Dal'et

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dal'et » Замок драконов » Личные покои главы Совета


Личные покои главы Совета

Сообщений 271 страница 300 из 326

1

http://s51.radikal.ru/i133/1009/63/61070a86209a.jpg

0

271

Поднявшийся шум заставил вздрогнуть. Но не успел Лис испугаться, как радужный, сотворив колдовство, наказал не двигаться с места.
Да что же это?!
От неожиданности, когда на пол упало, а вернее, выпало из стены тело, а следом за ним в спальне оказался незнакомец, чашка вывалились из ослабевших пальцев и тихо стукнула о поднос.
Ужас какой! Он его убил?! - Доминик всплеснул здоровой рукой и прижал пальцы к губам, едва опознал упавшего, и не сдержал шепота. - Это же принц кьясов!!!
В то время как сердце упало в пятки, а потом забухало в груди, грозясь выломить ребра, время, казалось, застыло, и взгляд беспомощно цеплялся за всякие мелкие детали - бисеринки влаги над верхней губой снежного эльфа,, шальные, бегающие глаза огненного дракона.
Кассиэль уже был тут, чтобы с обнаженным мечом встретить незваных гостей. Это на какой-то миг успокоило, а затем заставило взволноваться еще больше. Обстановка совершенно не поддавалась пониманию. Безнадежные попытки кьяса подняться только лишний раз убедили перепуганного оборотня в том, что дела плохи. Сбивчивая речь визитера казалась бредом сумасшедшего… И где-то по краю сознания скользнуло воспоминание о помешанном огненном драконе.
Мать моя, Лисонька! Нельзя! Нельзя! Полубоевая структура?! - мысли заметались, словно тоже грозили свести с ума, и Доминику на какое-то мгновение стало плохо. Казалось, что его каким-то образом сжало внутри и задвинуло в дальний угол сознания, из которого он мог бессильно наблюдать за происходящим, тогда как тело, захваченное подселенцем, откинув одеяло вместе с подносом, оказалось на ногах. Лис успел только ужаснуться, что его сейчас расплющит о сотворенную Кассиэлем магию и переломает все кости, с такой силой он врезался в сотворенный купол, но тот неожиданно поддался, прорвался как рыбий пузырь. Раненная нога подвернулась, и потерявшее равновесие тело начало заваливаться. Оборотень взмахнул руками и вцепился в первый попавшийся предмет, коим оказалась сумка, висевшая на боку незнакомца. Что-то треснуло, и Доминик пришел в себя от боли, когда стукнувшись подбородком о пол. прикусил язык. Вокруг рассыпались какие-то непонятные предметы. Под боком оказалось что-то до ужаса холодное и мягкое, тянувшее ледяные когти сквозь тонкую рубашку прямо к сердцу.
- Аааа! – Лис дернулся, пытаясь отползти в сторону, но только беспомощно  забарахтался, путаясь в рубашке, и каких то неведомых вещах.

+1

272

Дракон в последний момент опустил меч, удивленно и чуть насмешливо взирая на незванных гостей. Последнее время Замок все больше начинал напоминать гостиницу, где в любое время могут появиться новые постояльцы. Юный перворожденный в компании кьясского принца, хоть и были несколько неожиданны, но большой опасности не представляли. Эльюса де Шерью Итеру радужный узнал сразу, они были официально представлены друг другу еще по прибытии принца в Дальет, да и потом встречались на нескольких приемах. Юный перворожденный тоже был знаком Главе Совета, но ни имени его, ни его семьи дракон так и не смог вспомнить.
Скорее всего, эти двое развлекали себя тем, что искали в Замке развлечений, исследуя тайные ходы, ничего худого не замышляя. Однако если допускать, что любой желающий сможет безнаказанно путешествовать там, куда доступ открыт далеко не каждому обитателю замка, то вскоре обитель Совета превратиться в музей по которому будут прогуливаться целые экскурсии.

- Это очень мило, с вашей стороны заглянуть ко мне, пусть даже и нечаянно. Возьму на себя труд полюбопытствовать: куда же вы чаяли попасть, путешествуя по запретныхм ходам? Я сейчас пошлю за вашим супругом, принц, и за лекарем, пожалуй, тоже.

Кассиэль с удивлением посмотрел на Доминика, который шутя прорвал серьезную защиту. Что-то тут было не так. Не мог лисенок ее преодолеть, купол просто не пропустил бы его во вне. Точнее не должен был пропустить. Ну да с этим вопросом он разберется чуть позже, когда все текущие разрешит.
Он подошел к оборотню, поднимая его на руки и укладывая туда, откуда он так решительно вскочил - на кровать. Слава творцу, раны полученные лисенком не кровоточили.

- Доминик, тебе все-таки лучше будет остаться здесь. Все в порядке? - осведомился дракон, вновь обращая внимание на высыпашиеся из сумки одного из путешественников предметы.
- Позвольте осведомиться, мой юный соплеменник, вы всегда носите с собой весь этот арсенал?
Он позвонил в колокольчик, вызывая слуг с тем, чтобы послать за Майроном.
Ох, и беспокойная жизнь ждет Советника с таким непоседливым супругом.

