Dal'et

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dal'et » Замок драконов » Личные покои главы Совета


Личные покои главы Совета

Сообщений 151 страница 180 из 326

1

http://s51.radikal.ru/i133/1009/63/61070a86209a.jpg

0

151

Когда хранитель помянул любопытных канцелярских служащих, Лис потупил глазки, якобы поправляя подол рубахи, ведь упрек и к нему относился в полной мере. Даже сегодня он успел это доказать не раз. Но зато сплетен он не распускает! Только правду говорит, и то, когда знает о чем. Вот, о баньши, например!
Нет, ну надо же, не успели мы с баньши пообщаться, как уже весь Замок гудит так, будто свечку держали! – оборотень возмущенно фыркнул и уткнул нос в бокал. Не станет же он рассказывать то, что Старейшего касалось, когда тот сам участником событий был. (А как хотелось бы!)
Ужас! У слуг точно язык, что помело!
Возмущению секретаря не было предела, правда, сопричастность к этим событиям все же подогревала чувство собственной значимости, как и вкусное густое вино, привезенное с Изначальной и налитое не кем-нибудь, а самим Кассиэлем.
И хорошо, что баньши по другому делу прилетала, а не по тому, о чем в сплетне язык чешут. Тоже что удумали! - Доминик даже представить себе не мог мир без Главы Совета, вернее, без Кассиэля в качестве Главы.
От всяческих подобных мыслей и невозможности опровергнуть сплетни вот прямо сейчас оборотню жарко стало. Он вроде бы незаметно расстегнул пару верхних пуговичек рубашки, и сразу стало легче -  натянутая на спине ткань перестала давить воротом горло. Только он заерзал в кресле в поиске более удобной позы, как вопрос Кассиэля снова чуть ли не вогнал в краску.
- Да, хорошо, - для пущей убедительности Лис постарался придать улыбке все очарование, на которое был способен в этот момент, потому что в следующий его темные брови сдвинулись, отражая внутреннюю борьбу противоречивых чувств. – Только … только нельзя так. Баньши совсем по другому делу приходила, - не устояв перед соблазном оградить Кассиэля от досужих домыслов, выдал он гостю свою осведомленность.

+2

152

От крепкого вина, как заметил Шиарис, стало хорошо, тепло и уютно не только ему - юный секретарь, стрельнув глазами в сторону обоих драконов, и, видимо, решив, что никто не замечает его манипуляций, расстегнул пару верхних пуговиц своей-не своей рубашки. "Куда же, всё-таки, делась его одежда?" - подумал снова хранитель. Он допил свое вино одним долгим глотком, припомнил, какое вино пил сегодня утром, а так же - в какой компании и что за этим последовало, и потому  вид приобрел довольный и слегка мечтательный...
А вот Кассиэлю пара бокалов отличного, хотя и довольно крепкого вина оказалась, что называется, как горному троллю деревянная стрела. Не проняло, то есть. "Интересно, если добавить в вино оркского самогона, той гномьей настойки, после которой мы вчера уснули,  и маскирующие все это чары, это подействует?.. " - напоить Кассиэля на памяти Шиариса (то есть - что-то порядка трех тысяч лет) еще никому не удавалось.  Эта мысль была, по мнению беспечного водного дракона, весьма достойна рассмотрения. Хотя бы потому, что так появлялся реальный шанс отвлечь Советника от нескончаемого потока дел и заставить отдохнуть.
- Хм, не могу себе представить дела, из-за которого одна из баньши могла по своей воле отправиться в густонаселенный, шумный город, - удивленно протянул Эль-Мейли в ответ на искреннее возмущение Доминика,  внадежде, что, если не сам Касс, то хотя бы его помощник расскажет, наконец, что такого интересного проспал (и не только проспал) наслаждающийся отпуском страж.

+1

153

- Дело было важным и неотложным. Баньши, как известно, избегают больших скоплений народа. Они слишком хорошо чувствуют приближение смерти, и появление, скажем, где-то в районе рынка, череваты для них серьезным нервным срывом. Да и не любят тех, кто обычно приносит дурные вести. Они вовсе не виноваты в том, что Творец отвел им судьбу проводников из этого мира в иной, но врядли кому-то это можно объяснить. - проговорил задумчиво Кассиэль.

Его слухи о собственной смерти нисколько не огорчали. Он ее давно перестал боятся.

Радужный дракон с некоторым удивлением посмотрел на то, как Доминик расстегивает пуговицы на рубахе. Неужели жарко стало? Видимо, вино подействовало или это все-таки, несмотря на все меры предосторожности поднялась температура? Вроде и глаза как-то странно блестят.
Кассиэль нахмурился, он не мог понять почему его так волнует здоровье мальчика, о существовании которого он еще вчера и неподозревал вовсе.
Но как бы там не было, переспрашивать насчет самочувствия при Шиарисе он не стал. Хранитель и так с любопытством поглядывал на рубашку с чужого плеча, хоть и не спрашивал при этом ничего. Потом спросит, когда водный дракон уйдет.
Шиа мог напридумывать себе всякого, а потом начать действовать не в том направлении. На шутки водный был великий мастер, не по злобе душевной, а развлечения для.
То, чем могут обернуться подобные шутки радужный уже успел почувствовать пару раз на собственной шкуре и больше эксперементировать не хотел.
Он взял из вазочки апельсин и протянул Доминику:
- Съешь, от простуды полезно.

+2

154

Лис, довольный тем, что не пришлось выкладывать все самому и опасаться, что сболтнет что-то лишнее, только важно покивал на слова Кассиэля. Борясь с неуемным желанием дополнить рассказ своими подробностями, он вновь приложился к бокалу, но сдерживающий фактор в виде вина подозрительно быстро закончился. Увидев возникший перед носом апельсин, оборотень недоуменно повел бровью, соображая, при чем тут этот рыжий круглый плод и какая-то простуда, но взял.
- Спасибо, - ответил он, забыв на это раз добавить «господин Кассиэль. Покрутив апельсин в пальцах и, не в силах оставить столь интересную тему разговора, юноша все же решился добавить атмосферных впечатлений.
- А вы когда-нибудь видели баньши? – обратился он к водному, и тут же понесся дальше, - я вот никогда не видел. И лучше бы не видел никогда. Она такая… такая, аж жуть берет! Честное слово, лучше нескольких призраков встретить, чем одну баньши увидать. Она старая и растрепанная, и как будто пустая! А еще так страшно плачет, что не поймешь, рыдает или смеется! Ее слышно было даже в потайном… - Доминик неожиданно оборвал поток словоизлияний, поняв, что, возможно чуть не сболтнул лишнего. Ведь потайной ход потому и потайной, что  для всех, кроме избранных, тайна! А вдруг этому дракону о нем знать не положено? Хватит того, что он сам влез в эту тайну. Не хватало еще по всему Замку раструбить!
Лис едва не побился головой об стол и, стрельнув в Кассиэля быстрым взглядом, чтобы посмотреть, не сердится ли тот по поводу болтливости одного несдержанного секретаря, принялся сосредоточенно чистить апельсин.

