Dal'et

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dal'et » Рынок и жилища гномов, расположенные возле него » Магазин «Конфе-еты»


Магазин «Конфе-еты»

Сообщений 61 страница 90 из 98

1

Двухэтажное наспех отремонтированное каменное здание, выкрашенное местами в желтовато-синевато-красноватую полоску, и поверх всего фиолетовая надпись, дублирующая деревянную вывеску сбоку «Конфе-еты». Торчащая черепица забита железными пластинами и как бы исключительно для поддержания общего дизайнерского замысла сбоку торчит труба-дымоход от печи.
Первым делом при входе в неожиданно светлое чистое помещение бросается в глаза множество стеклянных банок со всевозможными сладостями, закрывающие всю противоположную от входной двери стену и часть прилегающей к ней стены справа, за застекленным прилавком с десятком разнообразных пирожных и свежих тортов, весами, доходя до крепкой лакированной двери в небольшую кухню с модернизированной гоблинскими механизмами и крайне пожароопасной печкой, длинным столом с продуктами и лестницей, ведущей наверх или в подвал, наиболее опасное и непредсказуемое место ввиду периодически пропадающего обитателя-гоблина. Еще один шедевр гоблинской изобретательности спрятан в полу, - специально вырезанная часть досок возле прилавка открывается как люк в подвал, где в заранее подготовленной железной коробке со льдом, заговоренными костями и чем-то сверх-технологичным, лежит мороженое, - ассортимент и количество сильно ограничены нестабильностью конструкции. Часто у стены напротив входа стоит небольшой самодельный столик со свежайшим печеньем по особой цене.
На втором этаже находится жилье Берти. Обшарпанное темное помещение с закопченным потолком и пропитанным чем-то черным скрипящим полом. Напротив лестницы – небольшая ванная с символическим круглым окном и розовыми шторками, второе окно располагается над входом в магазин со старыми черными шторами из заплаток, рядом письменный стол с кучей бумажек, самодельная табуретка и кресло, заваленное швейными принадлежностями и кусками ткани. Напротив стола в углу старая односпальная кровать со словарем вместо ножки, позаимствованном с полок на стенах, книг там мало, в основном стопки писем и баночки с «эксклюзивными» сладостями – маринованными паучьими лапками, засахаренным клевером, вареньем из водорослей и перчеными синими засушенными гусеницами. Чуть дальше от кровати большой сундук с одеждой и парой ключей, рядом две пары обуви на все случаи жизни. Также в доме есть пара тайников.

0

61

«Э…он назвал меня малышом?! Надеюсь, это не про мой рост!», - оборотень сощурил глаза, внимательнее всматриваясь в благородного ледяного эльфа, которому уже само пребывание посреди сгоревшей грязной кондитерской наверняка кажется оскорбительным для своей персоны. Еще бы! Королевская особа, привыкшая только ко всему самому удобному и лучшему, прохладному и мягкому, а тут такое вот кашеобразное черное безобразие, периодически торчащее весьма острыми палками и трубами из земли, так и норовя впиться в пару-тройку наиболее неосторожных конечностей.
«Или он из-за разницы возраста так говорит?.. Сколько же ему тогда лет?», золотые глаза чуть расширились. На вид вер Аллория молодой, - впрочем, эльфы же не стареют, даже отметив свое второе тысячелетие выглядят свеженькими и хрустящими как огурцы. Должно быть этот кьяс старой закалки – даже не смотря на столько неудобств, испорченную одежду и сломанные магические побрякушки, жарящее солнце, держится бодрячком, сам даже может стоять на ногах, хотя высокородная знать наверняка уже бы упала в обморок или начала вопить об экстренной эвакуации, собственной значимости по отношению к разрушенному жилищу или хотя бы о смертной казни кондитера. Наоборот, блондин сам извиняется, вручил собственные средства на починку того, что Бартоломео сам же по своей глупости и вспыльчивости разрушил. Жест благородства и сочувствия к погорельцу, которому теперь негде и не на что жить?
Руки сжали мешочек с золотом. Ах, какой соблазн! Ногти приятно задевали о грани ребер ценных кругляшков. Да тут целое состояние! Бартоломео даже представить себе не мог никогда такого богатства – хватит на целую сеть кондитерских, небольшой замок или даже на обучения в Академии! Да, наверняка такому необучаемому барану потребуется намного больше золота, чем одаренным студентам… Много. Слишком много. Вио столько не нужно, он честный труженик и привык полагаться только на собственные силы и умение. Ведь если честно ведешь свое дело, то оно с лихвой окупается. И страховки должно хватить на то, чтобы отстроить все заново. Не в лучшем виде, возможно, будет на этаж ниже...и с гоблином придется что-то придумывать… однако, если все же взять эти денюжки, можно будет выселить навеки маленького зеленого паразита! Выстроить кондитерскую мечты – с лесенками, и огромными одинаковыми баночками на полках, чтобы лестницы по ним ездили, как в библиотеках – вжжжик! И ты уже на месте. Только вместо заумных фолиантов мармеладки, шоколад и печеньки…все тщательно отсортировано по оттенкам вкуса и ингридиентам, и потолки, - высокие-высокие, и чтобы на них было нарисовано небо с радугой. Или лучше ночное небо? Или вообще не небо, а, скажем, облака и барашки, о, точно, фирменный логотип!.. «вкусняшки от Барашка»! И..о, рожки-копытца, - новую печь, ктоорая не будет обжигать руки!
Хах, что за глупости…
Тряхнув головой, чтобы напрочь развеять мечты, Бартоломео нахмурился. Нет, какой-то кучке богатств не совратить гордого рогатого!
- Камео сможет вылечить всех!.. Идемте… – кудрявый насторожился, чувствуя, как прохладные пальцы скользят по лицу. Кондитер крайне недоверчиво относится к подобным проявлениям любопытства к своей персоне, но частенько позволяет особо надоедливым детям потрогать его кудряшки, подергать за рога или полапать копытца. Детям, а не выцветшим остроухим, приехавшим на пару недель в Дальет просто чтобы поглазеть на разнообразие живых существ, среди которых барашки встречаются не так уж и часто – само собой, они животные стадные, живут преимущественно на своих фермах чуть южнее… 
«Солнечный удар, не меньше» - приподняв бровь, оборотень некоторое время просто смотрел вслед бледному эльфу. Благородный мужчина, грязный и подранный, плетется по улице, изнывая от боли, которая началась с того, что барашек случайно задел его плитой… Маленькая черная сущность Чернокнижника начала отчаянно извиваться, требуя немедленно бежать в банк, бросив принца на произвол судьбы. Но…разве это мудро? Воспользоваться таким шансом, в то время как можно затесаться в еще большее доверие синеглазому, - тогда тот может поспособствовать не только восстановлению магазина, но поможет с бумагами, чтобы выкинуть гоблина, да и посоветовать драконам прекрасную кондитерскую? Ну и заодно совесть не будет кусать. Почавкав, Берти чувствовал, что сущность Чернокнижника теперь извивается изо всех сил, чтобы подпихнуть кондитера помочь блондину добраться до его храма. Какая продажная и легкоуговариваемая сущность…
- Ну уж нет, от меня теперь Вам так просто не избавиться! Да и золото мне не нужно – я же застраховал свой магазин как раз от пожара преимущественно, и этого вполне должно хватить…
Хромая, оборотень быстро нагнал кьяса, подхватив его, юноша широко улыбнулся, потащив нового знакомого к храму через переулки, где столь странная парочка вызывала бы меньше подозрений. Ну и чтобы не наткнуться на соседей.
- Да и идете Вы по самой длинной дороге.

Айден вер Аллория, Бартоломео ==> Заброшеное сявтилище

+1

62

Дом Камео Ин-Саннера ==>

Бартоломео, нахмурившись, шел по дороге. Разбор мусора – это своего рода медитация. Выкидываешь старое, и параллельно думаешь, как это улучшить, чтобы новое стало в сотни раз лучше. Может, вообще стоит не строить магазин, а что-то вроде перевозной лавочки? Чтобы, пока одному продаешь конфетки, второй тырит. Или же толпа детишек просто опрокинет всю эту самодельную повозку… Нет, магазинчик все же лучше. Но не в 2 этажа, как раньше, а 3! Нет, 4! Нет, тогда это уже будет конфетный дворец! Хм, конфетный король Бартоломео, хммм, а красиво ведь звучит!
Скрипящая тачка с весьма шатким правым колесиком.
Сощурив глаза, оборотень остановился. Там, в груде мусора, копалось что-то черное, лохматое, оно рылось там, словно вило гнездо, выбирая наиболее обгоревшее для своих коварных замыслов и трапезы, а может, даже, потомства?! Золотые глаза расширились.
Какая такая тварь смеет копошиться в его доме?!
Барашек застучал копытцами, грозно кивая рогатой головой, зверь помчался на неизвестную сущность, спихивая со своего пути невысокие камешки и палки.
- А, Бееерти, так ты жииив! Какая радость-то.
Сбавив темп, Вио вытянулся, всматриваясь в лапоухого гоблина, перемазанного сажей с головы до пят. Баночки, испорченные скляночки, закопченные вкусняшки, некогда произведения кулинарного искусства, ныне просто угольки, которые невысокий зеленокожий мужчина посасывал, иногда смачно чавкая, когда попадались ириски, и выплевывая  на пол камешки.
- Смотрю, ты тут поменял дизайн, хах? Нехорошо, нехорошо, мы же договаривались! Несоблюдение контракта, знаешь ли, наказуемо! И, знаешь, мне уже начинает надоедать, ты только убытки приносишь моему бизнесу!
Оборотень выпрямился, вновь принимая двуногую форму. Даже немного жаль, что барашек обладает великолепным зрением и вовремя остановился, а не пнул столь мерзкое сознание. Вот здесь была витрина, полочки, некоторые даже художественно изрезанные узорами, стол, кровать, шкаф с кусочками тряпья, шторки, ванна, - ох, прямо-таки жаль ее выкидывать – совсем новенькая! Ну то есть, когда-то была… Огромный сундук четырежды вскрыт, нет, не аккуратненько срезан замочек, а просто напросто расковырен. Выручки там явно уже нет.
- Ты мне все фейерверки испортил, баран! А знаешь, какие это убытки?! Нет, теперь у меня будет свое дело! Свое! Как только ты мне все выплатишь, конечно же…
Бартоломео стоял молча. Внутри все сжималось. Насупившись, смотрел на протянутую визитку. Плотную, красивую карточку с даже какой-то текстуркой, похожей на яичную скорлупу и маленькой изысканной золотой полосочкой. Глаз нервно дернулся. И как этот маленький прохвост умудрился заказать такие прекрасные визиточки? Они просто…идеальны! Почти как те, что оборотень хотел заказать себе!..
Гоблин еще некоторое время что-то болтал, собирая свои пожитки. Точнее, то, что более-менее сохранилось и можно было бы  продать, и живенько убежал, видимо, боясь, что барашек все же передумает, и подпнет мелкого вора.
- А? – обернувшись, Бартоломео уже не видел поблизости гоблина. Что ж, все прошло намного приятнее, чем рассчитывалось. Никакой ругани, никаких встреч с этими банковскими служащими, где с Бартоломео всегда работает одна волчица… Нет, профессионал, образованная улыбчивая дама, но почему-то у барашка каждый раз мурашки по шкурке бегут при разговоре И, раз теперь гоблин не хочет с ним больше работать, то можно отстраивать все, как сам кондитер хочет. А это минимум конфетный дворец.
Запрятав визитку в один из карманов, оборотень сгребал черные камушки, отковыривал металлические остатки плиты, выдергивал куски деревяшек, раскидывая их по кучкам. Куски писем. Стекло, так много стекла, разноцветного, красивого. И печенюшки…они..как маленькие големы, рукотворные произведения искусства, кусочки души!.. О, и даже несколько баночек сохранилось! Правда теперь вкусные печенюшки будут слегка суховаты на вкус и с привкусом «синтетического дымка».
Фырча, юноша потихоньку начал разбирать угли и камни.