+2

273

Ситуация становилась все более сумасшедшей. Если бы кто-то рассказал Тэодору, что он скоро окажется в компании Главы Совета, полудохлого къяса, внезапно оказавшегося ни кем-то, а принцем, и еще одного типа, тоже не совсем твердо держащегося на ногах, то наверняка получил бы в морду от вспыльчивого дракона, посчитавшего такое предположение изысканным оскорблением.
Но, столкнувшись с такой ситуацией в реале, юный дракон на несколько мгновений растерялся. Переводя взгляд с одного распростертого тела на второе, и пытаясь понять, кому из «павших воинов» помочь первому, Тэодор даже не сразу сообразил, что ремень его сумки, до сей поры висевшей на плече дракона, лопнул от столкновения с каким-то парнем, судя по всему – оборотнем, и все ее содержимое рассыпалось по полу.
Пока огненный дракон растерянно хлопал глазами, Кассиэль уже подхватил одного из упавших (понятно, что им оказался тот самый оборотень, порвавший сумку Тэо) и оттранспортировал его обратно на кровать, чем вызвал некоторое недоумение Тэодора, подумавшего:
«Вот интересно, что это за оборотень, если сам глава совета таскает его на руках»?
Но конечно же вслух дракон сказал совсем другое:
- Оказывается, вы – самый настоящий принц, господин посол, - обратился дракон ко все еще лежавшему на полу къясу, ловко подхватывая его на руки, - вот интересно-то. Никогда живых принцев не видел.
Сгрузив полуобморочную тушку посла на какое-то кресло, Тэодор почувствовал себя лучше, избавляясь от неуверенности и некоторого смущения от их бесцеремонного вторжения.
Ведь нельзя же было оставлять посла лежать на полу, верно? Все-таки къяс пострадал, спасая и его, Тэо. Да и простого сочувствия никто еще не отменял. А их разногласия… что же, пусть это останется в прошлом. Хотя если къяс попробует повторить что-то подобное, то нарвется на хорошую трепку. Пусть он будет хоть трижды принцем.
Повернувшись к Главе Совета, Тэодор вежливо поклонился.
- Разрешите представиться, господин Кассиэль. Тэодор Эр-Аренди к вашим услугам. Прошу нас извинить, мы оказались в тайных ходах вашего замка совершенно случайно. Мы были в библиотеке, и господин посол по незнанию активировал какой-то механизм и провалился в открывшийся проход. Я попытался его подхватить, но влетел следом. А обратно выбраться мы не смогли. Вот и вся история.
Грустно взглянув на порванную сумку, Тэодор решил ответить и на второй вопрос главы совета. Все-таки Кассиэль – не тот дракон, кто потерпит игнорирование его вопросов.
- Это – моя походная сумка. Я почти всегда ее с собой ношу. Отец приучил. Ведь неизвестно, что может ожидать за поворотом и надо быть готовым ко всему, - Тэодор процитировал любимое выражение отца и снова вздохнул.
- А теперь, если вы не против, я бы собрал свои вещи, которые обронил ваш… - на последнем слове дракон замялся и, махнув рукой в сторону лежащего на кровати оборотня, подошел к валявшейся на полу сумке и принялся собирать рассыпавшееся по полу снаряжение и документы.

+3

274

Лис без сопротивления дал себя поднять, а затем и отнести на кровать. И на вопрос Кассиэля только утвердительно кивнул головой, небезосновательно опасаясь, что стоит разжать зубы, так они обязательно клацнут, выдавая противную холодную дрожь, которою он заработал, только прикоснувшись к кьясу. В череде быстро сменявшихся событий он даже не успел задуматься над тем, что учудил. Спохватился только, когда попытался закутаться в одеяло, чтобы быстрее согреться, заметив промокшее и перепачканное вывернутой с подноса пищей белье.
Мать моя Лисонька! – закутавшийся по самый нос оборотень виновато глянул на радужного, но тот, к вящей радости, уже вновь переключился на незваных гостей. – Я потом извинюсь, только согреюсь немножко.
Приступ самоедства за неподобающее секретарю Главы совета поведение Доминик, захваченный тайной происходящего, тоже оставил на потом, опасаясь пропустить самое интересное, и только стрелял любопытными глазами, поблескивавшими над складками одеяла, потому что тут такие подробности открывались, что и в здравом уме голову сломаешь. Оказывается, никто никого не убивал, но и знакомы пришельцы не были.
Тогда что они делали в потайном ходе? Не могли же там случайно встретиться?!
Но объяснения огненного  дракона стали менее путанными и более понятными. - Если им можно верить... Но драконы никогда не лгут! - так что одна загадка вскоре разрешилась.
Парень проводил взглядом огненного, переместившего посла в кресло и поежился, сам он больше ни за какие коврижки добровольно к кьясскому принцу не прикоснулся бы.
Впрочем, оборотень довольно быстро согрелся, и теперь тянул шею из одеяльного свертка, пытаясь понять, что же так привлекло внимание Кассиэля. Неожиданно и собственный взгляд притянулся к одной вещице из разбросанного на полу хлама. Небольшое изображение дракона с зажатым в лапах красным камнем казалось странным, и Доминик, никогда особо не отличавшийся чувствительностью к магии, не мог понять непривычные ощущения, которые она вызывала.

+2

275

Подломившаяся рука не стала для кьяса такой уж неожиданностью, было похоже, что богиня решила сегодня отвернуться от своего нерадивого чада, словно забывшего, что перед ним нет вечности для исправления собственных ошибок. Лишним тому подтверждением стал практически свалившийся на него оборотень, который к тому же попал в поле действия работающего на максимуме своих возможностей артефакта. Приятных ощущений такое вторжение, конечно, не вызвало, снежный эльф болезненно поморщился  и даже предпринял попытку отодвинуться, чтобы не причинять дивному и себе лишние неудобства, но к сожалению безуспешную. Впрочем, хвала милостивой Ледее, Глава Совета сам забрал оборотня, позволяя Эльюсу перевести дыхание, чтобы снова заговорить.
- Благодарю… Ваш лекарь не в силах будет мне помочь… не зовите его,- де Шерью Итеру облизал пересохшие  губы и наверно грустно улыбнулся бы, ведь на все была воля их вечной богини, но драконам совсем не обязательно было это слышать. Снежный эльф знал, как перворожденные относились к предопределённости, он и сам не был готов со многим мириться, только иногда даже огромное желание не могло ничего изменить.
-Принц… господин дракон…- Эльюс слабо улыбнулся склонившемуся над ним спутнику  и задохнулся, когда тот подхватил его на руки, от тепла, исходившего от огненного дракона, не спасал даже артефакт. Кьяс закусил губу, чтобы не напугать кого-то случайно сорвавшимся стоном  и шумно выдохнул лишь, когда оказался в кресле. Стоило ещё наверно что-то объяснить или рассказать, все же они попали ни к кому-нибудь, а в покои Главы Совета, но сил больше не было, и принц сдался, закрыл глаза.

+2

276

- Раз вы так говорите, то мы позовем именно Майрона, могу ли я чем-нибудь помочь?
В магии исцелений Кассиэль был не особенно сведущ, а уж в том, что касалось кьясов, у которых природа была иной, нежели у других дивных, он ничем не мог помочь, не рискуя навредить еще больше.

Появившийся слуга на время прервал все разговоры. Кассиэль дал ему распоряжение, во чтобы то ни стало срочно отыскать Советника Эль-Тамирэ и привести его сюда, сказав, что речь идет о здоровье его юного супруга. Сделать это следовало как можно быстрее.
Слуга поклонившись умчался исполнять поручение, а радужный дракон вновь вернулся к незваным гостям.