+2

155

Вино немножко развязало язык Доминика и Шиарис, в добавление к суховатому рассказу Кассиэля, получил кучу впечатлений парнишки от встречей с одной из самых загадочных рас Мира Драконов. Побеседовать с этим мальчиком было бы более чем любопытно, и Шиарис решил при случае познакомиться с лисенком поближе. В том, что юный оборотень - именно лис, сомневаться не приходилось - помимо характерных черт основного рисунка ауры, об этом говорило сквозящее порой во взгляде любопытство, ловкие, несмотря на некоторое опьянение и сонное состояние, жесты  движения, неуловимая, присущая только оборотням, грация. 
- Видел ли я баньши? - Шиарис задумчиво поворошил волосы на затылке, припоминая, и зябко передернул плечами, вспомнив. - Доводилось несколько раз. А в этих потайных ходах така-ая слышимость... - тут Хранитель совершенно хулигански улыбнулся, вспомнив, как почти час морочил однажды Советника по Вопросам Безопасности, изображая неупокоенный призрак в этих самых ходах. На спор с Соверником Кей'рааном. - А в город-то вас зачем понесло в такой ливень? - внезапно спросил Шиарис, хитро прищурившись. - За несколько минут на площадке Центральной Башни так не вымокнешь, чтобы аж переодеваться?.. - конечно, это было только лишь предположение, и вовсе не факт, что Глава Совета и его новый секретарь были в городе, да и вообще, заставить Кассиэля покинуть свой кабинет или Замок Драконов - задача из разряда невозможных к решению, но, может быть, маленький оборотень поведется на откровенный блеф хранителя - чем Небеса не шутят?

+2

156

Кассиэль внимательно посмотрел на Доминика и едва заметно покачал головой. Разумеется, в случае Шиариса, не произошло бы ничего плохого, узнай Хранитель о том, что они совершили вылазку в город. Но ведь нельзя доверять всем настолько безоглядно и рассказывать существу, которое видишь впервые сведения, которые могут использовать в первую очередь против тебя самого. На месте доброго и легкомысленного Шиа мог оказаться и Майрон, для которого обернуть некоторые из них себе на пользу было бы не так уж сложно. Да и вообще, происходящее в покоях Главы Совета должно там же и оставаться. Это непреложный закон. Мальчик слишком наивен, слишком неопытен, слишком неискушен в дворцовых играх.

Даже неверится, что его тотемное животное лиса, обычно его собраться говорят только то, что в любом случае могут обратить себе на пользу.

- Отчего же? Вполне возможно, нынче днем был отличнейший ливень. Хотя, после того нашествия саранчи городу он только на пользу - зелень скорее восстановится. Мы простояли на башне не более десяти минут, но умудрились промокнуть до нитки. - равнодушно заметил дракон.

Взгляд радужного дракона упал на стол, на котором по сию пору стояла статуетка лягушки.
Зная манеру водного дракона вертеть в руках во время разговора разные любопытные вещицы он предпочел непринужденно, будто бы нечаянно потянувшись за бутылкой с вином, смахнуть ее со стола.
Он покачал головой, словно сокрушаясь собственной неловкости, а потом наклонившись чрез подлокотник кресла поднял лягушенка с пола и небрежно сунул в карман, вновь разливая по бокалам вино. Сегодня он уже целовал пресноводных, и больше желания целовать нечто холодное и скользкое не испытывал.

+2

157

Оборотень облегченно вздохнул, когда понял, что хранитель и так знает про потайной ход. Значит, тогда ведь ничего страшного, он не выдал никаких важных дворцовых тайн, да? 
Водный дракон своим легким поведением и веселым, жизнерадостным нравом и уже полностью очаровал Доминика, так что он практически забыл про прежнюю скованность и настороженность, да и опьянение давало о себе знать. Хотелось забраться в кресло с ногами, дочистить цитрус и съесть, смакуя нежную кисло-сладкую мякоть, а еще рассказать хранителю все последние новости. Но конечно, только те, в правдивости которых он был уверен.
- В город? – переспросил юноша и осекся под долгим взглядом Кассиэля.
Болтливый лис – находка для врага, - всплыло в голове одно из напутствий матушки.
Парень стиснул несчастный апельсин так, что сок струйками потек на колени, и покраснел как в детстве, когда однажды был на горячем пойман отцом. Прямо за руку, шарившую в родительском кошельке, чтобы одолжить пару серебрянок на покупку конфет для вечно голодной ватаги таких же малолетних приятелей, рыскавших целыми днями по городу в поисках приключений.
Ответ Главы Совета прозвучал так убедительно, что торопливо кивнувший Доминик и сам засомневался, а был ли город. Может, ему все просто приснилось, так же как приснился таинственный любовник? Хождение по магазинам, переодетый Кассиэль, смешная легенда о помолвке, выдуманная для отвода глаз, купленный невзначай подарок, побитый орк... Юноша погрустнел и вздохнул, чувствуя себя обманутым. Ему, было жаль расставаться с таким необычными приключениями. Может, и превращение в лягушонка тоже приснилось, а на самом деле он просто утомился за день от писанины и вымок на башне?
Похоже, в хмельной голове все перепуталось. Юноша как-то растерянно посмотрел на Кассиэля, а тот словно прочел его мысли – смахнул со стола злополучную статуэтку и спрятал.
Нееет, - уголки губ тронула едва заметная удовлетворенная улыбка, и Лис склонился над апельсином, стараясь незаметно вытереть колени подолом рубашки. – Все таки хоть лягушонок был.
Эта мысль, вопреки всем утренним переживаниям, все же согрела и успокоила.

