Dal'et

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dal'et » Драконий тракт » Кладбище


Кладбище

Сообщений 1 страница 30 из 48

1

http://uploads.ru/i/k/Q/Y/kQYAe.jpg

Старое разорённое кладбище, принадлежащее непосредственно Дальет. Точнее, принадлежавшее. Изгороди давным-давно покосились, надгробия поросли мхом от почти постоянной сырости или вьюном, потрескались и покрошились, а могилы - осквернены и разрыты. То тут, то там можно заметить разбросанные останки некогда усопших.
Впрочем, отдельно стоящие четыре склепа, кажется, не тронуты ни временем, ни мародёрами, но их пороги уже заливает собой знаменитый таинственный туман Драконьего тракта.

0

2

Из дома Лориана

Эльф молча кивнул, вслушиваясь в тишину. По спине неприятно пробежали мураши, и дроу поёжился, как от озноба. Призраки полнощного сна вновь застили сознание, и Амальдину с трудом давалось не переступать с ноги на ногу, сбрасывая с себя цепкие лапища эфемерных чудовищ. А они были так явны: чувствовалось, как крепкие пальцы ухватили плащ и тянут его, дёргают, будто за счёт этого хотят вылезти. Или затянуть прорицателя к себе.
Левая рука начинала страшно болеть, и от этого сосредоточиться было ещё труднее. Он уже пустил кровь, как требовалось, полагаясь на временное заклинание Рохи, но унимать боль не входило в комплект ни его, ни способностей драконочки. А чувствовалось отменно, как перемолотая плоть жжётся, разъедается кислотой отравы.
«Не нужно было никого слушать. Но теперь уже поздно. Соберись же!»
Амальдин обвёл кладбище незрячим взором, улавливая гнилой магический фон этого места. Положение ему не нравилось: на открытой местности из него противник неважный, а защитник – тем паче. Да что говорить, он даже свои ноги унести вряд ли сможет, если пробираться потребуется через незнакомую местность.
- Нам нужно вернуться в город, - констатировал он факт. – Теперь мы знаем, откуда пришёл вурдалак, так что один день роли не сыграет. А ночью нам здесь делать нечего.
Он внимательно прислушался к ощущениям, пытаясь понять, не сбежал ли снова куда-нибудь прыткий оборотень, и найдя его рядом, успокоился.
- Идём ко мне домой, - гораздо тише, будто ему неловко, проговорил эльф. – Отмоемся, поедим, и я отправлю весть своему товарищу, имеющему навыки в чёрном колдовстве. С утра, когда получим ответ, двинемся сюда снова. Если ответа не будет быстро – решим на месте, - он коротко подумал, не забыл ли чего, и с обречённым вздохом добавил: - Зарыть надо могилу. Хотя бы закидать немного. На всякий.
Боль потихоньку начинала сводить с ума. Сколько часов дороги он терпел её, сколько ему предстоит ещё это делать, прежде чем они доберутся до дома, где можно будет прибегнуть к помощи традиционной медицины. Ощущения были несравнимо слабее, чем ритуальные терзания, зато тянулись гораздо дольше, и именно это давило на рассудок.
«Бедные женщины, - с чувством подумал дроу, - как вы рожаете нас, милые?»
Чтобы ускорить процесс командных размышлений и отвлечься от руки, Амальдин принялся первым забрасывать яму. Он просто сгребал ближайшие комья земли и отправлял их туда, где им самое место, не размениваясь на мелочи и стаскивая горсти побольше. Хоть он и сильно марал этим и без того изгвазданную одежду, хоть и не престало ему, дроу, пророку, заниматься такими делами, но сейчас было не до церемоний.

Отредактировано Амальдин (2011-01-20 20:30:31)

+3

3

>>Дом Лориана

Ждал путешествие - получил путешествие.
Ямальгар наблюдал наблюдал за ожившими мертвецами, что, покачиваясь и пыхтя, вылезали из земли, да и плюнул на всё. А точнее, на инстинкт самосохранения, на будущую жизнь, на всех окружающих - и, обернувшись человеком, судорожно рванул ножны. Он не помнил точно, оставил ли кинжал в доме Лориана, взял ли с собой, но привычное тепло кожаной оплётки подсказало парню, что всё хорошо. Верное оружие не даст ему пропасть.
Правда, смутило его поведение Амальдина - эльф как ни в чём не бывало закапывал одну из могил, точнее ту, откуда все они появились. Смысла помогать оборотень не видел - хочет, пусть сам в грязи копается - и потому быстренько ретировался поближе к яме, но подальше от мертвецов.
- Если у тебя дома есть, что поесть, то я не против.
Быстро посмотрел на Крохаэль и добавил:
- А ещё хотелось бы верить, что в твоём жилище найдутся изысканные яства для нашей... могущественной драконицы, - с этими словами он вновь же сделал реверанс и поднял хитрые глаза на раздосадованную столь неприятным окружением Крохаэль.

0

4

Что сказать, мнение Рохи вразрез разошлось с мнением Амальдина. И, хотя слова эльфа имели под собой твердую почву для дальнейших действий, строптивую драконицу взяла волна обиды за бесцельно потраченное время. То есть, это они шли сюда, через огромную тучу километров, чтобы в итоге полюбоваться на брошенное кладбище и дать деру? Ну, уж нет! Может быть, девушка и смолчала бы еще, в который раз за день спрятав собственное мнение в дальний карман души, но испортил ситуацию окончательно оборотень, таки принявший человеческий облик. Роха понимала – все голодны, осознавала она и то, что мертвое проклятье до сих пор гложет плоть ее спутников. Но вот вой подбитой собаки в самый разгар действии светловласая оценить не могла. Ее всю жизнь учили не отступать, забывать про боль и текущие потребности, даже если ты уже опустошен до дна. Скрестив руки на груди, светловласая приняла несколько отчужденную позу, аки льдом каким покрылась, вовсе не собираясь помогать дроу изображать из себя землекопа или же гладить по головке замученного Ямальгара.
- Надеюсь, ты сейчас обратился к Амальдину, - холодно отрезала драконица,  едва косясь на белку и всем видом давая понять, что ее терпение тоже не безгранично, - Потому что в противоположном случае я подарю тебе здоровый фолиант по нашей расе. И заставлю изучить его от и до, всезнающий оборотень.
Роха, не смотря на столь удачный старт, спорить не собиралась. Ее настроение просто-напросто с одного полупинка улетело в сырые дали городской канализации, оставшись там отлеживаться до лучших времен. А ведь это загород, перекинуться хищником да и отловить немного мяса было делом несложным – только попросить по-хорошему, только дать знать, что дело идет вперед. Девушка мрачнела всё больше и больше, осознавая глупость ситуации, в которую они попали. Ну, или глупость ее спутников – такой вариант саму драконицу устраивал куда как больше.
- Вы идиоты, - сквозь зубы, с чувством процедила Роха. Маска спокойствия начала таять и, хотя светловласая старалась говорить размеренно, нарастающее недовольство проследить знающему – как плюнуть. Похоже, водичка начинала закипать, грозясь выстрелить в воздух мощным, бесконтрольным гейзером, - С этой ямой мы провозимся до ночи, если не меньше. Ручками, ага, ручками работаем, не стесняемся! И уж очевидно, что эта работа останется незамеченной. Копали ее быстро – иначе о нытье Лориана услышали бы куда как раньше. Лаз ровный, никаких сбоек, значит, делали работу планомерно, без устали, особо не выбирая путь. А уж когда плохие мертвяки прознают, что их планы подкошены, то сидеть на месте едва ли будут. Да хватит уже там возиться! – не выдержав, Роха дернула за плечо темного эльфа, готовясь качать права и на этот раз таки отстоять своё мнение ценой отлавливания дроу по всем закоулкам кладбища или же очередного клока волос. Тормозить было поздно, злость неоформленным зверем заворочалась в груди, разрастаясь и начиная требовать свободы. И быть бы драке…
Ощущение чужого взгляда, липкого, как свежая смола, коснулось лопаток драконицы. Насмешливо пробежалось по шее, пятерней обхватило затылок, пуская россыпь мурашек по всему телу. Моментально перестав устраивать бунт, девушка медленно, словно боялась удара в лицо, обернулась. С пересохших губ слетел неслышный вздох, какой обычно издает пойманная врасплох жертва. Увиденное заставило Роху рефлекторно вцепиться в близлежащую опору – сейчас такой послужил локоть Амальдина.
- У нас… гости, - сдавленно доложила драконица, на ходу начиная подсчитывать количество мертвых фигур вокруг, прикрытых поваленными надгробиями и ветками кустов. Пальцы нервно собирали складки на одежде темного эльфа, - И их там не меньше... шесть, семь... десятка так два.

+3

5

Тишина поглотила кладбище, и только фоновый гул, как будто тысячи диких пчёл кружат над пастью оврага, прокрадывался цыпками под одежду.
Мертвецы медленно шевелились, ворочались подобно плоским белёсым червям в их местами недогнившей плоти. И смотрели – на живых.
Но вот один издал надсадный клокочущий стон. Тот самый, что стоял изначально возле надгробия. Тяжело переставляя раздувшуюся одеревенелую ногу и пожелтевшую кость второй, он двинулся к чужакам, протягивая к ним руки и продолжая издавать непонятно чем образующиеся звуки.
Остальные – точно по команде – резко ускорили своё копошение, заскребли землю, начали делать попытки подняться.

