна вынимает из дракона его душу, манит за собой, и смутная тень, появившаяся на самой границе сознания, шепчет таким знакомым голосом.
- Помогите кто-нибудь! Ньель!
«Ньель? Кто это? Фейт?»
Дракон вздрогнул всем телом, останавливаясь посреди улицы. Боль в груди казалась невыносимой. Боль и холод, появившийся внезапно и пробирающий до костей.
- Фейт! Ньель!- воскликнул Тэодор, внезапно понимая, что происходит.
Его связь с оборотнем, о которой рыжеволосый юноша размышлял весь вечер, дала о себе знать. Охотник в беде! Он зовет на помощь. Но как…где…
Дракон закрыл глаза, прислушиваясь к себе, пытаясь понять, откуда идет зов. От усилий его замутило, перед глазами завертелся цветной калейдоскоп, его тело внезапно потеряло вес, и Тэо закрутило в магическом вихре.
Это было так похоже на то, что дракон испытал, когда Тень вышвыривала его с тракта, что ужас на мгновенье ледяными когтями сжал его сердце.
Но все закончилось очень быстро. Жесткий удар об землю заставил Тэо непроизвольно вскрикнуть. Но отцовская выучка дала о себе знать: дракон буквально взвился на ноги, одновременно формируя атакующее плетение и дико оглядываясь по сторонам в поисках вероятных врагов.
То, что он увидел, заставило его зарычать от ярости.
Его оборотень стоял, словно возлюбленного, обнимая так хорошо знакомый Тэодору мерзкий цветок с Драконьего тракта, и только слабо шевелился, пытаясь то ли освободиться, то ли наоборот прижаться плотнее.
- Рррразорву, мррразь! – зарычав, Тэодор бросился к оборотню, одним рывком отдирая его от «любовника» и швыряя куда-то за спину.
В нос ударил уже знакомый одуряющий аромат плотоядных цветов, но ослепленному яростью огненному дракону уже было все равно.

Отредактировано Тэо (2012-04-15 22:07:41)

+1

3

— Сейчас, сейчас…
Ньель быстро забормотал что-то, грудь обожгло изморозью, опал вскрикнул торжествующе, и тут же из-за спины послышался гневный крик:
— Рррразорву, мррразь!
Гепард только коротко всхлипнул, когда крепкая рука отшвырнула его в сторону, грохнулся на землю и начал быстро срывать с себя одежду. Кожаные штаны выстояли, а вот майка расползалась буквально на теле и слабо шипела. Весь торс оказался покрыт точечными ожогами, и судя по ощущениям — кислотными.
— Оно же… уже начало меня есть, — Фэйт затрясся от боли, моментально прошиб холодный пот.
Замёрзшие цветы начали оттаивать — реагировали на появление горячего огненного дракона, с них сыпались ледяные крошки. Подтягивались свежие цветы, Ньель методично и экономно расходовал силы — понадобился один трагический промах, чтобы артефакт научился управлять способностью, забыть дурашливость и начать действовать достойно. На этот раз артефакт подмораживал цветы точечно, чтобы не двигались и не выбрасывали новые порции феромонов.
Это же… — оборотень не поверил своим глазам, когда увидел, что в кольце стягивающихся хищников ярко вспыхивает знакомая рыжая шевелюра.
Ну что ты застыл, что ты разлёгся, идиот! — завопил Ньель, — беги!
Тэо! — оборотень с перепугу подскочил на месте, едва только к дракону потянулось щупальце, бегом ринулся к нему. Бить цветы — это ужасно глупо, но что делать-то? Гепард сшибал растения на землю, со всей дури всадил кулак в распахнутый цветок перед самым лицом рыжего дракона, вынудил его обернуться. Облако концентрированного запаха накрыло обоих с такой силой, что у гепарда от отчаянного желания заломило виски.
Тэо… я искал тебя, я так звал тебя, я… тебя им не отдам!
Жадная ревность неожиданно сослужила гепарду хорошую службу, он сжал пальцы сминая и выкручивая цветок, по пальцам потекло что-то обжигающее, Фэйт отшвырнул покалеченного хищника в сторону. Он что-то ещё говорил, и кажется даже обещал, но Ньель уже кричал, не переставая:
Убирайтесь отсюда, оба! Живо, бегом! Тряпка, взбодрись, потом будете радоваться! Ну же!
Бежим, — слегка протрезвевший оборотень схватил дракона за руку и потянул из медленно смыкающегося круга.

+1

4

- Рррастерзаю! – Тэодор, рыча, выхватил адамантовый кинжал и одним резким замахом перерезал стебель цветка, ранее державшего оборотня. Отскочив от падающего противника, дракон завертелся волчком, отражая атаки, сыпавшиеся на него со всех сторон.
«Гоблин, да сколько же их! - раздраженно подумал он, приканчивая очередной цветочек, пытавшийся стегануть его грязно зеленым листом, покрытым липкими капельками обжигающей кислоты, - в прошлый раз и то было меньше».
Сражаясь, дракон в первый раз пожалел, что, стараясь ни в чем не походить на отца, демонстративно перестал носить с собой драконий меч, обходясь только кинжалом, которого в этой ситуации явно было недостаточно.
Да уж, драконий меч, опаленный в боях Войны на Изначальной, и ранее принадлежавший погибшему брату отца, в этой ситуации явно был не лишним.
Но думать о несбыточном не было времени, и дракон, раздраженно зашипев сквозь зубы, активировал ранее приготовленную боевую структуру «огненной перчатки». По его левой руке потекли тоненькие огненные струйки, складываясь в причудливую сеть перчатки.
- Горите, твари! – воскликнул огненный дракон, резко выбрасывая сжатый кулак вперед, целясь в особо нахальный цветок, готовящийся поразить рыжика своими ядовитыми иглами.
Дракон успел первым. Удар огненной перчатки превратил цветок в столб пламени.
- Жги! – закричал Тэо, превращая в пламя еще один цветок.
Дракона не смущало ни превосходящее число противников, ни то, что он сам медленно, но верно поддавался одурманивающему аромату плотоядных цветов. Ослепительная ярость затмила собой все.
Кто-то посмел покуситься на того, кого Тэодор пообещал защищать. Смерь тварям!
Неизвестно, чем бы окончилось дело, если бы оборотень, о котором Тэодор так беспокоился, не схватил его за руку, выдернув из сужающегося кольца врагов.
- Бежим! – знакомый голос несколько охладил клокотавшую в душе ярость.
Тэодор не стал спорить, покорно припустив следом за тянущим его за руку оборотнем.
- Чего дальше? – спросил он несколько минут спустя, убедившись в том, что как и в прошлый раз цветы, словно заправские охотники, бросились в погоню за ускользающими жертвами.
Дракон ощутил яркое чувство дежавю.
- Они могут нас так гнать часами, - проговорил он на бегу, - я знаю. Я уже бегал с ними наперегонки. И я даже знаю, куда они нас загоняют. Был там. Вот только вопрос: хочешь ли ты попасть туда или нет?

Отредактировано Тэо (2012-04-16 20:31:28)

+1

5

Гепард с каким-то животным восторгом осознавал, что вот это — огненный дракон! Трепещите, твари, против огня мало кто может выстоять! Его рычание, перекошенное от ярости лицо, пылающие глаза, огненные волосы… Фэйт захлёбывался от припадка неистовой радости и гордости, замешанной на остром припадке вожделения.
— Чего дальше?
Дальше я не выпущу тебя из постели, — выпалил оборотень, задыхаясь, — как только до неё доберусь!
Сейчас за оборотня говорили только низменные плотские инстинкты, язык развязался и сейчас рьяно боролся за независимость от мозгов. Фэйт начал сдавать в скорости, всё же полученные уколы не сразу отпускали.
Загоняют? Там их логово? Сможешь показать? Мне нужно взять одного живьём. Но сейчас мне туда нельзя, сожрут, — Ноу притормозил, с трудом хватая воздух ртом, — я же сейчас для них как надкусанный бутерброд, прямо изо рта забрали…
Гепард оглянулся с тоской, присмотрелся к ближайшему дереву и обнял его, потёрся щекой об кору. Со стороны могло показаться, что он сошёл с ума. Фэйт быстро сделал несколько надрезов на руках, щедро вымазывая кору кровью, и пробормотал:
Подогреть нужно дерево, до температуры живого тела. Тэо, ты можешь его просто нагреть? Дерево будет пахнуть тёплой живой добычей, пока они будут разбираться и облизывать, Ньель приморозит наши следы, и мы уберёмся подальше.
Гепард отпрянул от ствола и от боли побелел — кожа на тех местах, где были уколы, отодралась крохотными кусочками и осталась на стволе дерева.
Больно…
Однако, как бы ни было больно, убраться с Драконьего тракта оборотень не мог. Сзади хрустели кусты, хищные растения двигались довольно быстро для растений, и Фэйт прижался лицом к дереву.
Тэо, как ты меня нашёл? Я ведь думал, что голову тут оставлю… Прости, что я тебе сразу не сказал, что здесь делаю. Мне нужно отловить один такой цветочек живым, добыть его желудочный сок, образцы, плоды… По возможности всё, что можно от живого цветка. Будут изучать в твоей Академии, я думаю.
Гепард повернул к дракону бескровное лицо и показал на дерево:
— Сможешь нагреть, не поджигая?
Я могу забрать у дерева излишки холода, теоретически оно от этого нагреется, — забубнил неуверенно Ньель, — кстати, Тэодор, ужасно рад тебя видеть, извиняться не буду, мне было некогда спрашивать твоего согласия… вот…
Фэйт принюхался — впереди нагоняющей орды хищников нёсся дурманящий аромат, от него хотелось прекратить бежать, остановиться и устроить небольшой сеанс плотского праздника. правда хищные растения понимали плотские праздники в гастрономическом смысле. У оборотня зверски болело всё, что только могло болеть, особенно рука, которую он сдуру всадил в цветочную морду. Если у цветов, конечно, вообще бывают морды.