+2

158

"Ну нет, так нет" - Шиарис понимающе улыбнулся и поставил пустой бокал на стол, взяв взамен свою тарелку. Не прокатило выяснить интереснейшие подробности нынешнего дневного времяпрепровождения старшего практически-родича сейчас, так, может, выйдет после? Бывают же и у секретарей выходные. Особенно - у таких юных, явно любопытных и не успевших еще приобрести всей полноты лисьих хитрости  и осторожности в беседах секретарей...Тут Шиарис некстати вспомнил Джессику, всегда не упускающую случая напомнить, что когда-нибудь любопытство Эль-Мейли выйдет ему боком. Или еще каким местом, планомерно собирающим неприятности, от которых порой может пострадать не сам "легкомысленный балбес, даром что трех тысяч лет от роду", а весь Совет Хранителей. Это вот мнение хранительницы Ар-Харун было совершенно, по мнению Ари, неправомерным - свои проблемы он и организовывал и расхлёбывал потом сам. Шиарис жевал, пытаясь вытурить из своих мыслей противную драконессу, а заодно и Несса, вообразившего, что Шиарис срочно нуждается в семейной жизни, и Глорию, которая просила... "Что это он делает?" - водный дракон немного удивленно наблюдал, как Кассиэль, всегда отличающийся точностью движений, умудрился уронить на пол ту занятную штуковину, которую Шиарис как раз заметил и хотел украдкой утянуть со стола и рассмотреть поподробнее. Штуковина была выполнена в виде лягушонка, с удивительной точностью имитировавшая настоящее земноводное. В первый момент хранитель даже подумал, что Касс решил завести домашнее животное, которое почему-то удрало из аквариума, но, приглядевшись, сообразил, что это - просто безделушка. Или не просто. Или вовсе не безделушка. Глория вот, к примеру, лягушек коллекционирует, так у нее есть среди статуэток и кулончиков с полдюжины амулетов самой разнообразной направленности.
- Кстати! Чуть не забыл опять! - Шиарис хлопнул себя ручкой  вилки по бестолковой голове (вилка была красивая, серебряная, с широким и довольно тяжелым навершием, так что мысли от встряски мигом вернулись в менее отвлеченное русло). - Глория просила, я бы даже сказал, настоятельно просила, если найдется кто-то, кто вдруг настолько рехнулся, что хочет провести следующие пару сотен лет на Изначальной, прислать этого блаженного, и принять ее прошение об отставке. Там в ее отчете  прошение вложено. Она тут в прошлом году нашла, наконец, как она выразилась, "настоящую любовь и прекрасного, ответственного, разумного дракона, с которым можно задуматься и о детях, в отличие от вас, раздолбаев! Нессидарэль, это я не о тебе."

Отредактировано Шиарис Эль-Мейли (2011-10-15 12:50:50)

+2

159

Вряд ли кто из драконов по собственной воле согласился бы отправиться на Изначальную. Но Глорию тоже можно было понять. Рано или поздно, но желание уйти из отравленного детьми второго Творца мира посещало каждого из Хранителей. Пожалуй, исключений было только два: Несс, который просто запрещал себе размышлять о подобных вещах, а уж если и подумывал об этом, то ни с кем такими мыслями не делился, и Скейяк, которому в силу собственного легкомыслия и на Изначальной было весьма неплохо, к тому же здесь его ждало несколько весьма неприятных разговоров, которых хитрый змей желал бы избежать.

- Семья - это весьма похвально. Только вот кажется мне, что вряд ли найдется такой доброволец. По-крайней мере, кроме юного Джереми, подобного желания не выказывал на моей памят еще никто. Хотя, думаю, что и он вряд ли теперь захочет на Изначальную. Судя по всему, у него теперь будут совершенно другие дела и заботы, и вряд ли к совершеннолетию у него останется желание вернуться туда, откуда его вытащили чуть ли не насильно. Да и Советник Луор вряд ли отпустит юного мужа. Мне очень жаль. Разве что будущий муж Глории вызовется сменить одного из Хранителей, чтобы быть вместе с ней. - проговорил Кассиэль.

От радужного дракона не укрылся растерянный взгляд, брошенный Домиником после того, как он испачкался апельсиновым соком. Рассудив, что это была просьба о помощи, Кассиэль со спокойным выражением лица, какое обычно бывает у родителей, когда их любимое чадо натворило что-то вполне себе поправимое, но растерялось и само себе помочь не может, взял со стола салфетку и стер с коленей лисенка сладкие капли. При этом разговаривая с Шиарисом так, словно ничего такого и не происходило:
- Я очень рад за Глорию, она всячески заслужила подобное счастье, но найти того, кто добровольно согласится занять ее место будет достаточно сложно.

+2

160

Провести несколько сотен лет на Изначальной? – Доминик мечтательно вздохнул, ровной стопочкой складывая на тарелку апельсиновую кожуру. – Нет, конечно несколько сотен – слишком много, это ж как по всем близким успеешь соскучиться, но вот заглянуть бы в  тот мир одним глазком, это дааа… Жаль, что я не дракон…
От огорчения юноша отправил в рот одну дольку и,  продолжая прислушиваться к малопонятному разговору, принялся жевать исходящую соком мякоть - лучше пусть рот будет занят, а то опять сболтнет что-то лишнее.
Значит, как эта Глория появится в Дальет, будет свадьба. Это замечательно!
На все время работы оборотня в Замке не пришлось ни одной драконьей свадьбы.
Это же такое редкое событие. Эльфы женятся, оборотни в пары сходятся, орки плодятся, а вот драконы как-то…
Однако когда речь зашла о советнике Луоре Лис в очередной раз навострил ушки, мечтательно улыбаясь.
Вот значит как! Скоро, совсем скоро свадьба!
Доминик хорошо помнил водного дракона, которому несколько раз приходилось носить документы из канцелярии. Представляя праздничную суету в Замке, связанную с этим событием он отправлял в рот одну дольку за другой, совсем перестав следить за перемещениями радужного дракона. Спохватился он несколько запоздало, когда Кассиэль неожиданно коснулся ног салфеткой. Юноша удивленно захлопал ресницами и едва не поперхнулся, вновь заливаясь краской.
Да что же это такое!
Не то чтобы такое внимание было неприятно, но оно совсем выбивало из колеи. Разве он маленький?!
- Простите… Да, спасибо, - смущенно пролепетал Лис. Отчего-то снова стало жарко.
Да, он  и считает меня маленьким. Смотрит, как за дитем. Доминик то, Доминик се. Не пей много, козленочком станешь, скушай, не простудись! Ну как ему объяснить, что я уже давно взрослый? Лучше бы поцеловал…Дурак ты!
Несколько растрепанный противоречивыми чувствами, оборотень вновь схватился за бокал, надеясь утопить в вине все свои маленькие горести-печали.

