Dal'et

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dal'et » Гелвен » Хижина Эльвина


Хижина Эльвина

Сообщений 91 страница 101 из 101

91

Ни одного заболевания, ни одного яда или проклятия, дающего симптомы, которые сейчас наблюдались у единорога, Элори не удавалось вспомнить. По крайней мере за то короткое время, пока они двигались в сторону гостиной. Чтобы сразу и осиплость голоса, и, по-видимому, снижение зрения, нарушения опорно-двигательного аппарата… Больные суставы тоже хрустят, бывает, но не с таким громким и тошнотворным звуком, что чуткие драконьи уши инстинктивно дернулись, а волосы сделали попытку встать дыбом. Целитель подумал сразу же о переломе, но, к его облегчению, обошлось. То есть на этот раз обошлось.
- Будет очень хорошо, если… - начал было Крайтель, но, не договорив, резко рванулся вперед в попытке подхватить начавшего падать Эльвина. В любом случае не успел бы, слишком далеко стоял, но единорог все же не упал, и даже успешно добрался до дивана, куда рядом тут же сел хмурый дракон.
- Я бы хотел узнать, что именно вас беспокоит и в результате каких событий. – Элори взял пациента за руку, сосредоточенно считая пульс. По сути, ему это было не нужно, но хорошо помогало при первых этапах изучения организма. Пока осторожно и не слишком навязчиво, но уже то, что дракон узнал в самом начале, заставило его ошарашено замереть на несколько секунд. Но уже совсем скоро в голове начал вырисовываться примерный план лечения, что было само по себе весьма неплохо. Другое дело, что пока лечение представлялось в основном симптоматическим и играющим по большей части вспомогательную роль. Организм единорога справлялся с неизвестной гадостью, медленно, но достаточно эффективно. Самой эффективной помощью - нельзя, конечно, утверждать точно, но теоретически, могли быть составы, ускоряющие очищение и самовосстановление крови. Нет, нельзя пока – при истощении слишком сильная встряска, сначала нужно восстановить силы. Значит общеукрепляющее, хорошее питание и поменьше двигаться, остальное потом. Полностью занятый обследованием, Крайтель перестал обращать внимание на запах, хотя навязчивое чувство какой-то опасности осталось.

0

92

Подумать только, какую чудовищную одышку порой может вызвать обыкновенная прогулка до входной двери и обратно! Признаться, Аарот впервые чувствовал себя настолько слабым и беспомощным, включая даже вчерашние события. Вчера он испытывал панический страх, невыносимую боль, приближение смерти - что угодно, но не такое отвратительно вязкое чувство, которое способен вызвать только строгий комплекс из адекватного мышления и абсолютно не подчиняющегося мозгу тела. Кошмар, да и только.
Сердце в который раз за сутки серьезно угрожало целостности и сохранности ребер. Оно походило на крохотный, но неугомонный кузнечный молот, а облепленные затвердевшей черной гадостью кости вполне смахивали на неаккуратные неподатливые куски металла, так и выпрашивающие тщательной обработки. Достойный тандем.
Мало-мальски переведя дыхание, единорог покосился на руку Элори. Странно, но собственная кожа словно подпитывалась живой энергией могущественной бледной руки...или показалось? Да нет, вот же: в тех местах, где касались пальцы целителя, рука практически приобрела нормальный цвет и казалась вполне жизнеспособной. Пелена с глаз медленно, но все же отступала: теперь Аарот мог видеть четко, но радиус обзора оставлял желать... Да что там, радиуса вообще никакого не было. Вертеть глазами абсолютно бесполезно, можно глядеть только строго перед собой.
Немного поудивлявшись увиденному, Эльвин прочистил горло и поднял глаза на лицо гостя. Сомнений не осталось: перед ним древний могущественный дракон. Впрочем, его древность не оставила ни малейшего отпечатка на безупречном молодом свежем лице, что не могло не радовать. Всем бы так.
Монолог получился торопливым и несколько бессвязным, словно белогривый старался успеть выложить всю информацию, пока не иссякли силы.
- Да пожалуйста. - Единорог отчего-то заметно повеселел. Улыбка на измученном лице оказалась вполне искренней. - Беспокоит вот что: ночью у меня вместо крови в венах какая-то вязкая жижа оказалась, очень походила на смолу, но не ароматом уж точно. Ею вся кухня залита, к слову. Думаю, то, что там осталось, сейчас покрывает все мои сосуды изнутри и очень хочет забрать меня по ту сторону. Не знаю, каким уж чудом я не умер... Точнее, я был уверен, что умер, но друзья меня спасли, так что сейчас я вполне себе живой, если это можно так назвать. - Аарот виновато пожал плечами. - Такое чудище из меня сделал поначалу весьма приятный артефакт, который я по необходимости использовал, предварительно не изучив, так что получил по заслугам. К сожалению, та штуковина уже благополучно уничтожена, - собственно, подозреваю, что именно поэтому я еще не холодный, - и Вам не удастся на нее поглядеть. Она раны заживляла, - выговорившись, алхимик захлопнул пасть и вожделенно уставился на своего спасителя, ожидая вердикта. - Жить буду?

