Dal'et

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dal'et » Каррак » Больница. Палата


Больница. Палата

Сообщений 1 страница 30 из 45

1

Светлая комната средних размеров с двумя кроватями, у каждой из которых находится тумбочка. Большое окно полностью занимает одну из стен, и на подоконнике всегда стоит ваза со свежими цветами.

0

2

Лес недалеко от столицы -------->

Алнаэ сидела, сложив на коленях руки, одна из которых была перебинтована, и не отрываясь смотрела на лежавшего в постели белоснежного коня - находясь без сознания, Эйс не имел возможности сменить ипостась на двуногую. Грышнаг хорошенько постарался, и оставалось непонятно, как он не проломил единорогу череп.
Сейчас с белой шерсти уже почти исчезли следы удара, спасибо целителям, но Эйс все еще не очнулся, хотя они и заверяли эльфийку, что его жизни более ничего не угрожает, и вскоре он должен прийти в себя.   
Мать Алнаэ находилась в другом отделении больницы, где лекари пытались выяснить, как устранить действие отвара, которым Дагейн (или Грышнаг) ее напоил. Самого дроу и его сообщника уже увели в тюрьму, и Ильдар обещал сообщить, если им удастся что-то вызнать у темного эльфа по этому поводу.

"Прости меня, Эйс... Если бы ты не пошел со мной, сейчас не лежал бы здесь, а спокойно пил чай и рассуждал о росписи стекла...", - Алнаэ зажмурилась, сдерживая просившиеся на свободу слезы, и вновь посмотрела на единорога. - "Уже так много времени прошло... Пожалуйста, очнись!.." - девушка осторожно коснулась его щеки. Будто этим она могла привести его в сознание...

0

3

Где-то на середине дороги Эйс почти очнулся, ощутил, что его куда-то несут. Но неудачно повернул голову, и из-за вспышки боли снова потерял сознание.
Следующим, что он осознал, были солнечные лучи, яркие даже сквозь закрытые веки. Непроизвольно зажмурившись, единорог тихонько фыркнул, и тут пришел в себя окончательно. Вскинулся, едва не свалившись с кровати на пол, еще не осознавая, где находится. Чудом не зацепил копытом сидящую рядом эльфийку. Фыркнул уже смущенно и перекинулся в двуногую ипостась, с удивлением понимая, что ничего не болит.
- Алнаэ? Ты как? А мама твоя где?
Постепенно до Эйса дошло, что он в больнице. Где еще могут быть такие чистые простыни и пустые стены? Да и запахи трав и отваров наполняли комнату. Стеклодув провел ладонью по затылку, там куда пришелся удар дубинкой. Нащупал шишку, которая, по счастью, была небольшой.
- Мне так стыдно. Если бы не стража, что бы с нами было...
Он, взрослый мужчина, не смог позаботиться о двух женщинах. В лесу единорог легко убежал бы от погони, благо четыре ноги лучше, чем две. А вот в полутемной пещере для него это оказалось сложно. Но, если честно, он был очень рад, что орк не сильно пострадал по его вине. И дроу с волками тоже. Все таки причинять вред живому существу было непривычно и неприятно.
_______________________________________
Внешний вид: черные кожаные сапоги, в них заправлены темно-серые узкие брюки, серая рубашка, расшитая серебряными цветами и листьями, на запястьях по три толстых серебряных браслета. Волосы растрепаны.

0

4

Слегка испугавшись, Алнаэ откинулась на спинку кресла, так что копыто единорога прошло в паре сантиметров от  ее лица. Девушка не верила своим глазам, но счастливая улыбка, сама собой появившаяся на лице, выдавала овладевшие ей чувства. От сердца сразу отлегло, и, едва сдержав порыв радостно обнять Эйса, эльфийка поспешила его успокоить и все объяснить:
- Все хорошо! Все хорошо! - она чуть всхлипнула, подавляя эмоции, - Мама в другом крыле, целители пытаются разбудить ее... - Не смотря на то, что старшая эльфийка до сих пор спала крепким сном, Алнаэ была уверена, что все будет в порядке: в Дальет одни из лучших целителей, и они обязательно ей помогут. - Да, мы в больнице, - подтвердила она, поймав вопросительный взгляд единорога. - Это Лина обратилась в стражу...
- Мне так стыдно. Если бы не стража, что бы с нами было...
Алнаэ отрицательно покачала головой:
- Не надо думать о том, чего не случилось и уже случиться не может. Ты вел себя очень смело, - девушка опустила взгляд, погрустнев, она чувствовала себя виноватой перед Эйсом, - Прости, что втянула тебя в это. Если бы думала, прежде чем делать, ты бы не пострадал.
- Как ты чувствуешь себя? - спросила девушка, вновь осторожно взглянув на единорога.

0

5

Услышав, что все хорошо, единорог немного успокоился. В итоге они все же успешно закончили свой, оказавшийся довольно опасным, поход. Маму эльфийки нашли, и сами почти не пострадали.
- Они обязательно ее разбудят, - убежденно проговорил Эйс. - В Дальет лучшие целители.
Не может быть, чтобы дроу знал совсем уж хитрое зелье, от которого нет противоядия. А у Стражи есть разные приемы, с помощью которых можно выведать любую информацию из самого упрямого заключенного. Так что старшая эльфийка обязательно проснется.
- Я и сам хорош. Надо было настоять на том, чтобы обратиться за помощью, а не идти ночью в лес одним.
Стеклодув осторожно взял Алнаэ за здоровую руку, успокаивая. Все уже закончилось, и девушка была права, не зачем думать о том, чего не случилось. Радоваться нужно.
- Голова уже не болит, так что, думаю, делать мне тут нечего.
А еще домой бы нужно заглянуть. Вдруг заказчик какой появился и очень недоволен остался, что хозяина мастерской носит где-то. Тут как раз в палату заглянул один из целителей.
- Вы уже пришли в себя? Прекрасно. Голова не кружится? Перед глазами "мошки" не мелькают?
Эйс отрицательно покачал головой.
- Что ж, я рад, что мы смогли Вам помочь. Если хотите, то можете идти. Я Вас не задерживаю.
Поклонившись, фей вышел из палаты, а единорог обратился к эльфийке.
- А ты что собираешься делать? С мамой останешься?
_______________________________________
Внешний вид: черные кожаные сапоги, в них заправлены темно-серые узкие брюки, серая рубашка, расшитая серебряными цветами и листьями, на запястьях по три толстых серебряных браслета. Волосы растрепаны.

0

6

- И правда, - улыбнулась девушка, соглашаясь с тем, что раз чувствуешь себя здоровым, в больнице оставаться нечего. Хотя, надо признать, ей не хотелось расставаться с Эйсом. Когда он был рядом, страх отступал, и на его место приходила уверенность в себе, в своих силах, и гложущее чувство тревоги не так сильно терзало сердце при мыслях о матери. Но просить его остаться эльфийка не посмела бы. Не имела права.
- А ты что собираешься делать? С мамой останешься? - голос Эйса заставил Алнаэ очнуться и вынырнуть в реальный мир из своих не отличавшихся веселостью мыслей.
- Да, - она слабо кивнула, - Хочу быть с ней, когда она очнется. К тому же занятия уже кончились, да и с такой рукой не поколдуешь особо, - Алнаэ невесело усмехнулась, посмотрев на перевязанное запястье.
Немного помедлив, она поднялась и подошла к выходу, чтобы вместе с единорогом покинуть палату, когда он будет готов. Остановившись у двери, эльфийка снова ушла в себя, и ее лицо приобрело такое же выражение, как при встрече с Эйсом на аллее в парке Академии: беспокойство постепенно вновь овладевало ей, закутывая в плащ беспомощности. Но сейчас она действительно не могла ничего сделать. Только ждать.