+3

161

"Всё-таки, какой очаровательный мальчик. Сумел растормошить даже несгибаемого Касса" - подумал хранитель, с некоторой долей умиления наблюдая, как легко и непринужденно Глава Совета вытирает сладкий липкий апельсиновый сок с неприкрытых рубашкой коленок парнишки. Причем, выражение лица радужного дракона не изменилось ни на долю секунды: оно по-прежнему выражало только некоторый интерес к собеседникам. Для обычно застывшего и прохладного в  выражениях чувств радужного дракона это было верхом эмоциональности, а улыбку Шиарис, к примеру, за весь свой прошлый отпуск увидел на этих безупречных губах всего один раз. настоящую улыбку, а не вежливо-отстраненную. разумеется, на то было множество причин, Эль-Мейли, сам потерявший в жерле войны всех близких отлично понимал супруга своего погибшего кузена, но, совершенно иррационально, не терял надежды, что время залечит хотя бы некоторые раны в душе Кассиэля. "И, кажется, сейчас уже можно предположить, что есть что-то..."   
Юный лис, так мило краснеющий и смущенно лепечущий что-то вроде возражения-извинения, и правда вызывал безотчетное  желание погладить по голове, подоткнуть одеяло и поцеловать. В лоб, как маленьких детей на ночь.   
- Ну, у меня будет куча времени, чтобы поспрашивать. Не бойся, я не буду соблазнять невероятными приключениями в сказочном мире неокрепшие умы, - с улыбкой заверил Шиарис Старейшего. И продолжил тему уже наметившейся свадьбы Луора-младшего и Джереми: - Ну и физиономия станет у Ная, когда я ему расскажу про свадьбу, да еще верну кольцо... Как бы так сподобиться, чтобы побольше народу при этом было? Это хоть немножко собьёт с него спесь.

+2

162

- Настолько неокрепшие сыскать будет весьма проблематично, - усмехнулся Кассиэль, поднося бокал с рубиново-алым вином к губам и задумчиво глядя на Хранителя.
Несколько секунд он помолчал, размышляя о чем-то своем, а потом продолжил:
- Знаешь, после той весьма некрасивой истории с его первым воспитанником, я давно ждал, что найдется тот, кто сможет его как следует проучить. Я не ожидал такого от столь юного создания, как Джереми; на мой взгляд, несмотря на всю свою внешнюю взбалмошность, поступки он совершает весьма обдуманные. Я сомневаюсь в том, что с Найером он мог бы быть счастлив. Хотел бы я присутствовать на Изначальной в тот момент, выражение лица Скейяка того, несомненно, стоит.

Имен он называть при Доминике не стал, Фиан явно не будет благодарен ему за то, что давняя история снова всплывет из-за нечаянно оброненной фразы. Юный секретарь пока был слишком наивен и мог нечаянно упомянуть о ней не в том месте и не в то время.
А потомудракон продолжил разговор на куда более безопасную тему, о которой теперь, стараниями матушки Белисара, во Дворце не знал только ленивый или глухой.

- Арльсьетта, кажется, уже успела сообщить о свадьбе всему городу. Не думаю, что такая публичность придется Луору-младшему по душе. Хотя, в последний раз, когда я видел его на празднике, Белисар выглядел счастливым. В любом случае я рад и за него и за мальчика. Они оба вполне заслуживают счастья.
Радужный был действительно рад за сына своего боевого товарища.

- Главное, не забыть, что я обещал им на свадьбу подарить обручальное кольцо. Мне оно вряд ли когда-нибудь понадобится, а на пальце у Джереми  будет смотреться очень красиво.

+2

163

Доминик довольно быстро осушил бокал и теперь, прислушиваясь к неспешной беседе драконов, доедал придавленный прежде апельсин. Вино приятно шумело в голове, отодвигая в прошлое все последние горести и заставляя витать в мягком тумане, окрасившим весь мир в розовеющие тона, и улыбаться.
Пусть себе думают, все что хотят, все равно они замечательные!
Когда с фруктом было покончено, возникла непредвиденная проблема - мокрые пальцы, покрытые сладким соком, подсыхая, грозили начать липнуть к чему попало. Пробежавшись поверху взглядом, оборотень обнаружил салфетки на другом конце стола. Скорее всего, пришлось бы встать и тянуться через весть стол, рискуя тем, что рубашка задерется слишком высоко. Просить подать, вмешиваясь в разговор, он не рискнул.
Угу, сверкнуть перед хранителем голым задом. Не известно, что лучше.
От неуместности такой картины Лиса пробрало на «хи-хи», и он, хмыкнув, не долго думая над возникшей дилеммой, вернее, вернувшись в мыслях к предстоящему знаменательному событию, предпочел облизать сладкий сок с пальцев.
Украдкой сделать это снова не получилось. Стоило закончить с этим увлекательным занятием и поднять взгляд, как пришлось убедиться в том, что он приковал к себе взгляды обоих драконов.
Снова порозовев, Доминик как-то бесшабашно пожал плечами и улыбнулся. Ему уже было так хорошо, что даже мысль об увольнении почти не огорчала. Зато потом, на старости лет, будет, что вспомнить.

+3

164

- В таком случае, это я удачно прибыл, хотя  опоздал на праздник снова и прошел босиком пол-дворца, не говоря уж о самолете, - возрадовался Шиарис. Что-что, а праздники хранитель любил. Там было весело, шумно, интересно и всегда можно было устроить шуточку-другую над знакомыми и не очень знакомыми существами. Каждый коротает вечность как может. А еще на свадьбе одного из советников наверняка будут представители всех имеющихся в наличии драконьих семейств. "И Ар-Этены тоже, стало быть. Может даже - все..." - память услужливо подкинула пару незабвенных картинок нынешнего удачно проведенного вечера, вызвав короткую, немного мечтательную улыбку на устах.
Меж тем, вино явно продолжало действовать на Доминика очень уж расслабляюще. Видимо, постеснявшись попросить салфетку, парнишка, дожевав апельсин, не придумал ничего лучше, чем попросту облизать покрытые сладким соком пальчики. От такого зрелища, и невинного и соблазнительного одновременно, Хранитель едва сам не залился краской. К счастью, за три тысячи лет можно было вполне успешно разучиться краснеть.  Заставив себя отвести взгляд от снова залившегося краской секретаря, Эль-Мейли подумал о том, не пора ли мальчику идти спать и не достаточно ли ему уже вина. Даже если он живет не в замке, гостевых комнат здесь хватает, да и покои Главы Совета довольно просторны, а время позднее.
- О! Я думаю, это будет... прекрасный подарок, - откуда в голосе взялась легкая хрипотца, Шиарис не стал раздумывать, поспешив заесть все это дело сладким черным виноградом.

+2

165

Кстати, о пальцах. Кажется, юный лис несколько увлекся и завтра кое у кого голова будет болеть снова. Однако зрелище, устроенное лисенком, выглядело достаточно мило, для неофициальной посиделки, разумеется. Шиарису, судя по тому взгляду, которым он окинул Доминика. К такому действительно тяжело оказаться равнодушным. За долгие годы жизни учишься удивляться именно чужой неискушенности и наивности.
Кассиэль едва заметно улыбнулся, скорее обозначив улыбку, едва приподняв уголки губ. Юный оборотень был очарователен в своей непосредственности, но если он продолжит пить, то совершит что-нибудь такое, за что наутро ему будет ужасно стыдно.