Рад знакомству, господин Тэодор Эр-Аренди, хоть и произошло оно при весьма неожиданных обстоятельствах, я в свое время неплохо знал вашего славного деда, и рад, что теперь завел знакомство с его внуком. Тяга к знаниям - это у вас от него, так же как и умение находить себе приключения. - губы древнего дракона чуть дрогнули, позволяя каждому самостоятельно решить: улыбнулся ли он, или это просто игра воображения.
Он церемонно наклонил голову, и в этот момент взгляд его упал на выпавшие из сумки предметы.

Кассиэль наклонился приподнимая с пола любопытнейшую вещицу - платиновую статуэтку дракона, зажавшего в лапах рубин. В ней была выемка для еще одного камня, но тот, видимо потерялся. С обычная с виду фигурка имела совершенно особенную ауру, такую невозможно перепутать ни с чем. Это был не просто артефакт, эту ауру увидав раз - никогда больше не забудешь.
Интересные нынче игрушки у моих юных соплеменников.

- Скажите, господин Эр-Аренди, вы всегда носите при себе подобные штуковины, или же она попала к вам совершенно случайно? - Кассиэль прищурился, внимательно глядя на Теодора.
Не может такого быть, чтобы сердце дракона обратилось ко злу. Но как же объяснить тот факт, что в этой любопытной вещице были заключены настоящие души? Неслыханно, невероятно, однако, факт оставался фактом.
- Вы можете объяснить откуда у вас эта вещь? - строго спросил Глава Совета, пристально глядя огненному дракону в глаза.
От всей души надеюсь, что оно попало к мальчику случайно.

+3

277

Тэодор ползал по полу, собирая рассыпавшиеся пожитки.
«Надо бы лямку заменить, - с сожалением подумал он, запихивая в пострадавшую сумку очередную сверхнужную и сверхважную вещичку, - а может, купить новую. Эта-то совсем поизносилась. Да уж, пострадала старушка, поизносилась».
Запихнув в сумку пучок каких-то кривоватых деревяшек, перевязанный кожаным шнурком (Тэо и сам уже забыл, зачем приготовил эти деревяшки, но выкидывать их не спешил, надеясь, что скоро вспомнит), Тэодор перехватил порванную лямку и завязал ее крепким узлом, затянув его потуже.
«На один раз хватит, а уж потом прикуплю новую», - решил про себя рыжий непоседа, продолжая свою работу по уборке помещения.
Вопрос Кассиэля застал его на коленях на полу, когда Тэо тянулся к тетрадке алхимика, выпавшей из сумки вместе с остальными вещами.
Запихнув тетрадь в сумку и поднявшись на ноги, Тэодор пару секунд непонимающе смотрел на статуэтку дракона в руках Главы Совета, силясь вспомнить, что это за фитюлька и кто подбросил ее к Тэо в сумку. Потому что сам огненный дракон напрочь забыл про нее. Хотя, где-то он ее видел. Но вот где?
Внезапно он вспомнил…

..Прямо под верхней полкой был прикреплен странный амулет -статуэтка. От него прямо-таки веяло магией. - Так, что там у нас? – Тэодор разглядывал статуэтку дракона, держащую в лапах большой рубин неправильной формы, - интересно. Очень интересно. Тут я его изучать не стану – нет никаких возможностей. Но и оставлять его цветочкам тоже не буду. Обойдутся.
С этими словами Тэодор отошел от шкафа и направился к свой походной сумке, которую он бросил посреди комнаты. Покопавшись в ней, он нашел свои антимагические перчатки и натянул на руки… Не раздумывая о последствиях, Тэодор схватил амулет и отодрал его от полки…

Подарочек с Драконьего тракта, найденный им в хижине алхимика. И как же он мог про него забыть? Вот только почему им заинтересовался Глава Совета? Нет, от артефакта (а в том, что статуэтка является не амулетом, а самым настоящим артефактом Тэодор был убежден) и правда шла какая-то странная магическая энергия. Но чтобы Глава Совета… нет, тут точно какая-то тайна. В предвкушении от очередной интересной загадки у Тэодора разгорелись глаза. Он уже совсем собрался проявить свое любопытство, как послышался строгий голос Кассиэля:
- Вы можете объяснить, откуда у вас эта вещь?
Тэо вздрогнул. Эти интонации ему были слишком хорошо знакомы. Когда папенька начинал говорить таким тоном, то Тэодору следовало только одно – подчиниться не раздумывая.
Про себя Тэодор называл это «голосом вышестоящего командира», и как рыжий дракон не противился, но его отцу удалось вбить в сына основы военной дисциплины.
Вот и сейчас Тэо автоматически вытянулся в струнку, с трудом подавив желание молодцевато прищелкнуть каблуками.
- Артефакт был найден мной в доме алхимика Вирда Ордреда на Драконьем тракте, - четко, по -военному отрапортовал Тэодор и добавил, - там же мной был обнаружен личный дневник алхимика. – Тэо подхватил с пола собранную сумку и вытащил из нее потрепанную тетрадь в твердом черном переплете, - К сожалению, моих знаний не хватило, чтобы понять все, что там написано. Поэтому я обратился за помощью к своему преподавателю Шэннону Белениусу. Вот то, что он смог расшифровать, - на свет появилась тоненькая голубая тетрадка.
Тэодор протянул оба документа Кассиэлю.
- Одной из причин, побудивших меня придти в Замок, была передача вам этих документов. Вы обладаете большей возможностью найти им лучшее применение.
Проговорив все это, Тэодор на секунду замолчал, а потом спросил, так и не сумев совладать со своим любопытством:
- А что это за артефакт, господин Кассиэль? Это же не простая вещица. Даже я это чувствую.