+1

6

Амальдин, как обычно, не воспринимал Роху ни на йоту серьёзней, чем раньше. Он был занят процессом, а его душевное равновесие наконец-то было восстановлено. И ему было откровенно безразлично, что решит делать драконочка, придётся ли её тащить силком или оставлять здесь… Впрочем, нет. Оставлять нельзя.
И всё бы ничего: поругалась бы, выговорилась, побушевала, дожидаясь нужного часа и – пошла бы с ним домой. Без пререканий, как хорошая девочка. Потому что устраивать ей выволочку он желанием вовсе не горел.
Но она снова ухватила его, на этот раз за плечо, дёрнула, требовательно, как капризный непослушный ребёнок. Дроу коротко оценил перспективы своей реакции и решил просто проигнорировать Роху, дабы не вышло чего худого. Всё-таки слишком много от неё раздражающих факторов для немолодого, привыкшего к покою и покорности большинства окружающих эльфа.
Но на этом драконочка его не оставила: вцепилась в плечо – только как-то очень нехорошо вцепилась, будто от испуга. Чуткий на чужие эмоции дроу без труда разобрал исходящий от неё дрожащий щекотливый ужас, и буквально кожей ощутил всё то, что она в тот момент переживала в себе. Медленно, пока ещё спокойно дроу поднялся на ноги.
«Два десятка, - мысленно повторил он её слова. – И я не заметил их. Что со мной, нечисть меня разбери! Неужели…» Осознание действительности шокировало пророка: он не осязал объекты вокруг себя! Нет, все их застил какой-то общий фон, который эльф никак не мог ни ощутить, ни преодолеть, и теперь – он абсолютно беспомощен. Два десятка – но он не может определить, где хотя бы один из мертецов! И на кого положиться? На мальчишку-оборотня, который сам за себя постоять не может? Или на Роху, которую вот-вот одолеет, задушит, скуёт, как тогда, в подвале, Ямальгара, или столкнёт в беспамятство истерики смертный, животный страх, подбирающийся уже и к его, Амальдина, горлу?
«Без паники,» - приказал он себе.
Непонятное чувство, которое он постоянно гнал от себя, снова изворотливым лисом прокралось в душу: защитить, защитить тех, кто рядом, кто нуждается в нём. Кому он – нужен ли? Бесполезная черта – самоотдача – которая губит светлых сородичей дроу целыми народами, не принося зачастую пользы никому. Глупость, отрицающая рациональность. Ведь в одиночку – естественно – шансы выжить возрастают даже для такого беспомощного существа, как он. А если остаться с ними, придётся драться со всеми этими жуткими порождениями чёрной прихоти. Или…
- Роха, не бойся, - Амальдин взял руку драконочки в свои ладони, нежно, успокаивающе поглаживая её чуткими пальцами, с трудом заставляя себя делать это небыстро, чтобы не показать, как он боится сейчас сам. – Будь моими глазами – и тогда мы выберемся. Два десятка я смогу уничтожить, но нам надо отступать…
В этот момент его прервал душераздирающий стон, проскрежетавший по костям, по внутренностям, по самому мозгу. И хоть безрассудный мужской инстинкт заступничества придал сил и уверенности в себе, Амальдин не сдержался: с силой рванул себя ногтями по заживающей ране здоровой руки, не заботясь о том, привнесёт ли он туда отраву проклятия или нет – и метнул кровавые сгустки в приближающегося неприятеля: уж на звук-то пророк ещё не разучился ориентироваться. Кровь чавкнула, попав в цель, и принялась с неприятным шипением разъедать мёртвую плоть, понемногу разгораясь огнём.
- Отходим, Роха, Ям! – не удержав голос в узде, резко крикнул Амальдин. – Наводи, Роха, наводи меня на них!

+1

7

Ямальгар как-то сразу обрадовался, что сменил облик.
Во-первых, даже сейчас, за несколько метров до человеческого носа долетал гнилостный смрад, сладковатый, но такой гадкий, что хотелось зажать лицо рукавом и ругаться на чём свет стоит, лишь бы этот аромат исчез. Во-вторых, белка ощущала куда больше всяких неприятностей, и потому оборотень вздохнул с облегчением, когда с хрупких беличьих плеч спала пелена тёмной магии и всей той гадости, которая обычно ей сопутствует.
Но была и одна маленькая неприятность, не способная, конечно же, перебить выгоды: теперь Ямальгару приходилось изображать из себя вооружённого мечом героя в латных доспехах и прикрывать и драконицу, и эльфа. Парня не смущало ни отсутствие меча, ни присутствие тонкой одежды, стараниями мёртвой подруги этих "из-земли-вылезальцев" превращённой едва ли не в лохмотья: оборотень с лёгкостью мастера - как же порой полезно вот так вот сшибить с ног неопомнившегося свидетеля, да в толпе! эх - сделал мертвецу, на которого Амальдин успел капнуть крови, подсечку. Кусок морной плоти завалился на бок, удивлённо застонав.
- Отойду я, как же, - буркнул Ямальгар, вставив кинжал в зубы.
Рассуждал он так: раз Амальдин не заметил, не почувствовал этих тварей на расстоянии, то, возможно, оборотню ещё удастся изобразить из себя героя, и изображать он его будет ровно до тех пор, пока его не поймают за шкирку. Или не оторвут голову. В общем, всё равно Роха на него не кинется - ей бы эльфа защищать.
Подвиги, подвиги... говорил же дядюшка Менестрель, что нечего жопу рвать ради помощи другим.
Ямальгар тут же подхватился и хищно огляделся. О, каким хитрым, ловким наёмным убийцей он себя в эти минуты мнил! Словно бы ему необходимо добраться до покоев жертвы, а в коридорах стоят окормленные, неповоротливые стражники. Вот только страшную реальность к сознанию отказывалась пускать злоба; зато потом он наверняка в обморок хлопнется от избытка чувств и отваги.
Прямо на него пёрла колоритная парочка: существо с отвалившейся нижней частью лица, рваными щеками и сломанными ногами ползло еле-еле, а вот сосед в остатках одежды мало что не бежал, да и выглядел на порядок свежее и, кхм, ловчее. Ямальгар утёк в сторону, привычным жестом подкосил того, медлительного, но чуть не рассчитал силы удара: под слоем скользкой грязи оказался не то булыжник, не то череп, не то ещё какой прочный сюрприз, и оборотень, силясь сохранить равновесие, завалился на спину. Издать удивлёно-испуганный возглас ему помешал зажатый в зубах кинжал.
Тот, порезвее, остановился на полпути до Крохаэль и Амальдина и уставился на осевшего Ямальгара. То сразу почему-то понял, что подсечки делать всем подряд - дело невыгодное. И даже вредное для здоровья. А уж тем более сложно делать подсечки с полными штанами... грязи. Вот уж оборотень не знал, что инстинкт сослужит ему такую службу, но дело потом шло так: существо помчалось на парня, а тот сиганул вверх и, вообразив себя, видимо, белкой, взлетел на ближайшее дерево на уровень двух человеческих ростов. Потом ещё пролез - и оказался на высоте трёх. Мертвяк с жутковатым мурчанием инфернального тигра потыкался в дерево, ухватился за нижнюю ветку, скопировав движения Ямальгара, но подтянуться не смог - сломалась опора. Запкинул голову, точно шейных позвонков не было, посмотрел с жалобным выражением на подонка-оборотня. Рядом остановился ещё один, тоже помурчал, тоже посмотрел.
Тогда Ямальгар понадеялся на безумие. Кому плохо будет, если напарники спасутся, целыми и невредимыми - и относительно чистыми - вберутся в стольный град, а парень присоединится к ним чуть позднее? Да никому!
- Ну, не поминайте лихом, - прошептал он, разжав челюсти и взяв кинжал. - Будь мужчиной, будь мужчиной... издёвка какая-то.
Тогда Ямальгар устроился поудобнее на ветке, похлопал по ноге там, где саднила царапина - так он всегда сгонял ненужную, отвлекающую боль. Закатал рукав до плеча и резанул по венам, размашисто, легко, точно маэстро оркестру звук показывал. По руке протянулась длинная вертикальная рана; кровь с пальцев упала на мертвеца, а потом, когда тот заметался в вожделении, на землю.
Ямальгар смешливо наблюдал, как под ним столпились уже четыре мертвеца, и надеялся, что у молодой драконочки хватит мудрости не говорить Амальдину, куда исчез сорванец-оборотень. Хотя если эльф и так всё видел, то никакое враньё не поможет, равно как и помощь: между ними было двадцать шагов и четыре мертвяка, и ещё сколько-то - рядом.