+1

6

Тэодор никак не ожидал, что на свой, на редкость простой вопрос, не имевший никакой особой подоплеки, он услышит такое:
- Дальше я не выпущу тебя из постели.
Тэодор даже споткнулся от изумления.
«О чем он говорит? Нет, я все, конечно, понимаю, но как можно думать о таких вещах с погоней за спиной? И с чего это он решил, что я позволю себя не выпускать? Да, и вообще, это еще неизвестно, кто кого и откуда не будет выпускать», - Тэо, искоса глянул на оборотня, бегущего рядом с ним.
«Нет, я вовсе не собираюсь отрицать, что он хорош. Просто непозволительно хорош. И, ммм, его предложение сулит очень интересные перспективы…»
Внезапно Тэодор поймал себя на совершенно непозволительных в сей напряженный момент мыслях на редкость фривольного характера. У дракона всегда было хорошее воображение и перед его мысленным взором уже замелькали сочные и весьма детальные картинки. Очень возбуждающие и крайне неуместные.
Тэодор до крови прикусил губу, пытаясь совладать с расшалившимися гормонами. Главное – дракон понимал, что это, внезапно накатившее возбуждение, имеет вполне определенную природу.
Цветочки, раздери их Первый дракон. Концентрация феромонов в воздухе настолько велика, что проняло даже дракона. Чего уж говорить об оборотне, не владеющем магией. Фейт явно не может адекватно мыслить, находясь под действием афродизиаков.
«Да, и его предложение – это всего лишь выплеск перевозбужденного сознания. И на самом деле все совсем не так. Так что нечего тут слюнями капать. Забудь. И лучше помоги парню, пока он совсем не «поплыл».
Оборотень, внезапно остановившись, за каким-то гоблином начал тереться об дерево, словно мартовская кошка во время течки.
«А он и есть кошка. Вернее – кот, - подало голос подсознание, - и тоже не совсем адекватен в этом отношении».
- Фейт, ты чего? – дракон не совладал с изумлением, задав вопрос.
Но охотник уже и сам объяснял причину своих странных телодвижений.
Тэо облегченно вздохнул. Фейт не окончательно сошел с ума на почве перевозбуждения. Но все-таки пора принять меры. Охотник знатно надышался ароматами цветов. Как бы не сорвался от передозировки. И Тэодор знал что предпринять, хотя не был абсолютно уверен в результате. Все-таки эльф, которому он помогал таким же способом, получил гораздо меньшую дозу феромонов.
Вытащив из сумки плоскую флягу с ранозаживляющим зельем, он протянул ее оборотню.
- На вот. Намочи какую-нибудь тряпку и закрой ей нос. Полегчает. Наверное. Эльфу, например, помогло. А я пока с деревом пообнимаюсь.
Мысленно поздоровавшись с Ньелем и заверив артефакт, что нисколько не обижается, а, наоборот, очень благодарен ему, дракон подошел вплотную к дереву и обхватил его руками, прижимаясь щекой к шершавой коре. Нет, конечно, все было можно сделать и дистанционно, вот только и работать все будет кое-как. А Тэодора не устраивал такой поворот событий.
Дракон осторожно потянул на себя тончайшие нити огненной стихии, аккуратно обвивая их вокруг ствола дерева, добиваясь равномерного плетения. Вскоре температура дерева сравнялась с температурой кожи огненного дракона. Но Тэо не спешил отстраняться от ствола, готовя нечто вроде ловушки для их преследователей.
Мысленно представив себе окружность диаметром несколько локтей, центром которой и являлось дерево, Тэо снова потянул на себя стихию огня.
План дракона был прост: цветы, привлеченные теплом, подойдут вплотную к дереву и окажутся запертыми в ловушке, окруженные кольцом огня.
Подготовив подарок для цветочков, дракон отпрянул от дерева и повернулся к Фейту.
- Все готово. Будем ждать здесь или пойдем туда, куда нас гонят? Как я думаю, конечная цель – лачуга их создателя. По крайней мере, в прошлый раз нас с эльфом именно туда и загнали. В хижине есть вход в подземные ходы, но там тоже весело. Паучки, размером с хорошую собаку, и  прочие веселые жители. Выбирай, мне, по большему счету, все равно.

Отредактировано Тэо (2012-04-16 23:54:07)

+2

7

Выполнять — это то, что Фэйт умел лучше всего прочего. Чёткий и понятный приказ, чёткое выполнение точно в рамках приказания, это основа спокойной жизни. Спокойной, но не лёгкой, это гепард был готов признать. И всё же, приказы изначально делали жизнь Ноу насыщенной, интересной, какими бы эти приказы ни были.
Вот и сейчас без колебаний взял то, что ему протянул Тэо, выхватил из сумки чистую тряпочку, предназначенную для перевязки ран, намочил и прижал к лицу. Смысла действия не понял, но по большому счёту, прикажи Тэо ему прыгнуть со скалы, часто-часто размахивая руками, даже не спросил бы зачем. Особенно сейчас. Пошёл бы и прыгнул, чем Л'лос не шутит, а вдруг полетел бы не вниз, а вдаль, да за горизонт. Летающих гепардов заказывали?

Смоченнае неизвестным снадобьем ткань отсекла большую часть запахов, Фэйт прислушивался к приближающейся погоне. Даже уставший и дёргающийся от боли, он всё равно верил в свою скорость, мог выметнуться отсюда в любой момент.
Ко мне сейчас не приставайте, я тут немного сосредоточусь, а то вычерпался, — поставил в известность Ньель, — нам ещё ночь ночевать. Кажется, я понял, как и что делать, чтобы не выдыхаться так быстро.
Хорошо, спасибо что предупредил.
Гепард наблюдал за действиями дракона с отчаянным кошачьим любопытством. Он не чувствовал магические действия, но понимал, что Тэо затевает что-то весьма эффективное и даже сложное для его разумения.

Что ты здесь делал с эльфом? — приглушённо и ревниво спросил оборотень сквозь тряпку, стушевался и виновато опустил глаза, — Если они все погибнут тут, то нам будет достаточно остановиться чуть поодаль, понаблюдать… Я сейчас просто не осилю отлов такого цветочка живым. Впрочем, может быть ты сможешь подлатать меня немножко?
С этими словами Фэйт как-то аккуратно подбирался поближе к дракону, а последний вопрос так и вовсе задал, заглядывая в глаза. Нет, выданное Тэо снадобье действовало, но не настолько быстро, чтобы он мог взять себя в руки и прекратить нагло клеиться. Оборотень мягко, но настойчиво увлекал дракона за собой, в сторонку, оценивал место с точки зрения и безопасности тоже, но тут можно было ещё и замечательно поваляться на травке.
Я постараюсь аккуратно, — деловито сказал Ньель, только не надышитесь.
С этими словами артефакт без лишних спецэффектов создал вокруг обоих защитное кольцо холода, которое скрывало тепло живых тел, и на самом деле можно было наблюдать.
Фэйт потихоньку приходил в себя от действия афродизиака, тряпку от лица не убирал на всякий случай, но удивлённо смотрел на Тэо. Удивление быстро сменилось трепетным уважением:
На тебя не действует этот запах? — гепард вздохнул, — Действительно, драконы стойкий народ
Фэйт зябко передёрнул плечами, мало того, что морозило в качестве последствий цветочных объятий, так ещё и Ньель со своим холодом.
А как огненному дракону-то в этом морозильнике?
Охотник без всяких выкрутасов обнял Тэо, прижался всем телом, добросовестно грел, как согревал бы любого замёрзшего.
Холод… вряд ли ты сможешь спать под защитой Ньеля, — Фэйт на минуту убрал тряпку от лица и улыбнулся, — хотя я готов греть тебя всю ночь. Ты не представляешь, как я мечтал о том, чтобы ты позволил мне прикасаться к себе… у тебя такое тело, совершенно потрясающие глаза, а от цвета твоих волос мне просто дышать становится трудно, — гепард сделал паузу, переваривая сказанное, почувствовал, как лицо начинает гореть от прилившей крови и торопливо добавил, — я не замечал, чтобы у афродизиаков был эффект сыворотки правды, но на всякий случай, пока моя болтливость не закончилась, скажу — нет, дело не только в цветах.
В этот момент раздался треск и Фэйт с досадой прошипел:
Легки на помине…
На всякий случай прикрыл подсыхающей тряпкой нос и рот, потому что пока говорил, тело снова принялось вести себя просто по хамски и игнорировать приказы мозга.

+2

8

- С эльфом? – Тэо удивленно глянул на оборотня, не понимая причины его интереса к наемнику, - Тебя искали. Да еще попутно с моими делами разбирались. Я же вернулся сюда, после того, как меня вынесло с Тракта.
Тэодор невольно поежился, вспоминая свою беспомощность перед зловещей Тенью, которая с легкостью взяла верх над самоуверенным огненным мальчишкой.
- Я вернулся в Академию, переночевал, да переговорил кое-с кем, и Ньель меня сюда вышвырнул.
Подсознание ехидненько хмыкнуло, напоминая, как именно происходил разговор, в результате которого Тэо познакомился с новой проблемой в лице некоего темного мага и, намекая, что по возвращении в город, эту проблемку не мешало бы решить, пока это еще возможно.
Тэодор только вздохнул. Его «проблемки» росли, словно снежный ком, и конца им не видно.
Задумавшись, дракон не противился, когда Фейт осторожно потянул его за собой, проговорив только:
- Нам надо отойти на десяток локтей от деревца. Я тут заготовил большой погребальный костер для этого ходячего гербария. Как бы мне не поджарить и тебя заодно, что нежелательно. Сырым ты мне нравишься больше.
Сказал и тут же себя одернул.
«Чего ты несешь, придурок! Или совсем мозги через штаны утекли? Тоже мне дракон, надышавшийся феромонов. Сейчас же прочисть мозги, или твой охотник прибьет тебя, не дожидаясь помощи цветочков».
Тряхнув головой, дракон резко прикусил губу до крови. Дернувшись от острой боли, он криво усмехнулся. Проверенное средство всегда помогает. Туман перед глазами рассеялся, и дракона перестало потряхивать от накатывающего возбуждения.
Похоже, и оборотня немного отпустило. По крайней мере, так показалось дракону. Вот и вопросы задавать начал, а не только нести всякий бред. Ведь его предложение о постели не могло быть ничем иным, нежели как бредом? Не так ли? Вот только странно: почему, признавая логичность этого предположения, дракон готов был взвыть от разочарования?
Однако стоит все-таки ответить на вопрос, заданный охотником. Дольше молчать уже просто невежливо.
- Эти твари на всех действуют, - хмуро признался Тэо, не протестуя, когда гепард приблизился к нему вплотную, - только драконы более устойчивы. Нас очень трудно отравить. Старый дракон вообще бы не обратил внимания на запах. А я вот отвлекаю себя. Резкая боль помогает прочистить мозги, - невесело усмехнулся он, и продолжил, - вот только тебе я помочь ничем не могу. Я же не лекарь. Единственное, что у меня есть – та фляжка, которую тебе отдал. Ранозаживляющая и противовоспалительная настойка. Старый семейный рецепт. Ну и с дурманом этим цветочным помогает бороться, как выяснилось. Вот и все.
Тэодор виновато развел руками. Он и вправду ничем не мог помочь оборотню. Не умеет, не знает как. Вот только менее виноватым от этого он себя чувствовать не перестал.
Занимаясь самокопанием, дракон пропустил момент, когда ситуация начала выходить из-под контроля. Поэтому на пару секунд замер оледеневшей статуей, когда оказался в крепких объятиях прижавшегося к нему охотника.
- Фейт, - простонал Тэо и замер, пытаясь справиться с нахлынувшим возбуждением.
Хваленый драконий самоконтроль полетел напрочь. Осталось только желание стиснуть в объятиях прижимающееся к нему горячее тело и, поцеловать, утверждая свое право на этого оборотня.
Вот только остатки  ускользающего самоконтроля подсказывали, что потом наступит расплата за содеянное. И терять зарождающиеся отношения из-за своей несдержанности дракон не желал.
Но, Фейт, похоже, совсем слетел с катушек. Иначе, почему бы ему так откровенно прижиматься к дракону и говорить безумно возбуждающие вещи, действующие на Тэо похлеще любого афродизиака. И от них, в отличие от аромата цветов, дракон не знал проверенного средства.
«Фейт, что же ты творишь, Фейт! Я же не ледышка, в конце-то концов. Прекрати, прошу тебя!»
Тело и разум вступили в жестокое противоречие, раздирая дракона. Он хотел и не мог отстраниться. Он хотел оглохнуть и наслаждался восхитительно возбуждающими словами, что торопливо бормотал одурманенный ароматом цветов оборотень.
И шорох, возвещавший о приближении их преследователей, лишь немного остудил горячую голову дракона.
«Я сделаю это, и будь что будет!»
Не давая себе передумать, Тэодор притянул Фейта еще ближе, практически вжимая в свое тело, и смял его губы в жестком, собственническом поцелуе. Никакой нежности, только страсть.
Резко отстранившись от оборотня, Тэодор рявкнул:
- Позже поговорим. Когда тебе перестанет срывать крышу от этого запаха.
Повернувшись в сторону вероятной опасности, Тэодор позвал артефакт.
«Ньель! Сможешь прикрыть нас куполом холода? Сейчас тут будет жарко».
И вот из-за поворота тропы показались первые преследователи. С какой-то мрачной неотвратимостью цветы приближались к настороженной ловушке, к счастью, игнорируя замерших в круге холода дракона и оборотня.
- Так, пока все идет по плану, - при виде противника все возбуждение дракона растворилось без следа, оставив только собранность и холодный расчет, - тебе одного цветка хватит? Я попробую поймать отстающего. Ты только не вылезай из круга – сгоришь.