0

63

Дом Кельраена и Эрье=>

У Эрье так резко переменилось настроение, что он и спросить забыл с чего это Кельраен вдруг передумал по поводу принципиального отказа даже от появления на пороге магазина „Конфе-еты“. Он, конечно, вполне мог спросить по дороге, когда чуть отошел от радостной вести, но к середине пути по внешним признакам Вольмонд для себя определил, что сожитель таким образом решил его отблагодарить. Главным аргументом в подобном убеждении была Келева нерасторопность, да и чем ближе они подходили к магазину тем больше недовольства виднелось на его лице. На то, чтобы предположить что это может быть связанно с болью в ноге и запоздало закатить скандал по поводу преждевременного окончания лечения у Эрье как-то смекалки не хватило. Открой ему кто глаза на этот факт, даже сам блондин не разобрался дело было в актерском мастерстве Кельраена или же в предвкушении вкуса печенья, которым его ну просто обязаны были угостить.
Вольмонд любил проводить время у Берти - как то раз заскочил в магазинчик за лакомством, да так удачно, что чуть ли не жить там остался, наведываясь поболтать к хозяину с причиной и без. Дома у Бартоломео было тепло, интересно и вкусно, что полукровке безумно нравилось. Правда радости блондина чуть мешало то, что при упоминании о новом друге лицо любимого чуть заметно тускнело, по тому Эрье решил его больше не мучить – не хочет гулять вместе – не надо.  Конечно он не прекратил свои вылазки в «Конфе-еты», но стал устраивать их гораздо реже, да и перестал о своих беседах постоянно хвастаться Кельраену.
И тут вдруг такая радость – они идут в гости к Берти вместе! Конечно Эрье чуть ли не на крыльях долетел к излюбленному местечку за своей порцией печеней-черепушек взамен на колкости. Но не тут то было, вынырнув из за последнего поворота на пути к пункту назначения Вольмонд остолбенел. Уж что-что, а груда пепла была далеко не тем, что ожидал увидеть перед собой Эрье. Мысленно сложив два плюс два, умножив на ноль и поделив на бесконечность блондин сделал вывод, что не с проста Кель придумал сходить в гости именно сегодня, ведь, судя по всему, пожар был совсем недавно.
- Это ведь ты, да..? Красивый сюрприз, да...-свой вывод Эрье влоджил в более простую фразу и не дожидаясь ответа на негнущихся ногах пошел к приятелю.
Как он мог так поступить? Даже я бы не додумался. Интересно, а Берти вмешается, если я теперь доделаю то, что не смогла телега?
- Ух ты, а у нас тут новое начало?-Вольмонд присел на корточки у пепелища и загреб горсточку пепла, рассуждая про себя о том, что тупая жалость, приправленая потрясенными вздохами, точно не то, что могло бы пригодиться барашку в данный момент.

Отредактировано Эрье Вольмонд (2012-02-22 18:18:34)

0

64

Темная зловещая комната, скромная обитель чернокнижника-новичка, вышивки, письма, кровать, зубная паста со вкусом мяты и лимона, полотенчико с барашами -  все это кануло в прошлое. Берти так и не успел все достроить и обустроить, и сейчас вот снова придется начинать заново. И в этот раз кровать будет слева. Да, именно слева, как он всегда и мечтал, и чтобы под матрасом был носок, доверху набитый серебрянками. Вообще в идеале было бы золото, но врятли на продаже конфеток можно заработать столько, а посему – серебро.
Чихнув, Вио продолжал таскать камни в аккуратную кучку. Получилось что-то вроде каменного могильника-надгробия, которые строят над трупиками героев. Или извращенного произведения недоискусства. А стекла в куче справа напоминают поджаренного снеговика. А трубы, - стальная паутина, связывающая воедино бывшие этажи дома… «Эх, печеньки, мои верные слуги, еще вчера вы были живы», - золотые глаза с тоской разглядывали черные огарочки в обугленной банке. Как матушка, любовно разглядывающее свое мертвенькое детище, нет, скорее, как безумный коллекционер-горбун, оплакивающий любимую коллекцию замаринованных уродцев и частей тел.
«Фу, что-то сегодня я совсем размазня какая-то. Утри сопли, девица!», - тряхнув головой, оборотень насупился, продолжая раскидывать мусор.
Измазавшись в саже, кондитер фырчал и дышал чаще, оставив свое занятие только заслышав слишком навязчивый необычный звук.
Шум шагов.
Не просто мимо проходящая толпа, а чужак-вторженец на территорию весьма злобного и опасного для жизни барашка!
- Эй, а ну пшли вон, мародеры, нефиг растаскивать мой…
Золотые глаза расширились, разглядывая незнакомца, который ооочень уж напоминал по виду и по запаху одного знакомца.
- Ооо, кого занесло в мое скромное жилище! – рассмеявшись, оборотень вытер руки о майку, подходя ближе к эльфу. От недавнего праведного гнева не осталось ни капли. Давненько кондитер не видел у себя в гостях этого сладкоежку, видимо, весь при делах постоянно. Эх, все они так, как все нормально – так тишь да гладь, а случись что – тут как тут. Поддержать, позлорадствовать, предложить выпивку или же помощь, заказать тортик на день рождения любимой кошечки - интересно, ради чего же пришел этот паренек?
- Извиняй, сегодня сладкого не будет, - ремонт, что б его! Мой совет – если не собираешься поджечь дом, не пеки пирожки со жгучим мараирским перчиком, - он ДЕЙСТВИТЕЛЬНО обжигает!
Бартоломео оживился, наклоняясь ближе, высматривая, что же так заинтересовало гостя. Может, он гадает так? Ведь он аж дважды эльф, и способен на разнообразную магию, доступную и светлым, и темным! Так нечестно! Просто напросто нечестно быть дважды одаренным, в то время как некоторые талантом к магии совсем обделены. В  принципе, это и есть одна из главных общих причин их дружбы – непонятость окружающими. Эльф, думающий, что он такой единственный на свете, яркий и неповторимый, с непонятным цветом кожи и лохматой хаотичной прической, с перепадами настроения от злорадного гадкого тролля до возвышенного воодушевленного поэта… Ах, да это же почти гротескная копия самого кондитера! Только бараш полностью уверен в своем идеальном облике. Еще бы – такие кудри, - это просто сокровище!
- Дааааа, новое начало. Очередное. Хмм, может мне, как постоянному погорельцу, будет какая-нибудь скидка на духовки и плиты, как думаешь?

+1

65

Дом Кельраена и Эрье < -------------

Радость Эрье, которая были ясно видно по его поведению и одухотворенному, как казалось Келю, лицу, передавалась и ему самому, и архитектор уже на середине пути перестал думать о том, что это была дурацкая идея. Идея была, конечно, не самая здравая, но Вольмонд сделался довольным и счастливым, и это почему-то вызывало у Кельраена непривычные уже теплые чувства.
Пусть только заикнется потом, что это я - скотина неблагодарная... - удовлетворенно подумал мужчина, когда до нужного дома было уже рукой подать.
Однако на последнем повороте Кельраен начал чувствовать не очень приятный запах гари, и не успел он подумать о том, что кондитер наверняка сжег большую порцию печенья, как стало понятно, что печенье уж точно сгорело, захватив с собой и весь не особо маленький дом. Неуверенно пройдя вперед следом за Эрье, Кель глазел по сторонам, пораженно обдумывая, как все это могло произойти, а его архитекторский мозг, функционируя явно автономно, подсказывал, какие были ошибки в планировке этого дома. Если бы это делал профессионал, такого бы никогда не случилось, но меня что-либо было уже поздно.
- Что - я?.. - невнимательно переспросил Кель, не поняв, что блондин имеет ввиду.
Подошедший вскоре Бартоломео совсем не выглядел опечаленным, но его жизнерадостность вызывала у Кельраена только плохо скрываемое недовольство. До этого момента полукровка как-то не задумывался над тем, какие с кем у Эрье отношения, - с определенной поры это было не его делом, - но сейчас стало понятно, что с этим оборотнем они не просто товарищи.
Совершенно не обращает на меня внимания, вот это наглость! Ну я покажу тебе, белобрысое чудовище, дай только доберусь до твоей остроухой башки! - выливать свое раздражение на Бартоломео Кельраен находил не очень удачной мыслью, потому обозлился он, естественно, на Вольмонда.
- Вижу, твой друг не очень расстроен, - сквозь зубы пробурчал Кель, даже не подозревая, что этими словами он только подтверждает подозрения Эрье, о которых, конечно, не знал.

+1

66

Эрье хмыкнул и наигранно поморщился вставая улавливая звуки шагов приближающегося Кельраена:
- Извинять? Да всего моего бессмертия не хватит на то, чтоб тебя простить... В кой то веки нагрянул к тебе на чаек, а ты тут такой бардак устроил...-Блондин приобнял Берти радуясь тому, что приятель по виду вовсе не настроен грустить.-Что насчет духовок я пока еще не уверен, разве что ты меня с собой возьмешь поулыбаться продавцам во время покупки, тогда может какую четверть цены и снимут.. Кстати, а я тут еще и не один пришел...-Вольмонд кивком указал на подошедшего Келя и улыбнулся как ни в чем не бывало.
Ну как бы там не было, все же ты ж мне как родной.. Да и если Берти в суд тебя подаст мне тоже не легко придется. Ладно уж, живи...
Эрье был почти уверен, что по виду спутника оборотень без труда догадается кто он, все же полукровки в Дальет небыли таким уж частым явлением, а уж полукровки, знакомые с блондином тем более. Не раз Бартламео приходилось выслушивать жалобы Эрье по поводу несправедливости мира, уж кто лучше мог понять недовольство полукровки чем оборотень-баран, всю жизнь проживший вдали от сородичей.
- Вижу, твой друг не очень расстроен.- с не особо скрываемым раздражением заметил Келтраен.
Чудо, так тебе, судя по всему, и не стыдно вовсе. Не уж то это я так пагубно на твой характер влияю?
- Как ты, наверное, уже понял это Кель, Кель, лапочка, а это Берти. –блондин ядовито улыбнулся сожителю на все 32.-Кстати, не поверишь, как бы мне не было стыдно, идея заглянуть к тебе принадлежала именно ему! Он же у меня архитектор, видать почувствовал, что тут такое забавное дельце поджидает, я уверен он бы не отказался помочь тебе с...-Эрье еще разок окинул взглыдом пепелище.-...ремонтом.
Ну вот я и придумал как тебя наказать, сам спалил сам и отстраивать будешь..-в другой ситуации Эрье не стал бы так сходу запрягать супруга даже для того, чтобы помочь другу, но полукровка принципиально отказывался верить в мощь мараирского перчика.

+1

67

Бартоломео не подал руки эльфу в знак приветствия только потому, что до этого пару часов старательно перебирал в кучки тяжести, и, даже если барашек тщательно моется с ароматным мылом, увы, сейчас он был покрыт слоем грязи, сажи и пепла. Не говоря уж о чуть взмокших от тяжелой работы волосах, которые сегодня блестели в разы сильнее. Хорошо, что подобные мелочи не останавливают Эрье, и тот все же решился на жест дружбы, не взирая на эльфийскую любовь к чистоте и прекрасному. Или часть Темной крови остроухого наоборот, стремится к всякого рода грязи? Оборотню оставалось лишь строить догадки – вживую он разговаривал со слишком малым количеством дроу, которые покупали конфеты в большинстве случаев злорадно хихикая и явно намереваясь кого-то потравить, и, возможно, любимую бабулю, запрещающую играться с любимыми ножечками.
Бартоломео загреб в охапку хрупкого паренька, пачкая и его - что ж, он сам напросился! «Какой тощенький, кожа да кости…фу», - фыркнув, он отстранился. Как ни как надо уважать чужое личное пространство и все такое, тем более в присутствии гостей. Которые могут просто напросто обзавидоваться, что с кем-то будущий Великий чернокнижник, Повелитель печенькоголемов, может быть любезен.  И что может быть любезен вообще!
- Да что вы заладили, расстроен, расстроен! Что мне, плакать и реветь?! Ну подумаешь дом сгорел, а вместе с ним и работа, и богатство, накопленные за всю жизнь, - главное, что сам жив. Остальное отстроится.
Скрестив руки на груди, кондитер прищурил золотые глаза, подходя ближе к незнакомцу, наклонив голову, он с подозрением, недопониманием и оттенком глубокой задумчивости разглядывал архитектора. Фирменный взгляд, свойственный барашкам.
- Кель, значит? Что ж, рад познакомиться, хех, - юноша протянул руку. Смуглые пальцы, изрезанные мелкими розовыми шрамами от давнишних и не очень ожогов, перемазанная сажей рука, легкая ухмылка на губах. Интересно, этот остроухий такой же смелый, как и Эрье? Какой недовольный взгляд! Да, Берти он уже чуточку нравился. И в тоже время несколько напрягал, - одно дело, если вокруг торта в виде гробика с конфетной начинкой собралось двое недовольных жизнью существ, любящих чуток поныть о несправедливости мира, а другое, - когда их уже трое! Это же целый клуб! Тайное общество! Нееет, к такой ответственности оборотень еще не готов.
- Значит, это твой нынешний любовник? Что ж, весьма…эээ… - оборотень пристально разглядывал гостя с головы до ног. Ничем не примечательное существо. Средний рост, щупленькое тельце, не особо выдающаяся одежка и чувство стиля, нет ни шрамов, ни тысяч звенящих артефактов, ни татуировки глаза на лбу, ни ручного грифона. В общем, ничего примечательного. Должно быть именно поэтому он так и приглянулся Эрье, чтобы блондин чувствовал себя еще более эффектно, драматично и уникально. Некоторая пауза, пока в кудрявой голове собирались мысли, - …миленький? Это, кажется, так называется?
«Архитектор, хааа, неужто мне и правда настолько нужна помощь профессионала, что уже притаскивают их на дом?», - Бартоломео пнул пару особо выпирающих камней по близости, открывая подход к подвалу. Логово гоблина, где некогда хранились хлопушки, сейчас напоминал черное подземелье, однако, там все более-менее осталось цело. Столик, стульчики, железные, спаенные из кусков железа. Надо же, не только Вио занимается творчеством из экономии, сшивая себе одежку, но и его бывший коллега. Небольшая печь, выведенная из строя, сундук, переплавленный в лужицу… Проходя дальше, оборотень чуть нагибался, - конечно он сам по себе весьма невысок, но по сравнению с гоблином – просто гигант. А это что такое – косточки, скульптуры…банки иссушенных печенюшек, стыренных некогда у кондитера, а также целая куча барахла, которое барашек потерял когда-то уже ооочень давно и даже не надеялся увидеть снова.
Хмыкнув, юноша вынырнул из подвала.
- Увы, сейчас расплачиваться с архитекторами мне нечем… Разве что печеньем, когда будут под рукой все необходимые компоненты. Но зато работы довольно много, и…и со временем я расплачусь сполна. Надеюсь. Очень… В любом случае, хочу, чтобы мой дом был не просто сараем или безликим цветастым домиком, а Конфетным Дворцом! Ну и чтобы лесенки были такие...ездящие, и...много полочек, и...стены не горели...