+3

278

То ли уже под одеялом потеплело, то ли атмосфера в спальне стала накаляться от повисшего в воздухе напряжения, Но Лису даже стало жарко. Жаль только, что при посторонних раскрыться сейчас он почему-то стеснялся, несмотря на то, что несколько минут назад, продемонстрировал присутствующим не только рубашку, но и голые ноги. Но вскоре оборотень, увлеченный разворачивающимися событиями, почти обо всем позабыл, и лишь тянул шею, стараясь ничего не пропустить. Так незаметно обнаглевшее одеяло сползло с плеч, образовав теплый вал вокруг пояса.
Долго думать Доминику не пришлось, чтобы понять, что снежному эльфу совсем худо, но почему вместо целителя тот звал новоиспеченного мужа, составило новую загадку. Если бы Кассиэль отвлекся от юного огненного дракона, и глянул на него, то он обязательно напомнил бы о целителях, но похоже, теперь никому не было дела до выбывшего из строя секретаря.
Лис тихонько вздохнул, но печалиться было некогда – тайны и тайны кружили в воздухе, щекотали нос и дразнили неведомым, манили и зазывали как кокетливая девица - кавалера.
Да еще то, что огненный, назвавшийся Тэодором явно робел перед Главою совета, заставляло испытывать чувство гордости, тогда как сам он совершенно забыл, как сам трусился, впервые переступив порог кассиэлева кабинета.
Но стоило разговору закружиться вокруг фигурки дракона с рубином и неведомой тетрадки, как подселенец снова воспрял духом, пытаясь задвинуть хозяина тела в темный уголок сознания. Лис фыркнул и решил дать отпор наглому захватчику. В результате, этот поединок он выиграл, но пропустил мимо ушей большую часть разговора, и теперь хлопал глазами, пытаясь по мимике двух драконов понять, о чем речь.

+3

279

Трапезный зал

Прикрыв за собой двери трапезного зала, Майрон намерился нанести визит новоиспеченному супругу, и широким шагом направился к посольским покоям. Внутреннее беспокойство холодными пальцами все чаще стискивало сердце, вызывая противоречивые мысли. Почему-то казавшееся поначалу ощущение, что он выбрал неверное направление, перерастало в уверенность, что Эльюса надо искать где-то в другом месте, причем, не теряя времени. Наконец советник остановился посреди коридора и озадаченно потер переносицу.
Что могло случиться? В Замке же? Хотя ... в Замке творятся непонятные вещи, и бродят неведомые личности...
Странное наваждение совершено не радовало. Майрон вообще не любил необъяснимых вещей, поэтому твердо намерился вытрясти из супруга признание относительно того, чем тот его наградил. Логика же подсказывала, что в любом случае поиск кьяса надо начинать с его покоев. Водный упрямо мотнул головой. Можно было бы воспользоваться услугами обручального кольца, надетого на палец Эльюсу, но дракон не был уверен, что способен вспомнить настройку, слишком мало он держал его в руках после долгого периода забвения. Но все же попытаться стоило. Советник прикрыл глаза, стараясь отрешиться от навеянного невесть чем холодного чувства тревоги и уловить слабый магический след кольца. Однако, едва он успел ухватиться за новое ощущение, как рядом раздался услужливо-радостный возглас.
- О! Господин Эль-Тамирэ, наконец-то я вас нашел!
Дракон досадливо поморщился и обернулся. Перед ним по стойке смирно застыл слегка запыхавшийся оборотень. Майрон даже не стал гадать, к какому клану тот принадлежит, мысли были заняты совсем другим. - Что за спешка? Говори.
- Господин советник, вас кличет к себе господин Кассиэль по очень срочному делу.
- Благодарю, - водный не стал задерживаться. Отказаться от приглашения он не мог, поэтому предпочел отложить поиски младшего супруга. Оставалось только одно – постараться побыстрее разрешить дело с главою Совета. Но чем ближе он подходил к покоям Кассиэля тем больше росло и крепло чувство, что Эльюс где-то поблизости, и что самое тревожное, ощущался он еще хуже, чем давешней ночью, после того, как вздумалось его взять.
Водный почти бегом преодолел последний коридор, но постучал в дверь только после того, как вновь принял невозмутимый вид, глубоко спрятав снедавшее его беспокойство.

+3

280

Главе Совета следовало ответить, особенно когда был задан подобный вопрос, и снежный эльф скользнул практически потерявшим осмысленность взглядом по помещению, пытаясь найти мужчину, чтобы хоть немного сосредоточиться, но в поле зрения попал только кажется оборотень. Разобраться, кто перед ним сейчас находится, кьяс оказался не в состоянии, да и реальность уже подернулась пеленой, так что сосредоточиться на чем-то, было воистину подвигом, на который Эльюс уже был просто неспособен физически. Оставалось только смириться, сдаться, принимая поражение в борьбе с усталостью.
Ещё на грани слышимости звучали голоса о чем-то разговаривающих драконов, некоторые обрывки фраз даже удавалось различить, но принц прекрасно знал, что подобное состояние продлиться недолго. Очень скоро он соскользнет в темноту, из которой как всегда будет два пути, но какой на этот раз приготовила ему вечная ледяная богиня, де Шерью Итеру не представлял и боялся это сделать.
Чаще он просто блуждал в этой тьме иногда часы, иногда дни, но уже несколько раз дорога приводила его туда, к беседке и морю ледяных цветов, к вечному граду под светом никогда незаходящей луны, к тем, кто уже ушел в чертоги Ледеи и ждет своего часа, чтобы начать новую жизнь. Вот этого Эльюс теперь боялся больше всего, боялся, что оставит там свою душу, и жизнь превратиться в простое существование. Да, возможно когда-то он и порадовался бы такому исходу, но не теперь, когда рядом был дракон, который по каким-то своим причинам принял его и дал возможность попытаться исполнить своё желание.
Мысль о Майроне, вынудила снежного эльфа тряхнуть головой и попытаться прислушаться, ведь где-то во дворце была часть его души, отданная в дар дракону, а значит тот просто не мог не почувствовать, что с ним происходит, а если почувствовал обязательно должен прийти. Надо было только дождаться и как всегда бороться с затягивающей чернотой, потому что с каждым ударом сердца часть души становилась все ближе, кьяс  просто знал.
Май...рон,- выдохнул принц, но с трудом узнал свой голос, впрочем его это уже не волновало, советник был близко, а значит время ожидания истекло.

+4

281

- Благодарю вас, я обещаю вам, что изучу их самым тщательным образом, сразу же, как мне позволят дела. - наклонил голову Кассиэль, осторожно принимая из рук Теодора бумаги.
Возможно, что именно в них были факты или наблюдения, способные пролить свет на загадочное проклятие, нависшее над Драконьим трактом. Во всяком случае, радужному дракону очень хотелось, чтобы это было именно так.