Отредактировано Тэо (2012-04-17 23:31:48)

+1

9

Он меня искал?! Почему?
Фэйт только дыхание перевёл, когда сообразил, что услышал. Надежда принялась отплясывать такие радостные курбеля, что у гепарда закружилась голова. Снова хапнув дозу возбуждающего, воспалённый мозг принялся жадно фиксировать и перевирать всё, что улавливал слух.
Я ему нравлюсь. Неужели? Он меня искал.
Стоило дракону прикусить губу, как оборотень слабо застонал. Кровь… нет, запаха сквозь тряпку он пока не чувствовал, но взглядом к еле заметной ранке прикипел, замер. По коже толпой рванулись мурашки, заставляя вздрагивать от хищного желания наброситься, повалить, быстро слизнуть показавшуюся капельку крови, и может быть даже получить ещё немного. Совсем чуть-чуть. Ну пожалуйста!
Какова на вкус кровь огненного? Это, наверное, нечто совершенно потрясающее!
И прижимался сильнее, в попытке поймать и запомнить как можно больше, стон принял как подарок, замирая от восторга. Всё смешалось в литой гепардовской голове, он вообще забыл, какого чёрта он делает в лесу на Драконьем тракте.
Поцелуй застал его врасплох, несмотря на то, что Фэйт о нём мечтал. Да, он помнил, что когда-то сам его целовал, радовался тому, что он живой и рядом, и что получилось его вытащить. Но он целовал так, как умел, а умел так себе. Как оказалось. Сейчас — крепкие объятия, от которых содранная кожа на груди вспыхивает болью, и губы не слегка касаются, а буквально вынимают душу. И вожделенный привкус крови, её яркий запах — так близко.
Позже поговорим. Когда тебе перестанет срывать крышу от этого запаха.
Резкий окрик Тэо подействовал отрезвляюще, Фэйт облизал губы и тут же послушно прижал к лицу тряпку, покачиваясь от восхитительного ощущения слабости в коленях.
Ты прав, — выдавил с трудом, — у нас будет время поговорить на трезвую голову.
Куполом? Сделаю. Что будет огонь, я уже понял, думаю, что справлюсь, — чётко отрапортовал Ньель, — кстати, про поцелуй. Ещё пара таких, и можно сказать, что я не тратился на драку. Ты это изучи, Тэодор, я не знаю, что ты там намутил с привязкой, но от вас двоих можно заряжать боевые артефакты, когда вы рядом.
Опал без особого ехидства посмеялся, и добросовестно усилил защиту, прикрыв и сверху. Заодно надавал гепарду ледяных оплеух, чтобы перестал счастливо вздрагивать и сходить с ума.
Спасибо, Ньель, — Фэйт несколько успокоился, — Да, Тэо, одного цветка точно хватит. Я не знал, что они толпами охотятся, меня не предупредили.
С этими словами оборотень на всякий случай придвинулся ближе к дракону, полил их фляжки на руку и размазал лекарство по груди. Пошипел немного от неприятного ощущения на ранках, и чуть не забыл о том, что дышать желательно через раз. Просто пошёл к границе холодного купола, ведомый запахом, получил ещё одну затрещину от Ньеля и быстро вернулся назад, снова плотно прикрывая нос и рот.
И всё же, какие опасные твари, — пробубнил неразборчиво сквозь тряпку, на всякий случай сжав в кулаке край одежды Тэо. Как страховку, что снова не пойдёт туда, где сейчас запылает огненный ад.
Цветы ожидаемо столпились вокруг дерева, наступали слаженным порядком. Фэйт наблюдал с интересом, и хотя ждал огненной вспышки, всё равно подпрыгнул на месте.
Огненная магия поражала своей зрелищностью, охотник тут же замер, впитывая зрелище взглядом так, как будто перед ним гибнет мир.
Тэо, это… великолепно, — Фэйт поднял взгляд на дракона, снова оглянулся на цветы и указал одно слегка покалеченное растение, которое ещё не разобралось, что происходит, и торопилось присоединиться к банкету. Его более сообразительные собратья, не попавшие в ловушку, с максимальной для себя скоростью ретировались.
Этого можно, — Фэйт сосредоточился, чтобы перестать цепляться за дракона, взгляд стал более осмысленным, — он вполне зрелый. Надеюсь, что он не будет слишком сопротивляться. Впрочем, живым я его всё равно не оставлю.

+1

10

Полыхнуло и вправду знатно. Тэодор даже не ожидал, что его план исполнится до мельчайших мелочей.
Зеленые хищники, преследовавшие их, клюнули на приманку и столпились вокруг «обработанного» Тэо деревца. И тут вступила в действие вторая часть плана огненного дракона: с ревом и треском к темнеющему небу взвилась стена огня, кольцом окружившая обреченное дерево. Растения вспыхнули, образуя огненные факелы. То один, то другой зеленый «воин» пытался вырваться из огненной ловушки. Но все было тщетно: дракон был настороже. Соорудив из потоков воздуха что-то вроде плети, он направленным ударом загонял прорывающиеся цветочки обратно в кольцо огня.
Наконец все было кончено. Оставшийся экземпляр, с обожженными листьями и несколько поврежденным стволом, вяло ковылял в сторону полянки, ставшей братской могилой для его сородичей.
- Этого можно, - Тэо только заметил, что Фейт все время держал его за руку и только сейчас отпустил.
- Ну, этого, так этого, - отозвался Тэодор и мысленно приказал Ньелю:
«Не выпускай оборотня. Там еще слишком жарко».
Выскочив из-под защищающего купола холода, сооруженного артефактом, дракон втянул обжигающий воздух полной грудью и счастливо улыбнулся.
Буйство огненной стихии вызывало восторг в душе дракона. Безумно хотелось танцевать, и Тэодор с трудом сдерживался, чтобы не изобразить хоть пару танцевальных па. Но все же искушение было слишком велико. Походка дракона изменилась, стала какой-то невесомой и удивительно плавной, казалось, что он не идет, а скользит меж полыхающих кустов и горящей травы.
На губах расцветала несколько пьяная улыбка, а душа полнилась каким-то ликованием
- Потанцуем, цветочек, - прошептал дракон, подходя к своему противнику. Хотя противнику ли?  Что сможет сделать покалеченное растение против полного сил огненного дракона, чувствовавшего себя на прокаленной огнем полянке, будто рыба в воде.
И вот уже зеленый хищник крепко спеленут воздушными путами, обездвижен и покорен, насколько может быть покорным монстр, созданный сошедшим с ума алхимиком.
«Все-таки мне дико интересно, на кой гоблин этому алхимику понадобились настолько экзотичные создания? Надо бы прочитать, что там расшифровал Шеннон. Может, станет понятнее».
Однако, пора выпускать оборотня из холодного плена. Вот только на полянке еще полыхал костер, и воздух все еще раскален.
С сожалением вздохнув, Тэодор призвал воздушную стихию. Свежий весенний ветерок, колыхавший древесные кроны, с радостью пришел на помощь огненному дракону, задувая костер, охлаждая опаленную огненной стихией землю и унося с собой огненный жар волшебства дракона.
«Можешь выпускать, - разрешил Тэодор Ньелю, - все в порядке».
Обернувшись к охотнику, Тэодор проговорил:
- Готово. Можешь работать. Цветочек не станет дергаться. Я уж прослежу.