+1

8

Нет, ну вот какого черта Амальдин взялся ее трогать? Тактильное восприятие – штука тонкая, можно до скончания дней люто ненавидеть человека, а потом нечаянно почувствовать своим плечом его бережное касание и вмиг растаять, будто некое знание свыше дает представление о самой сути создания. Вот и Роха, завидев мертвецов, была готова прирасти ногами к земле со страху, впасть в бессознательный ступор да и смотреть, как тянутся к ней обшарпанные мертвые руки, берут, в загробной судороге, пальцами за горло – и умереть вместе с этим чувством, сойти с ума от покорного, леденящего ужаса. Но нежное касание рук, что не так давно были готовы не спасать – калечить, пришлось на чувствительную драконицу, как ведро воды на голову, сердце ухнуло куда-то в пятки, оставляя рассудок в одиночку расхлебывать проблемы. Самым логичным для Рохи было выдернуть руку, отправить обоих спутников к гоблинским бабушкам, смести первые ряды нежити шипастым хвостом, а затем и вовсе свечкой взмыть в небо, исчезнуть одной… или же с Ямальгаром на спине, слепой дроу вряд ли бы смог удержаться на летящем драконе, в особенности, если тот спешно ретируется с поля боя. Тут уж расчет идет суровый – либо всем вместе подыхать, либо спасать всех, кого только можно. «И как потом в глаза учителю взглянешь, благородное дитя?» Легкие Рохи заныли, будто одна только мысль стягивала ребра тугим обручем. Нет. Такой расклад был никуда не годен совершенно и девушка, пересилив себя, крепко сжала ладонь Амальдина.
- Ничего, прорвемся, - обещание вышло сухим, тихим, совершенно непривычным для ветреной драконицы, но вот на приближающегося мертвеца брызнула кипящая кровь и до светловласой внезапно дошло, что эльф-то, оказывается, тоже не железный. Со своими страхами и слабостями, а уж методы, какими он пользовался в бою, Роха и вовсе находила варварскими, достойными только ненормальных садистов. Девушка попятилась, таща за собой дроу, отказываясь использовать его в качестве живого оружия, на кончиках пальцев свободной руки начали плясать яркие искры, постепенно разгораясь. «Ох, надо было старательней наставника слушать, ох, получится сейчас черт знает, что…» Сгусток огня неохотно вспыхнул на ладони драконицы, обжигая кожу, а затем, с сильной подачи, подстегнутой нарастающей болью, улетел в соседние кусты, добив по пути двух особо не перспективных трупов. Сухое подкошенное дерево моментально вспыхнуло, разгоняя вокруг себя нежить, и, сквозь едкий дым, можно было заметить не одну полусогнутую фигуру позади него. Стонущую, словно внутри нее скребли тысячелетние кошки тоски. Это был провал. Мертвецы явно кишили тут полчищами, даже если они и будут драться с этими сгнившими товарищами, долго такая битва не продлится и вернется всё к изначальной точке. «Думай, Роха, думай», - глядя, как отвлекает Ямальгар на себя нежить, торопливо пыталась сообразить девушка. Ей уже было не до жалости, каждый делал сейчас то, что он лучше всего умел, и, если от прыткого оборотня будет хоть какой-то толк, шансы на лучший исход заметно повысятся, - «Куклы, марионетки, кто-то должен управлять. Раскидать в истинном? Выдать себя, найдут более сильное средство. Надо укрыться, немедленно». Не размениваясь больше на скромности, Роха остервенело дернула Амальдина за одежду, - Бежим! Их слишком много! Ты не справишься! – переупрямить эльфа девушка даже не надеялась, и оттого начала просить, умолять, чуть не плача, - Пойдем же, слышишь? Там была тропинка, помнишь? Она должна вести к постройкам, - впереди уже маячило сразу несколько мертвецов и драконица беспомощно оглянулась на Ямальгара, надеясь, что он таки обернется и спасет шкуру бегством, - Хоть раз в жизни меня послушай…

+2

9

Низкий старт.

«Плёвое дело, практически халява, как два пальца о мостовую. Ведь знал же что где-то подвох будет!» - каждый шаг отдавался противным хлюпаньем в сапогах. Уже начавшая подсыхать болотная жижа, казалось, успела пропитать всю одежду, хотя как могли промокнуть штаны, из добротно выделанной кожи, парень абсолютно не понимал. – «Что б я ещё раз подвязался какому-нибудь алхимику, эльбереть его через колено, ингредиенты собирать!»
Чесалось, наверное, уже всё тело, даже те места, о существовании которых блондин обычно не слишком задумывался. Настроение было поганым, видок ему подстать, если не хуже. Улучшению настроения никоим образом не способствовало осознание факта, что даже доберись он до города  до темноты, денег на комфортный ночлег у него нет. Если быть честным до конца, денег у парня не было совсем, иначе он бы дважды подумал перед тем как тащиться на болота в поисках не пойми каких травок.
Несмотря на то что городские стены отчётливо виднелись вдалеке, окружающая местность была дампилу абсолютно не знакома, по всему выходило что за несколько дней ползанья чуть ли не на пузе по болотным кочкам он заложил немалый крюк.
Как теперь выбраться на дорогу ведущую к городским воротам, да и есть ли она тут вообще, было не понятно.
Продираясь через очередные заросли чахлых кустов, блондин понуро смотрел под ноги на стелющийся по земле вязкий туман доходящий местами до середины голени и старательно гнал мысли о горячей ванне и сытном жарком. Потому и не сразу сообразил что вышел к какой-то изрядно покосившейся изгороди, местами вовсе обвалившейся, за которой виднелось несколько непонятного вида сооружений. Озадаченно потирая начавший обрастать щетиной подбородок, дампил обозревал открывшийся ему вид когда из-за построек, при внимательном рассмотрении оказавшихся склепами, донеслись звуки наводившие на мысль о близкой потасовке.
«Не уж-то повезло?» - ухмыльнувшись возможности разжиться парой-тройкой монет, блондин осторожно двинулся вперёд.
Уже подбираясь ближе, до поры до времени укрываясь за изрядно побитыми временем стенами склепов, парень уловил подозрительно знакомый запах тлена и гниения. Не желая раньше времени привлекать к себе внимание он осторожно выглянул из-за угла и невольно приподнял бровь наблюдая открывшуюся картину. Пара десятков трупаков, разной степени разложения, неуклонно окружали троицу, не пойми что потерявших тут живых. Ни один из готовящихся стать сытным обедом для зомби, как ни посмотри, не годился на роль искателя приключений. Хотя именно приключения на свои седалища они сейчас и нашли, причём в количествах явно для них избыточных.
«А глядишь и точно повезло,» - подумал дампил, окинув коротким взглядом хрупкую блондиночку похоже готовую вот-вот впасть в истерику и судорожно вцепившуюся в уже помятого дроу, который судя по потерянно-пустому взгляду видел ещё меньше чем крот.
Уже не скрываясь парень спокойно вышел на открытое место между поломанных и покосившихся надгробий и молодцевато свистнув крикнул:
- Эй, попаданцы! Помощь нужна?
Тут он заметил как тощенький паренёк, весьма благоразумно влезший до этого на дерево, жестом щедрого сеятеля разбрызгал в разные стороны полную горсть ещё горячей крови. Вот уж точно более глупого поступка на кладбище, кишащем крайне голодными каннибалами, быть просто не могло.

+1

10

Ямальгар и сам умел свистеть по-разному: тонко, залихватски, подражая птичьим трелям или руладам задумчивого библиотекаря, который иногда являлся в Саллак навестить внучку, но свистеть так, чтобы волосы на затылке дыбом вставали и возникало желание обернуться - нет, так не умел. Даже в столь опасной ситуации парень испытал нечто вроде девичьей зависти: ишь как заливается, соловей, а звук-то какой чистый.
Мертвяки глупо завертели головами, один, который посвежее, сумел и губы в усмешке растянуть. Но бежать навстречу незнакомцу они не спешили; всё-таки инстинкт - или как это называется у нежити? - намного сильнее здравого смысла. Вон какой этот белобрысый беззащитный стоит, подойди и схвати. Хотя по мнению оборотня этот, нежданный гость, не столь и беззащитен, раз явился на заброшенное кладбище; жилист и строен - такой в одинаковой степени и за вора сойдёт, и за непрофессионального наёмника, и чёрт знает за кого ещё.
- Нужна, ещё как нужна! - крикнул Ямальгар, пережимая вену; кровь всё так же, толчками, выходила из жил, да и оборотень не бросил затеи удержать при себе супостатов, но раз появился шанс улизнуть, спастись, то почему бы не воспользоваться.
Он подобрался и прыгнул; тело уменьшилось, пропала одежда, и вот уже не человек - белка, грязная, окровавленная, с тёмной склеившейся шерстью на задней лапе удирает от мертвяков. Перед глазами двоилось и троилось, звон в ушах стоял - хоть колокольней перебивай, а зверёк бежал напрямик к Крохаэль. В глухом разуме, застланном пеленой полуобморочного состояния, билась мысль: Только бы на звериную кровь не побежали...
Всегда приятней грязную работу на "новеньких" перевалить.