И вновь взгляд Главы Совета вернулся к платиновому дракону, сжимавшему в лапах рубин.
- Беда в том, господин Эр-Аренди, что это не просто любопытная вещица. Если бы это было так, я бы никогда не взял ее в руки, позволив вам убрать ее на место. Это артефакт весьма непростой, я не видел подобные лет этак сто. - задумчиво проговорил Кассиэль внимательно разглядывая опасную драгоценность. Глава Совета мог поклясться, что когда-то уже держал его в руках, но вот кому он принадлежал, дракон никак не мог вспомнить. Имя Вирд Ордред перворожденному точно знакомо не было, следовательно некогда у амулета был иной хозяин.
- На вашем месте я бы благодарил Доминика за то, что он, волей случая, помог вам от него избавиться. Имея эту "непростую вещицу" при себе вы подвергались ужасной опасности. Видите ли, господин Теодор Эр-Аренди, есть в мире вещи, куда худшие, нежели смерть. Активируй вы этот артефакт и...

Кассиэля прервал стук в дверь.
Там в коридоре полыхала знакомая сильная аура.
- Майрон, войди! - громко проговорил он, нетерпеливым движением руки заставляя поток воздуха открыть дверь в личные покои.
- Прошу прощения, за то, что оторвал тебя от неотложных дел, но здесь находится твой супруг, который неважно себя чувствует. Он просил позвать тебя, наотрез отказавшись иметь дело с нашими лекарями. - произнес радужный дракон, на секунду оборачиваясь к Советнику.

Удивительно, как много событий может уместиться в один короткий день. Жаль, что радостных среди них было не так уж и много.

+3

282

Тэодор со всем вниманием слушал объяснения древнего дракона. Слушал и изумлялся. Оказывается, статуэтка, случайно найденная им в полуразрушенной хижине сумасшедшего алхимика - какой-то очень важный и, судя, по всему, опасный артефакт. Любопытство дракона разгоралось все больше и больше, поэтому он сдержанно зашипел, когда их прервали, с трудом сдерживаясь, чтобы не взвыть в голос от жгучей обиды. Ну, вот, только он стал хоть немного понимать, что происходит. А теперь все. Второй раз Кассиэля на откровенность не раскрутишь. Не станешь же канючить: «дяденька Кассиэль, ну расскажите сказку про платинового дракончика…» Так что, похоже, придется разузнать все самому. Впрочем, как и всегда.
На вошедшего в комнату высокого платинового блондина Тэодор посмотрел почти с ненавистью. Ну, а как же? Ведь именно он помешал Тэо услышать ошеломительную тайну из уст не кого-то, а самого Главы Совета.
«Майрон? А кто такой этот Майрон?»
Оказалось, что этот самый Майрон – супруг сумасшедшего ледяного принца, изображающего дохлую тушку на кресле.
«Два сапога – пара, - раздражение огненного дракона не хотело сдавать позиции, - один наколдовался до полной невменяемости, а другой – притащился в самый ответственный момент. Вот семейка-то».
Теэодор переводил взгляд с одного супруга на другого, и настроение его неуклонно ухудшалось. Он внезапно понял одну неоспоримую истину: сейчас этот дракон по имени Майрон заберет отсюда своего супруга и утащит в семейное гнездышко. Но тогда кто проводит Тэо до Зала Совета?! Не Кассиэль же.
Невыносимо захотелось взвыть от разочарования или хотя бы побиться головой об стену. Опять все начинать сначала? Ни за что.
«Устрою тут сидячую забастовку и не сдвинусь с места, пока кто-нибудь за ручку не отведет меня в Зал Совета. Пусть даже и Кассиэль. Мне плевать!»
О том, что у Кассиэля могут быть и другие дела, кроме как нянчиться с драконом, только что вылезшим из пеленок, Тэодор думать не желал.

+2

283

Водный шагнул в распахнутую дверь. В кабинете никого не оказалось, но встретивший его поток воздуха указал направление, и дракон замер от удивления – ведь, судя по всему, его приглашали не куда-нибудь, а в спальню, откуда доносились голоса – знакомый и приглашающий Кассиэля и чей-то незнакомый, но явно не принадлежавший оборотню.
Может, целители?! – но Май тут же отмел эту мысль - с замковыми целителями он встречался не часто, но за несколько веков успел всех хорошо запомнить. Тем более, Доминика к этому времени должны были если не поставить на ноги, то сделать все, чтобы тот вскорости был здоров. - Разве что… - в груди вновь шевельнулся противный ледяной комок. – Эльюс? Нет!
Доносившийся голос точно не принадлежал никому из целителей.
Советник широким шагом пересек кабинет, даже не обратив внимание на то, что следы утреннего побоища уже большей частью были ликвидированы.
- Добрый вечер, господа, если он добрый… - поздоровался он с присутствующими в спальне, бегло окинув взглядом незнакомого юношу, который показался чем-то крайне недовольным (да и аура огненного полыхнула гневом) и вполне живого Доминика, служившего сейчас воплощением любопытства – хоть полотно пиши, или ваяй скульптуру. Утонувшего в глубоком кресле кьяса он заметил не сразу, но как только белая макушка привлекла внимание, водный едва не забыл обо все остальном.
– Прошу прощения, но может мне кто-то объяснит, что тут происходит? – не скрывая беспокойства и удивления, спросил он, когда оказался рядом с креслом. Судя по всему, предчувствие его не обмануло. С кьясом явно было что-то не так. Помня о том, что прикосновения доставляли снежному эльфу мало приятного, Майрон снизил температуру тела до предела, прежде чем дотронуться до лба и виска супруга. Эльюс показался непривычно горячим, по сравнению с тем, что было в минувшую ночь.
- Сломался артефакт? – водный отнял ладонь и как-то недоверчиво воззрился на свои пальцы, словно они вдруг надумали подвести своего владельца.