Отредактировано Тэо (2012-04-18 18:10:00)

+1

11

Огненный дракон в своей стихии — гепард и с места не двинулся бы, чтобы пойти в огненный ад, животными инстинктами он очень осторожно и почтительно относился к пламени, и ни за что не стал бы фамильярничать с огнём. Зато Тэо было явно хорошо, и Фэйт попытался сообразить, каким должно быть жилище огненного дракона, своеобразная зона комфорта, в которой оборотень быстро стал бы похож на качественное жаркое.
— Ты тут постой, хорошо? — Ньель словно про между прочим намекнул гепарду, что лучше бы ему стоять на месте, пока снаружи беснуется огонь.
— Стою, стою…
Фэйт всё же беспокоился, глядя на Тэо — а ну как что-то случится, и вся эта орда набросится на него. Но цветы были заинтересованны только в спасении своих жизней, и это им не удавалось.
Готово. Можешь работать. Цветочек не станет дергаться. Я уж прослежу.
Ноу кивнул, быстро подошёл к спелёнутому невидимыми нитями растению, и критически начал его осматривать. Сбросил с плеча сумку, которую едва не потерял в этой гонке, вытащил нож и взял его в зубы. Сначала стоило прощупать добычу, что гепард и сделал. Зубы с отчётливым скрежетом сжались на стали — это было болезненно. Слизь оказалась довольно агрессивной.
Мгм, — не выпуская ножа из зубов промычал Фэйт, достал выданные ему склянки из толстого стекла, и набрал в одну наружной слизи. Дальше действовал ножом. Аккуратно и быстро отделял ткани, вскрывал желудок.
Похоже, что это не совсем растения, — морщась, отметил оборотень и оглянулся на Тэо, — пищеварительная система очень похожа на животное.
Желудочный сок оказался едким, оборотень очень постарался не обжечь руки. Впрочем, рукам уже было хуже некуда, одним ожогом больше, одним меньше — никто не заметит.
Сок из побегов, плоды, образцы листьев и лепестков, кусок щупальца, который показался Фэйту похожим на лиану. Всё плотно закрывается крышками, каждая склянка упаковывается в мягкий меховой мешочек.
Он устал, кромсая растение, которое всё ещё жило, несмотря ни на что.
Последняя, — Фэйт перевёл дыхание и поднёс склянку к самой сердцевине цветка, перехватил нож удобнее, прикинул размеры образца, который нужно вырезать, и в этот момент  растение втихую обвило оборотня поперёк торса и рвануло на себя.
Гепард ткнулся лицом в сладко пахнущий цветок и закатил глаза. Это было счастье в чистейшем концентрированном виде. Было хорошо, перестали болеть руки, прекратилась нудная дёргающая боль на груди. Тело как будто растворилось в этих ощущениях, Фэйт чувствовал себя просто превосходно.
Руки поднимались очень медленно, как будто каждая весила как слон. Оборотень упёрся лезвием в распахнутый зев цветка, с усилием надавил, скользя металлом по своей щеке. Последний образец он почти выгрызал, порываясь потерять сознание.
Не в силах ничего сказать, Фэйт заскрёб ножом по отростку, который его держал, и попытался оторвать лицо от растения. Становилось понятно, что цветок умирает, потому что аромат стал не таким уж и устойчивым, хватка стала слабее.
Интересное свойство, — философски заметил Фэйт, голос оказался глухим и бубнящим, потому что в рот лезла сердцевина цветка, — я совершенно не чувствую боли. Усталости тоже нет, но и бодрость отсутствует. Мне кажется, что из этого можно приготовить исключительное обезболивающее, как только станет понятно… тьфу… Тэо, мне трудно дышать…

+1

12

Тэодор с заметным интересом наблюдал за тем, как трудолюбивый оборотень педантично собирает образцы.
«Вот интересно, кому это понадобились такие забавные препараты, - размышлял про себя дракон, - и самое главное – зачем? Ведь это далеко не рядовые ингредиенты, продающиеся в лавках алхимиков. Не может ли такого быть, что кому-то не дает покоя слава достопочтенного Вирда Ордреда? Что-то это мне начинает не нравиться. А не прогуляться ли мне с моим любезным оборотнем к его заказчику? Заодно и подстрахую, если что. А то как бы мы не получили такой цветничок на городских клумбах»
Что бы не считали окружающие, а Тэодор был достаточно ответственным молодым драконом. А отцовская выучка не позволяла ему просто забыть о неприятных и настораживающих сведениях. Все-таки этот заказ чрезвычайно подозрителен и Тэо решил, что обязательно проверит все лично. Даже если оборотень будет против. Это слишком серьезные вещи, чтобы пускать все на самотек.
Меж тем охотник, не подозревая о коварных планах огненного дракона, продолжал методично обдирать цветок. Вот только к тому, что произошло мгновение спустя, Тэодор оказался совершенно не готов.
Еще миг назад покорно стоящий в воздушных путах цветок, внезапно резко рванулся навстречу оборотню, так, что Фейт впечатался лицом в самую его сердцевину.
- Фейт! – Тэо рванулся на помощь, пытаясь оттащить полуобморочного охотника от его пленителя.
Дело осложнялось тем, что Тэодор не знал, можно ли уничтожить цветок, или охотник собрал еще не все образцы. Мешать Фейту в его работе дракон не хотел.
- Тэо, мне трудно дышать, - голос оборотня был невнятным и каким-то усталым.
Тэодор яростно зарычал, отдирая оборотня от цветка, сохранность которого больше его не заботила. Какой тут цветок, когда Фейт вот-вот погибнет. Схватив надышавшегося  отравы оборотня на руки, Тэодор двумя прыжками пересек выжженную поляну и, достигнув неповрежденной травы, осторожно опустился на землю.
- Дыши, придурок. Дыши! – Тэодор сжимал оборотня в своих объятиях, боясь отпустить хоть на секунду, - дыши же, идиот!
«А сам кто? – раздраженно поинтересовался Ньель, - отпусти его, идиот, ты же ребра ему переломаешь».
- От идиота слышу, - пробормотал Тэо, устраивая оборотня поудобнее в своих объятиях, - ты лучше охлади его немножко. Вдруг поможет.
Ньель, больше не споря, выполнил просьбу огненного дракона.
«Что же делать?» - Тэодора потряхивало от страха за Фейта.
Ведь не может оборотень вот просто так умереть, правда? Тэодор не допустит этого.
«Наизнанку вывернусь, но он будет жить, - ярость смешивалась со страхом в щемящее-огненный коктейль, - но что же предпринять? Я ведь не лекарь»!
- Головой думай, идиот! Ты же дракон, а драконы неподвластны ядам, - Ньель был зол.
А ведь артефакт прав. Если драконы слабо подвержены ядам, а у них с оборотнем есть кровная связь, то, может быть…
Идея, пришедшая в голову Тэо, была невероятна, но она несла с собой надежду. Поэтому дракон решил рискнуть.
Разжав объятия, дракон вытащил из ножен адамантовый кинжал и, не давая себе подумать, резко резанул себя по руке. Хлынула кровь.
- Пей! - приказал дракон, поднося окровавленную руку к губам оборотня, - пей же, идиот! Ты не сдохнешь, ясно! Я не дам тебе сдохнуть, слышишь! Пей, кому я сказал! Иначе буду вливать насильно!

Отредактировано Тэо (2012-04-19 17:22:31)

+1

13

Странно, но Фэйт не потерял сознание, просто разум как будто заперли в теле, и не выпускали. Ужасно хотелось схватить Тэо, прижать к себе и заверить, что всё в порядке, он жив и почти здоров, да вот как-то не получалось.
— Дыши, придурок. Дыши!
Я дышу. Честно. Дышу. Просто очень медленно.
От попытки сказать это вслух у гепарда даже слёзы на глазах выступили, он на самом деле не понимал, почему не получается. Волна холода по телу принесла какое-то облегчение, и он смог медленно закрыть и открыть глаза. При этом мысль была ясной, никакого дурмана, а вот тело почему-то отказало совершенно. Очередная попытка сообщить дракону, что всё в порядке, провалилась с треском, Ноу так старался сказать, что устал. На неожиданно показавшееся в поле зрения запястье с текущей оттуда кровью Фэйт отреагировал только глухим утробным звуком, который должен был означать протест, но Тэо сердился, кричал.
Оборотень даже рот открыть не мог, но запах крови, густой, хлёсткий, постепенно заменял собой яд. Фэйт тянулся к этой крови всем телом, желал её страстно, и смог постепенно приоткрыть рот и прикоснуться к ране языком. Ему казалось, что это наполняет его до глубины души, такое безумное доверие от Тэо, совершенно сумасшедший поступок.
Гепард сначала просто ждал, пока кровь тонкой струйкой доберётся до сжатого спазмом горла, чувствовал, как она вкусна, как вместе с этой кровью в горло течёт жизнь. Первый осознанный глоток Фэйт сделал вместе с судорожным вздохом, чуть не подавился, а за первым последовал второй и третий. Оборотень благодарно прижался губами к горячей коже дракона, перестал глотать кровь и просто зализывал рану, стараясь её закрыть, вылечить, прекратить этот поток. Спохватился и нашарил в кармане фляжку, которую ему дал Тэо, в спешке не смог сразу вытащить.
Когда, наконец, сумел, то щедро полил порез целебной жидкостью, помедлил, глядя в глаза Тэо.
— Прости, пожалуйста, — голос оборотня похрипывал. Фэйт наклонился к руке дракона и медленно слизывал потёки крови там, где она осталась. Порез благополучно закрылся — и неудивительно, кожа у огненного дракона была горячей, наверняка кровь хорошо сворачивается.
Спасибо, Тэо, — Фэйт не отпускал его руку, и почему-то было очень неловко поднять голову и смотреть в лицо, поэтому говорил куда-то над рукой, буквально касаясь кожи губами.
Без тебя, я думаю, меня съели бы ещё в начале этой цветочной эпопеи. Возможно, я бы и выбрался, но с гораздо большими потерями. Спасибо…
Он на самом деле был смущён донельзя, но как-то робко и с надеждой целовал щедрые руки, отдавшие обычному охотнику кровь, которая была так нужна в тот момент. Фэйт наконец нашёл в себе силы посмотреть в глаза Тэо, взгляд получился упрямый.
Когда я думал, что больше тебя не увижу, мне становилось плохо… Очень плохо, Тэо.