+1

11

Амальдин не поддавался и, похоже, решил снова игнорировать драконицу, даже в такой момент, когда кольцо из сипящих, воющих, стонущих от вековой тоски зомби сужалось, давя затхлостью и чужеродной темной магией. Роха с бессилием осознала, что уже с минуту не тянет – просто вяло держит рвущегося в бой дроу за одежду,  а желание спасать и геройствовать с оптимизмом трубопроводной воды утекает далеко-далеко. И зачем она только ввязалась во всё это, глупая опрометчивая девочка? Похоже, не чета она остроухому пророку, висит на нем обузой и, будь момент, эльф исчезнет из ее жизни без следа, еще и оттолкнет за проступки. Драконица невольно разжала пальцы, выпуская Амальдина , попятилась назад, поддаваясь страху. Нежить была слишком близко, чтобы не думать о своей шкуре в первую очередь, Роха взглядом затравленного животного оглянула кладбище – нет, рано принимать истинный облик, убежать – да, но это означает оставить слепца на верную смерть, и, если оборотень еще спасется…
Пронзительный свист резнул по ушам девушки, и та вздрогнула, с надеждой ища источник звука. Вот же он – небольшая фигурка вдалеке, светловолосый мужчина неопознанной расы, однако вместо решительных действий тот завел разговор с белкой, и, хотя проронили оба всего пару фраз, драконица не удержалась от раздраженного крика:
- А что, мать твою, разве не видно?! – в это же время один из мертвецов покрупнее приблизился к Амальдину и Роха отвлеклась на очередной слабенький фаербол, снесший приставучему гнилью голову с плеч.  Нет, если так и дальше пойдет, то все они здесь разделят участь тамошних обитателей, а пожить-то еще хотелось… - Ямальгар!, - в сердцах произнесла девица, наблюдая, как мчится к ней через всё разделявшее их расстояние бурый зверек, - Этот чертов эльф меня не слушает! Сделай с ним хоть что-нибудь!

0

12

«Хана котёнку,» - промелькнула мысль в первое мгновение, когда мальчишка, подобравшись, отправил тело в полёт над группой зомби привлечённых его кровью. Каким бы ловким и вёртким он ни был, если хоть один мертвяк его схватит, вырваться ему не светило.  «Хватка у них и впрямь мёртвая,» - губы дампила искривились в усмешке, для него каламбур был вполне забавным, ведь в каком-то смысле он и сам был отчасти неживым.
По ушам резанул не слишком вежливый окрик блондиночки запустившей в одного из ближайших к ней трупов огненный сгусток. Можно конечно было бы возмутиться столь бесцеремонному обращению к возможному спасителю, но хорошо что в данной ситуации она ещё не скатилась в истерику.
«Если так она приводит себя в чувство, то и чёрт с ней! Вытаскивать отсюда ни хрена не соображающую барышню будет более чем проблематично,» - парень отвлёкся на девушку лишь на секунду, а когда вернулся глазами к мальцу, уже прикидывая успеет ли до того как тому что-нибудь оторвут, то заметил только что-то мохнатое упавшее между зомби.
«Стало быть магичка и перевёртыш,» -хмыкнул дампил, с места рванув на спринтерской скорости к группе не удачливых приключенцев, уже на ходу подстёгивая токи крови, увеличивая скорость и реакцию. Не разогретые толком мышцы после подобных эскапад будут ныть пару дней, но сейчас время было дорого. Стоящие прямо на пути зомби не слишком его волновали, именно с такими противниками, не человечески сильными, но крайне медлительными, парень и справлялся лучше всего. Одному мертвяку, попытавшемуся его схватить, блондин коротко двинул локтем в висок. Кости с вязким хлюпаньем проломились, погружаясь в прогнившее нутро черепа. Парочке неупокоенных отделяющих парня от девчонки, безрезультатно пытающейся удержать рвущегося вперёд дроу, дампил попусту прыгнул на спины, сбивая  с ног и коленом ломая одному хребет. Без промедления перекатившись через плечо и уже поднимаясь на ноги, он с оттяжкой пнул в голову другого, неуклюже копошащегося на земле, но упорно тянущего руки в сторону живых. Послышался суховатый хруст, возвестивший о переломе как минимум пары позвонков, зомби продолжил скоблить костлявыми пальцами землю, но уже без какой-либо цели.
Повернувшись, блондин коротко ткнул дроу кулаком под дых и, подхватив согнувшееся тело, поволок его подальше от приближающейся толпы мертвяков.
- Видно, - скосив насмешливый взгляд на девушку, согласился дампил. – Но тогда встаёт второй вопрос. А что мне за это будет?

+1

13

Эк твари какие разборчивые: кто потупее тыкались в раскисшую землю, где алели капли крови, кто поумнее да порасторопней уже вымеряли расстояние до долгожданной добычи. Это Ямальгар заметил мельком, когда на полном скаку остановился и обернулся; в этот самый момент белобрысый проявил чудеса ловкости и вмазал мертвяку. Признаться честно, парень обрадовался; его часть работы закончилась в городе, где надо было подарки всякие взрывоопасные таскать, двери открывать, а теперь дело можно предоставить профессионалу.
Шёл за песнями, за историями, а вышло что?
Уже неспешно, вразвалочку, оборотень прочапал к беснующейся Крохаэль, по штанине добрался до её головы да так там и уселся, аки рефери, за происходящим наблюдать. конечно же, он не примянул кротко вытереть лапы.
И тут навалилось. Оказавшись в относительной безопасности и поняв, что от него ничего не требуется, он как-то незаметно придался унынию. В балладах и героических сказаниях всё, что ни происходило с героями, было прекрасно и благородно, и сердце билось чаще, потому что верило: так оно и бывает, пусть раз в тысячу лет, но бывает. А вокруг - грязь и смрад, и порченая кровь, и страх, и обмякшее тело эльфа, и бешеные глаза драконочки...

0

14

Как будто маг остановил время – движения замедлились, звуки стали тише. Роха лишь являлась сейчас сторонним наблюдателем всей этой эпической картины, внутри что-то оборвалось и резко потеряло смысл. Не было ничего необычного в их встрече с оборотнем и дроу, и, пожалуй, не стоило тогда панически взлетать с площади, слушать бесноватое сердце. Посреди целой армии нежити светловолосый боец выглядел еще более чужим, чем опротивевшие спутники и по спине прошлась волна знакомых мурашек – сладко потянуло мышцы в предвкушении драконьего облика. Но – рано, кто его знает, к чему приведет столь спешное бегство, Роха лишь отрешенно встряхнула волосами, когда Ямальгар нашел в них пристанище. Несколько самых живучих трупов были весьма грамотно оприходованы боевым незнакомцем, остальные, хоть и пытались добраться до их скромной компании, но выходило у них это медленно, слишком медленно, чтобы казаться действительно опасными. Надо было уходить, пожалуй, при нынешнем раскладе даже на своих двоих удастся скрыться. Возможно, оборотень последует за ней, а Амальдин… Роха кинула безучастный взгляд на обмякшее тело эльфа. Что ж, придет в себя и сам решит, что ему делать. Авось, найдутся старые связи, не распространится мерзкая зараза по всему телу.
- Решил наняться в спасатели-наемники? – ответная насмешка со стороны драконицы не преминула появиться, девушка вытерла о штаны замаранные грязью, кровью, пеплом руки и косо посмотрела на мужчину, - Выведешь отсюда – будет тебе литр редкого гномьего пойла. Давно думала бутыль открыть, да не с кем было. Или ты золотом берешь, м?

0

15

Признаться, если бы эльф сам хоть немного переставлял ноги, тащить его было бы гораздо проще. «Хотя, продолжай он рваться в бой, было б ещё труднее,» - хмыкнув, парень поудобнее перехватил бесчувственное тело под здоровую руку и, крепче придерживая за пояс, продолжил отступать к ветхой ограде кладбища. Мертвяки упорно пытались добраться до желанного обеда, но катастрофически проигрывали в скорости. Дампил растянул губы в кривой усмешке больше напоминающей оскал, глядя как трупы рассредоточиваются на пути к их разношёрстой компании. Те, что посвежее ещё хоть как-то держали скорость, но остальные постепенно теряли темп, некоторые вместе с кусками истлевшей плоти. Лишаясь единственного своего преимущества – возможности навалиться кучей, зомби перестали представлять для блондина хоть малейшую опасность. Можно было и вовсе очистить от них кладбище, но была стойкая уверенность, что за такое платить никто не станет. «Ну и в орочий пуждук такую радость!» - хмыкнул парень, упираясь спиной в разбитую кладку стены, огораживающей этот участок могильника. – «Ещё за дарма не горбатился, быстрее вытащу этих героев недоделанных – быстрее пожру.»
- Я, красавица, всем беру, - ехидно глянув на чуть менее грязную, чем он сам, девушку, ответил дампил. – Но в данный момент мне так жрать хочется, что переночевать негде.
Скользнув глазами по хрупкой фигурке магички, парень на секунду задержал взгляд на потрёпанной окровавленной белке в её волосах. «Герои, дракон их дери, и чего только тут забыли?!» - фыркнул себе под нос блондин, возвращаясь к изучению зомби.
«Как тараканьи бега прям,» - мелькнула ассоциация, вылившаяся в искреннюю улыбку. «А это, кстати, идея,» - озорно блеснув глазами, дампил повернулся к девушке.
- А давай спор? Какой дохляк до нас первым доковыляет? Я ставлю на того, в бурых тряпках, - не рискнув отпустить эльфа, парень мотнул головой в сторону самого свеженького, хоть и находящегося от них на ощутимо большем расстоянии, чем несколько других мертвяков. – Если я выиграю, то ты меня кормишь, поишь и спать укладываешь.