- Праздник должен получиться славный, разумеется, если мы проследим, чтобы Арльсьетте было некогда портить его молодым, - проговорил дракон.
Матушка Белисара вполне была способна на подобное, ибо дама была весьма непредсказуема и взбалмошна. Однако и она побаивалась Главу Совета, а потому придется Кассиэлю не отпускать от себя чету Луор. В его жизни было достаточно праздников и одним из них он вполне мог пожертвовать, ради всеобщего спокойствия.
- А не попросить ли нам чаю и пирожных? - спросил дракон, обращаясь скорее к Шиа, который в данный момент лакомился виноградом.

Не дожидаясь ответа, он поднялся с кресла и пошел к дверям, чтобы позвать слуг. В покои, понятное дело, приглашать их он не хотел. Им ни к чему глазеть на Доминика, одного вида которого вполне достаточно для того, чтобы по Дворцу поползли самые невероятные слухи.
Радужный дракон и не заметил, как из его кармана выпала статуэтка лягушки и закатилась за ножку стола.

+2

166

Тихий стук, сопроводивший шаги Кассиэля, привлек внимание оборотня, и он успел разглядеть завалившуюся под стул зловредную лягушку, вынудившую напрочь забыть о недавнем смущении. Первый порыв поднять и вернуть обороненную вещь, заставил привстать в кресле, но даже затуманенное винными парами сознание все равно воспротивилось тому, чтобы заставить себя вновь прикоснуться к статуэтке. Порыв противоречивых чувств живо отразился на лице, заставив в сомнении изогнуться брови, и приоткрыть рот, из которого сорвалось одно растерянное "Эммм"… полетевшее в спину дракону. В ожидании, когда тот выдаст задание невидимому слуге, отловленному в коридоре, Доминик все время гипнотизировал пучеглазую фигурку, нагло уставившуюся прямо на него, и едва не подпрыгивал на месте от нетерпения.
- Господин Кассиэль! – обратился Лис, как только радужный направился обратно к своему месту.- Господин Кассиэль, вы  оборонили эту пакость!
Для пущей убедительности юноша еще ткнул в сторону статуэтки пальцем. – Простите. Я бы сам поднял ее, мне не сложно, но только тогда бы вам снова пришлось… Ой!
Доминик опять оборвал себя в самый последний момент и растерянно захлопал ресницами. Кажется, на этот раз алой краски для щек его организму уже не хватило.

+2

167

- Пирожные и чай - это было бы кстати, - Шиарис хотел встать, но Кассиэль уже открывал дверь. Арльсьетту Луор Эль-Мейли знал с детства. С её детства. И в этом самом её детстве  не раз и не два становился то жертвой, а то и  соучастником шуточек девчонки, уже тогда похожей скорее на тайфун, чем на водную драконочку. Тогда непредсказуемость и непосредственность придавали Этти очарования. Но теперь зачастую такое поведение грозило окружающим чем-нибудь посерьёзнее, чем ведро воды на голову в самый неожиданный момент, или хор лягушек, бодро квакающих утреннюю побудку, сидя рядочками на подоконнике комнаты жертвы.
- Помнится, это госпожа Луор как раз и подкинула Глории мысль начать коллекционировать лягушек... - Шиарис припомнил еще несколько забавных  случаев и хотел поделиться воспоминаниями, но его внимание привлек предмет, выпавший из кармана одежды Кассиэля. - А вот такой в ее коллекции я не видел, - проговорил дракон, наклоняясь к ближней к нему ножке стола. - Какая изящная вещица...
Хранитель протянул руку, не вслушиваясь в то, что говорил в этот момент Доминик. А зря. Как только пальцы водного дракона коснулись гладкой зеленой спинки статуэтки, мир вокруг внезапно и кардинально изменился...

+2

168

Радужный дракон только и успел, что отдать распоряжения о чае и полагающихся к нему сладостях, как голос Доминика заставил его обернуться.
Он снова был неосторожен, а может быть день был для него неудачным.
- Шиарис, не тро... - только и успел сказать он, увидев, как Хранитель наклоняется, чтобы поднять злополучную статуэтку.

В последний момент, придержав дверь рукой, чтобы не дать любопытному слуге сунуть свой длинный нос в покои, Кассиэль нахмурился, мысленно ругая себя за собственную неосторожность, повлекшую новую неприятность.
- Когда принесете чай, постучите. Я сам заберу у вас поднос. - сказал он, закрывая дверь перед носом весьма удивленного оборотня.

Негромко вздохнув Глава Совета потер виски и с грустью посмотрел на зеленого лягушонка, сидевшего возле кресла.
- Шиарис, ну ты то должен был помнить ту историю с Тиаматом и статуэткой, - проговорил он с укором, подходя к столу и осторожно поднимая лягушонка с ковра.
- И что теперь ты прикажешь с тобой делать? - спросил Кассиэль едва заметно качая головой.

Может быть стоило и впрямь избавиться от статуэтки? Память памятью, а неприятностей она уже принесла достаточно.
- Будем считать, что теперь мы квиты за твою шутку с лекарством от усталости. Мне понадобилось два дня потратить, чтобы объяснить чуть ли не всем обитателям дворца, что ничего подобного я не изобретал.

+1

169

Оборотень, завороженный едва не подмигивавшей статуэткой, прозевал тот момент, когда можно было еще остановить устремившегося к ней хранителя. Юноша подорвался с кресла, но его немного повело, и он опоздал -  теперь вместо дракона на полу теперь красовалась ожившая лягушка.
- Ой! Ужас какой! – пробормотал он, всплеснув руками, и ни к кому конкретно не обращаясь. - Это я тоже таким был?!
Зато теперь позабытое имя водного, произнесенное Главой Совета, отчетливо врезалось в память, да так, что среди ночи и в стельку пьяный не забудет.
Лис вытянул губы трубочкой. Почему-то мысль о том, что радужному снова придется кого-то целовать не обрадовала, но потом позабавила, и он тихонько хихикнул. Наверное, давно радужному дракону не приходилось заниматься этим делом. Хотя кто знает? Фигурка все время была на столе, может, и приходилось? Вряд ли кто-то из возможных пострадавших стал бы распространяться о подобном. Или стал? Мысли завертелись в голове сумбурным хороводом, и Доминик озадаченно потер кончик носа. - Господин Кассиэль! Вы не волнуйтесь! Ничего страшного. Надо лишь  поцеловать господина Шиариса. Может, он тоже вернется в свой нормальный облик. Только … Ой!
Опасаясь, что Старейший так и сделает, юноша  повис на руке радужного, державшей бывшего Эль-Мейли, заглядывая в глаза.
- Только вдруг он тоже окажется голеньким? Надо подумать, во что его одеть.
Как он не хмурился, а губы растянула глуповатая улыбка, с которой Лис никак не мог справиться.
Не хватало еще посмеяться в голос, - укорил он себя.