+1

68

Вольмонд полез обниматься, и в этот самый момент Кельраен понял, что затея с походом "в гости" была дурацкой и ничем не оправданной. Или же надо было выбрать своего друга, а не друга белобрысого, тогда не пришлось бы так нервничать, да и скрывать свои истинные чувства, - дикое раздражение, - тоже не пришлось бы. Но теперь менять что-то было уже поздно, оставалось только не ударить в грязь лицом перед Эрье и его этим. Кондитером.
Протянутую руку он все-таки пожал, беспристрастно глядя в лицо Бартоломео, и почти жалея, что дом спалил кто-то другой.
- Взаимно... - пробурчал полукровка, зная, что в его интонации нет ни капли взаимности.
Ладно, хоть Эрье порадуется. Но вот спрятаться тут от стражи... На пожарище? Удивлюсь, если "закон и правопорядок" не припрутся и сюда тоже, чтобы попытаться разобраться с этим делом.
А потом Кельраена назвали «миленьким нынешним любовником», и это оказалось последней каплей. Значит, раз он, Кель, нынешний, то сколько там у него бывших, которые не только имеются, но о них еще знает каждый встречный-поперечный?! А если еще «миленький» да с такой натяжкой, с которой это произнес оборотень, то все остальные были классом повыше? Мордой посимпатичнее?! Или – что?
Лицо полуэльфа красноречиво выражало все его мысли, а то, что это, по сути, уже год как не его дело, мужчину вовсе не тревожило.
- Знаешь что, Вольмонд! – прошипел Кельраен, когда Бартоломео – ненужный сейчас свидетель – отошел подальше. – Это ты, значит, за моей спиной постоянно так… Постоянно… - нужные слова найти оказалось очень сложно,  и архитектор только сжимал кулаки; непонятно было, то ли он представляет, как с упоением душит Эрье, то ли всех его друзей по очереди.
Внезапно Кельраену захотелось ударить белобрысого. Не задеть, не уязвить, не обидеть, - а именно набить морду, словно они дворовые пацаны, не поделившие пару монет. Сдержать этот порыв удалось с большим трудом, но все-таки удалось, и немало этому поспособствовал вновь объявившийся коднитер.
- Я архитектор, а не строитель, - хмуро ответил Кель. – Полочки – это не моя компетенция. Лестницы… может быть. А чтобы стены не горели, надо делать вообще без стен.
Спелись, изгнать меня хотят, - угрюмо решил полуэльф. – Ну и вот.
Обида была совершенно детской, и Кель, тщательно выбирая дорогу среди обгоревшего погрома, принялся пробираться к улице:
- Я пошел.

+1

69

Оценив последствия объятий с оборотнем Эрье чуть видно вздрогнул-дружба дружбой, да и ужалить Кельраену хотелось, но ведь теперь в таком виде еще как минимум до дома через весь рынок пройти придется. Конечно черная зала была не особо видна на его черном одеянии, но Вольмонд же буквально чувствовал пятна, а раз он смог разглядеть их сам, значит кто угодно может их Заметить. А еще Берти в кой то веки не вкусно пах, и наверняка его запах остался на полукровке. Сорваться с места и бегом отправиться умываться и переодеваться блондину мешало разве лишь то, что обнимашечки были изначально его недодуманной идеей, а значит нечего-у Вольмондов плохих идей не бывает.
В то время как Эрье ушел в успокоительный самоанализ процесс знакомства Бартоломео и Кельраена развивался сам собой, к возвращению полукровки в реальность они уже успели обменяться рукопожатиями.
- Значит, это твой нынешний любовник?...- услышав этот вопрос блондин расцвел улыбкой.
- Да все ты позабывал, мы ж с ним все еще в процессе развода...-Вольмонд пожал плечами прикрившись напускным безразличием.-Но да, он миленький, это называется именно так.
Эрье сам не понял как очевидно наговорил лишнего чем, похоже, отнял у себя возможность позлорадствовать по поводу того как удачно удалось взвалить на бывшего любовника "исправительные" работы. Барашек-то со своими пожеланиями вполне мог свести с ума любого, даже самого терпеливого специалиста, подумать только - замок возвести, так еще и минимальными средствами - на это определенно весело было бы посмотреть со стороны. Но...
- Знаешь что, Вольмонд! Это ты, значит, за моей спиной постоянно так… Постоянно…-Похоже Келя не особенно воодушевило новое знакомство, мало того оно поддтолкнуло его на вовсе не нужные мысли.
Уже не говоря о том, что мысли эти были вовсе без оснований, ничего плохого кроме сплетен, да и то уже после последней ссоры, за спиной Кельраена Вольмонд не далал. Тем не менее разозлился сожитель не на шутку, и это было совсем не хорошо.
А вообще в строительстве замков и без полочек есть чем заняться, зря ты так...-чуть было не добавил Эрье, благо вовремя прикусил язык.
-Ну ты чего...-Эрье не забывая про впечатление, которое может подпортить слишком яро выражая озабоченность по поводу поведения Бывшего Любовника сначала извиняясь закатил глаза и развел руками выловив взгляд оборотня и только потом бросился вслед.
-Ну куда ты пошел? Кель, Бартломео же не хотел тебя обидеть...-Эрье обнял сожителя со спины ухмыляясь про себя тому, что таким способом чуть сотрет сажу со своей одежды и уже ближе, у самого уха Кельраена, добавил.-Да и чего тебе вообще обижаться, у него есть право дерзить после того, как ты ради меня его магазинчик спалил...-про свое непонимане по поводу того что имелось ввиду под "ты постоянно так" блондин решил на время забыть.

Отредактировано Эрье Вольмонд (2012-02-22 18:19:24)

0

70

И все же Эрье внезапно опомнился, что он утонченный возвышенный эльф, что любит чистоту и вначале что-то делать, а потом только думать о последствиях. Впрочем, Берти сам грешит подобными моментами. От чуткого ума чернокнижника скрылось столько всего, что он вообще с трудом понимал, что происходит, и продолжал копаться в камешках, пакуя их уже на тачку, которая стремительно заполнялась.
- Год назад…Сколько ж мы с тобой не виделись тогда? И.. А, только не говори, что пропустил ту распродажу лимонных пряничков?! Ты столько потерял. А, да, примерно тогда горело все…и пришлось заново строить, и, как иронично, сейчас опять все сгорело! Может, ты несешь проклятья? Хаха-научишь?
На второго эльфа барашек старался не обращать внимания. Слишком уж он непонятный и сложный. Как это – кудрявый просто хочет, чтобы его кондитерская красиво выглядела, чтобы было много удобных полок, и, если это не под силу архитектору, то уж  надо обращаться к ифриту. Причем, не к одному, чтобы те помогли нарисовать план дома. Ведь архитектору-то это не под силу. Впрочем, зачем прибегать к волшебству, когда и сам бараш прекрасно рисует. Конечно, не так восхитительно, как строит свое произведение, но главное, что ему это под силу. И зачем он вообще заговорил с дилетантом-слабаком?! Пфф, одно разочарование с этими бессмертными. Жизнь бесконечна, а так ничему дельному и не научились. Даже распознавать комплементы не под силу! Густые брови вновь сдвинулись недовольным балкончиком. Вот ведь избалованные столичные жители, все им не то, все им не эдак!  И «миленький» - это теперь оскорбление! Хотя да, в данном контексте да, но все же надо учитывать, что оборотень все же чернокнижник, а для него зло – это наоборот, хорошо.
Подняв булыжник, парень аккуратно прилаживал его наверх кучки, стараясь прикрепить его так, чтобы тот наверняка не упал. Эльфы были полностью поглощены друг другом, и Бартоломео как-то было не по себе от этих соплей и взаимоотношений. Он простой деревенский баран, и вырос на ферме в окружении почти одних девиц, этого хватило с лихвой, чтобы закалить выносливый непоколебимый характер. Само собой, сестры не светские кокетки, но уж очень любили на ночь устраивать спектакли или читать в слух душераздирающий роман о Марии-Карлотте, бегущей от своего возлюбленного Вильгельма, мужественного и храброго, но сурового жениха, завоевавшего ради этой своей невесты почти полмира, а ей видите ли мало, что мужик ради нее проливал кровь, сражал чудищ и добывал несметные сокровища, которые она раздавала налево-направо первым встречным, кто попадался на дороге этой бедняжке, но завоевывал ее сердце своей добротой и красивостью. Многотомная коллекция, под которой прогибалась полка, а также моральные устои Вио, просто не понимавшего, зачем такому крутому королю нужна такая глупая деваха.
И вот сейчас было что-то ооочень похожее на сцену из пятого тома, «ночь серебряных лебедей», и Кель расхныкавшись, как малолетняя девчонка, убегал от злого лохматого чудища-оборотня, назвавшего его некрасивым, и жених бросился за своей возлюбленной, успокаивать и утешать…
«Бартломео…мдааа, интересно, как еще извратят мое имя?» - почему-то захотелось хлебнуть чего-нибудь крепкого, хоть еще и утро. Пока остроухие шушукались, кондитер отвез тачку, вернулся, вновь начав ее загружать мусором. Конечно, это весьма некультурно встречать гостей в беспорядке, да тем более и не предложив им чашечки чая, но, увы, чашечек совсем не осталось. Как и чая. И воды. Впрочем, всегда можно попросить у соседей, - конечно, затем последует скромная, но весьма колоритная расплата, - соседка-гномиха, хоть и ворчит часто на шумного соседа, но ей весьма по душе видеть дома сильного кудрявого юношу, чинящего черепицу нахаляву.  Но остроухие были слишком увлечены, они как-то не проявляли особо желания посидеть дома у оборотня, пригласить его к себе, чтобы Вио смог отмыться, поболтать по душам, посплетничать, помочь барашку в момент горя, подать пару монеток из жалости в конце концов! А вот прийти и поглумиться над чужими несчастьями - да, это весьма неплохая развлекуха. И еще громко ржать, тыкая пальцами.
Выдохнув, юноша продолжал разбирать камни.