Отредактировано Alnae (2012-03-08 00:47:01)

0

7

Эйс уже совсем пришел в себя. И недавние переживания потеряли свою остроту. Хотя он еще долго будет удивляться своему безрассудству. Надо же было пойти в лес на поиски, когда по городу ходят такие страшные слухи. Да и подвергать опасности юную эльфийку.
Я ведь так и не узнал, просто это слухи или основаны на фактах. Совсем из головы вылетело. Но подумаю об этом потом. Может быть, позже схожу в Академию еще раз и попробую застать неуловимого преподавателя. А если еще совместить поход с визитом в гости к Нэллину... Интересно, как там забавный Голубок поживает? Наверное, у папы хлопот прибавилось с его появлением.
Встав и направившись к двери, единорог озадаченно нахмурился. Подойдя ближе к Алнаэ, он разглядел выражение лица девушки, и оно ему не понравилось. Словно эльфийка и не радовалась, что все закончилось.
- Я понимаю, ты хочешь побыть с мамой, но может, сходим куда-нибудь недалеко перекусить? А то упадешь в голодный обморок, когда мама придет в себя.
Времени с момента начала их "приключения" прошло уже много. И не хотелось Эйсу оставлять Алнаэ одну с ее проблемами и явно грустными думами. Пока сидит в тишине палаты да смотрит на спящую родительницу, мало ли что в голову может прийти.
_______________________________________
Внешний вид: черные кожаные сапоги, в них заправлены темно-серые узкие брюки, серая рубашка, расшитая серебряными цветами и листьями, на запястьях по три толстых серебряных браслета. Волосы растрепаны.

+1

8

- Я... - Алнаэ смутилась, опустив взгляд.
Она не знала, что ответить. Девушка поняла, что Эйс заметил выражение ее лица, и мысли свои ей не удалось удержать при себе. Ей не хотелось тяготить единорога своим присутствием, не хотелось, чтобы он тратил свое время на нее, ведь наверняка в лавку уже не раз являлись посетители - день уже клонился к вечеру. Но и оставаться сейчас одной ей было тяжело. Не известно, сколько времени потребуется целителям, чтобы выяснить, какой именно отвар это был и какое противоядие стоит применить. К тому же его, вполне возможно, потребуется варить...
- Спасибо, Эйс, - смущенно поблагодарила мужчину эльфийка, чувствуя, что он беспокоится за нее, но все же... - Мне не хотелось бы отнимать у тебя время... Ты... Ты уверен, что это не доставит тебе неудобств?.. И мама, она может проснуться... - в последней фразе прозвучала отчаянная надежда.
Времени с последней трапезы прошло довольно много, да еще она и не поела толком - кусок в горло не лез, так что чувство голода напоминало о себе довольно часто последние пару часов. Но оставлять Велану... Вдруг она проснется, пока ее не будет? Хотя вероятность весьма мала...

+1

9

Девушка смутилась, став совершенно очаровательной. Эйс поспешно отвернулся, пряча улыбку.
"Праматерь, простишь ли ты меня за то, что я натворил? Надеюсь, ты дашь своему неразумному сыну еще шанс исправить причиненное насилие. Все же я эльфийкам помогал, не просто забавы ради..."
Теперь мама Алнаэ находилась в больнице, и ей обязательно помогут. Да и самой девушке не мешает отдохнуть, а не идти куда-то.
- Ты права, твоя мама может проснуться в любой момент, и наверняка очень обрадуется, увидев тебя рядом. Она ведь будет удивляться, как попала в больницу, и ее нужно будет успокоить.
А самому Эйсу не мешало бы уже о работе вспомнить. Вроде бы никто не должен был за заказом прийти, но вот завтра ожидается визит одного гнома, который заказывал люстру - имитацию хрустальной, довольно большую. Основные детали стеклодув уже сделал заранее, осталось только собрать и доделать мелочи, но это ведь тоже займет время.
- Давай сделаем так... я пойду домой, а завтра-послезавтра загляну к вам домой узнать как дела, хорошо? И сейчас попрошу кого-нибудь из целителей принести тебе еды в мамину палату.
Эйсу неудобно было оставлять юную эльфийку одну, но и от сидения рядом с ней толку не будет никакого.
Единорог проводил Алнаэ до нужной палаты и, нежно поцеловав девушку в щеку, попрощался и отправился домой, не забыв попросить пробегающего мимо эльфа позаботиться об обоих эльфийках.

Домой
_______________________________________
Внешний вид: черные кожаные сапоги, в них заправлены темно-серые узкие брюки, серая рубашка, расшитая серебряными цветами и листьями, на запястьях по три толстых серебряных браслета. Волосы растрепаны.

+1

10

- Хорошо, - Алнаэ слабо улыбнулась, согласно кивнув на предложение Эйса. Пожалуй, так будет лучше всего.
Они не спеша дошли до палаты, где находилась Велана, и Алнаэ повернулась, чтобы сказать слова прощания, как Эйс коснулся губами ее щеки, заставив удивленно распахнуть глаза и тут же опустить взгляд, покраснев от смущения. Это было по-дружески, но настолько неожиданно, что девушка не сразу смогла заговорить.
- С-спасибо за все, - пролепетала она, не поднимая глаз, - Я правда очень тебе признательна, Эйс, - Алнаэ посмотрела на единорога, почувствовав, как в голову ударил жар от пылающих щек, и вновь потупила взгляд.
- До свидания... - негромко проговорила эльфийка в ответ на прощание друга и, дождавшись, когда шаги Эйса стихнут за поворотом, вошла в палату и опустилась на стул рядом с кроватью. 

Мягкое прикосновение ласковой руки заставило задремавшую Алнаэ медленно открыть глаза. Смутный образ из сна постепенно обретал все более реальные очертания...
- Мама?.. Мама! - резко подняв голову, эльфийка порывисто обняла улыбающуюся Велану и, почувствовав, как материнские руки нежно гладят ее по спине, еще сильнее прижала к себе мать, нисколько не задумываясь о том, какое впечатление могла эта сцена произвести на стоявшего рядом целителя. Ласково отстранив от себя дочь, Велана осторожно убрала с ее щеки волосы и улыбнулась шире, глядя в ее блестевшие от наворачивавшихся слез глаза.
- Ну-ну, милая, все хорошо, не надо плакать.
Всхлипнув, Алнаэ улыбнулась в ответ.
Целитель, которому наконец удалось привлечь к себе внимание, объяснил девушке, что Велана очнулась совсем недавно и ей необходимо еще какое-то время побыть в больнице. Однако старшая эльфийка изъявила желание немедленно отправиться домой, и, встретив ее взгляд, мужчина добавил, что достаточно пары часов, и предложил скрасить ожидание трапезой. Обе эльфийки согласились.
Пока они ели, целитель рассказал подробности. Ильдару все же удалось выбить из Дагейна рецепт отвара, но противоядия он не знал, и выяснять, что может помочь, пришлось целителям, благо они знатоки своего дела и это не составило им труда; разве что зелье пришлось варить. Также мужчина поведал им историю, связанную с убийствами, которые совершал Грышнаг по указке Дагейна. Дроу нужны были только единороги, так как он использовал волшебные свойства их рогов для изготовления некого эликсира, найденного в древней книге, каким-то образом попавшей в Мир Драконов с Изначальной. Для того, чтобы его замысел не раскусили, по крайней мере, сразу же, он приказал орку, которого действительно освободил из тюрьмы с помощью подкупленного стражника, губить и других дивных. Что ждет этих троих, целитель не знал, да и знать не хотел: главное, что преступники точно будут наказаны.
Указанное время прошло, и совершенно пришедшая в себя Велана теперь могла покинуть больницу. В сопровождении счастливой дочери, которую она все же пожурила за безрассудство, эльфийка отправилась домой, в Гелвен.