+1

14

Дракона ощутимо тряхнуло, когда горячий язык оборотня в первый раз неуверенно прикоснулся к ране Тэо.
Облегчение затопило душу Тэо приливной волной.
«Жив!»
Теперь все будет хорошо. Просто не может быть иначе.
Сегодня дракон в первый раз испугался за кого-то другого. Не за себя.
Эта мысль так поразила Тэо, что он не несколько секунд замер, пытаясь до конца осознать ее и поверить в то, что ощутил инстинктивно.
«Мне не безразличен этот оборотень. Далеко не безразличен. Как странно».
Тэодор повертел эту мысль, поворачивая ее так и эдак, пытаясь прочувствовать мельчайшие нюансы и оттенки.
Тепло, уверенность, спокойствие, ощущение дружеского плеча, на которое всегда можно опереться, удивившая его самого нежность. И, конечно, страсть, придающая пряный вкус этому коктейлю чувств и ощущений.
Все это было внове, все было непонятно. Логическое мышление, которым так гордился дракон, не срабатывало, завязало в лавине новых ощущений. Но вот что странно: эта непознаваемость, неподвластность анализу не порождала страх и неуверенность. Наоборот – она дарила робкую надежду на будущее. На то, что и дракон заслужил свой кусочек счастья.
- Спасибо, -  голос оборотня был хриплым, но для Тэодора он звучал, словно сладкоголосый эльфийский напев.
Голос спасенного им друга.
«А ты уверен, что только друга?», - эта мысль заставила Тэо задуматься.
Нет, он не был в этом уверен. Он вообще не был ни в чем уверен. Просто радовался вечерней прохладе, легкому ветерку, игриво теребящему пряди волос, выбившиеся из полурасплетенной косы, горячему телу оборотня, уютно разместившемуся в его объятиях. Радовался тому, что их смертельная эпопея закончилась и больше не надо сражаться с ополоумевшими растениями.
- Знаешь, сегодня я в первый раз испугался не за себя, - признался дракон несколько смущенно, - даже тогда, когда мой друг сорвался с крыши общежития и висел на высоте нескольких этажей, зацепившись рукой за покореженное ограждение, я не боялся. Да, бросился к нему, да, помог, но страха не было. А сейчас… Тэо замолчал, не желая позориться еще больше.
Зачем говорить то, что вертится на языке? Ведь он не уверен, что его поймут, примут, доверятся. Что если все это – лишь благодарность за спасение, приправленная не до конца выветрившимся искусственным возбуждением? Нет,  дракон не хотел ошибиться, поэтому не спешил предпринимать что-то. Он ждал. Чего? На этот вопрос Тэо не знал ответа.

Отредактировано Тэо (2012-04-20 05:46:46)

+1

15

Фэйт даже не пытался встать, ему было хорошо сейчас, надёжно и тепло. Почему-то было особенно приятно то, что Тэо за него испугался, это было близко, и оборотень молча прижался к нему сильнее, обнял, как будто пытался втереть его под кожу, да там и оставить, чтобы всегда носить с собой.
Ещё до того, — медленно и неуверенно начал Фэйт, — как мы купили опал…
Он вздохнул, по-кошачьи потёрся щекой об руку дракона. Нервничал.
Ты так сердился. Кричал на меня. Вот это твоё восклицание «Тьма!» — наверное, это должно было пугать. А я не знал, куда себя деть, и как себя вести, смотрел, как дурак, и думал о том, какой ты яркий, особенно по сравнению со мной. Когда я нёс купленный опал, ты меня обнял, потому что я боялся сказать его имя вслух. Обнял, успокоил и отпустил. А сердце унёс с собой, — гепард виновато улыбнулся, — я не умею говорить красиво, вот это «унёс сердце» звучит как-то странно. Но я так чувствую. Поэтому я знаю — это случилось до того, как ты провёл ритуал с кровью. Значит это настоящее.
Оборотень замолк, опасаясь разрушить этот момент покоя, когда так рядом стучит живое сердце, можно на миг закрыть глаза, наслаждаясь полным и безоговорочным доверием. Для Фэйта такие моменты были на вес золота — очень давно не было такого чувства, что мир на месте, душа тоже, голова в порядке, и хочется мурчать от ощущения полного довольства жизнью.
— Когда я жил под землёй, мне говорили, что я больше никому не нужен. Слабый, глупый, неуклюжий… И я был так счастлив, когда получал немного одобрения. И когда меня выгнали, я решил, что пусть я больше не нужен, но это не повод для того, чтобы расклеиваться. А потом обнаружил, что зато мне нужен ты, — Фэйт рассматривал дракона вблизи, неверяще покачал головой, — я помню, как целовал тебя от радости, что ты живой. И как ты сердился, что я несу тебя на руках. Когда тебе больно, у тебя глаза становятся больше синими, чем зелёными. У тебя непослушные волосы, они всё время выбиваются из косы, как будто язычки пламени. Когда ты сердишься, у тебя сильно выделяется яремная вена сбоку, на шее, и чётко обозначается ямка между ключицами, это ещё до того, как ты начнёшь хмуриться, к этой ямке сразу хочется прижаться губами. Я так люблю тебя, Тэо… Пожалуйста, не сердись, я понимаю сложности, — Фэйт заговорил торопливо, боялся, что всё испортил, — правда, понимаю. Я просто охотник, неграмотный и не слишком цивилизованный, клянусь, что никогда не попрошу ничего, не посягну на твою свободу, это же не опасно, если ты просто будешь знать, что… люблю.
Оборотень как-то обречённо закрыл глаза, и медленно сглотнул. Перебирал варианты возможной реакции Тэо на сумбурный бред, который ему наговорил.
Интересно, просто разожмёт руки и уйдёт, будет смеяться, или рассердится и спалит дотла, чтобы даже пепла не осталось?
Какой же ты всё-таки дурак, — устало проговорил Ньель.
Да… не смог удержать язык за зубами. Понимаешь, мне так хотелось сказать куда больше, и может быть я выразился бы аккуратнее, как-то по-другому, чтобы не оскорбить.
— Ты правда думаешь, что твой дракон оскорбился?
Я не знаю.
Страшно? — опал вкрадчиво поинтересовался, при этом давая возможность Тэо слушать мысли гепарда.
Страшно. Я не знал, что могу до такой степени жадно кого-то любить.
— А как же твой воспитатель дроу?
Это совсем другое. Там, под землёй, было много боли. Много слёз. С Тэо я почему-то начинаю чувствовать себя живым. И даже нужным. Скажешь, глупо?
— А ты помнишь, что ему молол под влиянием отравы?
Помню каждое слово. Нет, мне не стыдно. Просто жаль, что сейчас не наберусь смелости снова повторить это вслух. И боюсь…

Отредактировано Ноу Фэйт (2012-04-20 01:45:31)

+3

16

«Любит»? – дракон ощутимо вздрогнул в руках обнимающего его оборотня.
«Чего он несет? Сумасшедший! Нельзя же так!»
- А как можно? – лукаво поинтересовался Ньель, неожиданно вклинившийся в мысли Тэо.
- Не знаю! – мысленно рявкнул дракон с неизвестно откуда взявшимся раздражением.

Впрочем, раздражение тут же исчезло, оставив после себя полную растерянность.
Что говорить? Что делать?
Любит. И что сказать в ответ, если самому до конца не понятны собственные чувства к этому глупому оборотню, не боящемуся выглядеть смешным. Хотя к глупому ли? В чем-то Фейт честнее и отважнее самого Тэо, прячущего свою душу под маской гордого дракона.
Мысли путались, цеплялись друг за друга, вились в пьяном хороводе.
Тэо молчал, покусывая многострадальную губу, не в силах вымолвить ни слова.
- Эй, парень, ты там замерз что ли? – пробилось в сознание нетерпеливое восклицание Ньеля.
- Я думаю, - мысленно буркнул дракон, маскируя свою растерянность.
- Думает он. Мыслитель, - недовольно проворчал ничуть не обманувшийся Ньель, но Тэодор почему-то услышал в его мысленном голосе удивившую дракона заботу, - давай, оттаивай уже, а то твой оборотень сейчас навоображает себе всяких ужасов.
- Мой? Да, наверно, теперь уже мой.

Это слово ласковым теплом отозвалось где-то в самой глубине души.
Мой.
И не нужна чреда случайных любовников, согревающих, но так и не сумевших согреть постель одинокого дракона.
Мой.
Дружеское плечо, на которое всегда можно положиться. Безграничное доверие и уверенность в том, что во время жестокой схватки можно, не боясь, повернуться спиной, зная, что не предадут, прикроют, защитят.
Мой…
Такое коротенькое слово, а означает так много.
- Знаешь… - голос дракона был глух.
Он с трудом выдавливал из себя слова, не зная, что сказать и не понимая, как объяснить, чтобы поняли его.
Рыжий язвительный мальчишка, никогда не лезущий за словом в карман, внезапно онемел, не умея подобрать слова.
- Я…не знаю, что сказать тебе, - предпринял он вторую попытку объяснить, - тьма! Мысли разбегаются, словно испуганные мыши, и я никак не могу поймать за хвост хоть одну. Любовь… Это странная и сильная штука. Наверное. Не знаю. Я никогда не любил, и сейчас…. Тьма, я просто не знаю, не понимаю, что происходит! Все так запутанно. Я будто иду в тумане по тоненькой жердочке над бездонной пропастью. И каждый шаг словно последний, и я вот-вот сорвусь. Но я дойду, Фейт, обязательно дойду! – Дракон поднял взор и твердо глянул в глаза оборотню, - я дойду и узнаю, что там, на той стороне. Я узнаю, как это – любить. Ты только встреть меня на той стороне. Прошу.

Отредактировано Тэо (2012-04-21 09:21:18)

+3

17

— Знаешь…
Фэйт снова сглотнул сухим горлом и мотнул головой, мол, нет, не знаю. Просто не знаю. Было очень трудно заставить себя открыть глаза, но в конце концов объяснения были вполне логичными. Гепард признавал, что нельзя ожидать от кого-то странных действий, типа моментального согласия и молниеносной взаимности.
— Я не дам тебе сорваться, — серьёзно сказал Фэйт, встречая твёрдый взгляд Тэо, — и всегда протяну руку, и встречу.
Почему-то на сердце стало полегче, не давили невысказанные слова. Оборотень прекрасно понимал: случись что в его отсутствие, может статься так, что не успеет оказаться рядом вовремя. Но при этом всё равно примчится и исправит даже то, что исправлению не подлежит.
Одно Фэйт знал точно — Тэо не станет ему врать только ради того, чтобы утешить или не обидеть. Не того сорта натура. Честный до маразма охотник признавал, что ложь была бы больнее, чем вот такой честный ответ — «не знаю».
По крайней мере, ты меня не убил за это. Я этому рад, — Ноу неловко улыбнулся, — наверное, мне теперь нужно закончить работу.
Оборотень осторожно сел, привычно отлавливая признаки собственного состояния. Стук в висках — нормально, так и должно быть. Перед глазами тут же заметались тёмные мушки — тоже в пределах нормы. Хочется пить. Обожжённая кожа болит.
Фэйт аккуратно прощупал собственную шею, посчитал частоту сердцебиения, повернулся к Тэо и заглянул в глаза:
Ты не ранен? Кроме… — он показал глазами на порезанную руку и густо покраснел, — я не хотел показаться совсем уж диким зверем, но от вида и запаха крови у меня в голове мутится.  Ты не думай, я не из-за крови так говорил.
Стараясь спрятать внезапное смущение, Фэйт вскочил на ноги, быстро собрал образцы, затолкал в склянку последний кусок, из-за которого чуть не перестал дышать, завернул всё это стекло в мех. Ужасно боялся разбить что-то, неодобрительно к стеклу относился вообще. Разместив всю эту добычу в сумке, Фэйт подошёл к дракону, нерешительно переступил с ноги на ногу.
Мы можем переночевать тут, или пойти в город. Думаю, что никто не сунется больше, тут слишком отчётливо пахнет страхом, поэтому сейчас здесь безопасно. К тому же, Ньель посторожит. Тэо… теперь ты видишь? Я на самом деле умер бы тут без Ньеля. Не исключено, что и он бы не помог, — оборотень вздохнул, — так всегда бывает, когда охотишься на что-то, что ещё не исследовали толком. Никаких предупреждений, никаких конкретных данных. Я всегда охотился непонятно на что, — он резко сменил тему, — ты разрешишь мне приходить, когда я буду возвращаться в Дальет?