+2

71

Что Бартоломео действительно не хотел его обидеть - это Кельраен отлично понимал, но легче от понимания как-то не становилось. Да и при чем здесь вообще оборотень, когда обижался Кель исключительно на Эрье, ведь тот, как и всегда, не хотел понимать, что сам кого хочешь невзначай обидеть может.
Уворачиваться от внезапных объятий блондина полукровка не стал, так что пару шагов пришлось буквально протащить его на себе, но потом раненная нога все же подвела, и Кель, случайно оступившись среди обломков, грохнулся на землю, грязно ругаясь сквозь зубы:
- Да что ты заладил - спалил, спалил!.. - ладони и одежда моментально стали грязными, и Кельраен сделался еще более хмурым и недовольным. - Я тут ничего не трогал, понял? Все время рядом с тобой был, если ты сам не помнишь, балда!
Раздражение выплеснулось на Вольмонда почти случайно, но архитектор совсем не жалел об этом, ведь именно по милости "белоснежки" он сейчас был весь перепачкан сажей с ног до головы. Не желая подниматься, Кель выбрал себе камушек побольше, - похоже, это была часть фундамента, - и уселся на нем, стараясь не подавать вида, что нога сейчас беспокоит его гораздо больше, чем раньше. О том, чтобы куда-то отсюда уходить пока не было и речи, потому он сделал вид, будто так и надо.
- Иди помоги ему, что ли, - буркнул Кельраен, пытаясь кое-как оттереть сажу с рук, чтобы поправить растрепавшиеся от падения волосы. - Друг все-таки, нет?
Сам бы Кель, наверное, тоже мог помочь, но настроение было скверным, а оправдание у него было - он, между прочим, больной эльф!.. Куда ему тяжелая работа? Да и разгребать такой завал в три пары рук - гиблое дело. Как и в одну пару, и в две. Тут бригада целая нужна. На неделю работы, если не больше.

0

72

Разговорчик с Кельраеном выдался странным, но продуктивным - в конечном итоге уходить в никуда и там нечаянно пропадать, доставляя тем самым кучу неудобств самому Вольмонду, полукровка не стал.
"Как так? Не палил, значит... Да и с чего вдруг я "заладил"? Вроде впервые озвучил...Вот и благодари, значит, этих вредин ушастых..."- блондин хлопал своими большими глазками не предпринимая попыток помочь сожителю встать. Знать о себе давала некая растерянность, и часть злорадства от того, что успел вовремя отцепиться и не угодить в грязь вслед за своим милым-дорогим.
-Был - небыл...заказать мог, хотя, тьфу, будешь ты мне что нибудь приятное делать, и правда - с чего это вдруг я?-произнесено это было с веселой узмылкой, так как никто не собирался затевать еще одной ненужной ссоры, да еще и при зрителях. Подобные шутки небыли редкостью в их совместной жизни, так что боязнь остаться не понятым Эрье не тревожила.
-Ну и пойду, ну и помогу, чего уж там. Это ты у нас злобный и поломанный, а у меня, во - гляди, мало того что ноги-руки здоровы, так еще и друзья есть!-Вольмонд рассмеялся и обернувшись к Берти обнаружил наизабавнейшую вещь -  то ли барашек от скуки работать стал в трое быстрее, то ли не особо емкие переговоры его с Кельраеном затянулись чуть дольше чем казалось, но за время их болтовни Берти очевидно преуспел в своих раскопках. Конечно чудо не свершилось и он не разобрал всех остатков магазинчика за несколько минут, но очевидные результаты работа кондитера все же давала.
-Прости еще раз, он у меня раненый и нервный...Как насчет скромной помощи?-Вольмонд поднял кусок обгоревшей древесины, очевидно больше заботясь о том чтобы ненароком не обзавестись занозой в приступе своего благородства и бросил его тачку этим самым сбивая несколько аккуратно уложенных камней.- Кстати, что касается проклядий, их я пока не несу, а вот Кельраена на этих самых руках сосвем недавно таскал - оцени прогресс нашей медицины - по нему позавчера повозкой прокатились, а сегодня - вон как бегает!-указав кивком на предмет сплетни решил поделиться блондин. Берти выглядел слегка раздраженным, но Эрье слишком соскучился по другу чтобы облегчать тому жизнь вопросом вроде "А мы тут тебе не мешаем?".
"Еще чего, захочет - сам выпроводит, а пока мне тут еще достаточно весело, можно и о пустяках поболтать...Вот ужас только если ты вдруг мысли читать научился, со всеми этими своими экспериментами..."-Думал Вольмонд подбирая несколько булыжников по мельче при этом наблюдая за собеседником из под челки.

0

73

Бартоломео частенько упускал нить разговора как только что-то начинало выходить за рамки его понимания. И вот сейчас был как раз тот случай.
Вио усиленно продолжал таскать камни, расчищая пространство. Распинывая обломки, юноша старался расчистить все по максимуму, начав выкладывать новую горсточку еще более-менее сохранившихся объектов мебели и баночек. «Ах, труды мои…сколько я старался, вылепливая вас, мои славные големы, безропотные исполнительные и молчаливые слуги!.. Отчего ж не все существа такие славные как вы…» - приподняв обожженную банку повыше, чтобы сквозь нее просачивались лучи света, Берти шмыгнул носом. Столько сил, столько трудов вот так вот просто сгорело, и теперь снова нужен труд, чтобы все это выгрести. Ну ничего. Чистая площадка, конфетный дворец, обои с нарисованным клевером, кровать на четырех ножках, вареная кукурузка на обед - это ведь весьма осуществимые мечты!
Эльфики тем временем продолжали резвиться, мурлыча что-то друг другу на ушко, а теперь уже решив поваляться на обломках дома кондитера. Оборотень подтолкнул тачку, сдвинув брови. Нет, конечно, он не против, когда кто-то проявляет свою любовь и заботу по отношению к другому существу, но надо же знать рамки приличия! И технику безопасности. Это же пожарище дома, где полно всяких грязных острых штуковин! Или это своего рода ритуал, чтобы впитать энергетику жилья чернокнижника….или научиться также вкусно печь…или надеяться, что когда-нибудь и их волосы будут завиваться такими великолепными кудряшками?! Ххха! Нуну, мечтайте, тощенькие!
Солнце начинало довольно ощутимо припекать. Смуглые пальцы, поправившие мокрый загривок, сильнее вцепились в уже опустевшую тачку.
Гости уже более-менее помирились, и даже пытались помочь. Какое умилительное зрелище, - недовольный грязный Кель, пытающийся счистить с себя сажу. Он даже отдаленно напомнил сестру бабули, которая приезжала погостить только один раз, и, когда заметила среди рослых красавиц-валатток смуглого коротышку, принялась тщательно его отмывать, чтобы он не столь сильно выделялся среди родичей. Увы, загар оказался совершенно несмываемым. И видимо как раз такого изумительного карамельного оттенка кожи Кель и добивался?.. Ах, как приятно осознавать, что тебе завидуют! И тешить свое самолюбие, притворяясь, что действительно кто-то тебе может завидовать.
Заинтересованно вытянувшись, оборотень подошел ближе к Эрье, резво подбирая в кучку все разбросанные им камешки. Но все же приятно, прияяятно, что он пытается помочь.
- Эээ, позавчера!? Тогда неудивительно, что он такой злюка. Может ему в больницу надо? Или поесть? Ооо, да, я уже изрядно проголодался от вашей помощи!
Рассмеявшись, барашек начал шарить по карманам, выискивая там хоть какую-нибудь мелочь. Пара серебрянок. Маловато будет для знатного ужина. Хотя там за углом есть прекрасная лапшичная, - дешево, вкусно, и целая миска наваристого бульончика впридачу, - о чем еще мечтать можно? Разве что о бутылочке яблочного сока. Кажется там, в подвале, было нечто похожее, надо проверить.
- Фууууф, как насчет небольшого перерыва? Конечно, с финансами сейчас напряг, ноооо я тут нашел пару съедобных штук...ну то есть, я надеюсь, что съедобных, хаааах! Как это…обед с сюрпризом? Ты же любишь рисковые штуки…
Кондитер вновь поспешил в подвал. Протиснувшись сквозь доски, он начал усиленно шарить по углам, нащупывая что-то твердое в теплой податливой тьме и грязи. Досочки, еще с тех времен, когда гоблин решил подделывать маленьких деревянных «кошков на удачу», железные гвоздики, - если их все выпрямить, то можно продать за полцены и получить сверхприбль, красивые пестрые обертки из-под фейерверков, маленькие рыбьи косточки…
- Как поживают твои коники? Не люблю этих лошадей, - здоровые твари, вееечно слишком надменны, чтобы общаться с рогатым скотом. Представляешь, так меня и называют - рогатый скот! Уууу! О, что это, блестяшка?
Бартоломео, нащупав что-то твердое и красивое, с удивлением вытащил из трещины в полу маску, с интересом начав ее разглядывать. Не то, чтобы оборотень любил подобные безделушки, но эта вещица была очень надежно запрятана, значит, и вправду ценная.
Вытерев руки о штаны, юноша перевернул маску, проверить на наличие каких злых рун или наложенных проклятий – конечно, он врятли разглядел бы их, но наивно полагал, что, как чернокнжник, почует родную ауру, и злые чары проявят свое присутствие просто из уважения к личности кудрявого. «Позволяет владельцу стать двойником любого существа. То есть, превратишь меня в кого угодно, говоришь?.. Хммм, а что, если попробовать побыть драконом? О, точно, точно! Перевоплощусь в кого-нибудь богатого, найму крутых работников, чтобы отстраивали мне тут все… Хмм, и какого дракона мне выбрать?... Они все такие крутые…и с крыльями…и…о, точно! Превращусь в того рыжего, что танцевал с Лилландом!!! Да, точно-точно-точно! Как его…огненный Морган! Он же дипломат, и не будет бить сильно, если я что напортачу, - он же дипломат, хахахах! Ну выговор будет, подууумаешь… Ах, Берти, ты гениален!!!» - сверкнув глазенками, барашек тут же надел чудо-находку.

+2

74

Замечание о друзьях, вроде бы совсем случайно оброненное Эрье, заставило Кельраена покачать головой, когда блондин уже не мог этого видеть. Может быть и случайно, но на сей раз правда все же была на стороне белобрысого - друзей у Келя в Дальет фактически не было, только знакомые и редкие приятели. Все потому, что раньше он был настолько увлечен Вольмондом, что совершенно перестал замечать кого-то еще, а друзья, как известно, в одностороннем порядке обычно не работают.
Комментировать это архитектор уже никак не стал, решив только, что просто не будет подавать вида, что что-то подобное вообще было сегодня сказано. Он не Эрье, его такие вещи задевают, наверное, куда больше, хотя, кто его знает, что у кого в душе...
- Мне не надо в больницу, - хмуро, будто живой контраст жизнерадостности оборотня и эльфа, отозвался Кельраен, и, желая доказать, что он не больной и никакой не "поломанный", поднялся на ноги, теперь уже тщательно выбирая место для следующего шага, чтобы не извозиться в саже еще больше. - А поесть... Эй, а что там у тебя?..
Цапнув Вольмонда повыше локтя, Кель, заинтересовавшись, потянул сожителя к подвалу, но спускаться туда не стал - ну его, темно, наверняка душно и не менее грязно чем тут, на поверхности. Скоро Бартоломео оттуда сам выберется, и, судя по доносившимся от него речам, что-то с собой прихватит.
Что ж, может быть, и получится тут что-то спроектировать. Дворец?.. Да раз плюнуть! - мысль о еде сделала до этого мрачного, как туча, Келя гораздо веселее.
- Что там у него, как ты думаешь? - пока Берти не появлялся, мужчина спрашивал у Эрье, как единственного, кто находился рядом. - У нас в подвале только вино и сухофрукты... Если ты еще все не сожрал, я знаю твой аппетит! Вернусь домой - обязательно проверю! Сам будешь сушить, если ничего не осталось.
Оглядев еще раз место бывшего магазина, полукровка неслышно вздохнул, но тут же улыбнулся. А что, если оборотню действительно нужна помочь, это ведь хорошая практика, да и потом можно будет рассчитывать на неплохую скидку на выпечку! Заслуженно, а не просто так, как это было у, например, Вольмонда. Да и в послужный лист тоже будет что добавить, ведь судя по словам Бартоломео и Эрье, на месте бывшего магазинчика хорошо бы воздвигнуть что-то грандиозное.
- О, что это, блестяшка?
- Какая блестяшка?.. Съедобная тоже?