-----> в неизвестность

Отредактировано Alnae (2012-05-11 19:54:59)

0

11

Анатоль, Анхель, Эйс ---> Западная часть леса

- Вот это очень похоже на живое существо?
Эйс замер с приоткрытым ртом и широко распахнул глаза. Такая простая мысль ему до этого в голову не приходила. Тварь же двигалась, рычала и явно обладала хоть каким-то разумом. Как же не живая? Но если присмотреться, то на живое с кровью мерзкое существо со слизью походило мало.
- Наверное, Вы правы, - неуверенно передернул ушами. - Спасибо, мне стало легче.
Загадочные нити, ради которых они и пришли в лес, постепенно истаяли в воздухе и впитались в тела дивных. Единорог снова задумался о том, к какой же расе они принадлежат. И язык совсем незнакомый, и внешность. Но посчитал, что сейчас уж точно неподходящий момент.
- Не свалитесь, - успокоил Анатоля белый конь.
Ему пришлось почти улечься, чтобы блондин сумел устроить своего друга на спине и забрался сам. Эйсу стыдно было, что дивным приходится пачкаться в слизи, которой был покрыт сам. И в город в таком виде... Наверняка пальцами станут тыкать, грязный единорог - редкостное зрелище.
- Не тяжело, - осторожно поднявшись на ноги, Эйс выгнул шею, оглянувшись на Анатоля. - Я применю магию, не бойтесь.
Это чтобы от тряски по дороге Анхель не съехал со спины, и чтобы Анатолю было легче его держать и держаться самому. Воздух вокруг седаков ощутимо сгустился, не мешая дыханию, просто поддерживая. И единорог рысью побежал через лес напрямик, к тракту, торопясь скорее оказаться в Дальет.
По городским улицам он проскакал, цокая копытами и не глядя по сторонам. Остановился только перед входом в больницу. На шум выскочила молоденькая эльфийка, всплеснула руками и побежала за подмогой. Два целителя постарше бережно сняли со спины Эйса раненого и отнесли в палату. Обеспокоенный его судьбой единорог перекинулся в двуногую ипостась и последовал за ними вместе с Анатолем.

+1

12

Западная часть леса <-----------

Как только Эйс остановился у здания городской больницы, Анатоль поспешил с него слезть, все-таки ему было очень неловко восседать на спине такого же разумного существа, как и он сам. Помог довольно быстро подошедшим целителям снять с единорожьей спины все еще не пришедшего в себя Анхеля, а потом отступил - дальше мужчины действовали сами, и валар понимал, что скорее помешает им, чем поможет.
Единорог тоже, как и сам Анатоль, не пожелал оставаться в стороне, и направился внутрь, превратившись из белоснежного коня в высокого юношу с длиннющими волосами, правда, не распущенными, как валару бы хотелось, а заплетенными в косу, которая его, в общем-то, только украшала.
- У вас волосы даже длинней, чем у Анхеля! - не смог сдержать своего восхищения Анатоль, останавливаясь наконец рядом с дверью в ту палату, куда унесли рыжего менестреля.
Внутрь целители никого не пустили, но и уходить с пустыми руками тиэррей тоже не хотел - слишком сильно беспокоился за жизнь своего незадачливого сородича. Потому и вызвался подождать здесь, пока целители смогут дать хоть какую-нибудь информацию, успокоить, или же наоборот... Но в худший исход Анатолю сейчас не верилось, потому что он каким-то шестым чувством ощущал - рыжий на этот раз выкарабкается.
- Ты не уходишь... - после недолгого молчания проговорил блондин, теребя в пальцах край косы Эйса - ему необходимо было чем-то занять руки, чтобы меньше нервничать. - Тоже хочешь подождать?

+1

13

Лучи солнца исчертили причудливыми линиями темный паркетный пол рабочего кабинета. Камео, сидя на диване, смотрел в окно, удивляясь, как быстро настало утро. Минувшей ночью ему не удалось поспать и нескольких часов – страдания трех тяжелых больных ставили крест на любых мечтах об отдыхе, и эльф бесконечно готовил зелья, смешивал мази, делал перевязки и говорил, что все будет хорошо. Попутно стараясь убедить в этом самого себя.
«Работа есть работа» - вздохнул целитель, грея тонкие пальцы о кружку с чаем.
-Господин Ин – Саннер…
В кабинет стремительно влетел молодой эльф. Заметив, что Камео явно не выглядит выспавшимся и отдохнувшим, удивился:
-Господин Ин – Саннер, вы что, домой не уходили?
Целитель нетерпеливо махнул рукой.
-Это не так уж важно. Что случилось?
-Там поступил новый больной. В тяжелом состоянии, - поведал молодой эльф.
Поставив чашку на маленький деревянный столик, Камео поднялся с дивана.
-Я приду через минуту. В какой он палате?
-В четвертой.
Молодой целитель удалился, а эльф, освежив лицо и руки холодной водой, вытер прозрачные капли пушистым полотенцем и направился в указанную палату.
«Да, ситуация явно не радужная».
На теле юноши было множество ран и ссадин, в довершение он был перепачкан какой – то грязью и жижей. Камео взглянул на энергетику. Нечто странное.
«Что же с ним случилось?».
Узкая ладонь коснулась лба вновьпоступившего. «Жара нет». Затем пальцы обхватили запястье.
«Пульс, конечно, не очень стабильный».
-Первым делом – чистота.
Юношу обтерли губками с водой, чтобы избавить от грязи.
Дверь в другом конце комнаты ведет в одну из  операционных, куда пациента и переносят.
-Лиам, помоги мне, пожалуйста.
Целители тщательно моют руки – и лечение начинается.
Специальный состав, очищающий раны от инфекций.
В приоткрытые губы юноши вливается отвар на основе мелиссы, который погрузит его в еще более глубокий сон.
-Нить и иглу.
Некоторые повреждения глубоки, и их необходимо зашить. Прозрачно – серебристая мазь, пахнущая вербеной. Мазь цвета первых весенних листьев, благоухающая мятой. Белоснежные бинты с серебряными нитями скрывают все раны. Больничная рубашка и несколько капель отвара, который поможет больному уже очень скоро прийти в себя.
Слегка нахмурившись, эльф смотрит на юношу, который лежит уже на чистой кровати в палате. 
«Серьезно ему досталось. Хорошо еще, переломов и повреждений внутренних органов нет, насколько я могу видеть. А вот плечо вправлю уже после того, как проснется».
-Камео, там за дверями ждут дивные, которые привезли, - неслышным шагом подошел Лиам.
Ин – Саннер кивнул.
-Тогда я поговорю с ними. Наверняка они волнуются.
Целитель не ошибся – прямо за дверь ожидали два блондина – единорог и еще один юноша, энергетика которого была столь же необычной, как и у пациента. Действительно очень встревоженные, судя по выражениям лиц.
-Доброе утро, - немного приподнял уголки губ в улыбке Камео. – Насколько я понимаю, вы друзья юноши, находящегося в этой палате?