+3

284

Оборотень, казалось, совсем забыл о себе и своих бедах и, навострив ушки, старался ничего не пропустить из завязавшейся в спальне беседы, хотя с досадой сознавал, что мало что понимает, кроме того, что Кассиэль после того, как похвалил, ругаться не станет. Парень переводил нетерпеливый взгляд с радужного на огненного и обратно.
И что такого опасного в этой милой вещице?
Так хотелось рассмотреть ее поближе. Вытянувший шею Лис так увлекся, что даже не услышал донесшегося стука, только вздрогнул, когда радужный неожиданно назвал имя Майрона. – Ах, да, за ним же послали…
Нельзя сказать, что эта новость обрадовала, ведь появление советника грозило тем, что разговор повернет в другое русло, и теперь будет крутиться вокруг больного посла. Вспомнив о своем неприглядном виде, Доминик смутился и запоздало потянул одеяло, чтобы прикрыться от взгляда советника, но тот уже оказался в спальне, и парень замер под пронзительным взглядом, как кролик перед удавом. Но стоило дракону поздороваться и переключить внимание на остальных присутствующих, как оборотень тихонько облегченно вздохнул, поняв, что советнику сейчас явно не до него, и покосился на Тэодора – его реакция вновь всколыхнула волну любопытства, заставляя теперь гадать о причине явного недовольства написанного на лице рыжего. Однако, он и сам огорчился, когда услышал вопрос советника.
Эх… теперь точно тайна фигурки так и останется тайной.
Надежды на то, что водный мановением руки поставит посла на ноги, и все вернутся к обсуждению артефакта, таяли как льдинки на солнце. Лис старался не смотреть на Эль-Тамирэ, чтобы не привлекать к себе внимания, зато за огненным наблюдать из-под ресниц становилось все интереснее. Казалось, еще немного, и Тэодор что-то сделает, такое что… Мать моя Лисонька!

+2

285

Ждать оставалось совсем не долго, но показалось, что время растянулось и никак не желало идти, а принц снова «уплывал», теряя связь с реальностью и только надеялся, что Майрон все-таки успеет прежде, чем он окончательно сдастся.
Ты близко… я… чувствую… но ведь… я так и не рассказал… цветок… ты не поймешь… потом, если время не пришло… успею…
Обрывки мысли мелькали в сознании, и именно за них снежный эльф старался зацепиться и выдохнул, как только услышал знакомый голос, уже в непосредственной близости от себя. Казалось, стоило только протянуть руку, и он сможет уже коснуться дракона, дать понять, что он ещё здесь, но в итоге удалось шевельнуть только пальцами.  А Майрон, словно прочитав его мысли, прикоснулся сам, принося временное облегчение от жара, получилось даже слабо улыбнуться. Кьяс с трудом облизал сухие губы и попытался открыть глаза, чтобы, наконец, увидеть советника.
Стоило Эль-Тамирэ убрать руку, принц, не удержавшись, тихо застонал и все же смог взглянуть на стоящего  рядом мужчину. Надо было, как и в случае с Главой Совета, что-то сказать, чтобы получить такую необходимую помощь.
- Жарко… слишком… много сил ушло… Холод нужен… прошу… холодная вода и ты…,- горло перехватил спазм, вынуждая с трудом сглотнуть. Оставалось только надеяться, что Майрон все же поймет основную мысль, которую снежный эльф пытался до него донести, а потом будет уже проще попросить о дальнейшей помощи и объяснить все.

+3

286

Не слишком хорошо получилось. Радужный дракон мог бы и сам догадаться о том, что принц страдает от жары, но в свете последних событий, его голова была занята куда более глобальными происшествиями.
- Добрый вечер, Майрон. Я бы и сам хотел бы знать: что именно тут происходит. Однако, позвал я тебя вовсе не затем. Твоему супругу стало плохо. Он попросил позвать тебя, отказавшись от помощи наших целителей. Его Высочеству нехорошо, и я решил, что могу побеспокоить тебя, ведь речь идет о твоем супруге. - Кассиль простер руку, покрывая тело кьяса тончайшей коркой льда, такой что не мешала бы шевелиться, и отдав свое тепло растаяла, не оставив никаких следов.

Сейчас следовало бы оставить Майрона, чтобы обсудить произошедшее, но в покоях было слишком много любопытных юных созданий, которые вряд ли смогут удержаться от того, чтобы не рассказать кому-либо об услышанном. Да и юный принц явно нуждался в помощи. Чтож, разговор придется отложить, до тех пор пока не появится возможность поговорить вдвоем.
Кассиэль быстро подошел к столу и коротко написал все то, о чем предпочел не распространяться в слух: об упущенной тени, о дневнике неизвестного мага, о произошедшем на площади и о том, что им необходимо все это обсудить.
Только глупец полагает себя настолько умным, чтобы не нуждаться в чужих советах. Глава Совета достаточно прожил на свете, чтобы понимать, что здесь впору созывать экстренное собрание Совета. Однако, перед тем следовало бы разобраться в произошедшем самому.
- Майрон...
Радужный дракон передал записку Советнику.

- Господин Эр-Аренди, мы еще не закончили наш разговор. - Кассиэль обратил внимание на Теодора, аура которого так и полыхала.
Любопытный мальчик с пытливым умом и талантом находить себе неприятности, был явно раздосадован тем, что их прервали. Но ему придется проявить терпение, ведь здоровье кьясского принца сейчас было куда важнее.

Касс бросил взгляд на Доминика, убеждаясь в том, что падение не повредило оборотню. Аура его лисенка неожиданно сильная и мощная, для оборотня, заставила Кассиэлья внимательно присмотреться к Доминику. Нет, скорее всего, ему просто кажется.

+3

287

- Господин Эр-Аренди, мы еще не закончили наш разговор, - фраза, произнесенная Главой Совета, не только не заставила Тэодора напрячься, но, наоборот, вызвала облегченный вздох огненного дракона, боявшегося, что вот прямо сейчас его просто выпроводят из замка, сославшись на срочность, важность, секретность и неизвестно что еще.
Он столько прошел, что бросить начатое дело уже невозможно. А начинать поздним вечером новые поиски того, кто проводит его в Зал Совета, просто глупо, если не сказать больше: подозрительно. Тут не в Зал Совета отведут, а прямиком в городскую тюрьму, посадят за решетку «до выяснения», доказывай потом, что не гоблин.
Поэтому дракон натянул на физиономию самое умильное свое выражение, которое он называл про себя «рожицей послушного мальчика», и, кивнув головой, вежливо ответил, стремясь всеми интонациями показать, какой он воспитанный и вежливый мальчик и как он готов сотрудничать.
- Конечно, господин Кассиэль. Я готов ответить на все ваши вопросы.
«С условием, что вы меня проведете в Зал Совета», - добавил он мысленно, но, впрочем, мысли есть мысли и остается только надеяться, что господин Глава Совета не научился их читать.
Но, тем не менее, слова Кассиэля несколько успокоили огненного дракона, он уже не видел в пришедшем водном «врага народа», отнявшего у него право на тайну. Отойдя подальше от остальных присутствующих, он всем своим видом демонстрировал, что он вовсе не хочет кому-то мешать, а просто ожидает, когда до него дойдет очередь. Впрочем, вся эта «игра на публику» не мешала Тэодору внимательно следить за происходящим.
А вдруг он узнает что-то интересное? Хотя даже сам дракон не был уверен в том, что при нем будут обсуждать какие-то более или менее важные проблемы. Но надежда ведь умирает последней?
«Ага. И в страшных муках», - ехидно добавило подсознание.