+1

170

Если бы Шиарис мог, он бы развел руками, виновато посмотрел на Кассиэля и, может быть, даже извинился, хотя не испытывал раскаяния за свою давнюю шутку, разнообразившую досуг Главы Совета на целых два дня. Однако, лягушачья мордочка и круглые глазки мало подходили для выражения эмоций, да и сказать что-то кроме:
- Ква?! - не получилось. "Что-что? То же, что и с Тиаматом тогда!" - подумал хранитель, возносясь над полом ввысь. Ощущать себя лягушкой было странно. В первый момент он даже испугался - ведь все вокруг моментально стало таким огромным! А здоровенные ноги приблизившегося Кассиэля, казалось, вот-вот раздавят крошечного лягушонка.
- Ква!-возмущенно мигнул лягушка-Шиарис, выражая несогласие с упрёком радужного дракона. "Как я мог вспомнить с ходу этот случай, если  меня при этом не было, да и вообще, детские воспоминания - не то, что всплывает в  моей голове по первому подходящему случаю"
Меж тем, несмотря на странное положение, в целом ситуация была забавной. А уж куда можно пробраться, будучи в облике столь крошечного существа! Лягушонок, перебирая лапками, осторожно подполз к краю ладони Кассиэля, перегнулся, оценивая расстояние до столешницы. оказаться голым на руках у Касса - это, конечно, будет покруче, чем путешествие до спальни Старшего Хранителя на руках последнего, но досадно то, что такое никому не расскажешь. Поэтому, внимательно послушав, о чем говорит Доминик (и сообразив, что нечто подобное происходящему явно мело место быть уже сегодня в этой комнате - мальчик говорил со знанием дела, стало быть, он точно знает, что после такого превращения есть риск остаться без одежды), Шиарис снова пригляделся к доступному пути отступления. Не то, что бы он смущался, но ведь сейчас принесут чай. лягушку на столе не разглядишь от двери, а вот голого дракона - очень даже разглядишь.

+2

171

Ну вот за что ему, старому и уже изрядно уставшему от жизни дракону все эти перепетии? Еще сегодня утром...
Кассиэль бросил взгляд на часы. Нет, еще вчера утром все было тихо и спокойно. А теперь?
Нынче же все было перевернуто с ног на голову. О покое теперь оставалось только мечтать. Отчего ему всего день назад казалось, что размеренная жизнь - это скучно? Глупости. А еще ему хватало самонадеянности считать себя мудрым. Нет, мудрость заключается в том, чтобы не желать большего, чем у тебя есть.
Кассиэль тихо вздохнул, так, чтобы услышать его не могли ни Лис, ни Хранитель.

Он слишком стар и костен, чтобы хоть что-то изменить в своей жизни. Слишком привык к тишине и одиночеству.
Радужный дракон покачал головой, глядя на лягушонка. Еще раз касаться холодного и мокрого тела ему не слишком хотелось, но, кажется, другого выхода ему все равно не оставили.
Отпуск Шиариса рано или поздно закончится и расколдовывать его все равно придется. Да и не хорошо, если весь свой отдых Хранитель проведет в лягушачьем обличьи. Слишком редко выпадает драконам, оставшимся на Изначальной, шанс отдохнуть в мире, где волшебство по-прежнему имеет силу, где есть место сказке и чуду. Наверняка, в том полуразрушенном мире из-за нехватки магической энергии Хранители чувствуют себя словно рыбы, выброшенные на берег. Ощущение не из приятных, да и окружение, пожалуй, тоже не самое располагающее.

Глава Совета чуть нахмурился и решительно поднес лягушонка к губам, стараясь не сосредотачиваться на том, насколько несимпатично это пресноводное.
Память или нет, а статуэтку все-таки придется уничтожить, чтобы каждый раз не целовать нового любопытствующего, - подумал дракон.

Комнату на секунду затянуло золотистой дымкой, а когда она растаяла, так же легко как и появилась, на столе, прямо перед Кассиэлем, как ни в чем ни бывало, сидел совершенно обнаженный Шиарис.
В дверь постучали:
- Ваш чай, господин Кассиэль!

+3

172

И что прикажете делать?! Нет, ну надо же! – возмущенно думал Лис, глядя, что не взирая на все его попытки предотвратить последующее чрезвычайное происшествие в виде голого хранителя, Кассиэль все же вознамерился поцеловать лягушку, словно и не замечая, что у него на руке болтается далеко не маленький оборотень. – А говорят еще, что драконы мудрые! Кто же так делает?! Нет бы сначала хоть за какой-то одеждой сходить!
-  И вот, извольте!
Краем глаза, заметив восседающую на столе обнаженную фигуру, Доминик вновь порозовел и отвернулся как раз в тот момент, когда раздался стук в дверь, хотя на этот раз не столько от смущения, сколько от досады.
- Сейчас.
Юноша помчался к двери, при этому умудрившись даже ни на что не налететь. Нет, конечно, он не собирался ее распахивать и выскакивать к слуге, всего лишь немного приоткрыть - ведь неудобно же с подносом открывать-закрывать, пусть даже ты трижды дракон, а рук то всего две. Как бы ни был он пьян, соображение относительно того, что негоже посторонним видеть двух мужчин в непотребном виде в кабинете Главы Совета, пока еще работало. Только подлая дверь почему-то открывалась совсем не в ту сторону, и Доминик едва не вывалился в коридор прямо на поднос с чаем.
- Ой!
Лис попятился назад и натолкнулся на какое-то препятствие, оказавшееся Кассиэлем.
Всееее!
Думать о завтрашнем, вернее уже сегодняшнем, дне не хотелось, потому что…
Потому что после всего, хорошо еще если писарем оставят, а то и вообще из Замка выгонят.
В этот момент Доминик ощутил острое сожаление, что не успел напиться в стельку.