Отредактировано Камео Лукас Ин - Саннер (2012-05-15 21:26:23)

0

14

Анхель шумно вздохнул, завозился, хрипло застонав. Лишь спустя некоторое время тьма начала рассеиваться, мгновенно возвращая его в реальность. Тонкие пальцы судорожно сжали край мягкого покрывала, сминая ткань.
Боль была адской. Все было куда хуже, чем можно было представить. Рыжий каждый раз болезненно вздрагивал, только сильнее комкая руками мягкую ткань покрывала, когда по тело прокатывалась очередная волна одуряющей боли. Волосы давно слиплись от пота и выступившей на лбу испарины, а глаза превратились в бездонные черные провалы. Бескровные губы были искусаны в кровь, и во рту стойко чувствовался солоновато-металлический привкус. Дыхание было тяжелым и хриплым, перемежаясь глухими, тягучими стонами.
«Где я? Что я здесь делаю? И почему мне так больно?»
- Ана…толь…
Зеленые глаза распахнулись, и в них промелькнули непонимание и растерянность. Менестрель с трудом приподнялся на локте и попытался сфокусировать взгляд, чтобы оглядеть комнату, в которой находился. Она была незнакома. Совершенно. И пахла лекарствами и травами. И он совершенно не помнил, как очутился здесь.
Это движение вызвало новый приступ мучительной боли, и тиэррей тяжело рухнул на чистые простыни, едва сдержав хриплый стон. Некоторое время Анхель не шевелился, постепенно приходя в себя и пережидая  очередной приступ боли. Причем болели не только многочисленные раны. Ощущение было таким, словно его продолжали рвать на части острыми когтями. По мокрой от пота коже что-то двигалось. Что-то длинное и чешуйчатое.
- Больно… - простонал Анхель, когда прозрачные когти бесцеремонно сорвали повязку, обнажая уродливые раны. – Прекра…тите…
Валар медленно приподнял тяжелые веки и похолодел. Над ним нависали два призрачных ящера, и в глазах обоих полыхала злоба. Узор, украшавший кожу менестреля, был деформирован, когда грязные, вымазанные вонючей слизью когти твари рвали его на куски, и его целостность была нарушена. Призраки, которые теперь выглядели куда как более материальными, нежели были в лесу и у дома темного колдуна, приблизили к нему свои оскаленные морды. Обдав Анхеля горячим жаром, оба зверя ринулись к двери, мгновенно растворившись в стене.
- Нет!!! – взвыл рыжий, рванувшись следом, не замечая, что нити, удерживающие края ран лопнули, а по коже потекли струйки темной, дурно пахнущей крови. Но ноги не держали его, и тиэррей с глухим стоном грохнулся на пол. – Не смейте!!!
Через минуту разъяренные призраки зависли перед валаром, единорогом и незнакомым эльфом, посмевшим тыкать иглой в живой узор. Пару минут рептилии сверлили троицу горящими злобой глазами, а потом ринулись на целителя, норовя разорвать его на мелкие кусочки.

[dice=7744-3872-26]
___________________________________________________________
Одет: обнажен. Длинные волосы в беспорядке рассыпаны по плечам, мокрые от пота и крови.

0

15

В подобные моменты за дар предвидения хочется отдать все, что угодно.
К сожалению, светской приятной беседы не получилось. Камео судорожно вздохнул, схватившись за горло. Боль серебряным кинжалом пронзила плечо, на спине хирургически – точные порезы расцветали лепестками мака на светлой тунике.
«Что это?...».
Абсолютно ничего не понимающий эльф обернулся назад. «Призрачные ящеры? Откуда?».
Несколько секунд – и на бледной коже щеки появились столь же изящные раны, спускаясь через шею к ключицам. Тонкий шелк ворота уже изорван в клочья.
Камео, само собой, пребывал в полнейшем шоке от всего происходящего. Хоть кое – какая подготовка у него имелась, но все же он целитель, а не боевой маг. Однако сейчас предаваться философским размышлениям о своей собственной сущности и о том, что нужно этим призракам, было не время.
Удары когтей обезумевших ящеров оставляли на теле все новые порезы и ссадины. Зубы одного из этих ужасных созданий чудом не оказались ближе на долю миллиметра и не отхватили эльфу кисть руки, когда тот изловчился и достал свой кинжал из – за пояса. Однако от оружия проку было мало – это Ин – Саннер понял сразу. Сталь будто в молоко входила, не причиняя призракам не малейшего вреда.
Камео был в смятении. «Почему они могут причинить мне физический вред, а я им нет?» - молнией пронеслась мысль.
Магия ведь гораздо более могущественная сила, нежели оружие. Эльф, почти задыхаясь, выкрикнул слова, активирующие самые сильные охранные заклинания больницы. Серебряные и золотые нити, зловеще сверкнув в воздухе, опутали ящеров, и Камео уже было собрался перевести дух, но… Призраки изорвали их в клочья, будто паутинки.
«Отец, да что это такое…». Боль рвала тело на части, в ушах оглушительно звенело, по венам текла огненно – черная лава. Конечно, самое время заплакать, но что – то подсказывало эльфу, что ужасных созданий победить это не поможет.
От удара о стену позвоночник, кажется, рассыпался на мелкие косточки. Мозг, видимо, знал, что без тела ему, мягко говоря, будет плохо, потому сделал последнюю отчаянную попытку его спасти.
«Браслет».
На руке целителя, как и всегда, было украшение в виде змеи, заряженное магией стихий.
Если и это не сработает…
Из уголка рта тонкой струйкой текла кровь. Слава Богам, чары драконов все же хоть совсем немного, но замедлили призраков.
Эльф, коснувшись языком пересохших губ, начал шептать заклинание. Еще одна рана. На ноге. Только бы получилось.
Запястья пульсировали, будто прошитые нитями. Внезапно воздух стал плотным и влажным. Вода из маленького фонтана, обрушившаяся на ящеров, мгновенно покрыла их ледяной коркой.
Однако сил радоваться этому уже не было. Кровопотеря была слишком серьезной, и жизнь уходила с каждой каплей. Сознание уснуло под покровом ночной тишины, золотые глаза закрылись в последний раз, и Камео рухнул на пол.
Персонаж мертв.

Отредактировано Камео Лукас Ин - Саннер (2012-05-24 16:56:58)

+1

16

--- >>> Откуда-то из города, по маршруту "Боглах - рынок - Каррак.

Бывают в жизни каждого эльфа неудачные дни. А бывают дни, которые прикидываются хорошими, но таят в себе массу неприятных неожиданностей. Так, если рано утром, после замечательно проведенной в обществе любимого супруга ночи и не менее приятного пробуждения, во время  неспешного завтрака и содержательной беседы к вам в дом вдруг стучатся с предложением несложной, но прибыльной работы, не спешите радоваться - это может подкрадываться то, что сделает остаток дня сумбурным и странным...
Принимая заказ на очередное зелье - на сей раз от облысения, -  Тиатаэль не думал столь фаталистично. Он просто принял заказ, оговорил сроки исполнения, поцеловал уже стоящего на пороге и убегающего в свой магазин Язафейна и отправился в только вчера окончательно прибранную и приведенную в порядок лабораторию.  Где и обнаружил, что для заказанного ему не хватает микроскопической дозы не то, чтобы редкого, но не слишком распространенного экстракта некой травки. Что делает в таком случае фармацевт? правильно - идет на рынок. Когда искомого экстракта не обнаружилось ни на рынке, ни во всех известных эльфу аптеках, Сиаэр очень удачно вспомнил о приятеле, бывшем сокурснике, который работал с недавних пор в городской больнице. Переглянувшись с Бронве и полностью разделив мнение манула о том, каково сейчас тащиться через половину города, целитель только вздохнул. Получить экстракт он мог и сам - осенью, когда отправится в горы и соберет три мешка ценного сырья, из которых получается крошечный пузырек собственно экстракта. Так что Больница была последней надеждой.Хотя, конечно, оставалась , как вариант, еще Академия, но до нее было на тот момент еще дальше.
Вот так молодой вольный целитель и оказалсяв это солнечное утро в главном бастионе борьбы с хворями славного города Дальет.
Помыкавшись по коридорам в поисках приятеля, Тиатаэль уже почти отчаялся найти его. Все видели Лиама тут и там, но никто не мог сказать точно, где находится этот неуловимый эльф в данный момент. Бронвэ плелся по кажущимся бесконечными лестницам вслед за уже изрядно уставшим хозяином, когда вдруг, навострив ушки, зашипел и стал яптиться назад, к выходу с этажа. А через секунду и сам Сиа почувствовал всплеск магии. Не лечебной, а, кажется, стихийной и охранной. Шум из ближайшего коридора подтвердил: в больнице происходит что-то нехорошее.   
- Вечно я встреваю во что-то... - пробормотал Тиатаэль, разумеется, бросаясь туда, откуда веяло магией и послышался болезненный вскрик. - Всесильные! - Картина, представшая глазам светлого эльфа, была достойна и более экспрессивных выражений, но слова как-то повылетели из его головы, кроме тех, что  составляли заклинание, останавливающее кровь. Ибо, если не применить это заклинание, то несчастный, только что рухнувший на пол, истечет кровью и даже Главный Целитель уже не сумеет ему помочь. Однако, подбежав ближе, Тиатаэль с ужасом понял, что Главный Целитель в любом случае вот прямо сейчас никому помочь не сможет, ибо это именно он умирал на полу, собственной больницы, а рядом угрожающе шипели жутковатого вида и нереалистично-прозрачные ящеры... присутствие единорога и еще одного дивного эльф отметил автоматически. Он уже начал читать кровезатворяющую фрмулу, когда ящеры двинулись к нему самому, не спеша, впрочем, нападать.
-