0

75

- Да никуда ему не надо...-махнул рукой Эрье вторя Кельраену.-А вот про перерив это ты хорошо придумал...-мурлыкнул полукровка в любом деле особенно предпочитавший перерывы. Зачем откладывать дело, если можно его начать а потом с чистой совестью отдыхать? Даже если, как и в этом случае, и не сделал-то ничего толком...
-Только вот чего-чего, а есть я не хочу, ну разве что с сюрпризом...-Вольмонд изящно почесал загривок проводив Берти взглядом. При упоминании о деньгах блондин вспомнил о не большом долге, который был вполне в состоянии уже отдать, тем более что деньги в такой момент и правда бы не помешали другу. Да он и занять Эрье мог бы в придачу, вот разве только подарить - никак, при всем своем сочувствии великий эстет на все кроме любви (включая любовь к себе, выражаемую дорогими тряпочками и вкусняшками)  и отравы скупился - хоть выгрызай.
-Ты же знаешь что я этих наимилейших существ сам терплю только по той причине, что доход исправно приносят, но раз уж такие жалобы, погоди еще...заведу я птицеферму пусть кто там тебя кем либо кроме Маэстро пиченьков назвать попробует, ишь, живут..-подходя к подвалу Эрье прикрикнул громче, чтоб его точно услышали и только после сообразил, что орал-то чуть ли не Кельраену на ухо. Правда тот на этот раз почему то одергивать его не стал, видать на самом деле заинтересовался содержимым погорелого подвала Берти.
- Что там у него, как ты думаешь?-не спроста спросил сожитель, только вот блондин этого как всегда вовремя не понял.
- Ой, да чего там у него только нету...А вдруг у него там в заточении сидит...какой нибудь..-Эрье сделал зловещую паузу пытаясь придумать чего нибудь по абсурднее.-Вдруг у него там какой нибудь Ди-и-ипломат?-при последнем слове Вольмонд скрутил пугающую рожу, но его любимого к тому времени унесло в свои огороды.
"Какие фрукты? Это наивное создание все еще верит, что у нас в подвале еще Вина осталось?"-пугающая рожа сменилась гримасой сожаления. Чтоб ее скрыть полукровка решил тоже заинтересоваться блестяшками и сунулся в подвал "сгорая от желания взглянуть". Впрочем, как сунулся, так и высунулся, разве что раза в два быстрее и тут же с совершенно невменяемым видом кинулся трусить Келя за плечи шепотом выговаривая:
- Вааааа! Не поверишь...там у него...действительно...-самый настоящий.. ну Морган! Этот самый! ДИПЛОМАТ!-не опознать одного из собратьев по судьбе, то есть предполагаемому рождению еще до разделения миров, хоть собрат тот, вроде, даже в маске был, Эрье не мог. В конце концов ведь одним из секретных хобби блондина был сбор информации о знатных жителях Дальет с подобной историей, будь то дракон, эльф или кто угодно - различия полукровка не делал.

+1

76

Засопев, Бартоломео шумно заглотнул воздух, ссутуливаясь. Смуглая кожа начала вытравляться белыми пятнами, словно молоко, тонкой струйкой льющееся в кофе, бледные нити, изрисовавшие пальцы, шею, лицо. Черные кудри, разворачивающиеся в прямые безжизненные пряди, податливо колышущиеся от малейшего ветерка. Тьма хаоса и непослушности волос также растворялась, бледнея в противный сиплый рыжий, как вылинявшая лисья шкура дома, на чердаке. Широкие крепкие ногти сузились, вытягиваясь в дорогой маникюр, шея хрустнула, ноги, как и все тело, потеряло мышцы, становясь тощей щепочкой, которая едва могла удерживать тяжелые штаны.
- Мммм…что за…
Выдохнув, оборотень поморщился, рассматривая ладони. Сильные руки, изрезанные шрамами…где они?! Ахх…так воот они какие, благородные пальчики дракона-дипломата?! «Неужто и правда получилось?!» - ощупывая себя, обнаруживая крааайне непривычное отсутствие рельефа и выпуклостей, тощий плоский живот, часть которого виднелась из-под майки, которая оказалась мала для столь высокого юноши.
Длинная челка противно чесала нос.
Бартоломео аккуратно высунул голову из подвала, сурово оглядывая карими глазами остроухих.
Пыль, разлетающаяся на уровне подбородка, как сцена для очередного представления. И вот он, звезда шоу!
- Ну, чё уставились?! Дракона в драконьей столице ни разу не видели, ась?!
Подтянув штаны, юноша выкоробкался на пожарище, оглядывая свое жилище под новым углом. А ведь и правда, насколько этот дипломат выше барашка, на целую голову, а может даже, две! Фу ты, какой великан. Ну в принципе правильно, дракон все-таки. Поправив рыжие волосы, юноша вновь подтянул грязные штаны, картинно шмыгая носом.
- А ну подобрали челюсти, а заодно и весь этот мусор, а то поджарю до хрустящей корочки, ввваааахахахахах! Ах да, я ж дипломат… Кхм… Вы вольны делать все. Все, что я вам говорю, ааахахахах!
Расхохотавшись во все горло, парень подскочил к Эрье, красуясь, дергая себя за полосы и снова подтягивая штаны, - что поделать, Морган отнюдь не обладает такими приятными глазу и наощупь формами, нежели кондитер.
- Жратвы не нашел, зато теперь знаю как заработать ее нахаляву! Хахаха, всегда мечтал быть драконом, чтобы мне все давали за так просто потому, что я создатель мира и всего сущего. Приятный бонус, учитывая столь скудную внешность… Или надо учиться говорить "пожалуйста" и "будьте любезны"?
Шмыгнув носом, лже-Морган выпрямился, оборачиваясь вокруг собственной оси, чтобы покрасоваться перед полукровками, в то время как в голове уже начал зарождаться коварный план, когда взгляд остановился на гигантской каменной махине, возвышающейся над городом. Замок, где живут драконы, куда пускают лишь избранных, отбрасывая нищих бездомных попрошаек вроде Берти. Конечно, оборотень себя таковым не считал, но что поделать, не так давно он и правда разозлил тамошнюю стражу, пытаясь прорваться на драконью кухню, когда дворцовый кондитер готовил свой новый шоколадный монумент, причем, какой-то настолько особый и вкусный, с корицей и пряными яблоками и секретным ингредиентом, что просто нельзя было не попытаться прокрасться внутрь, чтобы хотябы мизинчиком попробовать этот шедевр!.. но тогда он был всего лишь барашком. А сейчас – бараш с артефактом!
Коварная ухмылка.
- Хееей, а что, если я отведу вас в драконий дворец??? Пожрем драконьих сладостей, поваляемся в роскоши драконов, аааа?

+5

77

Вернувшийся так быстро, да еще и в таком непотребном состоянии Эрье принялся трусить и без того неважно себя чувствовавшего Келя за плечи, от чего у того даже немного закружилась голова, однако до дикости абсурдные речи сожителя быстро вернули его в чувство. В чувство удивления, естественно:
- Ты что, там газов надышался веселящих?.. - пробормотал архитектор, отцепляя от себя руки блондина. - Какой еще... Морган?! - совершенно круглыми глазами мужчина уставился вниз, на грязнющее рыжеволосое создание, которое кем-кем, а барашком точно не было. Моргана Кельраен не знал, но раз Вольмонд назвал его по имени, то усомниться в личности, находящейся сейчас в подвале, было невозможно.
Какой бред, я попал в страну идиотов, и я тоже идиот... - немного заторможено думал полукровка, вслушиваясь в том, что произносило рыжеволосое создание в одежде Бартоломео. - Нет, ну это кто угодно, только не дипломат! Я на дипломата и то больше тяну!
- Бартоломео... - наконец решился произнести хоть что-нибудь Кель, поворачивая голову и осматриваясь, не заметил ли кто-нибудь еще этого абсурда. - Что произошло?.. Эт-то... Что-то не то... В таком виде тебя никто не пустит в драконий дворец!
А хочется же...
Да, рассмотреть Дворец изнутри, все эти лестницы, лепнину на потолке, окна, внутренний двор, о который он, Кельраен, только слышал, но слышал очень много!.. Побывать там самому, набраться идей по самые уши, а потом запереться в кабинете, и сделать из того, что уже кем-то сделано давным давно... Что угодно! Да хотя бы и новую кондитерскую для барашка, если тому только удастся провести их в Замок!
- Нужно достать тебе приличную одежду, и тогда нас пропустят! - загоревшись идеей, предложил Кельраен. - Ты очень высокий, но, думаю, мы все же сможем что-то найти, правда, Эрье?..

0

78

Положение медленно но прояснялось - никаких дипломатов Берти у себя в подвале не держал, не держит, и...Ладно, по крайней мере Эрье разобрался с тем, что Берти пока не держит у себя в подвале никаких дипломатов, а вот каким чудом свершилось преображение барашка стало само собой приоритетным вопросом. Челюсть свою Вольмонд подобрал достаточно живо, но с тем чтобы привести еще и мысли в порядок пришлось повозиться. Они и без барашко-драконовых оборотней в последнее время только и делали что путались, а тут - такой нежданичик.
Так, судя по наряду и грязи на руках это действительно Бартоломео...И речь все та же.. Да и где это видано чтоб дракон свою же двуногую форму скудной внешностью обзывал? Это точно он... Но как? Как?! Я тоже хочу в этот подвал... не могу нормальным стать, так вот хоть драконом!
-Требую объяснений перед поджаркой в своем собственном соку...-Все же отпустив не скромно встряхнутого Кельраена Эрье растерянно потянулся попробовать на ощупь рыжую шевелюру приятеля.-Ты вообще как? Затаил ТАКИЕ способности, и ни капельки не стыдно?-Воспринимать как Берти то, что зрение выдавало за Моргана, было на удивление легко, все же легче представить, что из подвала погорелой кондитерской вдруг выпрыгнул невменяемый дипломат.
Но, как не странно, возмущения его слушать никто не стал, ибо как раз в тот момент в поле зрения оборотня попал замок драконов, куда тот и принялся зазывать их с Кельраеном на приключения.
И все же ты слишком прост на такие подлости, видать дело тут вовсе не в тайнах...но да, нашел ты кого на безрассудность подговаривать...-Вольмонд уже было приготовился услышать отказ Келя вкупе с отговорами от участия в этой задумке Эрье, и приступить к вычислениям самого удобного пути сплавить сожителя домой и принять самое что нинаесть активное участие. Не тут то было - глаза бывшего любовника загорелись как в былые времена, когда тот еще с удовольствием подписывался под все выдумки Эрье, а "тебя никто не пустит" в его речи в мгновение ока трансформировалось в "нас пропустят, если...", от чего аж мурашки по коже пробежали. Кельраен всегда знал что делает. Чаще всего.
- Ну может и найдется..да в любом случае умыться бы не помешало...Только, Берти, это точно не обман зрения на несколько минут?-Стараясь не смотреть на Келя, чтоб ненароком не выдать своего удивления по поводу его внезапного энтузиазма Эрье из род челки завистно наблюдал за счастливого обладателя новой рыжой челки.