------->на Драконий тракт

0

16

До чего приятно осознавать, что опасность миновала – и пусть самые бахвальные герои тридцать раз кричат о том, как здорово купаться в кровушке, вкушая большой ложкой страх. На деле все оказалось куда как проще – почувствовав, что весь багаж текущих проблем взял на себя невесть откуда всплывший блондинчик, Роха расслабленно опустила плечи и засунула руки в карманы брюк, позволяя мыслям потерять в весе. Ну ввязались они с этим дроу и оборотнем в заварушку, чего особенного-то? Вон уличным стражникам, поди, каждый день и не такое видеть приходится, да и драконы не дураки, близко к Дальет нечисть не подпустят. А то, что на территории кладбища некромант буйствовал, это прямо-таки очевидно было. Хоть на лбу себе запиши. Милостиво позволив белке копошиться у себя в волосах, девушка принялась изучать нового знакомого – тайком, подметив и развязную манеру разговора, и крепкое телосложение, и приятно-суровую мордашку. Да-а, прям натуральнейший герой для спасения одиноких недотеп в виде одомашненных леди. Которые, визжа от ужаса, хватают юбки в руки и удирают через ближайшие кусты к охране. Драконица едва слышно хмыкнула, отводя взгляд. «Переночевать, говоришь, негде?»
- Красавица? Лапуля, может, мне вместо жратвы тебе очки предложить? – Рохин вид сейчас и правда оставлял желать лучшего. По уши в грязи, взмыленная, растрепанная, со следами чужой крови на изодранных брюках, испещренная десятками мелких царапин, представительница благороднейшей расы тянула максимум на подзаборного бомжа, - Хотя на вкус и цвет… Кстати, о вкусах! – тут светловласая со свистом втянула воздух, принюхиваясь. Несло от парня острым духом пота, молодого здорового тела, ни капли звериных нот и еще меньше магии, которую обычно чуется за версту. Да и жила драконица уже прилично, чтобы расу от расы отличить можно было – вот светлые эльфы, например, те еще чистюли, в большинстве своем свежестью пахнут и молоком. Темные – какая-то странная смесь пепла и земли, каариты – легкий, почти неуловимый запах цветов, трав. А вот новоявленный спаситель, похоже, был и сам здесь чужак, ибо распознать его не получалось, - Ты же не один из этих вот, которые в городе живут, - недоверчиво обобщила Роха, делая руками витиеватый жест. Ну как еще назвать многочисленные народы? Не семьями, в конце-то концов, - Не помню такой расы...
«А ну как окажется что каннибал, преследуемый законом. Затащит нас в подвал и схарчит за милую душу».
Предположения тут же веселым скопом накинулись на девушку, чье воображение услужливо малевало веселые и не очень картины. Но на данный момент суровые реалии давили естественное любопытство, а парочка мертвецов всё еще пыталась добраться до непрошенных гостей, и Роха, почесав в затылке, глубокомысленно изрекла:
- Да и хрен с тобой, я ставлю на того прогнилыша в синих штанах, - девушка указала пальцем на хрипящий труп впереди, - Лишь бы свалить отсюда поскорее.

0

17

Пещеры в горах, Западный тракт <------ (Валериан, Торио, Анхель) -----

Пещеры вокруг больше не было. Точнее, не было той самой пещеры. Сейчас за спиной троих мужчин была каменная стена - рукотворная, которая пещерой никак быть не могла. А впереди - прямоугольное темное помещение, в которое откуда-то сверху прорывался дневной свет, но тоже какой-то мрачный. Этот свет проникал в дверной проем, к которому вели каменные, поросшие мхом ступени.
Кроме этого в помещении, прямо по центру, стояла большая каменная плита, не похожая ни на что, ранее виденное Рианом, но больше всего напоминавшая саркофаг.
Валериану было страшно, но одновременно прорезалось и любопытство, потому он, опомнившись первым, подобрался тихонько к саркофагу, бесшумно ступая по серым плитам, устилавшим пол, и заглянул внутрь.
И тут же отшатнулся с воплем:
- А-А-А-А! Покойник!!!

+2

18

-----------> Пещеры в горах

- О, Великий Дракон… - глаза ювелира в ужасе расширились от того, что собирался сделать Валериан. А что он собирался сделать? Несносный мальчишка, не думая, решил использовать сразу все артефакты, что дал ему ранее Силлоу. Слова дивного о том, что нужно отойти, были лишними. Феникс не просто отошел, он, почти что, вжался в стену (проку мало, но тут вообще никак от взрывной волны не спасешься). Оставалось надеяться, не разлететься на маленькие кусочки. Всё-таки у Торио эта жизнь – его первое рождение. А вдруг сказания о фениксах лгут, и он не возродится? И вообще, огненные птицы при перерождении рождаются из пепла. А тут везде вода. Она же всё размоет. Как он, такой красивый да талантливый, потом родится вновь, спрашивается?
В общем, трухнул ювелир не слабо. Он даже забыл о джинне. На кой ляд ему джинн, если он тут помрет сейчас? А вот волка уже останавливать было поздно…
Мгновение спустя рыжий ослеп от яркой вспышки. Уши заложило  от гула воды и звука взрыва. Феникс скатился по стене и… Ничего не произошло. Ни через секунду, ни через две. Прождав еще маленько (ну, вдруг, там чего не так пошло, ага), мужчина открыл глаза. Точнее, сначала один глаз, а затем второй. Каково же было его удивление, когда, привыкнув к иному освещению, он увидел перед собой большую каменную коробку.
- Не коробка, - вспомнил Торио правильное определение, - саркофаг.
Догадку подтвердил всем известный искатель приключений на свою пятую точку Валериан, который, не долго думая, заглянул вовнутрь каменного гроба.
- А-А-А-А! Покойник!!!
"Орк тебя возьми, конечно, покойник! Кто еще в склепе находиться может"– захотелось гаркнуть мужчине, стукнув (и посильнее) оборотня по голове. Но, нет, не чувство нежности и совсем не внезапно возникшая радость от осознания, что волча (да и сам феникс) жив-здоров, помешали сделать это. Скорее… чувство уважения к мертвым. Да-да, именно оно заставило Торио быстро притянуть к себе мальчишку и, шикнув, зажать ему рот ладонью.
- Тише, балда. Не тревожь усопшего. – Тем более, что усопший-то дроу… - Разглядел ювелир вырезанное прямо в боковой стене изображение паучьей королевы Л’лос. Только дроу могли додуматься в могиле ЭТО сделать. Силлоу поежился. Не особо он важил темных эльфов, ох, как не особо.

Отредактировано Torio (2011-12-06 11:55:35)

+2

19

- Риан превращается из себя в волка. А рыжий - из феникса, в мужчину. – пробормотал Анхель, отходя в сторону. – Разница есть, говоришь… Да какая к демонам разница! Оба же превращаетесь в зверей… следовательно между вами не должно быть никакой разницы.
Валар искренне не понимал, как эти два существа, обладающие одной способностью, могут принадлежать к разным расам. Он итак путался, а каждый новый кусочек мозаики запутывал его еще больше, вгоняя в очередной ступор. Этот мир был слишком сложен для понимания чужака ,попавшего сюда благодаря собственной оплошности. Ну или почти оплошности.
Только тиэррей собрался задать уточняющие вопросы, как что-то грохнуло, полыхнув ярким пламенем, засверкало и завыло. Менестрель даже зажмурился, чтобы защитить глаза от ослепительного света.
Когда же он их открыл, то оказалось что они все так же стоят возле стены. Правда стена была определенно сложена руками живых существ. Да и шума бурлящего потока не наблюдалось, а вместо пещеры его взору предстало каменное строение с плитой посередине, на которой находился гроб? Саркофаг? Бес их разберет, что находилось на этой плите.
-Куда ты нас притащил, придурок чокнутый? – Анхель медленно обводил взглядом помещение. – Где река? Где пещера? Где вообще мы находимся? И где моя лошадь?
Голос Торио внес некоторые пояснения, однако паника, охватившая менестреля, не утихла, наоборот он пришел в еще больший ужас.
- Усопшего… Дроу… - поймав отшатнувшегося от могилы оборотня, валар ухватил его за плечи и зашипел, сопровождая каждое слово энергичным встряхиванием. – Ты что, перенес нас в склеп? Мы что, только что осквернили чью-то могилу? Идиот… Немедленно верни меня обратно, слышишь! Немедленно!

___________________________________________________________
Одет: черные штаны из оленьей кожи и легкая куртка в тон; свободного кроя темная рубашка; сапоги до колен. Дорожный темный плащ.
Длинные волосы заплетены в небрежную косу, перевязанную кожаным шнурком; челка обрамляет лицо, спадая до ключиц.