+1

17

- У вас волосы даже длинней, чем у Анхеля!
Эйс смущенно улыбнулся.
- У единорогов принято носить длинные волосы. Мы их отрезаем только в знак траура.
Целители занялись Анхелем, и у стеклодува немного отлегло от сердца. Он сделал все, что от него зависело, чтобы помочь. Теперь оставалось только ждать и надеяться на мастерство лекарей.
- Ты же не против, что я остался? - незаметно для себя съехав на "ты", единорог с тревогой посмотрел на блондина, едва заметив, что волосы ему пытаются растрепать. - Боюсь, что пока не узнаю, что с ним, дома все будет валиться из рук.
А стекло не терпит невнимательности и рассеянности. И вместо необходимых заказов получится кучка острых осколков. И люстру, которую нужно собирать из сотни частей, заказанную богатым эльфом для своего зала, придется изготавливать заново. Неделя работы минимум.
Появился еще один целитель.
- Добрый день. Мы друзья, да, - бесцеремонно причислив и себя к друзьям дивного, которого увидел впервые в жизни, Эйс кивнул эльфу с усталым лицом. Он только собрался спросить, как там Анхель, но замер с полуоткрытым ртом, увидев призрачных то ли ящеров, то ли драконов. Единорог потратил много сил на магию в лесу и доставку дивных в город, поэтому сейчас был практически беспомощен. И только вскрикнул, когда призраки принялись рвать на части целителя. Стеклодув с силой зажмурился и открыл глаза. Не помогло. Ужасная картина осталась прежней, эльф лежал на залитом кровью полу. Но появился еще один дивный, и единорог с надеждой посмотрел на него. Вдруг поможет?

+1

18

С ответом Анатоля опередил Эйс, конечно, юноша тоже нашел бы что добавить и спросить, - самочувствие Анхеля заботило его сейчас больше всего, хотелось хоты бы посмотреть на друга, чтобы убедиться, что он дышит, - но через пару мгновений стало уже не до разговоров. Прямо из двери, как показалось блондину, появились двое тех самых призраков, которых он уже видел на крыше дома Деллакса, и тогда они, скорее всего, выиграли для убегающих валаров драгоценное время.
Сейчас же они были настроены крайне агрессивно уже не против нежити, как раньше, а против целителя, который, весьма вероятно, тоже пытался спасти Анхелю жизнь.
- Нет!!! Прекратите!!! – отчаянно закричал Анатоль, хотя и знал, что голосом тут не поможешь. Да и ничем другим, что доступно было сейчас тиэррей, тоже. Но не стоять же просто так, пока они всех порвут на части!
Что же стряслось с тобой, Анхель, что ты так защищаешься?..
Ящеры приостановились, толком Анатоль не успел заметить – от чего, но, наверное, замешана была какая-то магия, потому что темноволосого целителя, который и так еле дышал на полу, весь залитый кровью, они оставили в покое, обратив свое внимание на появившегося только что эльфа.
Они же сейчас и его покалечат!
- Достаточно! – с замиранием сердца валар все же выступил вперед, ограждая собой от призраков светловолосого эльфа. И повторил еще раз, уже на чужом для этого мира языке: - Достаточно! – наверняка для оживших рисунков Анхеля родная речь будет куда понятнее. Если не подействует она – уже вряд ли что поможет. – Возвращайтесь к вашему хозяину! Тут вам нечего делать!
Поначалу валару показалось, будто слишком ретивые защитники его все же послушали, но это заблуждение быстро развеялось, стоило обоим призракам синхронно оскалиться. Нет, они не нападали, но вид полупрозрачных зубов и когтей, которые готовы были к действиям в любой момент, бодрости Анатолю не добавлял.
- Анхель!!! – все-таки не выдержал юноша, заорав уже во все горло – помирать сейчас, когда столько уже сделано, ему крайне не хотелось. – Уйми их немедленно! А то у меня уже смелость кончается!

+1

19

Что происходило за закрытой дверью, валар не видел, но вполне мог представить по доносившемся оттуда грохоту и ударам. Обезумевшие, вышедшие из под контроля призрачные ящеры определено напали на кого-то из служащих больницы.
Самого рыжего скрутило от боли, так что менестрель едва мог пошевелиться.
- Будь ты… проклят… Илинель – прохрипел тиэррей,  продолжая ползти к двери. – Ты хотел… чтобы я… помнил…
Он медленно полз к двери, оставляя за собой кровавый след. Швы, наложенные целителем разошлись, и раны открылись вновь. Только теперь к ним добавились новые. Анхель был уже возле двери, когда  руку пронзила волна острой, колющей боли. Мужчина вскрикнул, инстинктивно  схватившись за руку. Тонкие пальцы ощутили края глубокой царапины, которой еще минуту назад не было. Горячие капли крови закапали на пол. 
Из коридора послышался новый грохот, дверь содрогнулась, словно что-то или кого-то, как детскую игрушку, швырнули об стену.
- Боги, да что же… там происходит…
Рыжий тяжело приподнялся на локте. Перед глазами плясали мириады огненных фейерверков, а тело сводили судороги мучительной боли. Опираясь ладонями о стену, Анхель подтянулся к дверной ручке и уже ухватил ее, когда его опутала невидимая путина. Тонкая сеть обжигала, с каждым мгновением все сильнее впиваясь в тело. 
«Ты этого хотел, Илинель? Этого… Твой узор убивает меня…»
Давление исчезло так же быстро, как и возникло. Становилось очевидным, что призракам удалось разорвать магические путы. Что, впрочем было не удивительно. Слишком разной была магия этого мира и магия, создавшая живой узор на теле менестреля.  Рыжий облегченно вздохнул, тяжело привалившись к стене. Но как оказалось, рано он расслабился.
Едва исчезли последние признаки магической паутины, как на него обрушилась волна удушающего холода, осевшего колючим инеем на ресницах, волосах и коже тиэррей.
«Ну вот… Теперь осталось только замерзнуть…» - пронеслась в сознании вялая мысль. Ему становилось все равно. Мысли постепенно замедляли свой бег, а сознание все больше подергивалось пеленой сонной мути.  Хотелось спать.
Голова Анхеля упала на грудь, тяжелые веки опустились, а сам валар медленно проваливался в полузабытье.
- Анхель!!! Уйми их немедленно! – вопль прорвался сквозь густую пелену кошмаров, опутывавших сознание менестреля.
Рыжий вздрогнул, медленно разлепил склеенные холодом ресницы. Осторожно повернувшись, он ухватил непослушными пальцами дверную ручку и толкнул дверь. Створка неожиданно легко поддалась, открываясь, и тиэррей тут же вывалился в коридор, распластавшись на полу. Сил подняться не было, равно как и говорить.
Призрачные ящеры неподвижно застыли, продолжая скалиться и сверлить злобным взглядом появившегося нового целителя. Однако нападать не торопились. Ведь незнакомец не угрожал им. Пока.
- Прекратите… - выдохнул менестрель, болезненно вздрагивая. – Вы убиваете меня… Все вы…
Призраки, тела которых становились все более четкими, обретая яркие краски, раздраженно зашипели, подлетев к рыжему. Некоторое время они настороженно сверлили распростертого на холодном полу тиэррей, а потом зависли над ним, развернувшись к замершим дивным.
Анхель не шевелился, слишком измученный борьбой с болью. Длинные, слипшиеся от крови и холода волосы разметались по полу. Грудь его медленно и тяжело вздымалась, но это было единственное движение, свидетельствующее о том, что валар все еще жив. Лицо осунулось, под глазами залегли темные круги, его светлая, похожая на мрамор кожа посерела и была покрыта тонкой пленкой инея. И на фоне посеревшей кожи нарисованные ящеры выглядели зловеще.
И в наступившей тишине шипящий голос прозвучал неожиданно громко.
- Помогите нам…
___________________________________________________________
Одет: обнажен. Длинные волосы в беспорядке рассыпаны по плечам, мокрые от пота и крови.