+3

288

Эльюс таки отозвался на прикосновение, и водный облегченно выдохнул. По правде говоря, он не очень представлял, что делать с кьясом, но тихий шепот и пояснение Кассиэля сложились вместе, проясняя картину. Ох, и задал бы он трепку непоседливому новоиспеченному супругу, который, судя по всему, имел особый талант попадать в переделки, но прежде естественно надо поставить его на ноги.
Может, стоит тебя привязать к кровати, чтобы никуда не бегал? Но для начала надо разобраться, что как и почему. И не сейчас.
Только советник собрался воспользоваться родной стихией, как радужный его опередил, заключив кьяса в тонкий ледяной кокон, больше похожий на пушистый иней. Майрон благодарно глянул на Главу Совета, собираясь попрощаться и унести посла к себе в покои. Но перемещение Кассиэля дало понять, что надо подождать. И пока радужный что-то писал, Эль-Тамирэ сотворил прохладный поток воздуха, обвевавший кьяса. Постепенно лихорадочный румянец на  щеках и губы Эльюса начали бледнеть, и Майрон посчитал это хорошим признаком, позволившим немного расслабиться.
Да, придется мне учиться, как обращаться с этим нежданным счастьем. Оказывается, есть еще много, чего я не знаю – щелчок по носу от излишней самоуверенности, - положив прохладную руку на плечо принца, и касаясь ребром ладони его шеи, отметил водный про себя. Небольшая задержка, пока Кассиэль писал записку, позволила еще раз присмотреться к остальным присутствующим. Аура молодого дракона по-прежнему полыхала гневом, а с лисом… творилось что-то непонятное, пробуждая любопытство, но многозначительный оклик радужного заставил отвлечься.
- Да, благодарю, Кассиэль. Как только все улажу, обязательно загляну, скорее всего, уже утром, - ответил он, спрятав записку в карман. – А пока же позвольте откланяться, господа.
Майрон легко подхватил принца на руки, вынес из покоев и, не обращая внимания на удивленные взгляды встречных, понес к себе, не позволяя льду стаять по дороге.

Майрон, Эльюс - Личные покои советника Эль-Тамирэ

Отредактировано Майрон (2012-04-23 23:05:41)

+1

289

Ух, столько всего происходило, волнительного, душещипательного и волшебного, а он почти ничего не понимал. Нет, конечно, он видел волнение советника, но ведь оно и понятно.
Я сам бы себе места не находил, если бы с Кассиэлем что-то случилось!
Пожалуй, впервые в своей жизни, Доминик жалел, что не одарен магией и не имеет достаточных знаний, чтобы понять. Оставалось только домысливать…
Спохватился он лишь тогда, когда радужный сотворил ледяную оболочку для кьяса. А следом каким-то образом почудилось, что советник привел в движение воздух.
Что-то защемило внутри, создавая обманчивое впечатление чего-то до боли знакомого и забытого. Казалось, потянись мыслью, выпростай руку и … Лис вздохнул, и судорожно вцепился в одеяло.
Бред какой! Наверное, я все-таки тронулся умом. Мне все время мерещится то, чего не может быть...
Юноша до боли закусил губу так, что из глаз едва не брызнули слезы. И ведь было отчего разволноваться! Зачем Кассиэлю полоумный возлюбленный? Что ему больше делать нечего, как нянчится с ненормальным? Нет, он не станет обузой для Главы совета.
Оборотень обреченно вздохнул. – Как только поправлюсь, уйду. Я должен.
Так стало жалко себя, непутевого, что Лис едва не расплакался при всех. Сцепив зубы, он только сейчас заметил устроенное на кровати безобразие, и чтобы хоть как-то себя отвлечь, принялся собирать опрокинутую посуду. За этим занятием он даже не заметил ухода Майрона и исчезновения посла. Лишь голос незнакомого дракона отвлек его от переживаний, и то, наверное, потому, что в нем, вместо прежде угадывавшегося гнева, теперь затаилось любопытство и что-то еще.

+2

290

- Разумеется, мы еще встретимся, как только вашему супругу станет легче. До свидания! - Кассиэль церемонно склонил голову, прощаясь с четой Эль-Тамирэ.

Мальчика-принца было жаль, волей случая он будет вынужден находиться в совершенно непригодном для него климате. Это должно быть очень тяжело и неприятно. Возможно кьясский принц уже множество раз пожалел о своем решении взять в мужья дракона, однако, принцы не имеют возможности преступать собственные решения. Кассиэль непременно попросит Советника Рааля сотворить мощнейший артефакт для того, чтобы юноша мог себя чувствовать в Дальет так же вольготно, как и на родине. Это будет его подарок молодым супругам на свадьбу. Точнее, их подарком. Глава Совета твердо решил, что сопровождать его будет Доминик. В свете последних событий, скрывать правду не имело больше никакого смысла, а значит статус возлюбленного следовало подтвердить, появившись с ним на приеме. Если уж он не смог уберечь лисенка от пересудов за спиной, то все же сделает так, что никто не осмелиться сказать юному доверчивому созданию ничего плохого в глаза.

Радужный поглядел на юного оборотня, и нахмурился: аура его неровно вспыхивала, указывая на то, что оборотень чем-то сильно взволнован. Жаль, что он не может сейчас успокоить прелестное создание, ведь они не одни.

Вместо этого он обратился к огненному дракону, продолжая прерванный разговор:
- Я понимаю ваше нетерпение, господин Эр-Аренди, и готов вполне удовлетворить ваше любопытство. Только, возможно мне понадобится помощник, я позову его сейчас. С вашего позволения, мы вручим эту опасную вещицу ему. Негоже оставлять ее ни вам, ни мне, она слишком опасна. - проговорил Кассиэль, жестом указывая на кресла.

Потом он вызвал слугу, дабы отправить его за Советником Раалем, известнейшим специалистом по части артефактов.