+2

20

Паника постепенно отпускала оборотня, и он уже даже начал соображать, вот только перед глазами все еще стояло не самая привлекательная рожа только что увиденного "усопшего", которого сам Риан с большим успехом назвал бы просто трупаком.
Кое-как отодрав фениксову ладонь от своего рта, оборотень тихонько, будто поддавшись настроению и увещеванию птица, проговорил:
- Так а чего он открытый?.. Их же после смерти закрывать должны... - от мрачных размышлений, на которые Валериана навел покойник, к тому же дурно пахнущий, его отвлек джинн, тоже начавший паниковать, только как-то не так, как до этого паниковал сам Риан.
Ух ты, может это моя внутренняя магическая сила открылась?.. - восхищенно думал волк, только-только поняв, что таинственное перемещение случилось сразу после того, как он воспользовался артефактами. - Видимо, на самом деле я могущественный колдун, только моя сила спала, а открылась она, потому что пришел нужным момент, и нас надо было спасать!
- Ах да, Вобла твоя... - задумчиво пробормотал Астэ, отчаянно роясь в рукавах в поисках других артефактов. К сожалению, их там больше не оказалось, ведь использовал Риан сразу все. - Ты ее потом заберешь, кажется. Я еще не знаю, где мы. Вот выберемся - там пойму.
В подтверждение своих слов оборотень кивнул на ступеньки, ведущие к свету. Судя по лучам, наверняка солнечным, освещавшим кое-как склеп, на улице была не очень хорошая погода, скорее всего облака или даже тучи... А может быть уже вообще вечер. В любом случае, чтобы узнать это и понять, где они очутились, надо было выйти наружу.
- А ты, раз такой умный, - немного недовольно обратился Валериан к Анхелю. - Вот и иди первым. Мы с Торио... пока тут подождем, да?.. - ожидая подтверждения, волк обернулся к Торио и сделал большие глаза, мол, не смей со мной спорить, а то хуже будет.
Общество покойника и Торио было юноше приятнее, чем неизвестность там, на улице. Если есть один труп, почему бы не быть и другим?..

+2

21

- Мда что ты говоришь, - только и подумал феникс на все слова оборотня, - буду я тут ждать, ага. Держи карман шире.
Нет, Торио вовсе не боя… не опасался оставаться в склепе при открытом саркофаге. Здесь о страхе вообще не может быть речи. Огненному просто до коликов в желудке надоело шататься по всяким злачным местам. Да. Ему уже давно (а, точнее, с самого начала!) хотелось быть дома, сидеть на стареньком диване перед разожжённым камином, листать какой-нибудь фолиант по драгоценным камням и слушать треск поленьев, потягивая теплое вино. А под боком ощущать пушистую тушку вредины Макса. Или, что еще лучше, тушку Валериана (в идеале, сладко посапывающего на фениксовом плече).
Поэтому, рыжий, проигнорировав всё сказанное оборотнем, потащил его за руку к выходу. А по пути прихватил под руку и возмущающегося Анхеля.
- Всё. Хватит тут орать, как ненормальные. На выход бегом марш. И разговорчики отставить. А то испепелю обоих к фееной бабушке! – Зыркнув сначала на волка, а потом на духа, птиц потащил их вверх по каменным ступеням.
Подъем оказался с небольшим подвохом. Ступени оказались скользкие, и ювелир чуть не скатился по ним обратно вниз. Но, таки не скатился. Сил придавала огромной величины досада. А кому вообще понравится оказаться в склепе дроу? Да еще где гроб открыт! Может тут мертвых поднимали. Силлоу слышал, что темные эльфы на такое горазды. Хотя, и не исключал, что это только байки особо словоохотливых клиентов. Однако, проверять слух на истинность ему как-то совсем не хотелось.
Наверху путь к свободе (и свежему воздуху) дивным преградила дверь. Но, не надолго. Этакую рухлядь птиц вышив одним ударом ноги. Так сказать, пнул ее ото всей пылкой птичьей души, да и дело с концом.
В глаза сразу же ударил яркий солнечный свет, слепящий, но долгожданный и поэтому не особо раздражающий. Феникс ослабил хватку и, с удовольствием вдохнув полную грудь свежего воздуха, зажмурился.

+2

22

- Откуда я знаю, почему он открытый! – огрызнулся Анхель. – Я понятия не имею, как хоронят ваших мертвяков.
Продолжая встряхивать оборотня, валар все же не забывал оглядываться по сторонам. Все же они находились в склепе. А ну как покойничку не понравятся незваные гости. Мало ли что тогда может случиться…
В понимании тиэррей они сейчас самым бесцеремонным образом нарушали покой почившего, более того, они своим присутствием осквернили его могилу, а потому он нутром чуял, что неприятности обеспечены. Причем всем троим сразу…
- Моя, кто? – очнулся Анхель, вперив в Риана злобный взгляд.  Валара буквально перекосило от злости. – Вобла, говоришь… Какая к демонам вобла?! Я же ясно сказал, что мою лошадь зовут Плотва. И как ты предлагаешь ее забрать, если я даже не знаю, где нахожусь?!
По всей видимости, о смирной гнедой кобылке ему придется позабыть. Она осталась у закрывшейся пещеры, что располагалась у подножия гор. А он сейчас находился в склепе какого-то непонятного дроу, и еще неизвестно где этот самый склеп располагался. Может он стоит рядом со злополучной пещерой, а быть может, вообще где-нибудь с северных горах, или же далеко на юге, в гуще дождевых лесов. И как тогда прикажете забирать многострадальную лошадку?
«Хорошо, что я захватил седельные сумки. Иначе бы я остался и без лошади, и без поклажи, и без своей флейты.»
Валар уже набрал в грудь воздуху, чтобы продолжить гневную отповедь, когда к ним подскочил Торио и, ухватив за руки, поволок к выходу, откуда лились потоки света. Топот ног, скрип и грохот, когда дверь слетела с петель, когда феникс со всей дури пнул ее ногой.
Яркий свет хлынул внутрь,  ослепляя. Вскрикнув, Анхель зажмурился, ибо глаза после темных коридоров пещеры еще не совсем привыкли к освещению. Чистый воздух, легкий весенний ветерок говорили о том, что они все же выбрались наружу. Оставалось только понять, где именно они оказались.
- Итак, где же мы все же оказались… - пробормотал менестрель, открывая глаза и озираясь.
Взору его предстало старое кладбище. Разрытые и оскверненные могилы, покосившиеся, заросшие бурьяном надгробия. Чахлые маленькие деревца, видневшиеся то здесь, то там, продолжали отчаянно цепляться изуродованными корнями за бесплодную землю. И всюду клубился холодный клочковатый туман, застилая кладбищенское «великолепие» мертвенной дымкой. Тяжелые влажные клочья медленно ползли по земле, приближаясь к порогу склепа, на котором как раз стояли трое товарищей по несчастью. В мрачном мареве промелькнула размытая тень. Исчезла, появилась вновь, и опять пропала.
- Кто здесь? – прошептал Анхель, передергиваясь от охватившего его ужаса. – Что тебе надо? А ну покажись!

___________________________________________________________
Одет: черные штаны из оленьей кожи и легкая куртка в тон; свободного кроя темная рубашка; сапоги до колен. Дорожный темный плащ.
Длинные волосы заплетены в небрежную косу, перевязанную кожаным шнурком; челка обрамляет лицо, спадая до ключиц.

+2

23

Ругающийся Анхель действовал на Валериана как раздражающий фактор, он злился все сильнее, уже действительно жалея, что не оставил несколько артефактов про запас. Отправить бы сейчас болтливого и язвительного духа обратно в пещеру, чтобы сидел и раскаивался, да на нервы не действовал! А потом, через пару дней, можно было бы прийти туда и потереть камни снаружи, чтобы джинна освободить и присвоить.
От ответной гневной тирады, уже готовой сорваться с языка оборотня, Анхеля спас Торио, потянувших обоих к выходу. Возражать волк не стал, решив, что разобраться с нерадивым джинном можно и потом, в куда более уютной и безопасной обстановке. Выбивший с ноги дверь феникс вызвал у Валериана восхищенный возглас - почему-то подобного от ювелира Риан ожидал в последнюю очередь.
А вот оказавшись на поверхности, говорить волку больше не хотелось. Конечно, еще минут десять назад они все трое мечтали оказаться под открытым небом, чтобы не быть упрятанными в каменную пещеру, но...
- Это Драконий тракт... - упавшим голосом сообщил предсказатель, глядя на туман, укрывавший старые покосившиеся могилы и надгробия. Эту гнетущую атмосферу и эту местность невозможно было спутать с чем-либо другим, и увидев хотя бы часть тракта, его уже не забыть никогда. - Я хочу назад в пещеру...
Там, в пещере, было, конечно, очень темно, мокро и холодно, но хотя бы не сновали туда-сюда тени, не появлялся совершенно нереальный, как для солнечного дня, туман, и не... не доносилась музыка?..
Валериан настороженно осмотрелся, напрягая слух, и действительно только сейчас услышал тихую, завораживающую мелодию, очень красивую, неторопливую, льющуюся, словно тот же туман. Риан невольно расплылся в улыбке - он никогда раньше не слышал, чтобы так красиво играли. Только что это за инструмент?.. Скрипка?.. Пианино?.. Что-то совершенно другое?..
- Как здорово... Такая красивая музыка... Мелодия... - наконец оборотню удалось определить, откуда идет звук, и он развернулся в сторону, выпустив руку Торио, и побрел напрямик через заросшее высокой травой кладбище, переступая могилы  и огибая каменные плиты.