+1

20

Таких причудливых созданий Тиатаэль еще никогда не видел: свирепые морды, блистающие злобой глаза, оскаленные, явно острые, хоть и полупрозрачные клыки, выглядевшие особенно жутко из-за длинных усов на мордах, вытянутое, словно у змеи тело.  Эльф с трудом смог не упустить концентрацию и дочитать заклинание. Но только лишь затем, чтобы понять, что опоздал. Господин Ин-Саннер скончался столь обескураживающе быстро, словно не только почти мгновенная кровопотеря из многочисленных глубоких ран была тому причиной, но и какой-нибудь яд.
Целитель отступил на шаг, как только чудовища, кажется, ставшие уже не такими прозрачными, воззарились на него, но тут дверь ближайшей палаты приоткрылась и в коридор вывалился - иначе не скажешь - еще один раненый, и Тиатаэль, обладавший, как и всякий неплохой эльф-целитель, задатками к эмпатии, почувствовал себя так, будто получил удар под дых - такой болью была окрашена аура несчастного.
Рядом что-то кричал дивный  неопределимой расы, съежился, зажмурившись молодой единорог, а Тиатаэль видел это осунувшееся, искаженное маской невыносимой, смертной боли лицо, и не мог уже оставить все, как есть, побежать за подмогой, отвлечься хотя бы на секунду. Все-таки, он был целителем, Эру доверил ему чудесный дар, и эльф не мог не попытаться   помочь рыжему, чей тихий, хриплый от боли голос набатом прозвучал в тишине больничного коридора.
- Послушайте... - Преодолев страх, Сиа сделал пару шагов вперед и коснулся плеча невысокого парнишки со странными, черно-белыми волосами. "Пусть Язу сам оторвет мне голову за такой риск, но я не могу..." - Эти... создания. - Он сглотнул противный комок в горле. - Они понимают вас? Скажите, что я не хочу сделать ему хуже. Но если не делать ничего, он же сейчас умрет! Если не от потери крови, то от болевого шока. 
Эльф старался говорить спокойно и уверенно, как подобает целителю, чтобы не множить панику, а успокоить, но голос пару раз предательски дрогнул. Ему было страшно. Страшно за себя, ведь он видел, что сопсобны сотворить с не самым слабым магом в Дальет призрачные монстры. Страшно за раненого, которому он, скорее всего, может помочь, но не может подойти близко. Страшно, что, потеряв того, кого защищают - они ведь защищают, правда? или считают мужчину своей законной добычей? -  чудовища пойдут вразнос и станут рвать на кусочки всех, кто попадется им на пути, и неизвестно, сможет ли хоть кто-нибудь остановить их. В ауре этих двоих, говоривших явно на одном и том же языке, было нечно... чуждое. Сейчас было как-то не до глубокого анализа.

+1

21

Это было ужасно. Чем дальше, тем больше происходящее снова стало напоминать ночной кошмар, когда отчаянно хочешь, но не можешь проснуться, чтобы прекратить все это. Единорог мог только наблюдать, проклиная свою беспомощность, и молиться Праматери, прося, чтобы все разрешилось благополучно. Он-то, привезя дивных в больницу, наивно полагал, что здесь они в безопасности, им помогут, и ничего плохого не случится. Однако, оказалось, что надеялся он напрасно.
Целитель, поначалу занимавшийся Анхелем, замер на полу. По неестественной бледности, разлившейся по коже, Эйс понял, что эльф мертв. Пошатнувшись, мужчина прислонился к стене, чувствуя головокружение. Призраки униматься не собирались, несмотря на просьбы. Снова дивные заговорили на незнакомом языке, заставив вернуться к вопросу, кто же они такие. А второй эльф, видимо, тоже целитель, попытался как-то призвать ящеров к ответу.
Эйс прикусил губу, глядя на все происходящее расширившимися глазами. Он от души надеялся, что призраков удастся уговорить, и Анхель не истечет кровью в стенах больницы. И что ящеры не кинуться больше ни на кого из присутствующих. За себя единорог не волновался, а вот за других...

+1

22

Анатоль казалось, что прошло очень много времени от того момента, как он позвал Анхеля, и до того, когда дверь из больничной палаты наконец все же отворилась. Хотя, только увидев появившегося сородича, блондин понял, что его присутствие практически ничего меняет - состояние рыжего, казалось, было еще хуже, чем тогда, на лесной поляне. Сдавленно охнув, юноша опустился на колени рядом с менестрелем, не обращая больше внимания на призраков, и схватил валара за руку, не представляя даже, как привести его в чувство, если целитель сейчас тоже валялся недалеко и не подавал признаков жизни. На него, на целителя, Анатоль старался не смотреть - страшно было.
- Анхель, Анхель... - безостановочно шептал юноша, даже не замечая и не слыша собственного голоса. В голове проносилась целая куча вариантов, позволяющих быстро поставить мужчину на ноги, но ни один из них сейчас не годился, потому что уже год как возможности тиэррей были заблокированы. Оставалось надеяться только на здешних умельцев... которые могли и не захотеть помогать, видя, что случилось с одним из них по вине полупрозрачных защитников Анхеля.
- Послушайте... - Анатоль вздрогнул, почувствовав у себя на плече чужое прикосновение.
- Они п-понимают, - голос все еще дрожал, блондин судорожно сжимал холодную руку Анхеля, не выпуская. - Мне кажется, они - его часть. Не... Как же это?.. - начав нервничать, валар позабывал добрую половину слов, и теперь торопливо подыскивал им замену. - Часть, которая как будто живая, как он сам. Это был рисунок на его теле, и он вылезает, когда Анхелю причиняют боль.
Окинув взглядом тело мужчины, юноша невольно покачал головой, поняв, что никогда бы не пожелал такой защиты, от которой урон порой не меньше, чем от самих обидчиков. Вспомнилось сразу, как здорово ящерицы помогли при нападении в доме колдуна, и как они потом вернулись в телом тиэррей, причинив ему кучу неудобств. Что же происходило сейчас, и почему, Анатоль толком не понимал, хотя соображения имелись.
- Не знаю, что сделать надо. Ему не угрожают, а они не возвращаются обратно. И они напали на целителя... Посчитали его угрозой, выходит. Он сделал что-то не так.
Посмотрев на почти неподвижных ящеров, застывших над телом Анхеля, он проговорил негромко:
- Думаю, если мы не будем ему вредить, то они не станут нас трогать. Надо что-то делать, и делать это осторожно, медленно, если оно пойдет неправильно, чтобы они успели... Нет, чтобы мы успели по ним понять и остановиться.
Пальцы дрожали - Анатоль попытался ослабить ворот рубашки, чтобы чувствовать себя немного свободнее во внезапно накатившей духоте. Не помогло, хотя он и понял, что так просто от своей слабости и страха сейчас не избавиться. Хорошо хоть не один, иначе бы...
- Эйз, прости, что я тебя втянул в это, - с трудом подняв взгляд на единорога, сказал Анатоль. - Лучше иди... Если они еще и на тебя нападут...