+1

18

Сидя на земле и наблюдая за собирающимся оборотнем, Тэодор чувствовал неловкость пополам с каким-то разочарованием.
«Ну, вот и поговорили».
Хотя разве он мог ожидать чего-то другого? Сам виноват. Мялся как девица на выданье.
«Не знаю, не знаю, - мысленно передразнил себя дракон, испытывая приступ жесточайшего отвращения к собственной неуверенности, - а что ты вообще знаешь, придурок? Вторую сотню лет уже на свете живешь, а толку? Ума как не было, так и нет. Только и умеешь, что приключения на свою задницу находить. Нет бы, поддержать, обнадежить парня, а ты ляпнул первое, что в голову пришло. Идиот».
Тэо искоса глянул на Фейта и вздохнул. Почему-то он чувствовал себя виноватым за то, что до сих пор не разобрался в своем отношении к охотнику.  Ведь только совсем недавно он на полном серьезе собирался разорвать кровную связь с ним и даже попросил о помощи другого дракона, а теперь он клянет себя, за недостаточную пылкость чувств.
Вспомнив о Шэнноне и своей просьбе порвать связь, дракон опустил голову, застонав от разрывающего его стыда.
Какой же он придурок! Как ему только в голову пришла эта глупая мысль – порвать связь с охотником? Неужели те сны были настолько отвратительны?
Нет. Наоборот, только одно воспоминание об этих снах бросило дракона в жар, вызвав яркий румянец, опаливший щеки.
«Хватит! – дракон резко вскочил на ноги, - хватит жалеть себя, и лить слезы как истеричная девица. Это признак слабости, да и просто глупо. Надо выкинуть все из головы. Что сделано – то сделано».
Дракон действительно не умел долго держать в себе негативные эмоции. Его деятельная натура не понимала причин длительного самокопания или депрессии. Все можно исправить – этот девиз дракона не раз выручал его  в самых трудных жизненных ситуациях.
- Я думаю, нам лучше все-таки пойти в город, - проговорил он, отвечая на вопрос Фейта, - не все твари Тракта не тронут нас, почуяв ауру страха и боли, окружающую это место. Есть и такие, которых подобные эманации только притягивают. Я читал об этом, когда готовился к твоим поискам. Так что нам лучше не задерживаться тут больше, чем это необходимо Да, и кроме того, тебе же надо доставить эти образцы? Ты уверен, что они не испортятся за ночь или не привлекут каких-нибудь монстриков? Я бы не стал рисковать.
С этими словами Тэодор подошел вплотную к оборотню и заглянул в глаза.
- Мой дом всегда открыт для тебя, Фейт. Приходи в любое время. И даже ночью, когда ворота Академии запираются магией, тебе стоит только позвать…Пусть я пока не люблю тебя так сильно, как ты этого заслуживаешь, но ты дорог мне, охотник. Ты мой, как говорит Ньель. И в коем-то веки я с ним согласен. Ты мой, а драконы никогда не отдадут свое кому бы то ни было. Запомни это, Фейт.

Отредактировано Тэо (2012-04-23 22:56:14)

+2

19

— Я думаю, нам лучше все-таки пойти в город.
Фэйт сосредоточенно затягивал ремни на сумке, слушал доводы Тэо и улыбался. Почему-то грело то, что дракон помнит и о его работе тоже, и даже не задаёт глупых вопросов, на которые гепард время от времени нарывался. Бывали в его жизни странные особы, которые делали круглые глаза, таращились и спрашивали: «Но зачем тебе такое опасное, ведь можно просто шкуры продавать?».
Зачем-зачем… Затем, что это требует куда больше увёртливости и ума.
— Которого у тебя нет, — ввернул Ньель добродушно.
— Образцы я доставлю завтра, заказчик уверял, что они гарантированно не испортятся в течение пары-тройки дней. Так что, наверное, будет умнее отправиться домой, я там не был довольно долго, а ведь…
Фэйт придержал рукой бешено заколотившееся сердце, когда Тэо подошёл вплотную, поднял голову, встречая взгляд в глаза и внимательно слушая.
— Твой, — гепард как будто попробовал слово на вкус, растерялся, не зная, как реагировать, потом робко улыбнулся, и сказал невпопад, — Ньель такой болтун…
Фэйт сдвинул сумку за спину, порывисто обнял дракона, изо всех сил стараясь скрыть дикую радость от того, что услышал это «мой», но это не получалось. Глаза засияли золотистыми искрами, узкие зрачки расширились и Фэйт безотчётно потянулся к губам Тэо, оставил на них быстрый неумелый поцелуй и тут же быстро заговорил:
Я… наверное, пойдём, ты прав, мало ли, может быть по закону природы у этих цветов есть какой-то естественный враг, странный вегетарианец, который сейчас примчится ужинать, а тут мы с тобой стоим, в качестве десерта… Я запомню. Я никогда не забуду, Тэо, — оборотень быстро выстрелил взглядом по периметру поляны, на которой разыгралось побоище, кожей уловил присутствие чужих и потянул дракона за собой в сторону тракта. На самом деле стоило отсюда выметаться, и чем быстрее, тем лучше. По дороге гепард то проваливался в молчание, то начинал с воодушевлением рассказывать о том, из чего вообще состоит жизнь охотника, потом с грустью рассказал о смерти другого охотника, и как та смерть притащила его в Дальет.
Я пришёл, чтобы заплатить его долги. Так принято. Вместо того чтобы загрузиться долгами, мне перепала работа вот с этими цветами.
Они благополучно миновали ворота — повезло, проскользнули, Ньель иногда вворачивал какие-то фразочки, поддерживая разговор. почему-то гепарду было чертовски хорошо, просто до боли. Он не мог не прикасаться время от времени к Тэо, как будто не доверял собственным глазам и старался убедиться в том, что тот действительно идёт рядом и, кажется, даже улыбается. Ему…
Район Боглах показался Фэйту слишком непритязательным для огненного дракона, но он всё равно с простодушной гордостью показал на дом, который уже начал считать своим.
Вот. Конечно, он ещё не мой, я его снимаю, но у меня есть право выкупа, хозяин пообещал. И, наверное, я его всё же выкуплю, как только соберу деньги. Я проверил весь дом, он крепкий. Там пустовато, но есть камин, — гепард глубоко вздохнул, — живой огонь в доме, это что-то невероятное, когда зимой смотришь в камин, и понимаешь, что снаружи творится ледяной ужас, то становится очень хорошо. Этот дом тоже всегда открыт для тебя, в любое время. Ключ от двери вот здесь, — Фэйт выудил ключ из-под крыльца, и серьёзно посмотрел на Тэо, — если тебе нужно будет место, чтобы отдохнуть от всех или, не дай Многорукая, спрятаться, то этот дом всегда тебя примет и укроет. Всё моё — твоё.

+1

20

Всю дорогу до города Тэо вспоминал тот мимолетный и какой-то неуверенный поцелуй оборотня и улыбался как дурак.
«Неужели так мало надо мне для счастья? – удивлялся он сам про себя, - один легкий, почти невесомый поцелуй и дракон готов растечься лужицей. Кошмар. Это просто никуда не годится. Так этот оборотень совсем обнаглеет и заставит тебя стелиться ковриком».
Но подобные мысли совершенно не влияли на умиротворенное настроение Тэо. Дракон гнал их от себя, не желая даже думать о подобных вещах. Почему-то он был уверен, что охотник никогда не воспользуется своим влиянием на дракона.
«Странно это звучит – влияние на дракона, - ввернуло подсознание, - а ты уверен, что он есть, это влияние? И возможно ли вообще влиять на такого упрямого типа как ты?»
Тэодор мысленно усмехнулся, чувствуя себя идиотом, спорящим сам с собой.
На дракона возможно влиять только в том случае, когда этого хочет сам дракон.
А Тэодор хотел. Хотел, чтобы у него был тот, кому он мог бы безоговорочно верить, тот, кто мог бы остудить горячую голову дракона, склонного встревать во всяческие авантюры. Голос рассудка что ли. И главное – дракон хотел, чтобы где-то в этом мире, пусть не обязательно рядом, была хоть одна душа, ради которой и стоит встревать в эти авантюры.
И вот уже город, и конец их маленького приключения так близок. Но что будет дальше? Чего ждать, к чему готовиться? Дракон не знал ответы на эти вопросы. Все было внове, и все было таким зыбким, что казалось достаточно одного неосторожного слова или жеста и все исчезнет, словно дым. И дракон снова останется один.
Но вот этого Тэодор не собирался допускать. Оборотень еще не видел и не знает, как драконы борются за то, что считают своим. И один раз признав это, Тэо уже не отступится. Так что…
Тэодор усмехнулся, приходя в хорошее расположение духа. Фейт конкретно попал. Правда, он еще не знает об этом. Но он узнает, Тэодор позаботится об этом. Только будет уже поздно – назад дороги уже нет. Ни для охотника, ни для самого Тэо.
Дом оборотня находился на самой границе Боглаха. Видно, что охотник очень гордится своим жильем. Он с такой радостью показывал дракону сой дом и немудреную обстановку в нем, что все неприятные мысли окончательно покинули Тэодора, уступив место радости за друга и надежде, что возможно, Фейт станет кем-то большим, чем друг.
- Свой дом – это замечательно, - улыбнулся Тэодор, с интересом осматривая жилище охотника, - я вот в общежитие живу. Какой уж тут дом. Нет, у моих родителей конечно же есть особняк неподалеку от замка, вот только у меня как-то не получается считать его своим домом. Мне там всегда рады и я не испытываю никаких неудобств. Но это – дом моих родителей. Не мой.
Тэо вовсе не собирался смирять своего любопытства, осматривая, трогая, разве только что не принюхиваясь ко всему, что заинтересовывало его. Остановившись около камина, Тэодор лукаво посмотрел на оборотня и закопался в своей сумке, как обычно висевшей через плечо.
- Камин – это хорошо. Это по-настоящему здорово, - дракон улыбался, копаясь в сумке, - и живой огонь – это действительно чудо. Но я хочу подарить тебе одну вещицу, которая сделает твой камин и твой дом еще уютнее. Да и в дороге поможет.
С этими словами Тэо вытащил из сумки плоский кругляш амулета с дырочкой для цепочки. На одной из поверхностей металлического кругляша было искусно выбито изображение ящерки.
- Вот. Настоящий драконий амулет. Огненная саламандра. Стоит только захотеть и…
Дракон с легкостью фокусника активировал амулет, лежащий на его ладони. Тотчас же ящерка, нацарапанная на нем, открыла алые глазки-бусинки и приподняла головку над поверхностью амулета.
- Смотри, какая прелесть, - дракон погладил кончиком пальца ящерку, полностью вылезшую на амулет, - она может согреть без всяких дров или угля. – Будто в ответ на эти слова саламандра на ладони дракона вспыхнула, словно маленький костерок, ее чешуя покрылась язычками пламени, и металлическая ящерка превратилась в огненную.
- Ее не надо кормить, ведь она не живая в полном смысле этого слова. Пищей ей служит огонь или солнечный свет. Ее можно брать с собой в дорогу – она воспламенит даже самые сырые дрова, и даже если не будет дров, она сможет согреть уставшего путника. Согреть, но не обжечь. Возьми ее, Фейт, и я буду знать, что тебе не грозит замерзнуть где-нибудь в зимнем лесу или в промерзшей насквозь пещере. Возьми на память обо мне, - и дракон протянул ящерку оборотню.