+1

24

- О, Великий Дракон… - выдохнул феникс, с неохотой открывая глаза.
Где-где, но ЗДЕСЬ мужчина хотел оказаться меньше всего на свете. Нет, правда. Он многое слышал о Драконьем Тракте. И всё, что о нем говорили, было далеко не сказками, какие рассказывают дивные своим чадам под покровом сумерек. Конечно, большинство историй выдуманы, но лишь потому, что из этого места мало кто возвращался…

Лишь раз феникс встретил некоего путника, который прошел через эту Драконом забытую пустошь, еще когда Кэш заправлял лавкой. Тот дивный показался юному подмастерью очень странным. Про таких обычно говорят «не от мира сего». Седые волосы, клочьями торчащие из-под капюшона старого плаща, чуть подрагивающий голос и… глаза. Их Торио, наверное, никогда не забудет. Бесконечная пустота и понимание чего-то, без сомнения, важного – вот что читалось в них.
Когда странный клиент покинул ювелирную, Кэш сказал своему ученику только одно: «Слушай сюда, маленький попугай. Если хочешь жить долго и счастливо, никогда не ходи к Драконьему Тракту». Конечно, юный Силлоу на следующий же день улизнул от мастера… Но, тогда  он даже близко не смог подойти к этому месту. Липкий страх обволок птенца, когда тот оказался на расстоянии в полторы мили от Тракта. Ближе подойти не хватило духу. Зато обратно птиц летел огненной стрелой быстрее ветра.

«Улетать. Быстро» - мелькнуло в голове ювелира. Но, мужчина отмел заманчивую мысль, пусть и с неохотой, но все же. Не может он бросить волка. Да и джинна тут оставить было бы самой большой степенью жестокости.
Аккуратно, стараясь не споткнуться в этом серо-желтом тумане о какое-нибудь развалившееся надгробие, Торио сделал несколько шагов в сторону и осмотрелся. Теперь, когда глаза привыкли к вновь сменившемуся освещению, рыжий понял, что на здесь не так уж и ярко светит солнце. Оно словно спрятано за завесой того же тумана. А воздух вовсе не свежий. Он спертый, неприятный, тяжелый. Мертвенно-гнилой.
- Не отходи далеко, - Валериан отпустил ладонь ювелира, и мужчине сразу же стало не по себе. Что будет, если оборотень потеряется? Нет. Быть поодиночке здесь нельзя. Слишком опасно.
Сбоку, в тумане мелькнула тень. Силлоу прислушался. Но, кроме удаляющегося голоса Риана и дыхания Анхеля ничего не услышал.
- Какая еще музыка? Ты о чем? – Торио пошел вслед за юношей и… его ушей достигла мелодия. Успокаивающая, словно баюкающая ребенка. Только лилась она совсем не с той стороны, куда пошел волк. – Совсем близко, но... левее.
Обойдя массивное надгробие, Торио пошел на… «Флейта? Арфа? Скрипка? Нет…» Нечто поистине волшебное, иное. Словно фантазия, обратившаяся в чистый звук. Без единого изъяна. Как драгоценный камень в новом колечке какой-нибудь знатной миледи.
- Кто может играть так… так. - Не в состоянии подобрать нужного определения, феникс покачал головой. Ноги сами несли хозяина куда-то, за очередную надгробною плиту, к старому дереву без единого листочка, где ювелир разглядел вновь мелькнувшую в тумане тень.
- Наверное, это менестрель...

+2

25

- Драконий тракт… - переспросил Анхель, глядя на схлынувших с лица обоих спутников, которые теперь, вместо того чтобы радоваться тому, что выбрались на свободу, опасливо озирались по сторонам, вздрагивая и переминаясь с ноги на ногу. – Это что еще за зверь такой?...
И все же вскоре даже валара, который за свою долгую жизнь видел достаточно магических гадостей, проняло. Менестрель, стараясь не упускать из поля зрения своих друзей по несчастью, медленно скользил взглядом по расстилавшемуся перед ним кладбищу, замирая каждый раз, когда в плотных клубах вязкого, влажного тумана мелькала очередная бесформенная тень. С каждой минутой, что они находились здесь, серо-желтое марево становилось все плотнее, порождая все новых и новых тварей, которых и рассмотреть-то было невозможно, столь эфемерными они были.
Кривые, сочащиеся мерзкой слюной, клыки беспокойства и тревоги прочно впились в его сердце, сжимавшееся от нехорошего предчувствия. От мертвой, оскверненной неведомыми вандалами, земли веяло угрозой. И смертью. А туман уже затянул землю, и теперь клубился у самых ног, тяжелый и густой настолько, что на расстоянии вытянутой руки уже ничего не было видно.
А оборотни вели себя весьма странно. Весьма.
Риан, еще несколько минут назад трясшийся от страха, вдруг радостно улыбнулся и с остекленевшим взглядом резво пошел прочь, не разбирая дороги и спотыкаясь о разворошенные могилы и разбитые надгробия. И при этом на его лице было такое выражение блаженства, что впору было умилиться.
- Музыка? Какая к еб*ням музыка?! Ты чего несешь, волчонок? – прошипел Анхель, рванувшись за оборотнем и хватая его за плечо. – А ну стой, придурок недоделанный! Стой, говорю!
Но волк, стряхнув руку валара со своего плеча, как зачарованный продолжил свой путь в гущу тумана.
- Торио, держи его! – тиэррей обернулся к рыжему оборотню и… слова застряли в его горле. Феникс, позабыв обо всем, уже скакал в другую сторону, словно ему там было медом намазано. – Ты-то куда поперся, петух нетоптанный?!  Совсем мозги свои куриные растерял?!
Но ни тот, ни другой не обратили на Анхеля никакого внимания, продолжая удаляться от склепа. Причем в разные стороны. Они уже почти утонули в вязких клубах едкого тумана, который, казалось, поглощал все живое, затягивая в свои мерзкие объятия.
«Музыку они слышат. Придурки, недотр*ные! Я вам сейчас покажу музыку. Век потом не забудете! Идиоты!»
Продолжая мылено ругаться, тиэррей уронил сумки на влажную траву и, выхватил драгоценный футляр с флейтой. Миг и над кладбищем поплыли звуки чарующей мелодии. Каждый звук, каждый перелив мелодии, плывущей над оскверненной землей, будучи чуждым этому миру, разбивал вязкое очарование клубящегося у ног призрачного тумана, звала за собой, требуя вернуться. Она незримыми путами опутывала уходящих прочь оборотней, выдергивая их из дурмана, возвращая им разум и свободу движений.

___________________________________________________________
Одет: черные штаны из оленьей кожи и легкая куртка в тон; свободного кроя темная рубашка; сапоги до колен. Дорожный темный плащ.
Длинные волосы заплетены в небрежную косу, перевязанную кожаным шнурком; челка обрамляет лицо, спадая до ключиц.

+2

26

Музыка, которую слышал Валериан, с каждым шагом его становилась все привлекательнее, словно она сплеталась с магией, зовущей вперед и ждущей. Это было похоже на соблазн, которого вот-вот удастся достичь, взять себе, полностью завладеть желанным. Риан уже не видел перед собой ни кладбищенской земли, ни тумана, стелившегося по ней, зрение словно отключилось совершенно, и вперед вели уже какие-то иные чувства.
И когда уже источник прекрасной мелодии был совсем рядом, что-то внезапно изменилось. Музыка впереди оборвалась, резко, внезапно, так, что этот обрыв болью отозвался в сознании Риана. Он непонимающе остановился, разочарованно осматриваясь. Разочарование и сожаление было таким сильным, что еще чуть-чуть, и из глаз юноши точно бы полились слезы, но этому помешала другая музыка, новая, совершенно не похожая на то, что волк слышал раньше. И доносилась она сзади.
- Это что такое... - непонимающе пробормотал оборотень, разворачиваясь и только сейчас понимая, что он один посреди кладбища. Да не просто кладбища, а кладбища на Драконьем тракте! - Ох ты ж бл*дь! - испуганно добавил он, быстро продвигаясь обратно, туда, откуда доносилась новая музыка.
На этот раз мелодия уже не завораживала, идти за ней не хотелось, но она казалась настоящей, она была настоящей, и Валериан словно чувствовал, как мотив разносится по проклятой земле, отгоняя всякую мразь, что здесь была. Но не только отгоняя - твари, все, которые тут были, злились на то, что их власть становится ограниченной, и эта злость чувствовалась вполне явно.
- Анхель?.. - голос Риана был несколько неуверенным, ведь он совершенно не ожидал увидеть джинна с флейтой в руках, да еще и играющего так красиво и необычно. - Вот ты что с собой таскал...
Как же все это странно... Надо отсюда убираться, и побыстрее.
- Так... - оборотень глубоко вдохнул, взяв за руку Торио, которые пришел откуда-то с другой стороны. - Не представляю, что это тут происходит, но нам, кажется, уже пора. Нам тут не рады, - он нервно усмехнулся и кивнул куда-то за спину Анхеля, где в белесом тумане снова появились нечеткие тени, но на этот раз они уже не исчезали сразу же, как на них взглянешь, а, казалось, продолжали двигаться вперед.