+2

173

Шиарис с любопытством смотрел, как приближается лицо Кассиэля. Вид у Старейшего был такой, словно он должен был не поцеловать лягушку, а по меньшей мере проглотить ее. На спор, ага.  "Интересно, что было бы, если бы Касс поспорил с Нессом? И на что бы они спорили?" - привычка разнообразить жизнь и досуг свой и ближних (и даже дальних) не давала покоя, подкидывая идеи одну занимательнее другой на заданную тему. Поэтому собственно момент поцелуя Шиарис проморгал. Зато в полной мере насладился выражением крайней степени смущения на мордашке лисенка и лицезрением снова принявшим выражение "ничего особенного не происходит" - на безупречном лике Главы Совета.
- Ну кто еще может похвалиться, что сидел на рабочем столе самого Кассиэля в совершенно непристойном виде? - хитро улыбнулся Шиарис, склонив голову к правому плечу. - Хорошо еще, что я умею держать язык за зубами и не стану, пожалуй, рассказывать об этом даже Дарину, если мы вдруг помиримся снова.
Хранитель слез со стола, стряхнул прилипшие крошки, подмигнул Доминику, как раз открывшему дверь, чтобы забрать у слуги поднос с чаем и десертом,  и неторопливо направился в сторону спальни, стараясь, впрочем, не попадать в поле видимости  того, кто мог стоять за приоткрытой дверью. при всей своей любви к шуткам и розыгрышам, Эль-Мейли все же старался не переходить  той грани, за которой кончался юмор и начиналась прямая компрометация. 
- Я позаимствую у тебя халат, ладно? Что за день - постоянно лишаюсь одежды в чужих покоях...

+1

174

- Бери, разумеется! В качестве извинения, за неприятный инциндент. Не думал, что эта статуэтка доставит такие хлопоты. - кивнул Кассиэль Шиарису.
Он направился к дверям, чтобы успеть перехватить юного секретаря, до того как...

За дверью раздался звон разбитой посуды. Кажется, слугу сильно взволновало явление Доминика в одной рубашке, причем явно с плеча Кассиэля. Дракон отнесся к этому философски. Теперь, никто уже не поверит, что между ним и юным оборотнем ничего нет. Назавтра весь Дворец, под различными благовидными предлогами будет заходить к нему, чтобы своими глазами убедиться, что он и его новый секретарь...

Злиться на мальчика было глупо - он просто не рассчитал своих сил, слишком много на него свалилось. Да и не хотелось злиться. Осталось только подумать, как оградить его от этих самых разговоров. Самому дракону они вряд ли повредят, даже если завтра подтвердятся слухи о том, что он завел целый гарем любовников, то в отношении к нему вряд ли что изменится. Он - единственный оставшийся в живых творец этого мира. Иногда это дает некоторые преимущества, разумеется в некоторых, редких случаях, чаще всего, то же самое положение только прибавляет ответственности и обязанностей.

- Доминик, ты не ушибся? - спокойно спросил радужный дракон, осторожно поддерживая лисенка за талию.
Теперь уже все было сделано, обратно ничего переиграть не удастся, да и стоит ли?
Подарков судьбы не отвергают. - некстати всплыла в голове старая пословица.
Вряд ли лисенка можно было назвать подарком, скорее ходячим бедствием. Но он так сильно напоминал радужному дракону безвременно ушедшего Тиамата, был таким хрупким и беззащитным...

- Доминик, все в порядке? - заботливо осведомился радужный, который так и не отпустил тонкую талию хорошенького оборотня.

+3

175

Провалиться бы… на самый-самый первый этаж или в подвал…
Говорят, лисы в момент опасности прикидываются мертвыми. Доминик прикидываться не умел, но, однако, от звона посуды и слишком выразительного взгляда слуги все внутри обмерло, и он только сильнее вжался в дракона. Но пол, по которому теперь растекались лужи, как и прежде, оставался незыблемым, бежать было некуда, и отступать тоже потому, что ноги не слушались, а руки держали, вернее, одна рука, принадлежавшая Кассиэлю. По спине пробежалась волна мурашек, отчего шерсть, пока только воображаемая, встала дыбом. Лис зажмурился, чтобы хотя бы не видеть осуждающего взгляда слуги. Потом неловко развернулся и уткнулся лбом в плечо радужного, краем глаза все же успев заметить перемещение хранителя и его ехидное подмигивание, заставившее окончательно растеряться.
- Э? Нет… Да. То есть, нет… Ужас!
Почему все это ужасное происходит с ним? Таким глупым он был разве что в детстве.
Хотелось плакать, хотелось кусаться, хотелось стучать кулаками в эту крепкую грудь, хотелось смеяться, хотелось позаимствовать у этого невозмутимого, незыблемого как скала, дракона хоть немного спокойствия, хотелось бежать и не хотелось делать и шага - и все это одновременно.
- Со мной все хорошо… кажется, - поспешил он заверить Кассиэля.
Надо было все же отлепиться и лишить слугу удовольствия глазеть на эту непристойную картину, только ноги казались ватными и едва держали, и Лис уже не знал, что лучше - оставаться тут в обнимку, будто любовники, или растянуться на полу. И тут же из самого далекого уголка опьяненного сознания выполз и прозвучал ехидный голосок, - Просто признайся самому себе, что тебе нравится вот так, и ты совсем не торопишься покинуть эти объятия, - заставивший еще больше злиться на себе.
- Я сейчас… Простите, - произнес он тихо едва не заплетающимся языком.

+3

176

- Спасибо. Ну что ты, это был на редкость забавный опыт, - Хранитель лучезарно улыбнулся у двери в спальню, от души надеясь, что слуга его слов не расслышал.
Шиарис аккуратно и бесшумно прикрыл за собой дверь в спальню, споткнулся обо что-то в потёмках и тогда только сообразил вызвать световой шарик. рассматривать чужую спальню на сей раз водный не стал, только отметил про себя, что тех вещей, что висели сейчас на спинке кресла, он не видел  уже лет шестьсот, если не больше. Да и видел в последний раз вовсе не на Кассиэле. Это явно было что-то из гардероба Тиамата. "На Касса было бы мало, стало быть, мальчик надевал. Ну да, вот еще даже не высохло. Куда же делась его одежда?" И тут хранителя осенило. Если он сам, побывав в лягушачьей шкурке, лишился всей одежды (новую безрукавку и туфли было очень жаль, кстати), то наверняка и Доминик успел отличиться подобным образом сегодня! Не зря же он так не хотел поднимать статуэтку с пола. Под эти размышления Шиарис чисто машинально вытянул из художественно развешанной на просушку одежды всю лишнюю воду, и потом только вспомнил, зачем он, собственно, оказался в спальне. Однако халат нашелся только в ванной (которой, к слову, тоже пользовались не так давно - это было заметно) .
- Ну вот. Надеюсь, По дороге в мои комнаты, мне встретится не слишком много народу... - пробормотал дракон, стягивая длинный, метущий пол подолом, халат главы Совета на талии поясом. - Еще одного допроса на тему, где я был и как ушел живым, если кто-то внезапно вернулся туда, где я был, я не вынесу. - С этими словами хранитель осторожно выглянул в гостиную, не спеша выйти из-под прикрытия двери на тот случай, если в комнату все же пробрались слуги, убирающие битую чайную посуду, к примеру. Или что это был за стук-грюк? Однако, судя по представшей его глазам картинке, заботиться о репутации Кассиэля и Доминика больше не было нужды...