0

93

Услышав об артефакте, дракон насторожился и немедленно решил взглянуть на ауру пациента. С минуту он «любовался» открывшимся видом, затем, сдержав вздох, отвлекся на другие проблемы.
- Смотрите на меня и не мигайте. – Оставалось лишь гадать, насколько проклятие (за неимением точного термина Элори решил назвать явление именно так) успело повредить ткани. Внушало оптимизм восстанавливающееся зрение, но после внимательного осмотра целитель не был в этом так уверен. Ему тут же захотелось высказаться на тему осторожности в применении незнакомых артефактов, по преподавательской привычке, но Крайтель вовремя себя одернул, поскольку не время, не место, да и слушатель не тот.
- Конечно будете. – Сама постановка вопроса немного смутила дракона, поскольку обычные пациенты обычно слишком опасались услышать отрицательный (или близкий к этому) ответ, чтобы быть настолько прямолинейными. Спишем на профессиональный фатализм. При этой мысли Элори чуть улыбнулся и продолжил: - Причем независимо от результата лечения. Сейчас вопрос в том, что самостоятельно вы можете выздороветь примерно за две недели. С помощью некоторых травяных снадобий, поддерживающих организм и ускоряющих выведение, хм, субстанции, примерно за неделю. Если лечить магически – от двух до пяти дней.
В голосе проскользнули привычные лекторские интонации, призванные наиболее полно донести до слушателя информацию. То есть до студентов. Сейчас в этом не было никакой необходимости, поэтому следующие слова прозвучали мягче.
- Я могу сделать так, чтобы часть вещества вышла наружу и его можно было просто смыть с кожи. Но это достаточно болезненно, к тому же очистятся только подкожные вены… - потому что если действовать глубже, то нынешние ощущения покажутся ничем по сравнению с болевым шоком. Элори внимательно посмотрел на единорога, ожидая его решения. Можно, конечно, подлатать энергией немного. Ненадолго, зато прямо сейчас. Больше всего в данный момент дракона беспокоила частота пульса. Слишком большая нагрузка на сердце, вынужденное нагнетать кровь в залепленные черной гадостью сосуды, точно не была полезной, поэтому целитель коснулся кончиками пальцев висков единорога, передавая энергию. По сути этого было достаточно, чтобы организм сам себя начал активно восстанавливать, поскольку болезнь не прогрессировала.

0

94

Аарот послушно выполнил просьбу целителя, ибо знал не понаслышке, как раздражает, если пациент отказывается выполнять указания и вообще ведет себя как попало. При осмотре необходимо максимальное сосредоточение со стороны как врача, так и пациента, и единорог старался быть самым что ни на есть образцовым пациентом. Но Элори это почему-то не обрадовало... Неужели состояние белогривого настолько шаткое и скверное?
Внимательно выслушав все возможные варианты лечения, Эльвин задумался. Все, что ему необходимо - это встать на ноги как можно скорее любой ценой. Валяться больным целых две недели в воняющем доме с разбитыми окнами и дырой в полу на кухне - та еще роскошь, единорог и так уже отчаянно морщил нос и чувствовал приступы легкой паники при мысли о том, какой бардак творится вокруг. По правде говоря, глаза этого бардака все еще не видели, но это не отрицает его присутствия как такового. Да и работа не ждет. А поэтому...
- Элори, пожалуйста, сделайте все, что требуется для наискорейшего выздоровления, я согласен на что угодно. Болезненно - пускай, для меня главное - поскорее вернуть работоспособность... Разумеется, цена тоже не имеет значения. - Единорог кивнул, захрустев шейными позвонками, и сморщился от боли. Уж лучше не делать лишних телодвижений, а то еще прикончит себя случайно, чего доброго.
"Никогда бы не подумал, что дойду до такой консистенции, что придется платить другому целителю за возвращение к нормальной жизни..." Немного поразмыслив, Аарот решил считать это полезным и забавным опытом, мало ли что бывает.
Кажется, скоро снова должно быть больно? Эльвин испытывал какой-то странный пофигизм по этому поводу, поскольку знал, что после такой процедуры должно стать полегче. Да и с Элори не станется, он ведь дракон, силушки у него гораздо больше, чем у единорога, так что магическое лечение не должно его ослабить. По идее. Белогривый уже не раз убеждался, что в этом полном чудес мире просто нет места какой-либо теории.
Прикосновение прохладных пальцев к вискам отдалось покалывающим теплом, обволакивающим голову и быстро, но плавно плывущим вниз по телу. Сердце перестало драться с ребрами, даже в глазах немного прояснилось, и Эльвин тут же принялся с интересом разглядывать своего спасителя, дабы подавить соблазн осмотреть дом и тут же приступить наводить порядок. "Педантичность рано или поздно меня погубит."
Алхимик адресовал дракону благодарную улыбку, полную облегчения.