+1

23

Ящеры не шевелились, не спеша нападать, но и не собираясь уходить. С каждой прошедшим мгновением их тела обретали все новые краски, контуры становились четче. Казалось, что они оживали, в то время как рыжий менестрель, наоборот, угасал. Одно из чудовищ склонилось над распростертым мужчиной, ткнувшись мордой ему в щеку. Ноздри, покрытые мелкой чешуей, раздувались, втягивая металлический запах крови, сдувая мелкую крошку инея, покрывавшую тело валара. Голова менестреля приподнялась, когда зверь снова толкнул ее носом, но тут же вернулась к прежнему положению. Анхель не шевелился, не подавал признаков жизни. Лишь хриплое, затрудненное дыхание вырывалось из горла.
Предупреждающее шипение раздалось в пропитанной вязким запахом крови тишине, когда беловолосый тиэррей опустился перед распростертым на полу менестрелем, ухватив того за руку. Узкие, усатые морды оскалились, демонстрируя внушительного вида клыки, глаза полыхнули яростью. Но призраки не напали. Лишь зависли над Анхелем, зорко наблюдая за происходящим, готовые в любой момент атаковать, если что-то будет угрожать их носителю.
Незнакомый дивный коснулся Анатоля, привлекая его внимание, и оба чудовища тотчас же синхронно повернули головы в сторону нового целителя.  Оба призрака чутко прислушивались к разговору, силясь понять, о чем идет речь. И шипели на каждое слово или движение.
И снова ящер, теперь уже другой, склонил голову к менестрелю, толкнув его носом в бок. И снова никакой реакции со стороны Анхеля на эти действия…
- Помогите нам…

Отредактировано Анхель (2012-05-28 10:05:33)

+1

24

- Значит, они действительно -защитники, - Тиатаэль нервно вздрогнул под направленными на него злобно-недоверчивыми взглядами чудовищ. И продолжил, стараясь поддерживать интонацию максимально доброжелательной и успокаивающе-ровной. Ибо внушить толику спокойствия явно требовалось не только беспокойным ящерам, но и этому парнишке.- Тогда, пожалуйста,  скажите им, что я не собираюсь причинить вред этому несчастному. Но я должен остановить кровь и постараться обезболить, а они не должны мешать, если хотят, чтобы их... эм... подопечный остался жив. 
С планом последующих действий целитель собирался разобраться позже. Толком проверить состояние раненого соответствующим заклинанием для диагностики не удавалось, по крайней мере, у Тиатаэля это не вышло, когда он попытался применить магию. Может быть, это именно странные монстры вносили помехи, а может у этого неизвестного дивного был своего рода иммунитет к классической магии. "Только бы не аллергия" - с тревогой  подумал целитель. - "Что же сделал не так господин Ин-Саннер? Знать бы... Первый целитель Дальет не мог так оплошать. Какая потеря для медицины... И до чего не хочется оказаться следующей жертвой этих страшилищ..."
Покуда незнакомец увещевал ящеров, эльф успел подготовить заклинание для обезболивания - оно требовалось пациенту в первую очередь. оставалось произнести только последнюю фразу. А после можно будет уже и останогвить кровь, и продиагностировать степень тяжести повреждений.

+1

25

То ли в больнице почти никого не было, то ли, заслышав шум, все благоразумно попрятались и не высовывались, но больше никто не появился. И ответственность за жизнь Анхеля легла на плечи незнакомого эльфа, тоже целителя, если судить по словам. Вот еще бы эти призрачные ящеры дали сделать все, как нужно, а не угрожающе шипели на любое действие.
Первый Дракон, не допусти... Пожалуйста, пусть эти тварюги поймут, наконец, что ему желают только добра. И дадут помочь. Если он умрет, они, наверное, тоже умрут...
Зачем дивный завел себе такой странный рисунок на теле? Защищают они неплохо, но и владельцу делают хуже. Без них было бы лучше, пусть и не так эффектно. Да и магия в них странная, вроде и добрая и в то же время... Задумавшись, единорог не сразу понял, что обращаются к нему.
- Ну что ты... Я сам себя втянул, - слабо улыбнулся Анатолю стеклодув. - Мог бы и оставить вас в лесу или просто указать направление.
Что было бы тогда, лучше не думать. Наверняка, нашел бы блондин нужную поляну, может быть и с той зверюгой справились бы они. Но из леса обратно точно пришлось бы выбираться очень долго.
- Увы, мне и правда пора идти. Клиент ждать не будет, а деньги хорошие, да и нужны они мне, - Эйс смущенно смотрел на дивных. Ему очень не хотелось уходить, но и реально он помочь ничем не мог, только под ногами путаться. - Если можно, я потом загляну узнать, как у Анхеля дела.
Тихо попятившись, единорог вышел на улицу и сокрушенно вздохнул. Нужно было поспешить, чтобы успеть прийти домой раньше клиента и привести себя в порядок.

Домой

+1

26

С мыслями Анатоль справлялся с трудом - слишком сильно нервничал и переживал за здоровье и жизнь Анхеля, - да и понять, что от него хотят, тоже смог только со второго раза:
- Да, да, я понял, я скажу, - проводив взглядом исчезнувшего единорога, произнес блондин, радуясь, что хоть кто-то ушел из-под удара. Чуть поколебавшись в нерешительности, валар наконец поднял тяжелый взгляд на ящеров, от которых на самом деле с радостью оказался бы подальше. - Мы сейчас попробуем вам помочь. Помочь Анхелю, чтобы он выжил, - Анатоль говорил отрывистыми фразами, чутко следя за реакцией призраков, чтобы уловить малейшее недовольство, если оно появится. - Вы, пожалуйста, не мешайте. Иначе ничего не получится, и вы сдохнете вместе с ним. Вы же не этого хотите.
Никакого несогласия Анатоль не заметил, хотя практически сразу ему стало ясно, что ящеры отлично его понимают. Уже плюс, хотя ощущать, что это хрупкое равновесие держится исключительно на его способностях к коммуникации, оказалось не так-то легко. Но если не попытаться при таком раскладе, другого уже может не быть.
- Делайте, что должны, - повернул голову к блондину тиэррей, все еще не отцепляясь от анхелевой руки. - Как вас там?.. - вопрос был задан крайне невежливо, но на то, чтобы правильно строить фразы сил у юноши сейчас уже не хватало. Только немного он сгладил резкость фразы, представившись сам: - Анатоль. А то был Эйз. Он ушел, он единорог. А это Анхель.
Вновь переведя взгляд на побледневшее лицо менестреля, которое сейчас как никогда резко контрастировало с цветными волосами, Анатоль добавил:
- Может, вернуть его в палату? Там же должна быть кровать...