Отредактировано Тэо (2012-04-29 20:11:20)

0

21

— Я вот в общежитии живу.
Гепард смешливо прищурился. Он помнил комнаты Тэо в общежитии. Да что там помнил, он мог точно сказать, где что лежит, чем там пахнет, где находится спальня, и даже какая на ощупь его кровать. И запах разгорячённой кожи дракона он помнил всё время. Самое смешное и глупое было в том, что можно помнить и спальню, и кровать, и запах, и даже малейшую реакцию этой кровати на поворот тела. И за всеми этими воспоминаниями не было ни капли того, что обычно сразу подозревается. В самом деле, какая уж тут чувственность после того мощного отката у дракона.
Я помню твою комнату в общежитии, — мягко засмеялся Фэйт, — надеюсь, что у тебя на ковре не осталось кровавого пятна от моего визита, иногда я такой дурак, что вот Ньель просто слов не находит, даром что он болтун.
Амулет с саламандрой гепард рассматривал с детским любопытством, когда ящерка вспыхнула огнём даже губу прикусил, чтобы не начать восторженно вякать и не напугать маленькое чудо. Фэйт время от времени вскидывал взгляд на Тэо, тянулся кончиками пальцев к ящерке, как будто собирался погладить, и в то же время опасался обжечься.
— Спасибо, — гепард неловко улыбнулся, тут же смутился, — было бы ужасно обидно замёрзнуть насмерть с таким амулетом на шее. Я не понял, как ты её позвал.
Было ужасно стыдно за свою первозданную тупость, даже слёзы на глаза навернулись. Моментально расцвели в памяти все обидные прозвища, которые гепард получал в обилии что по поводу своей тупости, что по поводу внешности.
— Понимаешь, Тэо, — Ноу постарался объяснять спокойно, — у меня и с Ньелем не очень ладится, а что ладится, так это только потому, что он сам себе не дурак. Если бы он был просто кристаллом, который нужно вот как-то вызывать к жизни, я бы сейчас наверняка уже не дышал. То, что для тебя так же просто и естественно, как выпить стакан вина, для меня огромная тайна, которой нужно учиться. Да и то не факт, что получится научиться.
Фэйт держал на ладони амулет с ящеркой, смотрел, как она топчется по кругляшку, укладывается, как будто собралась спать, и пытался сообразить, как уговорить её не гаснуть, но саламандра не слушала его вскипевших мыслей, и этого следовало ожидать. В конце концов она устроилась, и снова оказалась резным украшением. От разочарования в собственных талантах у Фэйта немилосердно заломило виски. Он осторожно погладил амулет, понял, что он тёплый, но это было, пожалуй, и всё, что он смог уловить.
Так и стоял перед драконом, дурак дураком, с амулетом на ладони.
Гепард для профилактики вытер глаза, чтобы Тэо не подумал, что он тут собрался расплакаться, и виновато улыбнулся. Губы дрогнули осколком старого страха, и появилось огромное желание сделать шаг назад. Но это же был Тэо…
Вряд ли он разозлится. В конце концов, я же его предупредил, что я дурак, и не учился ничему. Так сумасшедший умрёт от голода, сжимая в кулаке золотую монету, потому что она красивая. Ему и в голову не взбредёт купить еды, потому что он не связывает понятия «вот это красивое в руке» и что-то, что можно обменять на еду.
— Ты ведь научишь меня? — вопрос прозвучал с надеждой.
Фэйт понимал, что у дракона груда каких-то своих дел, и потом, ведь Ньель, когда выдёргивал Тэо на тракт, вряд ли спросил, как у того со свободным временем.
Он же студент!
Надеюсь, что Ньель выдернул тебя не с экзамена, — спохватился гепард, — я не хочу, чтобы у тебя были неприятности!

+1

22

- Ковер? – Тэодор удивился тому, что оборотень помнит даже такие мелочи, - так нет его, ковра-то. Я прожег на нем недавно огромную такую дыру, да и выкинул на помойку. Зачем мне горелый ковер. А новый все некогда купить. Тут все так закрутилось. Столько проблем на голову свалилось, причем одновременно. Не до ковра было.
Тэодор замолчал, перебирая свои «проблемки», одна из которых стояла прямо напротив него, сжимая в кулаке огненную саламандру.
Да уж, проблем у дракона накопилось действительно немало: Одна кровная связь чего стоит. А ведь есть еще и темный маг, окопавшийся в Академии и его странные слова о том, что они с Тэо непременно встретятся. А тетрадь алхимика, спрятанная где-то в недрах полевой сумки дракона? Теперь, увидев, что способны сделать проклятые растения с неподготовленным дивным, Тэодор мечтал отнести тетрадь в Замок и передать кому-то более сведущему. Растения следовало уничтожить все до единого. И если записки алхимика могут в этом помочь – то следует как можно быстрее их задействовать. Тетрадка в глазах дракона перестала быть только поводом, и стала одной из причин его желания как можно скорее попасть в Замок драконов, потеснив со своего места основную причину – его, Тэо, личную Тайну. Тайну странных документов, найденных беспокойными студентами в запретной секции библиотеки Академии. Ту самую тайну, из-за которой дракон и оказался на проклятом тракте в первый раз.
Да уж, всяческих тайн и загадок, мучавших бедовую голову дракона, хватило бы и на двоих. Вот только «перекладывать с больной головы на здоровую» Тэодор не спешил. У оборотня могли быть и свои проблемы и ему вовсе не обязательно взваливать на себя еще и чужие. Да и не по плечу ему они.
Поэтому Тэодор весело улыбнулся, постаравшись согнать озабоченное выражение со своего лица.
- Объяснить? Конечно же, я все объясню, Фейт. Ты поймешь, правда. Это не так сложно, как кажется, - последние слова Тэо буквально промурлыкал в ухо оборотню, внезапно оказавшись прямо за его спиной и прижимаясь к нему всем телом, - идем, - Тэо перехватил охотника за руку и потянул к дивану, стоящему неподалеку, - идем, я все тебе объясню.
С этими словами дракон уселся на диван, усадив охотника таким образом, чтобы оказаться за его спиной.
- Ну что? Начнем урок? – прошептал он на ухо оборотню, прижимаясь грудью к его спине и кладя подбородок на его плечо, - тут действительно все очень просто. Амулет сконструирован так, чтобы даже дивные, не обладающие ни каплей магии, могли его применять. Вот смотри, - Тэо аккуратно вынул из рук оборотня амулет, - видишь, по краю пластинки вьется лоза? Это индикатор заряда. Если амулет полон энергией, то лоза замкнута в круг. Сейчас круг не полон, значит немного заряда уже потрачено. Когда амулет полностью разряжен – лозы совсем не видно. Это ясно? Теперь посмотри на другую сторону, - дракон перевернул амулет, - вот тут есть небольшой выступ, видишь? Проведи по нему пальцем, и ты почувствуешь, что он теплее, чем другие участки амулета. Это активатор и о нем мы поговорим чуть позже. Теперь переверни амулет и положи его на руку таким образом, чтобы ты всегда смог бы нажать на активатор пальцем. Вот так, - дракон помог оборотню пристроить амулет.
Аккуратно перехватив другую руку оборотня, дракон поднес ее к амулету.
- А сейчас мы попробуем активировать саламандру вместе. Я буду руководить. Для начала нужно провести пальцем по ящерке, поглаживая ее. Одновременно говоришь: «просыпайся» и представляешь, как ящерица открывает глаза и приподнимает голову. Как говорить – вслух или мысленно – не суть важно. Главное – делать все одновременно: гладить, говорить и представлять пробуждение. Если потренируешься, то все получится.
Ящерка на амулете вновь открыла глазки-бусинки, приподнялась, сладко потянулась всем телом и уселась на амулете, словно на камешке.
- Теперь надо активизировать ее, иначе она снова заснет. Процесс активации идет в два этапа: Первый – произносишь фразу – ключ и представляешь, как ящерка загорается огнем. Вообще, подобные амулеты, изготовленные разными мастерами, имеют разные фразы для активации. Конкретно мои отзываются на фразу: «гори, гори, ярко», - будто в ответ на эти слова ящерка на амулете снова вспыхнула, - вот видишь, первый этап получился. Теперь осталось нажать пальцем на активатор и одновременно погладить ящерку по спинке. Это закрепит эффект и ящерка будет работать до тех пор, пока ты не отключишь ее или пока не кончится заряд в амулете. Отключить гораздо проще, чем включить. Это сделано для того, чтобы амулет не включился случайно или по неосторожности. Для отключения надо просто сказать: «засыпай» и представить себе, что ящерка гаснет и снова укладывается на амулет. Вот так.
Саламандра покорно улеглась на металлический кругляш и затихла, снова став просто гравюрой, выцарапанной на металле.
- То, что я тебе показал – это стандартный прием обращения с такими амулетами. В таком режиме ящерка может поджечь горючие материалы – дрова, уголь и так далее, может обогревать и тело хозяина, если подвесить ее на цепочку и одеть под одежду. Температура ее такова, что она будет горячей, но не обжигающей. Но если ты попал в такие условия, когда нет поблизости дров или чего-то еще, а обогреть нужно не только самого себя, то есть еще один режим работы. Более опасный. Его обычно не показывают покупателям, во избежание травм. Но я объясню тебе. Возможно, это когда-нибудь пригодится. После активации ящерицу надо резко дернуть за хвост и тут же отбросить амулет от себя. Иначе можно заработать сильные ожоги. Амулет вспыхнет, образуя сильный костер. Деактивизировать его не маг не сможет. Костер будет гореть часа четыре-пять, а потом потухнет сам. Если захочешь потушить его раньше – сам не трогай. Попроси Ньеля. Он сможет. Все-таки его сила больше, чем у амулета. Ну, вот и все. Подзаряжать амулет следует, бросив его в пламя костра часа на два или выставив на солнце часа на четыре. Можно просто одеть его на одежду и весь день не снимать. Тоже зарядится. Причем температура не важна. Главное – чтобы солнце светило. Если есть вопросы – задавай. Я отвечу на все, - и Тэодор улыбнулся, обхватывая оборотня руками поперек талии и снова кладя голову ему на плечо.