+1

95

От замечания об оплате Элори отмахнулся жестом, приблизительно трактуемым так: «Неужели вы думаете, что именно сейчас это важно?». На самом же деле целителя этот вопрос вообще если интересовал, то в последнюю очередь. Тут было дело в принципе, нет в Принципе, который появился в те времена, когда дракон понял, что преподавательский оклад с лихвой покрывает все его скромные расходы, а лишние средства создают ненужное беспокойство. Поэтому уже много лет целитель брал деньги только с тех своих частных пациентов, которые успевали его основательно достать за время лечения. А сейчас, как бы цинично это не прозвучало, Крайтель наслаждался работой.
- Раз так, то не будем тянуть. – Тем более, что такое «удовольствие» затягивать точно не стоит. Вернее, стоило бы немного восстановить силы прежде чем снова подвергать организм такому испытанию, но раз требуется быстро, рискнем. Элори еще раз взглянул на единорога острым профессиональным взглядом и полез в свою сумку, вынимая оттуда несколько флаконов. В первом плескалась прозрачная жидкость с проскальзывающими в ней иногда голубоватыми искрами, во втором – нечто вязкое, темно-зеленого цвета,  третий был наполнен белыми гранулами.
- Это – общеукрепляющее, - целитель вручил Эльвину флакон с прозрачным лекарством, потом с некоторым сомнением встряхнул второй, - А здесь экстракт, восстанавливающий нормальный состав и объем крови. Гранулы способствуют выведению ядов и других подобных веществ. Как принимать, я сейчас напишу.
Все составы были сделаны с примением драконьей магии, по личным рецептам Крайтеля, поэтому он не удивился бы, если Аарот потом решил лечиться собственными методами. В конце концов, единорог сам опытный целитель, но раз Элори взялся за дело, то выполнить его только наполовину он не мог. Поэтому быстро достал из сумки лист бумаги, на котором магически, за отсутствием поблизости пера, написал несколько строк рецепта, а затем придвинулся ближе к пациенту.
- Начнем? – Целитель вопросительно посмотрел и, не дожидаясь ответа, коснулся пальцами шеи Эльвина, нащупывая яремные вены. Незаметно он передал еще немного энергии, опасаясь, что во время процедуры ослабленный проклятием пациент может потерять сознание от боли, чего бы не очень хотелось.

+1

96

Завидев небрежный жест в ответ на высказывание об оплате, единорог убедился, что нисколько не ошибся в благородстве, которая неоспоримо присуща доброму дракону. Скажите на милость, какой из целителей будет обсуждать цену своего труда и торговаться, когда пациент находится в более чем печальном состоянии? Нет, конечно, бывают и такие, ничего не скажешь, но вряд ли их можно назвать хорошими врачами, ведь невозможно даровать окружающим существам здоровье и силу, если заведомо заботишься только о собственном благополучии. Целители без сострадания - монстры, а не благодетели.
- О... - Аарот с интересом разглядывал флакончики, один за другим появляющиеся на свет из сумки Элори. Субстанции в каждом из них не поддавались описанию: единорог был абсолютно уверен, что рецепты этих зелий невозможно найти в обычном руководстве по изготовлению, которое конь знал почти наизусть, для их создания наверняка использовалась какая-то особая специфическая магия. Лекарства показались белогривому...безупречными. - Да... Большое спасибо. - Эльвин наскоро пробежал глазами текст на исписанном листе и отложил его на чайный столик вместе с драгоценными сосудами. - Заранее обещаю четко придерживаться инструкции. Хватит с меня экспериментов... - Алхимик был уверен, что драконьи лекарства поставят на ноги куда быстрее и надежнее, чем его собственные. Ну не мериться же ему силой с одним из представителей древних творцов мира!
Эльвин немного поднял голову и убрал запекшуюся гриву с шеи, хрустя костями, чтобы открыть для Крайтеля изболевшуюся кожу. От прикосновения снова стало приятно покалывать, но единорог не придал этому особого значения. Усевшись поудобнее, больной сложил руки на коленях и постарался расслабиться, сконцентрироваться на чем-нибудь, на чем угодно, чтобы не нырнуть в предстоящую боль с головой и не потеряться там без вести в который раз за последние сутки. Например, на глазах целителя. Да, самое оно, таким глубоким цветом, пышущем мудростью и добротой, вполне можно отрешенно напиваться, чтобы не потерять голову.
- Я готов. - Левая рука белогривого нервно дернулась.