+3

27

Протянуть руку и коснуться плеча дивного менестреля… Только и оставалось сделать Торио, как волшебная мелодия оборвалась. Ее заменила другая музыка. Флейта. Она не манила к себе, не слепила воображение, не искушала. Она просто звала, предлагала нечто настоящее и светлое, живое.
Феникс удивленно моргнул. Тень, которую он принял за музыканта, дрогнула и ушла куда-то вниз, словно провалилась сквозь землю. Туман словно отступил, давая мужчине возможность оглядеться. Оказывается, он ушел в сторону от… Анхеля.
- А где волк? – Разгадав силуэт духа, но не увидев Валериана, ювелир направился к джинну на звук флейты, огибая заброшенные  могилы и покосившиеся кресты по мере сил аккуратно. И всё равно, по пути он не раз и не два споткнулся.
- Что это было? Где…
- Анхель?.. Вот ты что с собой таскал... – Словно тяжелый занавес, туман расступился перед молодым оборотнем.
Феникс вздрогнул. Облегченно вздохнул. И, покрепче сжав руку Валериана, с недоверием уставился на джинна. Неужели это он играл? Даже наличие в руках мужчины флейты не было гарантом. Уж слишком этот дух… странный.
- Нам ту не просто не рады… Мы – непрошенные гости, - Силлоу опасливо оглядел тени, что уже не отступали, а, наоборот, наступали, - а может и долгожданный обед...
Туман начал подползать ближе, и, кажется, начал даже подниматься, скрывая собой все окружающее трех дивных.
Огненный поежился и одним движением кисти отправил в серо-желтые клубы несколько огненных шаров. Тени остановились, но лишь на какое-то мгновение… Сверху послышалось гнусавое стрекотание, а твари, скрывающиеся в тумане, резко подались к трем дивным.
- Кажется, я их разозлил, - запоздало подумал феникс, закрывая собой Валериана от особо высокого чего-то, что вот-вот появится из густой завесы.

+2

28

Надо же, его музыка смогла не только вернуть сбрендивших оборотней, но и в какой-то степени разбить окутывающие кладбище чары. Анхель, продолжая тихо наигрывать, краем глаза следил, как приходят в себя мальчишка и рыжий. Удивленные морды, непонимающий, обескураженный взгляд, дрожащий, такой неуверенный голос.
Влажные, сизо-желтые клочья тумана клубились у ног валара, не в силах продвинуться дальше, они словно натыкались на невидимую преграду.
- Магия это была, магия, умники недоделанные! – голос Анхеля сочился ядом. – Ты удивительно догадлив, волчонок. Нам действительно тут не рады. Более того, нас очень хотят сожрать.
Зеленые глаза настороженно вглядывались в вязкую пелену, выхватывая мелькающие в ее глубине бесформенные тени. С каждым мгновением твари подбирались все ближе. Вскоре уже можно было рассмотреть зыбкие очертания, которые постоянно изменялись, не задерживаясь в одной форме ни на мгновение. 
Тиэррей передернулся, почувствовав, как холодок страха медленно ползет по спине. Он не понимал магию этого мира, и порождения липкого тумана вызывали в нем вполне закономерный ужас.
- Давайте-ка валить отсюда, пока эти дряни не обрели форму и не решили пообедать нами. – продолжить менестрель не успел. С пальцев феникса сорвался огненный шар и ухнул прямо в самую гущу копошащихся теней. Результат не замедлил проявиться. Тени не только не убрались, но и злобно ворча, начали резво подползать к товарищам по несчастью. – Придурок…
«Проклятье. Я глухой в этом мире. Не слышу его музыки… Не могу изменять….  Моего Дара хватает только на то, чтобы писать музыку. А что если…»
- Держитесь рядом со мной, господа оборотни и никуда не отходите. – велел Анхель, забрасывая на плечо седельные сумки и поднося к губам инструмент. – Хочу надеяться, что это поможет…
Флейта ожила в руках валара, разливая вокруг троицы причудливую вязь мелодии. Необычной, чуждой, завораживающей. Твари шарахнулись в сторону и, продолжая наигрывать, тиэррей осторожно двинулся вперед, надеясь на то, что и феникс и волчонок последуют за ним и не станут разбегаться в разные стороны.

___________________________________________________________
Одет: черные штаны из оленьей кожи и легкая куртка в тон; свободного кроя темная рубашка; сапоги до колен. Дорожный темный плащ.
Длинные волосы заплетены в небрежную косу, перевязанную кожаным шнурком; челка обрамляет лицо, спадая до ключиц.

Отредактировано Анхель (2011-12-14 10:37:13)

+2

29

Валериана трясло.
Это была не первая, конечно, его вылазка на Драконий тракт, но раньше он никогда не забирался так далеко, да и уж точно не под вечер, когда начинало темнеть. Он вообще, признаться, не отходил дальше ворот, и никогда не подозревал о том, _что_ здесь может водиться. Только рассказы - родителей, брата, клиентов - позволяли собрать какие-то крупицы знания, которые волк, впрочем, особо не берег. О чем теперь и пожалел.
- Мы что, будем идти ТАК медленно?.. - нервно оглядываясь, Риан старался все же пока не отходить от Анхеля, потому что с ним было немного безопаснее, чем в других местах. - Если эта твоя штука помогает от магии, что будет, если на нас вдруг нападет какой-то монстр?.. - в голосе юноше послышалась нескрываемая издевка. - Он заслушается?..
К счастью, никаких монстров пока по пути не появлялось, дорога была почти свободной, если не считать то и дело возникавших надгробий и покосившихся мраморных плит, которые не очень-то удобно было обходить или перелазить. Валериан с радостью бы сменил ипостась, потому что на четырех лапах и двигаться можно быстрее, и вообще он сам становится как бы не заметнее. Но не делал он этого пока только потому, что не хотел бросать тут своих спутников.
Впрочем, Торио может улететь. В небе его наверняка никакая дрянь не достанет. А что делать джинну... А, черт, растворился бы!
А это не джинн, - в кои-то веки подал голос Леат, почему-то молчавший уже довольно долгое время. - Или ты дурак слепой?
Слепым дураком Риан конечно не был. Особенно слепым, иначе он бы не заметил появившуюся сбоку новую фигуру, тоже направлявшуюся в сторону единственных живых существ - их небольшой и нерадостной компании.
- Ох, это же покойник... - устало проговорил оборотень, покачав головой. - К-кажется, т-тот с-самый...
Приближавшаяся фигура не расплывалась, четко сохраняя свои контуры и уже скоро стало видно, что это действительно покойник, причем, совсем мертвый. Истлевшая одежда клочьями свисала с трупа, скрепляемая только металлическими деталями, не успевшими испортиться. Туловище двигалось словно марионетка, зато скорость была неплохой, словно зомби вел кто-то, кто находился здесь же. И, похоже, покойник был не только мертвым, но и глухим, потому что музыка его ни на шаг не останавливала.
- Анхель! Кончай концерт! Слушателям не нравится, они идут тебя бить! - довольно резко дернув обоих мужчин, Риан обернулся к Торио: - А ты - взлетай! И валим отсюда, валим!

-------- (Валериан, Торио, Анхель) ------> Драконьи ворота

+1

30

Драконьи ворота - Кьорл, ЛРис, Вольф, Лася-Квася

Пока они, переругиваясь и посмеиваясь над незадачливым фениксом, дотопали до кладбища, солнце уже склонилось к закату, хотя тут вблизи старой, поросшей мхом и плющом ограды, которую они нашли едва не на ощупь, определить время суток было непросто. Из-за густого тумана можно было только отличить день от ночи. Странно, что по пути им больше никого не встретилось – не только ни одной живой души, но даже мертвого, но способного переставлять ноги тела.
Заброшенность и пустынность Драконьего тракта ни для кого не была секретом, но то, что за весь путь, после того, как они затворили за собой ворота, птицы залетной не промелькнуло, мыши в траве не прошмыгнуло, заставляло нервно поводить плечами даже такого бывалого стражника, как Драда’Виденн.
Ласе то каково? – думал он по дороге, иногда незаметно оценивающе посматривая на новобранца. Похоже, он все-таки не ошибся в выборе, и эльфоорк держался ничем не хуже чем друзья по несчастью. Так что нелепая напасть, заставлявшая птица дымиться как торфяник, была как нельзя кстати, позволяя хоть  немного сбросить напряжение.
- Кажется, пришли. – Кьорл похлопал затянутой в перчатку рукой по влажному камню. Изголодавшийся в незыблемой тишине туман сразу поглотил звуки, так что, пожалуй, чье-либо присутствие и за десять шагов не услышишь. Даже порывы ветра, которые ощущались скорее по верхушкам деревьев, сбрасывавших вниз тяжелые капли, тонули в вязкой мгле, лишь изредка закручивая причудливые завитки густой мути.
Словно в ответ на слова за оградой что-то ухнуло, раздался странный, похожий на крик гиены, хохот и снова все стихло.
Мать вашу! Какого гоблина?!
- Тааак, главное, не потеряться в этом гхыровом тумане. Одним глазом, для доклада, и обратно.
Говорят, в Подземье и не такое бывало,
- ободрив товарищей и себя, и стряхнув вкрадчиво подползавший страх, дроу, дернул подбородком и пошел в ворота. Одна рука привычно легла на рукоять меча.

+1


Вы здесь » Dal'et » Драконий тракт » Кладбище