0

79

Ах, как же было бы здорово наконец прийти в драконий дворец, распахнув дверь ногой и просто ввалившись в помещение как к себе домой. Чтобы этот шикарный замок и правда был домом, и чтобы ходили слуги, - «О, Великий и Ужасный, Повелитель! Что желаете, Повелитель? Может, свежего клевера, о, повелитель?», и драконы приветственно склоняли головы… Стоп, они будут жить по-прежнему в замке, вместе с повелителем Тьмы? Нет, это как-то нелогично. Хотя, они же сами повелители мира, способны разрушить его, раз сотворили, а, значит, и Бартоломео, как тоже разрушитель и существо Хаоса, имеет полное право ходить среди дракош. Даже если по сути уничтожать мир и не планирует, так, захватить и отыграться на своих обидчиках, и продолжать мирно печь печеньки-черепушки.
- Конечно же я, кто еще это может быть?.. А что не так с моей одежкой?! Мой внешний вид идеален!!! Особенно кудряшки, это просто сокровище, коему вы, остроухие, завидуете. Да, именно так.
Хмыкнув, бараш насупился. Рыжие шелковистые волосы отнюдь не были кудряшками. Да и брови все никак не складывались в мохнатый балкончик, закрывающий половину обзора, наоборот, тощенькие аккуратные брови Моргана никак не выражали всю суровость и непоколебимость характера кондитера. А вот тонкая светлая кожа приобрела возможность краснеть от возмущения намного заметнее. Аж слегка щипет щеки.
- Не у всех хватает денег на дорогие бесформенные тряпки, и что поделать, коли я сам для себя шью! Да, это не лучшее, не самое красивое, но это удобно. И мое. МОЕ!
Скрипнув зубами, оборотень вновь подтянул штаны. Кажется, сейчас они стали еще тяжелее, еще более не по размеру на стройном изящном теле. Бледные грязные длинные пальцы с идеальным маникюром, держащие не менее грязную ткань. Выпирающие кости. До чего же хлипкий этот Морган, фу, кожа да кости, пощупать даже нечего. Майка, съехавшая на одно плечо, недокормленное тело, грязное. Да, наверное, для ухоженного дракона, представителя Дальет, это действительно неподобающий вид. И, признаться, действительно надо что-то более изысканное, чтобы местная стража не заподозрила подмену и ненастоящность барашка.
Да что за глупости! Менять одежку, которую своими же руками шил, и лишь для того, чтобы пройти в замок, - он же дипломат, придумает что-нибудь дельное на ходу.
Ссутулившись, юноша уставился на  Эрье и Келя, почесывая спину. И ладно если он, обаятельный и привлекательный гордый дракон, сможет пройти в замок, надо как-то и их за собой протащить. Может, идея с бесформенным балахоном не такая уж и плохая? Или выдать полукровок за своих пажей. Или как заморских гостей. Или… Карие глаза сощурились. Нет уж, наглости надо знать предел. Если что – настоящий огненный ведь прознает и хорошееенечко отлупит, если не сожжет посреди главной площади в назидание другим брашкам. Коих в городе итак по пальцам пересчитать.
- А что если…
Зажмурившись, оборотень начал принимать свой истинный облик. Руки начали изламываться, покрываясь чешуей, лицо искажалось в вытянутую острую морду, хребет пригибал к земле, вытягивая из спины огромные перепончатые крылья.
Выдохнув, Бартоломео уперся носом в груду камней. Руки и ноги не слушались, разъезжаясь под тяжестью огромного тела, которое не желало стоять на лапах, а лишь ползать, как обычной ящерке, тыркаясь непослушными крыльями в пол, поднимая пыль. Фырча,  барашек более-менее приспособился к наличию здоровенных острых когтистых пальцев, опасно поблескивающих и застревающих во всем подряд вместо изящных копытец. Но все же крылья так и остались неподвластными бараньему мозжечку. Приподняв голову, лже-дракон чавкал, сжимая и разжимая лапы. Какое же неудобное тело, непослушное, ну зато умеет летать и швыряться огнем! Ради такой роскоши можно и потерпеть.
Крылья, врастопырку застрявшие в камнях и полу, чтобы держать длинную чешуйчатую тушу на лапках, сопротивлялись. Нет, ими просто невозможно взмахнуть, не то, чтобы умышленно сложить или расправить,  или хотябы попытаться не стукнуть ненароком гостей. Кажется, про полет над крышами замка можно забыть.
Ну и ладно, зато огненная магия, которая недоступна оборотням, теперь может раскрыться в буйстве стихии, вырываясь из драконьей пасти…пляка искр, феерия тепла и света, огненный пожар, вихрь алого и желтого!..
Протяжно завыв, Берти лишь смачно плюнул в поломанную кровать. Никакого огня. Лишь слюни продолжали обильно капать с острых зубов.
Видимо, маска способна менять лишь облик, отнюдь не способности.
- Вуууууууу…. – засопев, дракон бессильно повалился на грязный пол, принимая вид тощего рыжего и крайне недовольного юноши. Вытерев рот запястьем, он почесал нос, возле маски.
- Ладно-ладно, согласен на разноцветный халат, уболтали!

+2

80

Сопротивлялся переодеванию Бартоломео даже сильнее, чем можно было предположить, но Кель твердо решил настоять на своем, ведь в таком виде в Замок драконов не пустят никого, даже самого Главу Совета, если ему в голову вдруг придет шальная мысль настолько извазюкаться в грязи. Не сказать чтобы архитектор очень хорошо знал характер и привычки драконов, но то, что ни один из них не позволит себе оставаться грязным, если уже заметил свое состояние, ясно было сразу.
- Твое это, твое, но не Моргана, а в замок пропустят именно его! – Кель чуть было не топнул ногой, доказывая свою правоту, но вовремя вспомнил, что конечности сейчас не самое его сильное место. Как, в общем, и голова, если уж на то пошло. – Вымоем его, - повернув голову к Эрье, проговорил полуэльф. – Только по-быстрому, а потом нацепим сверху что-нибудь и сопроводим во Дворец, - и, наклонившись к уху беловолосого, шепотом добавил: - Главное не давать ему ни с кем особо разговаривать. По речи сразу все понятно, ага?
Принявшийся вдруг превращаться в настоящего дракона рыжеволосый оборотень заставил Кельраена заткнуться и молча наблюдать эту трансформацию. Слишком это было неожиданно, слишком необычно… Ладно он внешность Советника принял, но чтобы получить и его способность превращаться в истинную форму?.. Никогда раньше мужчине о таком слышать не доводилось, потому удивление было буквально крупными буквами написано на его лице.
Впрочем, довольно быстро стало понятно, что это было первое и последнее превращение, ведь настолько неуклюжих и неповоротливых драконов в Дальет отродясь не было, даже младенцы рождались куда более грациозными созданиями. Что ж, еще одно доказательство тому, что баран так бараном и остался.
- Сейчас пойдем к нам домой, - обратился Кель к Берти, когда тот снова принял явно более привычный двуногий вид. – Переоденем тебя так, как подобает ходить жителю Замка, и отправимся туда. А эту маску снять можно? Она может вызвать подозрение у стражи, или кто там Дворец охраняет.

---------- > Дом Кельраена и Эрье

0

81

Оборотень насупился, недовольствуясь несостоятельностью себя как дракона. Впрочем, и правда – чего еще можно ожидать от этих гигантских ящеров, - подумаешь, огнем плюются, подумаешь, с длинным чешуйчатым хвостом и перепончатыми крыльями, способными не только поднять в небо огроменную тяжелую тушу, но и раздробить кости недругам, и огромная клыкастая пасть, где барашек сможет поместиться целиком даже если нахохлится, распушится и бекает во все горло..это ж все так, ерунда.
Но нечестно! Жутко нечестно быть заведомо самыми сильными и могущественными существами. Впрочем, это они сотворили этот мир, и вполне естественно, что хотят здесь править. Как и мир печенюшных големов, который когда-нибудь создаст кондитер. Дааа, тогда он будет самым главным, сильным и все будут говорить «Да, мой Повелитель, сейчас будет исполнено!» «Еще клевера, Повелитель?»… Бартоломео мечтательно чавкнул.
Власть баранам и Хаосу!
Поднявшись на ноги, парень небрежно отряхивался, боясь повредить столь резкими движениями тоненькие хрупкие пальчики дипломата.
- Конечно же маска снимается, но, вдруг я тогда не смогу снова обернуться чешуйчатым?! Так, раз я – дракон, почему не могу ходить в том, в чем мне вздумается?!
Вио, вновь почесав нос возле маски, уставился на Келя. Остроухий явно что-то задумал, а, учитывая его знакомство с Эрье, стоит ожидать что-то вроде заседания «модного клуба», где двое знатоков высокого стиля будут умывать, расчесывать, подбирать тряпки и скакать вокруг непреклонного барашка подобно детишкам, нарезающим круги вокруг праздничного стола, воруя то одну сладость, то другую, кидаясь ими в отстающего.
Вздохнув, оборотень, ссутулившись, поплелся за эльфами. Видимо, починку дома и правда стоит отложить ненадолго. Или стоит вернуться потом доразбирать? Ведь по сути еще ооочень много работы, а тачку сосед одолжил лишь до захода солнца - минутой просрочишь, - и придется платить пошлину, но, что еще хуже, будешь должен потом эту тачку отмыть. А заодно и грязную посуду. И пару носков, так, для кучи. До чего же плохо быть глупым барашком, - все так и норовят обдурить!
- Эээ, куда прешь, приду…
Скрип колес. Цокол копыт миниатюрного поняшки-ослика.
Замерев на месте, Бартоломео поднял брови.
На низенькой наспех сколоченной телеге ехал толстячок, закутанный в разноцветные дорогие тряпки и широченный пояс. Глаза медленно моргали, смотря куда-то в стороны.
Оборотень-хомяк? Точно, это же тот секретарь, что обычно перед работой покупал у барашка леденцов с зернышками, чтобы не бегать весь день за едой…какая потеря для него утрата кондитерской!
Так что Берти еще повезло, что он баран. Бывает и хуже.
Дрожащие розовенькие лапки, пот, выступивший на лбу.
- Ах…ах, господин Скайленд, что Вы тут делаете, и в ТАКОМ виде?.. Ах, ах, простите меня, смертного, чуть не задавил, так спешу на работу, опаздываю, у меня дочь чуть сынишку не пожрала, то есть, жена рожает, то есть, я инвалид-ветеран, то есть…а кто это? Ах, ах, ах… Как стыдно, как стыдно! Простите, я не хотел обзывать Вас и…
Бартоломео сузил глаза. Он с трудом улавливал нить разговора, но мужчина напротив явно сильно нервничал и боялся…гнева…барана? То есть дракона!
- В порядке.
Бартоломео старался напрячь все свои извилины, чтобы придумать что-то приемлемое и неподозрительное. Но как можно объяснить величественного возвышенного дракона, разгуливающего в безразмерном грязном тряпье посреди пожарища, да еще и в окружении полукровок? На лице отразилась борьба хаотичных мыслей, словно барашек случайно съел пару гвоздей и не может понять, то ли они были обжигающе желудок вкусными и надо спросить рецепт, то ли надо бегать кругами и орать, давясь кровью и чувством собственного интеллекта.
- Эта новая политика по расспросу жителей о благосостоянии Дальет, - на что только ни пойдешь ради исполнения собственного долга и…
Неловкая пауза.
Ветерок, гуляющий меж каменных руин.
- Если подбросишь до замка, мы друг друга не знаем.
Хомяк, не говоря более ни слова, спешно забрался в свою повозку, обливаясь холодным потом. Лже-Морган также забрался на транспорт, свесив длинные тощие ножки. Наверное впредь лучше следить за дорогой и пореже открывать рот, чтобы не выдать себя. И захватить сувениров побольше для эльфиков.
Коварная ухмылка.

==> вход в драконий замок

Отредактировано Бартоломео (2012-03-21 14:45:34)

0

82

дом Камео Ин-Саннера  ==>

Медленно, шатаясь, Бартоломео плелся по дороге. Тонкий аромат еживики, ниточкой тянущий куда-то вперед, оплетаясь вокруг шеи, забираясь в глотку, сворачиваясь лохматым комком внутри, протискиваясь в желудок, раздирая его изнутри. Пыль и грязь, прилипающая к ногам. Камешки, звонко цокающие от железных вставок.
Что теперь делать?.. Шипение в ушах, звон, противно застрявший железным привкусом между зубов.
Как тяжело…
Покрасневшие руки, вытирающие распухшее лицо. Капли, ползущие по ладоням, впитывая грязь, оставляя светлый след и две черные неровные линии. Ногти с застрявшими сгустками красного. Треснувшая кожа, разрастающаяся узором по рисункам ладоней. Красное с черным. Яд, протяжно и неспешно просачивающийся под кожу, сжирающий и окрашивающий в серое.
Хруст.
Как мог он бросить своего любимого одного? Он же обещал, они же обещали друг другу…быть вместе, до конца, до самого конца мира…предатель! Лжец! Обманщик! Он же обещал, обещал! И надо же быть таким идиотом, чтобы поверить. Поверить всей душой, искренне и глубоко. Стук в груди, больно отзывающийся по ребрам.
В глубокой старости…кудряшки будут седыми, руки все в морщинках…
Почему именно сейчас?
Черные обломки, хрустящие под ногами. Кондитерская. Уже?
Деревяшки, косточки, сгоревшие печеньки. Стекло, потерявшее свой блеск. Пепел.
Угольки жизни. Старое, сгоревшее дотла. Еще горячее, выжигающее шрамы.
Испачканные в черном колени. Мокрые соленые пятна.
Здесь было все. Счастье, горе, смех, веселье, долгие ночи при свете одной свечи, книги с рецептами, подписанные Тулио артефакты, за которыми оборотень стоял несколько часов в очереди, мука, сахар, крупы, шоколад, тающий на кончиках пальцев. Маленькие плиточки белого и черного, переплетающегося разводами на тарелочке в бледных ухоженных руках. Бархатистый голос, мягко тающий в стене…
Обернувшись, оборотень встретился взглядом с девчушкой. Распахнув глаза, затаил дыхание. Черная пыль, разъедающая еще не сросшиеся раны на лице. Трясущиеся руки, карябающие черные осколки. Свежие порезы с кусками грязи. Осколки, медленно разрывающие ткани.
Маленькие острые ушки, торчащие из длинных уложенных белокурых волос.
- Мама, мама, а что этот страшный дядя делает?..
«Страшный?..» - потупив взгляд, Вио уставился на руки. Совсем недавно он бы воспринял эти слова как комплемент, гордился бы, хвастался за ужином…
Больше не будет.
Никогда.
Черви, клубком обвившиеся вокруг прожаренного овсяного печенья.
- К-Ками…п-прости меня, я…я н-не…не могу так…
Черная тень, ползущая по такому же неровному черному в подвал. Здесь еще сохранилась решетка и огарки мороженого, скукоженного до состояния бесформенной клейкой массы. Мешок, упавший в грязь.
Куски белого. Сияющие обломки разрушенного счастья. Так больше нельзя…
Дрожащие руки, вынимающие веревку.
Кусок трубы.
Вытерев рукавом глаза, Берти шмыгал разбухшим носом. Ноги дрожат. Нет, просто стул кривой, шатается. Подгорелый пол проваливается, желая затянуть барашка в черноту.
Дрожащие руки надели веревку на шею.
«Я...хочу к тебе»