0

97

Заклинание, которое Элори собирался применять, ему самому очень не нравилось. Наверное из-за того, что однажды он испытал все «изумительные» ощущения от применения этого, в сущности, простого метода на себе, когда помощница лекаря в полевом госпитале, недолго думая, устроила раненому дракону передозировку сгущающегго кровь снадобья.
Предупредить? Обычно этого Крайтель не делал. Многие впечатлительные существа склонны додумывать то, чего на самом деле нет, но, как им кажется, должно быть, а потом страдать по-настоящему. Сейчас же дракон посчитал неправильным умалчивать о подробностях того, что ждет дракона после произнесения заклинания – о том, что будет не просто больно, и – главное – о риске. Только преподнести эту информацию стоило по возможности аккуратно, поскольку заметно, что единорог и так нервничает.
- Это заклинание применяется в редких случаях, например, когда нужно очень срочно очистить кровоток от сгустков крови или других субстанций. – Непроизвольно голос Элори приобрел модуляции, которые появлялись в нем обычно только при лечении больных детей – уже достаточно больших, чтобы не требовалось сюсюкать, но все еще очень восприимчивых к интонации. – Очень эффективно, но неприятно, и дело даже не в боли, вернее, не столько в ней. На время процедуры снижается болевой порог, то есть становится почти невозможным терпеть. И еще…
Дракон сделал паузу. Ему пришла в голову мысль, что Эльвин, вполне вероятно, может знать этот метод – но это не отменяет того, что целитель обязан сказать. Он снова нащупал пульс, в этот раз на сонной артерии, и только потом сказал:
- Результат взаимодействия лечебной магии с проклятием предсказать невозможно, - а вот все возможное я сделаю.
Собственно делать Крайтель начал теперь уже незамедлительно, он мысленно произнес заклинание и почувствовал медленно нарастающую силу магии. Эта медлительность оказалась сродни опасной неторопливости лавины – на краткое мгновение целитель испугался, что потерял контроль над собственным творением, а затем почти неожиданно для себя ощутил отголоски состояния пациента, позволяющие наблюдать за процессом действия заклинания. Пока все шло в рамках нормы и вмешательства не требовалось, но Аароту Элори ой как не завидовал в этот момент.