Отредактировано Тэо (2012-05-08 06:48:48)

+1

23

Собственно, вот так — даже если ковёр и был слегка подпорчен после свистопляски с Ньелем, то окончательно пострадал не по его вине. Это почему-то успокоило Ноу, хотя, казалось бы, какое ему дело до ковров? Особенно прямо сейчас, когда пришлось срочно решать другую проблему — как заново научиться дышать, и желательно побыстрее. От неожиданного манёвра Тэо дыхание просто перехватило, и гепард принялся ловить воздух губами. Ньель проворчал что-то про не в меру впечатлительных мальчишек, которые только прикидываются взрослыми и деликатно заткнулся, а Фэйт понял, что сейчас просто растает. От Тэо отчётливо шло тепло живого тела, оборотень сдавленно выдохнул и как-то безропотно устроился на диване так, как посадили. Было уютно и подозрительно хорошо, Тэо объяснял доходчиво, удобно устроив голову на плече так, чтобы видеть амулет, и Ноу постарался не слишком отвлекаться на ощущения, но всё равно почувствовал, что лицо становится отчаянно красным. Получалось в принципе и разбудить ящерку, и уговорить её греть и светиться. Особенно гепарду нравилась мордочка маленького создания.
— А хвост потом куда? — машинально спросил Фэйт, когда Тэо упомянул большой костёр, — он же оторвётся. У ящериц отрывается хвост, потом отрастает новый. У неё тоже? Ей не больно?
Гепард без колебаний устроился в объятиях дракона так, как будто там ему было самое место, медленно потёрся щекой, куда дотянулся — об щёку Тэо. Поднял руку с медальоном чуть выше, и самостоятельно повторил все манипуляции с пробуждением ящерки. при этом почувствовал себя виноватым перед маленьким созданием. Туркают туда-сюда, не дают отдохнуть.
— А что ей вкуснее, огонь, или солнечный свет?
Оборотень сам не заметил, что начал воспринимать амулет, как живое существо, которое нужно кормить, баловать, жалеть, и крайне желательно подружиться, а обижать ни в коем случае. Совместить в голове утилитарность, например, ножа, и живое создание, которое топчется по круглому амулету, Фэйт не мог.
Тэо, она живая или неживая? — озадачено протянул Ноу, повернув голову так, чтобы хоть краем глаза видеть лицо дракона, — С другой стороны, я порой даже с ножом разговариваю…
Если откинуть голову назад, то затылок очень удобно ложится на плечо дракона, от этого становится ещё уютнее. Фэйт безотчётно поглаживал ящерку, которая улеглась снова спать, потом накрыл ладонью руку Тэо. Мелькнула крамольная мысль попросить остаться до утра, но по мнению оборотня это и так считалось предложением по умолчанию — с чего бы дракону не остаться, если он ему прямо сказал, что это теперь и его дом?
Фэйт закрыл глаза, наслаждаясь покоем, испугался, что может заснуть прямо так, а Тэо окажется в неудобном положении, и заставил себя не жмуриться.
Тяжёлый выдался день. Я ведь тебя даже не спросил, как ты себя чувствуешь — после переноса, да ещё и после драки, — поколебался и всё же уточнил, — если ты захочешь остаться, я буду рад.

+1

24

- Хвост? Какой хвост, -  пригревшийся на плече оборотня дракон уже и думать забыл про каких-то там саламандр с хвостами или без, мужественно борясь со сном.
Все-таки вторые сутки без сна дают о себе знать. Конечно же, драконы – очень выносливые существа. Но за последние несколько суток конкретно этот рыжий дракон выдержал несколько вполне серьезных схваток и погонь, а на закуску, вместо сна, успел помериться силами с призрачным темным магом. Такие приключения укатают даже дракона. Поэтому, не удивительно, что Тэодор клевал носом, удобно устроившись позади охотника. Обнимая его за талию, дракон уткнулся носом в его плечо и силой заставлял держать глаза открытыми.
«Не спать, не спать, придурок, - уговаривал он сам себя, - ишь, пригрелся и расслабился. Тебе еще в замок идти. Ведь совершенно невозможно бросить это дело на самотек. Ты просто обязан поспешить и отнести тетрадь кому следует. Да еще и тайна эта тоже требует разгадки. Нет уж, покой нам только снится. Вот разделаюсь с делами – тогда и завалюсь спать. Хоть на целые сутки».
С трудом вспомнив про вопрос охотника, - Тэодор прикусил губу, заставляя себя встряхнуться.
- Хвост развеется у тебя в руках, - стараясь держать глаза широко раскрытыми и не поддаваться зевоте, ответил Тэодор, - ящерка же не настоящая. Это просто сгусток огненной драконьей магии, выполненный в виде зверушки для красоты. Ящерка в камине смотрится гораздо привлекательнее и делает дом уютнее. Поэтому мастера и выбрали такую форму.
— А что ей вкуснее, огонь, или солнечный свет? – бесхитростно поинтересовался оборотень, поудобнее устраиваясь в объятиях Тэо.
- Вкуснее? – мягко рассмеялся Тэодор, - а вот вкуснее для нее – драконы, - последнее слово он прошептал прямо на ухо оборотню, - их магия приносит наибольшую пользу этому существу. Ведь это – плод нашей магии, наше создание.
Не совладав с искушением, дракон осторожно прикусил кончик уха оборотня и тут же зализал пострадавшее место.
- Дррраконы, - промурлыкал он, - вообще всем нравятся. Ведь мы такие обаятельные, - Тэодор снова рассмеялся, - а если мы не понравимся кому-то с первого взгляда, то мы обязательно догоним и подробно объясним нашей жерт…ммм…непонятливому прохожему, почему драконы нравятся всем. И будем объяснять до тех пор, пока не понравимся.
Мягкий диван и близость горячего тела Фейта разморили дракона и, не сумев совладать с собственной усталостью, Тэодор зевнул, сладко потянувшись всем телом.
И тут же рассердился сам на себя.
- Гоблин, - пробормотал он про себя, - не спать, придурок. У тебя еще куча дел.
С видимым сожалением отстранившись от охотника, он проговорил:
- Фейт, у тебя есть что-нибудь бодрящее или возбуждающее? Ну, там, зелье какое-нибудь, отварчик или чай? Я сейчас просто засну, а мне никак нельзя. Я должен как можно скорее в Замок попасть. И сегодняшнее наше приключение на тракте, только убеждает меня в неотложности моего дела.

Отредактировано Тэо (2012-05-13 22:13:39)

0

25

Наконец уяснив себе, как действует этот неожиданный подарок, Фэйт снова погладил резную ящерку, и мельком поудивлялся тому, что вот, у мастеров хватило времени и старания, чтобы сделать симпатичный амулет, а могли бы и не заморачиваться. От шёпота на ухо гепарду было щекотно и горячо, Ноу сам не заметил, как всё тело напряглось в ожидании чего-то, а лёгкий укус за ухо моментально выключил мышцы и оборотень обмяк в объятиях Тэо, ошалело пытаясь сообразить, с чего это его так повело, и голова тут же ухнула в какой-то туман.

Мурлычащий голос Тэо, смех, всё вместе заставляло задерживать дыхание. В общем — да, млел и бессовестно наслаждался моментом. Только из-за расслабления и пропустил первую часть вопроса, и отчаянно покраснел:
Возбуждающее есть, ты же сам мне помогал его добывать… ээээ… — до поплывшего от удовольствия мозга дошла истинная суть вопроса, и Фэйт подавился воздухом, — то есть, нет. То есть, да. Л'лос, я тебя неправильно понял…
Гепард метнулся с места, как будто это не он сейчас едва ли не урчал от удовольствия, уютно устроившись на диване, запустил руку в боковой карман сумки и протянул на ладони два маленьких шарика.
Вот… Это именно бодрящее, заснуть не даст, если есть раны, то подстёгивает выздоровление, но главный эффект — возвращает силы. Это мне дал заказчик частей вот этого цветочка, я проверял снадобье на себе, оно… ещё не продаётся. Безвредно, действует сразу, как растает на языке, — Фэйт неловко отвёл глаза, — вообще-то это капли, но я смешал с мукой и мёдом. Они от этого хуже не стали, можно так проглотить, не жуя. Но есть одно «но». Глотай только один. У тебя в запасе будет двенадцать часов. Потом можно проглотить ещё один, ещё двенадцать часов ясного рассудка и полных сил. После этого ты обязательно должен лечь спать, иначе тело тебе отомстит упадком.
Судя по всему, у Тэо на самом деле были важные дела, Фэйт проводил его до двери, подавляя желание уцепиться за рукав. Даже сам удивился, с каких это пор он стал таким прилипчивым?
Удачи тебе в твоём неотложном деле, Тэо, — Фэйт прислонился плечом к косяку, — я своими делами займусь только завтра…
Только теперь до гепарда дошло, до какой степени он вымотался. И пожалуй он был рад тому, что беготнёй с отдачей добычи можно заняться уже завтра. Сейчас же от удовольствия осознавать, что он будет спать в безопасном доме, а не на Драконьем тракте, лицо осветилось улыбкой. Теперь сердце было на месте, и даже, кажется, жизнь начала налаживаться.

0


Вы здесь » Dal'et » Флешбэк » Не все цветочки годятся на веночки