+2

83

Башня Стражи, Каррак <-------------

Покинув Башню Стражи в некотором смятении, Кэр не долго думая отправил Нисима домой, решив, что на сегодня его ворчания уже достаточно. Сам же некромант решил пройтись к Драконьим воротам, проверить, нет ли там чего-нибудь подозрительного, ведь половина квартала там была полностью нежилая, очень неплохое место для того, чтобы скрыться какому-то идиоту, выпустившему зомби. Своего коллегу-некроманта Фрэа никем иным и не считал, но не согласиться с тем, что даже идиоты способны сильно навредить, было невозможно.
Переходя из одного района в другой, мужчина почти не смотрел по сторонам, однако показавшееся с правой стороны пепелище не заметить не смог - посреди Дальет обычно такой разрухи не встретишь. Разве что у тех же Драконьих ворот, но никак не почти в самом центре города, где сосредоточена столичная торговля. Еще больше Кэра заинтересовало то, что на месте разрушенного дома (или чего-то другого - определить сейчас было невозможно), не находилось ни одного работника, никого, кто расчищал бы место под новую постройку.
Постояв пару секунд рядом, Аррель все-таки не выдержал и осторожно ступил вперед; под ногами тут же заворочались черные от сажи камни, какие-то металлические обломки, - под копотью сложно было понять, был ли это обычный строительный материал или элементы декора. Пройдясь туда-сюда, Кэр дошел почти до середины, заметив там невзрачный провал, оказавшийся чем-то вроде входа в подвал, - с улицы его было сложно увидеть, камни практически полностью скрывали ступени от глаз посторонних.
- Прелестно, - коротко прокомментировал некромант, стоя рядом со входом и все еще сомневаясь, стоит ли туда соваться. Плащ ведь запачкается полностью, и так его снизу уже придется стирать. - Если это оттуда зомби повылазили, я не удивлюсь. Самое место для них.
Выругавшись, Фрэа решил, что не потеряет слишком много времени, если пойдет, посмотрит, и двинется дальше, потому он снял плащ, держа его в руке, и начал спускаться в темноту, стараясь соблюдать хоть какую-то осторожность.

0

84

Дыхание, скребущее в больном горле. Тонкие нити, вьющиеся узорами вен под кожей, проталкивая кровь вглубь, до костей. Мысли, клоками  и обрывками всплывающие в темноте, чтобы чиркнуть когтями, и вновь утонуть во тьме и вылезти вновь черными завитками кудряшек, растворяющимися в бешеном стуке отчаянно бьющегося о ребра сердца.
Баранья гордость, счастье и достоинство здесь никому не видно. Словно ничего и нет. Так может, и правда ничего нет?.. Может, он сам себе все навыдумывал, чтобы быть не таким жалким и никчемным существом, коим является на самом деле?.. Набить себе цену, чтобы видеть в отражении зеркала достойного мужчину, а не сопливого мальчишку, отчаянно игнорируя действительность. Пустышка, не достойная этой жизни. Зачем надо было родиться оборотнем? Жить бы себе бездумным барашком, есть клевер, любить своих хозяев, даже когда те бреют, и умереть от их же рук, утолив своей смертью их голод. Быть полезным и верным до конца. Исполнить свое предназначение.
Ками…почему ты не позволил исполнить предназначение? Почему ты позволил поверить всем сердцем в твои слова о чем-то большем, чем пахоте земли на своей ферме? Почему ты вдохновил, а затем вот так вот бросил? Подведя повыше, толкнул к пропасти…
Шаги там, над головой.
Тусклый свет золотых глаз, поднятых к потолку. Почерневшие крошки, рассыпавшиеся по щеке. Пепел, мягко окрашивающий кудри серебром.
«К-Ками?..»
Темный силуэт в лучах света.
Зажмурившись, баран опустил взгляд на пол. Черные полосы ступеней. Брызги разливающегося липкого света.
- Т-ты… М…ммм…
Сиплый шепот солеными губами. Н-нет, это не Ками. Глупо было надеяться увидеть любимого, пока еще жив. Легко поправимо.
Может, это знак?..
Посланник судьбы. Порезанные пальцы в красных пятнах, крепче сжавшие веревку.
Как-то неловко…
Умирать надо одному, в темноте, чтобы никто не видел, предаваясь собственному отчаянию, ничтожности и слабости. Просто переступить черту, - неужто так сложно? Один шаг. Секунда боли от перелома позвоночника или нехватки дыхания. Ничто по сравнению с целой жизнью без милого…
Обрывки обгоревших писем под табуреткой.
«Приезжай к нам, идиот рогатый» «..братишка…» «…ну, когда покажешь нам своего эльфа?..»
Что будет с ними?.. Сестры, отец, матушка…даже не кровные родственники, быстро забудут. Даже не заметят. Никто не заметит.
Кроме этого… Часто дыша, оборотень пошатнулся, вновь вцепившись в веревку, чтобы удержать равновесие.
- Ес-сли пришел за моими вещами, подожди, пока сдохну!..
Поджав губы, Вио уставился на незнакомца. Нахмурившись, он хлюпал носом, стараясь подавить позорные слезы.

0

85

Зрение с трудом привыкало к резкому контрасту света и темноты, у Кэра, привыкшего много читать в полутьме, из-за этого заслезились глаза, пришлось на время прикрыть их ладонью. Когда некромант убрал руку, то уже хорошо видел небольшое помещение, действительно подвальное, но тоже заметно пострадавшее от пожара, и пьяного по виду юношу, влезшего на кривоногий табурет. Чуть позже полукровка различил еще и веревку, надетую тому на шею, после чего ситуация стала ему полностью понятной.
Увы, здесь никаких зомби, - с долей разочарования подумал Фрэа, понадеявшийся было, что проблему удастся решить сейчас, и не придется ходить к драконьим воротам. Но здесь был не чокнутый некромант, а всего лишь кто-то, желавший расстаться с жизнью.
- За какими вещами - тут одна рухлядь осталась, - мужчина дернул плечом, показывая тем самым, что даже самый голодный вор этим местом побрезгует. - Я так, посмотреть пришел.
Прислонившись плечом к дверному проему, где раньше, видимо, размещалась ныне сгоревшая дверь в подвал, Кэр скрестил руки на груди, задумчиво уставившись на юношу. Особым состраданием некромант никогда не отличался, как и стремлением спасти всех вокруг, потому мог себе позволить понаблюдать, по крайней мере, до того, как пьяница действительно начнет задыхаться. Смотреть на чьи-то предсмертные конвульсии было неприятно, в жизни Арреля трупов и так было предостаточно.
- Ты, кстати, петлю неправильно завязал, - придав голосу безразличия, заметил мужчина, кивая на узел, находящийся у шеи. - Повиснешь на нем просто, он не затянется, - сам Кэр узлы вязать умел неплохо, в жизни ему не раз доводилось пользоваться веревкой, в особенности тогда, когда он лазил по горам в поисках ведущих к спрятанным артефактам знаков. - Кстати, чего вешаешься? - спросил с долей интереса. - Пропил все деньги? Или несчастная любовь? Или это твой дом тут сгорел?

0

86

Свет продолжал медленно течь, наполняя маленький уголок лестницы. Липкий, переливчатый. Фигура незнакомца становилась видна четче, но оборотень все равно не мог узнать, кто это был. Да и зачем. Может, просто телесное воплощение совести или маленькое усталое божество, подытоживающее никчемную жизнь за секунду до последнего удара сердца, чтобы решить, отправить ли душонку жить новой жизнью или позволить ей помучаться в мертвом теле, пока окончательно не сгниет. А потом подумать еще раз.
Те, кто сам обрывает свою жизнь, никогда не перерождаются во что-то достойное. Судьба мучиться еще больше, чтобы искупить свои грехи. Жизнь дана чтобы жить. Или, как сейчас, раздумывать над смыслом ее существования.
Испытания ради шанса на лучшую участь.
Нет, это пытки. Выдержать их – и стать сильнее. Борьба за существование. Каждый день глядя в зеркало успокаивать себя, что не все так уж и плохо. Пахать как проклятый, не вылезая из этого дурацкого магазинчика. Делать сладости, чтобы другим жилось слаще. Праздничные торты на продажу, но для самого себя печь только печенье по воскресеньям. Умные книги на полках, зачитанные, но так и не понятые до конца даже с сотого раза. Еле сводить концы с концами, ведя честную добропорядочную жизнь, а в итоге все одно – угольки. Словно ничего и не было. Лишь память да горстка пепла.
Сколько это уже может продолжаться?
Устал.
Дрожащие пальцы ослабили хватку.
«Мои вещи не рухлядь», - заглотнув воздух открытым ртом,  Вио уставился на брошенный мешок со своим тряпьем. Такое стыдно даже беднякам отдать. Разве что на растопку костра. Сокровища только для хозяина.
Хруст угольков от обвалившейся полки с сожженным печеньем.
И правда рухлядь.
Хриплый голос.
- Н-ничего не осталось. Отняли все.
Опустив взгляд на ноги, юноша устало закрыл глаза. Конечно, слова незнакомца звучат как издевательство. Да одно его присутствие – насмешка над личным пространством и способностью здраво мыслить барашка. Ну подумаешь, решил убиться, так нет, и это элементарное действие не дают совершить в тишине и спокойствии, полностью отдавшись осознанию собственной ничтожности, депрессии и размышлениям на философские темы.
- И..и ничего не неправильно! Умею уж узлы вязать! Шу-шшу! – помахав рукой, словно отгоняя особо наглых птиц, Вио сдвинул брови. Мохнатый недовольный балкончик. Еще бы не быть недовольным! Как можно быть таким бессердечным, как этот…а кто это вообще такой…какая разница…в общем, этот! Надо уважать чужую жизнь и собственность, а уж смерть и решение принять ее на месте краха своей жизни тем более! И одобрять желание бродить призраком после смерти, превратившись в энергитическую воронку. А, в принципе, уже при жизни тоже являться воронкой, бездонной ямой, куда что ни кинь – в ответ получишь лишь угольки. Затягивать в бездну себя, своих близких, самое дорогое что есть.
Хаос, которому надо положить конец.
Пошатнувшись, Вио вцепился в веревку, неловко затягивая узел покрепче, чтобы уж наверняка. Треск деревянной ножки, быстро ломающей опору под ногами оборотня.
Широко распахнув глаза, баран пискнул. Веревка, впившаяся в подбородок. Черный дождь ржавчины и черного железа сверху. Привкус соленого во рту.
Шорохи за спиной. Ломкие тени, перешушукивающиеся, орущие, скрипящие, скребящие и раздирающие. Бледные тонкие руки с ухоженными ноготками, поправляющие волосы, сотканные из крыльев синих бабочек. Янтарные искорки глаз. Миг – и все они разлетаются, оставляя лишь тонкую дымку, силуэт, оседающий синими пятнами на шее, язвы, впивающиеся в глотку, тонкие хоботки насекомых, желающих пробраться сквозь плоть поближе к еще теплой кровушке.
Труба, слишком тонкая, чтобы выдержать весьма увесистого кондитера.
Вновь падение с высоты в пыльную грязь и темноту.
Осколки железа, иглами впившиеся в пол в паре сантиметрах от уха.
Покрасневшие широко распахнутые золотые глаза с оттенком меди. Что-то теплое, текущее по шее. Содрав веревку, кашляя до хрипоты, юноша поднялся на колени, но, не сумев удержать равновесие, вновь плюхнулся на пол, шумно заглатывая воздух, срываясь на истеричный смех.