0

98

Единорог нервно поерзал на приятно-шершавой обивке дивана, слушая успокоительную речь величественного, но не заносчивого существа. То есть, он подумал, что поерзал, но на деле же бедра совсем не послушались слабого импульса мозга и только слегка вздрогнули, не сдвинувшись ни на миллиметр.
Аарот обреченно вздохнул. Как же, все-таки, противно ощущать себя таким беспомощным.
Странно, но до слов Элори алхимик нервничал куда меньше, чем после них. Да, Эльвин в теории знал о таком методе лечения, но сам к нему никогда не прибегал, потому что не располагал достаточно сильной магией, чтобы удержать заклинание под контролем и не навредить пациенту своими действиями. А одних описаний, понятное дело, мало, чтобы нутром понять, насколько болезненным и неприятным может быть процесс. А вот успокаивающие, почти уговаривающие интонации белокурого дракона заставили задуматься: если такое мудрое существо решило успокоить и подготовить вполне себе взрослого и сознательного мужчину, к тому же тоже медика, который повидал на своем веку немало кошмарных вещей - это действительно кое-о-чем говорит. Конь судорожно сглотнул, стараясь не выдать свое беспокойство.
Но длилось волнение недолго: спустя пару минут Аарот понял, что хуже, чем вчера, уже не будет. Вчерашнее он пережил - переживет и лечение, знай наших.
- Это тоже в своем роде опыт... - Единорог прогнусавил, наклоняя голову и открывая артерию на шее для тонких целебных рук.
...а последняя фраза из уст водного вообще заставила сердце срочно рыть туннель к пяткам, что сделать оно, конечно же, не успело.
И снова, во второй раз за сутки, белогривый оказался намертво парализован раздирающей изнутри болью. Это что, защитная реакция конского организма такая? Чтобы, как вчера, не решил, что смерть лучше, и не попытался перерезать себе глотку? Что ж, если так, то очень полезная штука, ибо вариант со смертью казался Эльвину как нельзя привлекательнее.
Глаза под закрытыми веками закатились, и ни звука не слетело с пухлых запекшихся губ, обрамляющих черную пропасть сухого рта. Измученное тело не дрожало, не извивалось и не билось в конвульсии - оно просто окаменело, стало словно высеченным из мрамора. И что самое ужасное - сейчас Аарот сохранял полноценную ясность сознания, следовательно - ощущал и запоминал каждую секунду невыносимой боли, словно каждый сосуд, каждую веночку изнутри выжигали добела раскаленными прутьями. Алхимик всерьез боялся, как бы большое сердце не разорвалось от болевого шока.
Ощущая, как по коже ползет что-то горячее и тяжелыми жидкими кусками скапывает на диван, единорог мысленно молил Миеликки подарить ему долгожданный покой, и все равно - вечный или все же не очень.

0

99

Проблемы начались в тот момент, когда Элори уже окончательно решил, что их не будет. Каждый целитель подтвердит: срочная импровизация в деле лечения – это риск и для пациента, и для лекаря, пусть таким образом и были сделаны большинство открытий в целительстве. Сейчас же надежных и проверенных умений дракона просто-напросто не хватало, поскольку заклинание, котрое он сейчас применял, не было рассчитано на то, что извлекаемые магией субстанции будут, так скажем, сопротивляться.
Крайтель буквально физически чувствовал, как непонятная черная гадость, остаток проклятия неизвестного амулета, отторгает магию исцеления, причиняя этим ужасающую боль. По большому счету попытки целителя все же справиться с залепляющим сосуды веществом напоминали банальное перетягивание каната, и эта невидимая борьба могла продолжаться до тех пор, пока или единорог не потеряет сознание от боли, или же дракон упадет от изнеможения, вложив немаленький запас сил в заклинание.
За мгновение до того, как разжиженная магией субстанция начала неохотно, но поддаваться, мелкими черными каплями проступая на коже, Элори задержал дыхание, чтобы не потерять контроль над собственным разумом, снова вдохнув запах проклятой крови. Ему все равно хотелось дохнуть огнем, чтобы окончательно покончить с омерзительным колдовством, но пока можно было контролировать себя. А когда в легких кончился воздух, действие заклинания целитель уже отменил и чуть подрагивающей от напряжения рукой потянулся стереть со лба холодный пот. Однако вовремя заметил, что на его пальцах тоже черное.
Действительно, похоже на смолу. Еще не до конца вернувшись в реальность, дракон растер липкое, маслянисто блестящее вещество между пальцами. Сейчас оно не выглядело, не чувствовалось опасным, но это вовсе не означало, что его не нужно немедленно смыть. Вернее, если учитывать состояние Аарота – Элори осторожно коснулся лба единорога, проверяя, насколько «лечение» оказалось тяжелым для и так ослабленного организма – лучше всего будет воспользоваться магией. Остатков сил после применения заклинания должно было хватить на какое-нибудь безыскусное бытовое заклинание, одно из тех, которые во множестве осели за годы жизни в драконьей памяти.