+2

177

- Ничего страшного. - тихо, почти нежно проговорил Кассиэль, рукой поправляя взлохмаченные локоны лисенка, и поднимая взгляд на слугу, по сию пору глазевшего на странную сцену.

- Ничего страшного. - повторил он, глядя прямо в глаза застывшего в недоумении другого оборотня: - Вы были слишком неосторожны. Я вовсе не сержусь на вас за мой любимый сервиз, но неосторожности в словах я не прощу. Уберите здесь все и принесите нам чай.
Судя по испуганному взгляду, некто уже успел прикинуть в голове как будет рассказывать свою потрясающую новость на кухне.

Радужный дракон не питал иллюзий - в этом замке все секрет, но ничто не тайна. Но по-крайней мере они поостерегутся говорить что-то в присутствии Доминика. В лицо юному секретарю никто ничего сказать не посмеет.
Хотя бы так. Большего им все равно уже не избежать.

Бедный мальчик словно магнит притягивает неприятности. - подумал дракон, закрывая дверь перед носом оборотня, что-то бормотавшего в свое оправдание.
Слуга просто оказался не в то время и не в том месте, тут уж ничего не поделать.

- С тобой точно все хорошо? Может тебе будет лучше полежать? - Кассиэль поддерживая юношу за талию, подвел его к креслу.
Как могло случиться так, что ни ему, ни Шиарису в голову не пришло, что мальчик просто не может выпить столько, сколько они. А сам Доминик сказать об этом постеснялся.

Заметив Шиариса, стоявшего в дверях спальни радужный полюбопытствовал:
- А тебе сегодня уже задавали этот вопрос?
Как-то непонятно все получалось: стоит тут, разговаривает, как ни в чем не бывало с Шиа, а сам никак не может мальчика из рук выпустить. Впрочем, и Доминик не делал никаких попыток освободиться из его объятий.

+3

178

Что-то было не так. От прикосновений и интонаций Кассиэля по позвоночнику снова одна за другой прошлись выразительные волны мурашек. В опьяненном вином сознании раздался тихий звоночек тревоги, но тут же стих.
Это все со мной?! Или я настолько пьян, что начал бредить, или все это только снится. Не может такого быть, потому что не может быть никогда!
От осознания этого факта, приобретшего отчего-то горьковатый привкус, хотелось расплакаться, но парень только тихонько фыркнул, отгоняя слезливое настроение.
Еще чего! Где наша не пропадала!
Не торопясь освободиться от поддерживающей руки, Доминик, ведомый Главой Совета, неуверенно дошагал до кресла. Сон был невероятно реальным и таким завораживающим, что просыпаться не хотелось. Всеми фибрами обмирающей в неведении души хотелось узнать, что же будет дальше. Это было все равно, что в предзимье выйти на тонкий лед, и осторожно прощупывая каждый шаг, двигаться к середине пруда, жадно, с замиранием сердца вслушиваясь в тихое потрескивание молодой ледяной корки, и зная, что любой следующий шаг может закончиться купанием в студеной воде.
И как в любом сне, когда второстепенные предметы и явления остаются размытыми где-то на грани восприятия, так и появление в комнате Шиариса осталось незамеченным, потому что оборотень в этот момент пытался осмыслить заданный вопрос и попутно разобраться в себе.
- Может…
Или напиться так, чтобы полностью отключиться, или в кровать. Сны лучше смотреть там… А если сон, тогда ведь все можно. И сказать будет не страшно про постель, и…
- Я вам должен признаться и … Должен тоже вернуть… Спасибо.
Оборотень вскинул взгляд и неуверенно улыбнулся, прежде чем поцеловать, а скорее даже из-за невысокого роста неловко клюнуть, в подбородок.

+2

179

- По дороге от портала к тебе всем было интересно, где я потерял ботинки, потом им было крайне интересно, почему я в одних штанах, ну а когда я шел снова к тебе, все спрашивали, почему я вдруг выгляжу вполне пристойно, - кратко поведал хранитель историю своих сегодняшних приключений с одеждой. - Но когда я снова появлюсь в коридоре в халате с чужого плеча, население Замка  перестанет задавать глупые вопросы навроде последнего, - со смехом заключил он.
Он направился к стулу, чтобы снова занять место за столом и продолжить увлекательную беседу. Вот только юного секретаря  стоило бы уже отправить спать, ибо тот, кажется, уже видел сны. По крайней мере, чем еще, кроме излишка алкоголя в хрупком юношеском организме и погружения оного организма в безмятежный сон можно было объяснить происходящее?
- Кажется, кому-то пора баиньки, - тихо, посмеиваясь, заметил Шиарис. Как ни странно, лицо Кассиэля не выражало никакого неудовольствия действиями Доминика. Словно все так должно быть, будто ничего особенного не происходит. Это было весьма странно - не видеть маски, всегда придающей безупречно прекрасным чертам родича выражение высокомерия. Но - тут даже безалаберного хранителя проняло - стоило Доминику повернуться лицом к Главе совета, как на миг Эль-Мейли показалось, что...
Он мотнул головой, отбрасывая с глаз светлую чёлку и отводя взгляд.

+2

180

- И где же ты умудрялся терять свою одежду? - полюбопытствовал Кассиэль.

Но тут его прервал Доминик, совершенно неожиданно поцеловавший его. Возможно виной тому был излишек алкоголя, который по недосмотру выпил юный оборотень. Чем же еще иначе объяснить что юный оборотень вдруг заинтересовался старым и во всем разочаровавшимся драконом?
Ощущение было странным, давно забытым, но неожиданно очень приятным.

Радужный дракон не протестовал, не сердился просто прислушивался к себе. Наверное, ему просто показалось, такого просто быть не могло. Он слишком устал от жизни, слишком привык быть один, слишком долго прожил, чтобы вот так вот реагировать на существо в первый же день их знакомства. Даже, если оно столь очаровательно как юный секретарь.
Рука сама против воли, успокаивающим жестом погладила худенькую спину.

Затянувшуюся странную паузу прервал Шиарис, напомнивший ему о том, что они с лисенком тут вовсе не одни, о том, что их поведение слишком странно, о том, что Доминику, действительно, сейчас лучше всего отправиться в кровать.
- Пока мы не натворили то, о чем впоследствии сильно пожалеем.

- Доминик, ты уверен, что не хочешь отправиться спать? - осторожно спросил он, внимательно глядя а юного оборотня.

+2


Вы здесь » Dal'et » Замок драконов » Личные покои главы Совета