0

87

По коротким отрывистым фразам юного самоубийцы Кэр все никак не мог понять, кем же тот является на самом деле, а наводящий вопрос кучерявый решил проигнорировать, чем только подогрел интерес некроманта. В самом ли деле этот несчастный думал, что сможет спокойно свести счеты с жизнью посреди белого дня буквально в центре города?.. И пускай сейчас уже был даже не день, а вечер, это особо дела не меняло, и будь Фрэа на месте юноши, подождал бы до ночи, когда никто точно сюда не сунется. А полезет - не заметит входа в подвал и будет там не один труп, а двое.
- Умеешь, конечно умеешь, - примирительно согласился мужчина, подходя на шаг вперед и отряхивая плечо от налипшей к одежде гари.
Судя по жестикуляции, оборотню казалось, будто его посетил мираж или призрак, которого тот пытался прогнать. Философски пожав плечами, Кэр уже хотел было это прокомментировать, но вовремя воздержался, услышав треск ломающейся табуретки. Судя по протестующему писку, это было не слишком запланированным действием, потому полукровка моментально напрягся, готовый в любой момент либо поддержать неудачника, чтобы тот действительно не задохнулся, либо оборвать веревку, хотя это и было сложнее при отсутствии ножа.
Надо было не возвращать, - подумал Фрэа, вспоминая нож, оставленный в двери кабинета феникса. Сейчас бы он очень пригодился.
Впрочем, ситуация разрешилась и без вмешательства Арреля - ржавая и прогоревшая труба, на которой был закреплен второй конец веревки, не выдержала этих издевательств, проломившись в самый ответственный момент, и мальчишка полетел на пол, наверняка получив ушибы и царапины, но оставшись в живых.
- Да-а, дело не в узлах, - подытожил Кэр, когда пыль, поднятая падением, немного осела, и стало видно неудавшегося смертника, почти сливающегося с полом. - Второй раз прямо сейчас попробуешь, или уже ума прибавилось?
В то, что у кого-нибудь могут быть действительно серьезные причины для таких поступков, Кэр искренне не верил - ну сгорел дом, или магазин, или постоялый двор (сейчас разве уже вспомнишь, что было на этом месте?), можно построить его заново. Как раз хороший повод начать жизнь с чистого листа, и для этого совсем не обязательно вязать веревку к потолку. Да и вообще не существует таких серьезных проблем, чтобы решать их через повешание. Но понимали это, по-видимому, не все.
- Молодой ты еще, вот и бесишься, - высказал свою мысль некромант, вновь подходя поближе. - Вылезай оттуда.

0

88

Смех, сбившийся на хрипоту. Боль, разъедающая руки, ноги, шею, все тело, словно только что все разом переломал. Чернота, засевшая хрипом в горле. Надломанные руки, когтями вонзающиеся в плечи, тонущие в мягкую теплую тишину. Кусочек плоти, мяско, наделенное разумом себе же во вред. Зачем? Чтобы вот так вот мучиться болью, понимая собственное ничтожество и никчемность? Должна же быть какая-то цель, финал, абсолют, к которому стремиться, ради которого живешь, полезность, которую приносишь при жизни, иначе – ради чего все это?..
Но ведь цель не всегда так сразу очевидна и ясна. Может, это что-то высшее, лишь маленький камешек, который в будущем породит камнепад. Или наоборот, ничтожное, что поэтому и незаметное. Ветерок, приносящий прохладу. Да, было бы здорово быть ветром. Звон в ушах, пробирающийся внутрь тонкими нитями. Парить в небесах, тихо, мирно, но превращаясь в грозный тайфун, чтобы сметать со своего пути караванщиков и скорпионов. Но ведь ветер – бездумен? То есть, это явление, а не существо. Если поставить стену, он развернется, а если запихнуть в коробочку – и вовсе умрет. Ну то есть как умрет, лишь временно прекратит существование, пока его снова не выпустят где-то на воле.
Временно…а, да, точно ведь!.. Эта жизнь лишь временна. Как и жизнь любимого. Его просто заперли в коробочке, но, если ее открыть, он снова будет жив. Или эльфов сжигают при смерти?.. Тем лучше, его душа быстрее доберется до нового воплощения, и они снова встретятся. А, если бы оборотень сейчас умер, то его бы воплощение не нашло нового воплощения, и от этого стало бы еще несчастнее и уродливее, чем даже сейчас, превратилось в монстра, покуда разум совсем не выветрится из головы, и…или...уже?..
Золотые глаза расширились.
Голос, светлым пятном разъедающий сползающие вниз черные полосы.
Затхлый горячий воздух. Соленый привкус крови и угля.
- Ммм..м…
«Я еще жив?.. И правда жив…но..почему? Вот ведь неудачник. Даже сдохнуть не в состоянии». Сжав и разжав пальцы, оборотень приподнялся на локтях. Темный силуэт начал прорисовываться в высокого мужчину. Раньше его здесь не было. Или был?.. Или ему тогда показалось, а сейчас уже пришел настоящий хозяин иллюзии? Лица, сияющие из темноты.
Больное воображение, разъедающее голову.
- Ты..ты настоящий?..
Сама судьба прислала этого мужчину.
Знак.
Да, точно, это как весточка от того летописца, что смотрит, чтобы его планы выполнялись правильно. Великий Первый дракон, продумавший каждую ниточку, чтобы его дети не утратили в него веру, и веры в себя.
Очередное испытание, которое оборотень чуть не завалил.
Опираясь о стену, шатаясь, оборотень поднялся на ноги. Глаза щипало от пыли и слез. Хруст маленьких тоненьких черных костей под ногами.
Надо…надо сражаться до конца.
Звуки, застрявшие звоном, слова, как песня, лишь мелодия, на которой трудно сосредоточиться.
Покрасневшие золотые глаза, впившиеся немигающим взглядом в незнакомца. Бледная кожа, сотканная из льющегося света. Колкие шипы одежды, черной, как тишина.
Тряхнув головой, чтобы хоть немного привести мысли в порядок, кондитер подошел ближе.
- Да... Я..я…Берти. Ты?..
Дрожащие руки потянулись к незнакомцу. Грязь, пепел, пылью сыплющийся со смуглых пальцев. Капли крови от свежих порезов. Коснуться кого-то живого...

0

89

Других попыток покончить с жизнью немедленно юноша не предпринимал, тем самым заслужив одобрительный кивок Кэра - он-то успел подумать, что строптивый мальчишка начнет вязать веревку где-то в другом месте, или кинется искать нож. Или что-нибудь еще, ведь способов совершить глупость было неимоверно много.
Значит, поумнел, - удовлетворенно подумал мужчина, снова немного расслабляясь - хотя чужая судьба беспокоила его гораздо меньше, чем, наверное, должна, но возиться с умирающим или с психом он не хотел. Но стал бы, если бы пришлось, - именно поэтому Фрэа сейчас безмолвно радовался итогу "повешания".
- Я настоящий, - просто ответил некромант, с трудом сдержавшись от очередной язвительно фразы, так и рвавшейся с языка. Юнец явно психически неустойчивый, и любые неосторожные слова могли на него подействовать самым непредсказуемым образом.
И я, похоже, только что спас ему жизнь, - Фрэа недовольно вздохнул, будучи далеко не в восторге от этого. - Или он и сам не полез бы второй раз?.. - быть так или иначе ответственным, даже самую малость, Кэр не хотел, ведь оборотня видел в первый раз, и ничем не был с ним связан. Такое положение вещей было самым привычным для него, и менять что-либо в ближайшие пару лет полукровка не собирался.
- Берти. Славно, - на этот раз Аррель даже не смог сдержать улыбки, слишком уж мило звучал голос юноши. Он действительно сейчас больше всего походил на пьяницу - бессвязная речь, грязный и обреченный внешний вид, - но все-таки Кэр подсознательно понимал, что это не так. То ли золотистые глаза смотрели излишне трезво, то ли просто запаха не чувствовалось... - А я Кэр.
Берти, между тем, уже тянулся к мужчине руками, и тот на миг замер, изучающе на эти руки глядя. Кэр не любил прикосновений, они ассоциировались у него ни с чем иным, как с враждебностью. Тем более, юноша был грязным да еще и поцарапанным... Но одежду и так придется стирать после этого пожарища, а пацан, как уже было понятно, и правда нервный. В очередной раз напомнив самому себе, что надо быть осторожным в действиях и решениях, Фрэа протянул руку, схватив Берти за запястье и потянул на себя:
- Давай, переставляй ногами, поднимемся наверх.

0

90

Запах пыли в горле, заставляющий кашлять при каждом вдохе. Кажется, эта хрипота продирается через горло в голову, наводя и там этот гадкий едкий черный туман. Пальцы, оставляющие темный след на грязной одежде.
Нельзя сидеть вот так вот в темноте, упиваясь собственной ничтожностью и бездействием. Даже если это судьба, то и она же выведет из этой бездны, вот как сейчас, надо просто довериться этому существу, даже если оно не настоящее, это знак. Конечно же, это может быть еще и обманным миражом, подосланным, чтобы окончательно сбить с толку юного оборотня, но сейчас почему-то хочется верить в хорошее.
Знак, посланный свыше, сама судьба, смешавшаяся в ход событий, чтобы помешать одному из своих верных подданных свершить очередную ошибку, которая может стоить жизни, а, значит, и отрицательным отзывом в книге жалоб и предложений.
Темнота, медленно шевелящаяся в голове, расползаясь по углам. Цепкие когти, не желающие отпускать безвольную, уже почти готовую к употреблению пищу, впиваясь глубже, раздирая шею и уши.
Вытерев нос запястьем, Берти всхлипывал, пытаясь нащупать что-то, что поможет разогнать эту боль, хотябы вывести на нужную тропинку, дальше он как-нибудь сам…
- Настоящий…
Тихий шепот. Любой глюк сказал бы что он настоящий, чтобы заручиться доверием. Но не каждый настолько умен, чтобы просечь, что барашек это знает, и сделал бы наоборот, сказав правду. Если, конечно, это не очередной плод фантазии самого Берти, и тот заранее себя обманул, и, чтобы не раскрывать свой собственный обмен, сделать вид и искренне поверить, что это неправда, и…
- Кэр…
Нет, воображение придумало бы имя попафоснее и потруднее, чтобы нельзя было его запомнить. Впрочем, от бараньего воображения не стоит ждать чего-то особо большого и сложного.
Свет явно отступал, боязливо отстраняясь от грязного и слегка безумного кондитера. Еще бы, поменяйся они местами, оборотень и сам бы хорошенько подумал, стоит ли касаться подозрительного субъекта, особенно когда тот явно болен и нуждается в помощи. Возможно даже заразен…
Рука…настоящая! Теплые прикосновения, больно стиснувшие запястье. Значит, это и вправду кто-то живой. Живой и настоящий, пришел вытащить из этого болота, судьба во плоти, маленький узелочек, сплетающий вместе две совершенно разные жизни в огромном ковре судеб как таковых…
Выдохнув, оборотень поспешил за новым знакомым.
- Мм…д-да…да, сейчас…я…
Хватаясь второй рукой за стены, оборотень, спотыкаясь, выбрался-таки на улицу. Свет, бьющий в глаза. Закатное солнце, окрасившее пепелище в красно-оранжевое. Как тихое жидкое пламя, разлившееся с небес.
Да, магазинчик и правда сгорел. Ну не в первой…надо начать стройку заново. Тем более, что советник пообещал выделить на это средств, и… Если подумать, все не так уж и плохо. Старая жизнь разрушена. В очередной раз. И наверняка далеко не последний. Хаос непроизвольно создает хаос вокруг себя, но..разве должен страдать от своих последствий? Наоборот, радоваться, что темная сущность становится сильнее и ярче. Или хаос не относиться к тьме никак?
Рука, отпустившая Кэра.
Золотые глаза, виновато оглядывающие камушки.
- Я…прости…сегодня был…очень плохой день. Больше нет дома, не знаю куда идти, и…умер очень дорогой мне эльф…хотя это я должен был умереть раньше. Это ведь..неправильно.
Оборотень замолк. В голове постепенно начало все проясняться, и от этого знания становилось еще грустнее. Сколько боли от этого тела.
Золотые глаза расширились. Измазанные руки в пятнах крови, какие-то порезы, и тут же размазанный пепел. Конечно, организм оборотней быстро справляется с недугами, но перебороть отравление крови врятли сможет. Надо бы идти в больницу?..
Сердце больно бьется о ребра.
Оступившись, Бартоломео вновь подошел к спасителю.
- Помоги мне…я…в долгу не останусь.
Прям как в сказке получается - не убивай меня, я еще пригожусь! Поджав губы, Вио вытер лицо, испачкав его еще больше.

0


Вы здесь » Dal'et » Рынок и жилища гномов, расположенные возле него » Магазин «Конфе-еты»