0

100

Секунды тянулись так медленно, словно были истощенными путниками, потерявшимися в бескрайних просторах пустыни под жестоким палящим солнцем и едва-едва передвигающими ноги. Проваливаясь в вязком затягивающем песке, они жарились в беспощадных лучах без единой капли воды и рисковали вот-вот рухнуть, испустив дух, остановиться и навсегда оставить бедного единорога в этой хитроумной и прочной ловушке из невыносимо мучительной боли. Ад при жизни. Или, может, он уже и не живет больше, и это действительно никогда не кончится?...
Аароту казалось, что он попросту теряет разум, что собственное тело больше не слушается его и никогда не начнет слушаться снова, что теперь это мучение и есть его настоящая реальность, в которой он и встретит свой конец. Радовало одно: такими темпами конец не должен заставить себя ждать. Единорог пытался пошевелить хотя бы пальцем, ибо ему казалось, что если кричать и извиваться, выплескивая мучения хотя бы на какую-то мизерную часть, то непременно станет немного легче... Но, увы, нервные окончания напрочь игнорировали импульсы, посылаемые измученным мозгом. Конь был намертво скован то ли болью, то ли самим загадочным заклинанием.
Эльвин даже не сразу осознал, что все закончилось. Он продолжал точно так же сидеть без движения, и только когда холодная ослабевшая рука коснулась лба, синие тусклые глаза медленно открылись. Вероятно, выглядел он ужасно... Весь в вязкой зловонной смоле, некогда белые волосы сплошь облеплены и свисают до пояса черными блестящими комками, и на фоне этого кошмара - два полумертвых глаза со вновь белоснежными белками. От мимолетного взгляда на свое отражение в настенном зеркале единорога передернуло.
Сосуды ныли, но это чувство даже можно было назвать приятным после всего пережитого.
Аарот склонил голову, часто моргая, и закашлялся, попытавшись заговорить. Через несколько минут приступ прошел, и конь хрипло произнес:
- Думал, умру. Хотя все еще не уверен... - Посчитав это достаточно полным отчетом о своем состоянии, Эльвин кивнул в сторону двери в ванную. - Могу я попросить вас подождать немного и принять душ прямо сейчас? Вижу, вам тоже нужна вода... - Взгляд на драконьи пальцы, измазанные черной гадостью. - На кухню сейчас ходить не стоит...можете пройти в ванную первым.
Говорить оказалось так приятно. Аарот улыбнулся, чувствуя, как по жилам струится живая кровь, уже почти такая же жидкая, как и положено. До чего же теплое и приятное чувство.
- Спасибо большое. - В голосе слышалось такое облегчение, что сложно даже представить.

0

101

- Думал, умру. Хотя все еще не уверен...
-Уверяю, вы все еще находитесь на этом свете. – Впечатлений последних минут еще не успели потускнеть, поэтому улыбка Элори получилась немного кривоватой. – Причем с очень большой вероятностью и продолжите в том же духе.
Целитель мельком глянул на медленно, но неуклонно восстанавивающуюся ауру единорога и почувствовал радость с легким оттенком самодовольства – чувство, которое всегда сопровождает хорошо сделанную работу. Никто не застрахован от случайностей, но Крайтель сейчас мог с уверенностью сказать, что эту неприятность Аарот благополучно пережил. Осталось лишь справиться с проблемами гигиенического свойства.
На предложение пройти в ванную и вымыть руки дракон только отрицательно покачал головой, разглядывая измазанные пальцы со смутной тенью какой-то мысли во взгляде. Несколько секунд ему потребовалось, чтобы оформить соображения в идею, а потом придумать, как же ее осуществить, чтобы с одной стороны ничего более не испачкать, а с другой – собрать материал для будущих исследований в какие-нибудь емкости. Элори вопреки своему обыкновению не размениваться силой по мелочам все же применил короткий импульс магии, отчего часть содержимого сумки – несколько пустых флаконов, склянки с плотно притертыми резиновыми пробками и чистая ветошь со специальной очищающей пропиткой – оказалась на диване.
- Хочу отдать образец этой субстанции студентам, когда буду в Академии... пусть исследуют, может что нового и найдут, - пояснил целитель свои действия. Правую руку он тщательно вытер, а с пальцев левой металлической пластинкой, тоже обнаружевшейся в сумке, собрал приличное количество липкого вещества и аккуратно опустил в склянку с широким горлышком. – Вы не против? Еще не встречал ничего подобного в живых организмах.
Теперь мыть, мыть и мыть... Элори вздохнул, в очередной раз взлянув на Эльвина и все-таки сотворил слабенькое очищающее заклинание, использовав остатки энергии. Полюбовался отсутствием видимого эффекта. Хм... нет. Или заклинания, или обычные средства – что-то одно. Интересно, этот запах когда-нибудь исчезнет?
Вокруг было такое количество тревожно пахнущей «смолы», что обониние дракона уже почти перестало воспринимать. Эта гадость везде –  на коже, мебели, вещах... Тело еще можно отмыть, но остальное явно придется уничтожить. Жаль.

0


Вы здесь » Dal'et » Гелвен » Хижина Эльвина