+1

27

Призраки замерли, стоило Анатолю заговорить. Оба ящера внимательно слушали сбивчивую, отрывистую речь  беловолосого тиэррей. Изредка между зубами мелькал раздвоенный язык, да слышалось предупреждающее шипение. Однако чудища не нападали, просто висели над распростертым на полу менестрелем, зорко поглядывая на столпившихся в зале дивных. Мертвый целитель их не интересовал. Он получил свое.
Когда изящный длинноволосый юноша начал пятиться обе чешуйчатые морды, уловив движение, тут же повернулись к нему. Призраки следили за каждым шагом, но единорог всего лишь хотел уйти, а потому ящеры не стали ему препятствовать. Единорог не нес угрозы их хозяину.
Стоило Анатолю снова заговорить, и обе головы тотчас же вернулись к исходному положению. Слова, которые говорил младший тиэррей, не очень понравились чудовищам, а потом в ответ послышалось раздраженное шипение. Но парнишка был прав: если целителю не удастся сохранить Анхелю жизнь, они сгинут в небытие вместе со своим носителем. Вон узор на покрытой инеем коже совсем побледнел, да и когти твари изрядно нарушили его целостность.
Один ящер подлетел к Анатолю и склонил к нему усатую голову. Покрытые мелкой чешуей ноздри раздувались, шумно втягивая запахи. Призрак фыркнул, обдав юношу теплым дыханием. Мелькнул раздвоенный язык, который быстро коснувшись его щеки, тут же исчез в пасти.
- Мы постараемся не мешать… - раздался шипящий голос. Другой призрак в это время обнюхивал менестреля, ласково касаясь его кончиком языка. – Большего мы не можем обещать… если угрожают нашему хозяину… мы должны отразить угрозу…
Призраки пошевелились, отлетая в сторону, но не настолько далеко, как наверняка хотелось бы целителю. При этом оба ящера продолжали зорко следить за каждым действием дивных, продолжая изредка шипеть.

Отредактировано Анхель (2012-06-01 15:24:35)

+1

28

Момент был не тот, чтобы обращать внимание на то, вежлив собеседник или нет. Важен был результат: переговорив на странно звучащем языке с чудовищами, парнишка представившийся Анатолем, кажется, получил их разрешение (сомнительное довольно-таки) на то, чтобы эльф попытался помочь несчастному. По крайней мере, ящеры отодвинулись немного, позволяя приблизиться.
- Тиатаэль, - кивнув, назвался светлый. - Я целитель. - "Я и сам знаю, что то был единорог. А вот кто вы оба такие?" - Не стоит тащить его в палату, ему и так досталось. - он осторожно опустился на колени рядом с пострадавшим и приступил к более тщательному осмотру. На сей раз заклинание диагностики не встретило никакого сопротивления, так что Сиа только  убедился в том, что и так можно было установить при визуальном осмотре: множественные раны, разошедшиеся швы, уродующие мастерски выполненную, хотя и довольно бледную татуировку. Ужасно.  "Кстати о татуировке. Если мне не показалось,  рисунок в точности повторяет облик этих тварей, что растерзали Главного Целителя. Может, дело как раз в швах? Они отрицательно относятся к хирургии? вряд ли господин Ин-Саннер был настолько беспечен, и не попытался применить исцеляющую магию. Но без позволения этих вот ящеров, наверное, она и у него не подействовала должным образом..."  -с опаской глянув на подозрительно зыркающих чудищ, Тиаталь решил, что для его же собственной безопасности будет лучше комментировать свои действия. - Сейчас я применю обезболивающее заклинание. Затем остановлю кровь. Ничего, что могло бы повредить ему. Переведите им, пожалуйста. -  Для осуществления первого пункта потребовалось всего лишь произнести слово-ключ, так как необходимое заклинание эльф подготовил заранее.
Действительно, мнение полупрозрачных защитников рыжего явно имело решающее значение: заклинание, кажется, подействовало. по крайней мере, сведенные болезненной судорогой черты лица мужчины несколько расслабились, а дыхание стало ровнее и глубже. Тогда Тиатаэль поспешил прочесть следующую формулу, останавливая кровь.

+1

29

Невесомое прикосновение языка полупрозрачного ящера чуть было не повергло Анатоля в ужас, потому что увидеть его морду так близко юноша никак не ожидал, и в первый момент ему даже показалось, что призрак хочет напасть. Но не напал, и блондин немного нервно, провел пальцами по щеке, словно проверяя, все ли там в порядке. Лицо не пострадало, потому забыл валар об этом очень быстро - насущные проблемы были куда важнее и больше.
Имя целителя - Тиатаэль - оказалось слишком тяжелым для произнесения даже мысленно, потому юноша заранее решил, что лучше это не выговаривать, дабы не обидеть случайного помощника еще больше.
По просьбе Анатоль торопливо перевел сказанное Тиатаэлем, и вновь вернулся к наблюдению, пытаясь соображать и своей головой тоже, но из-за волнами накатывающей паники удавалось это с трудом. Хотя сейчас беспокойство начало понемногу спадать, и тиэррей, проследив взглядом за узором на теле Анхеля, произнес:
- Этот рисунок раньше был цветной, красный, и очень четкий. Может быть, он побледнел, потому что они вылезли. Или из-за ран... - потерев пальцами переносицу, Анатоль попытался вспомнить, что происходило с узором менестреля там, на крыше дома, когда призраки вылезли впервые, но воспоминания никак на ум не шли. - Вы сможете сделать так, чтобы порезов не было видно?.. Тогда, может, узор восстановится, и они смогут вернуться назад, - подняв голову, он обратился к ящерам, решив уточнить: Вы же сейчас не можете в него назад?
Кровь у Анхеля быстро перестала течь, и Анатоль только подивился здешней магии, которая к созиданию была приспособлена так же хорошо, как к разрушению. На Тиэр такого распространено не было, очень немногие из магов умели исцелять... И Анатоль, наверное, был одним из них - возможности его, связанные с Ниятми, были почти не ограничены. В этом мире другая ситуация, но если получилось на поляне, могло и здесь выйти.
Попробую. Надо будет попробовать. Я себе не прощу, если снова останусь тут один.
- Или надо узор восстанавливать прямо на них?

+2

30

Ящеры предупреждающе зашипели, стоило светловолосому целителю приблизиться к распростертому на полу менестрелю. Однако этим и ограничилось. Пока мужчина ничего такого, чтобы могло быть расценено как угроза, не предпринимал. Оба чудища пристально следили за каждым движением беловолосого, от которого расходились волны страха, продолжавшего цепляться за руку валара, равно как и за вновь прибывшим целителем.
В этот раз была применена магия, оба чудища отчетливо это ощутили, когда заклинание окутало рыжего. Чудища чуть дернулись, но тут же неподвижно застыли, поняв, что оно не несет опасности. Да и Анхелю определенно стало чуть лучше. Сведенные болью черты расслабились, а дыхание стало не таким затрудненным.
- Твои дейс-с-ствия правильны, Титаль… - прошипело одно из чудовищ, подлетев ближе. – Мы не будем меш-ш-шать… Мы рас-с-скажем вс-с-се ,что знаем…
Призрак заглянул в глаза лекаря, словно пытаясь прочесть по ним нечто, понятное только ему одному. Тонкий раздвоенный язык мелькнул между жутких зубов, коснулся щеки эльфа и столь же быстро исчез.
Когда заговорил беловолосый, Анатоль, оба призрака синхронно повернулись к нему. Некоторое время они сверлили его пылающими глазами, переваривая услышанное, потом в повисшей тишине вновь раздался тихий шипящий голос.
-  Целос-с-стнос-с-с-ть узора наруш-ш-ш-ена. – призрак пошевелился, изгибая шею и ближе придвигая морду к Анатолю. – Мы не можем вернутьс-с-ся. - одно из чудовищ вновь склонило башку над распростертым на полу тиэррей, лизнув менестреля длинным раздвоенным языком. – Мы - ес-с-сть Анхель, Анхель - ес-с-сть мы. Мы тес-с-сно с-с-связаны друг с-с-с другом… Мы единое целое.
Другой ящер подлетел к целителю, завис перед ним так, чтобы его глаза были на одном уровне с глазами Тиатаэля и заговорил.
- С-с-спас-с-си нас-с-с. - узкая морда приблизилась к мужчине, осторожно ткнувшись  ему в щеку. – Ес-с-сли узор не будет вос-с-становлен, мы погибнем… С-с-связи рвутьс-с-ся… Этого нельзя допус-с-стить…

+1


Вы здесь » Dal'et » Каррак » Больница. Палата