- Вот ведь незадача: на дворе уже ночь, а я переполошил весь Дворец. - проговорил радужный дракон, обращаясь скорее к самому себе, нежели к собеседнику.

Он вновь посмотрел на Доминика, беспокоясь за состояние юноши. Только что он был совершенно спокоен и вдруг так разволновался.

- Видете ли, господин Эр-Аренди, тот артефакт, что вы нашли на тракте - ловец душ. Возможно вы слыхали о таких вещах, а возможно и нет. Они относятся к разряду запрещенных и редко видят свет. Такого рода вещи весьма опасны, они имеют одно очень нехорошее свойство - заключать в себя души тех, кто к ним прикасается. Нам с вами повезло - мы не пострадали, но оставить такого рода вещь в ваших руках я не могу. - проговорил Глава Совета, глядя в глаза огненному дракону.

+2

291

Все-таки, наверно, радужные драконы умеют читать чужие мысли, иначе почему, как только водный со своей ношей отбыл в семейное гнездышко, Кассиэль не только не постарался по-быстрому отделаться от любопытного юнца, а еще и продолжил удовлетворять его любопытство. Нет, сам Тэо себя юнцом не считал, но прекрасно понимал, что по сравнению с тем же Кассиэлем, он даже этого звания не заслуживает. Так, дитя новорожденное, по какой-то нелепой случайности оказавшееся втянутым во взрослые игры.
Наверно Глава Совета посчитал, что будет более безопасным рассказать и предостеречь, чем допустить, чтобы Тэо снова стал изображать из себя сыщика.
«А уж как он об этом догадался – совершенно очевидно. У меня же на лице крупными буквами написано: «любопытен до ужаса».
- Я готов удовлетворить ваше любопытство, - проговорил Глава совета.
Тэодор только усмехнулся.
«Ах, господин Кассиэль. Вы взяли на себя воистину непосильную задачу. Мое любопытство неистребимо. И чем больше вы скажете мне, тем больше возникнет новых вопросов. Я-то уж знаю».
Но вслух, разумеется, Тэодор сказал совершенно другое.
- Я нисколько не претендую на этот артефакт, - склонил голову Тэодор, - и вы, конечно же, можете распоряжаться им по своему усмотрению.
Послав слугу за кем-то еще, Кассиэль принялся «выдавать информацию». И с каждым его словом Тэодор все боле и больше удивлялся.
«Раздери меня Первый Дракон! С чем же я связался! Говорил мне папенька, не лезь, куда тебя не просят. Вот и доигрался. Чуть и вовсе не пропал. Это хорошо, что я после той эпопеи с летучей книжкой, везде свои перчатки таскаю. А если бы схватил дракончика голыми руками? Все, попрощайся со своей душой. Мрак просто».
- Я знаю, что такое ловец душ, - проговорил Тэодор медленно, продумывая каждое слово, - Меня отец обучал как замену себе. Он рассказывал про запретные артефакты, ритуалы и техники. И я понимаю всю опасность подобного предмета.
«Вот так, пусть не думает, что я - просто беспечный юнец».
- Нам с вами повезло - мы не пострадали, - глава Совета глянул прямо в глаза огненного дракона.
- Возможно, - не стал прямо отрицать Тэо, - но я – маг-артефактор, господин Кассиэль. И неплохой, хоть мой отец так и не считает. И я никогда не беру неизвестные артефакты голыми руками. Для этого в моей сумке всегда найдется пара антимагических перчаток. И какой бы силы не был артефакт, зону антимагии не так уж легко преодолеть. Вам ли это не знать. Поэтому в моем везении есть и плоды моих собственных усилий.
Тэо замолчал, соображая, какое наказание его ожидает за столь непочтительные речи. Если бы перед ним был его отец, то его дальнейшее поведение предсказать было бы легче легкого. Трепка, или гневная отповедь. Третьего не дано. Но Глава Совета – одна сплошная тайна. И гадать тут бессмысленно.

+2

292

Разговор зашел о таких непонятных вещах, что оборотень забыл и о своих переживаниях, и о лежащем на испачканном одеяле подносе с собранной посудой, и о собственных ранах, тем более, что они больше не беспокоили.
Эта не отмытая от вековой грязи, прикрывавшей благородный металл, фигурка оказалась страшной вещью, и Лис косился на нее с опаской, даже мысли не имея, к ней прикоснуться.
Мать моя, Лисонька! Кто же такое удумал?! Как это можно ловить души?!
Доминику прежде даже слышать не доводилось о подобных делах. И сейчас ему очень не хотелось, чтобы Кассиэль еще раз к ней прикасался.
Хотя? А что со мной произошло? А если я тоже сегодня поймал душу?! - oборотень заерзал на своем месте, едва снова не опрокинув поднос, но опять, захваченный пугливыми мыслями, не обратил на это внимания. - А вдруг эта фигурка и дракона осилит?! Может не даром ее драконом сделали?! Ведь у Кассиэля нет этих… как их… антимагических перчаток или щипцов. Или есть?
Хотелось крикнуть, выкинуть  эту мерзость, или …
Скормить бы ее такой же страшной дряни, что утром по моей вине появилась в кабинете…
Но приходилось молчать и молиться прародительнице, Первому дракону и Творцу о том, чтобы все обошлось. Ведь должна же быть где-то мера неприятностей и несчастий, свалившихся на их головы за последнее время.

+2

293

- Отрадно сознавать, что молодое поколение столь предусмотрительно. Вы поступили весьма разумно. В осторожности вам не откажешь, так же как и в умении находить весьма необычные места для прогулок. - спокойно произнес Кассиэль.
Сердиться за опрометчивые слова на юного огненного дракона он не собирался. Стихия, хоть и изрядно смягченная воспитанием, все равно накладывала свои отпечаток. Он не пытался иронизировать над юным соплеменником, просто констатировал факт.
Он сам, в пору своей далекой юности, был таким же уверенным в себе. Жаль только, что подобная уверенность проходит та же быстро, как и юность.

- Пока мы ждем господина Рааля, не опишете ли вы мне детально, что именно вы вместе с господином де Шерью Итеру учинили в потайных ходах, дабы ничто для Тайной Стражи не стало сюрпризом?

Кассиэль пододвинул свое кресло поближе к кровати, на которой лежал Доминик, и с самым невозмутимым видом накрыл его руку своей. Уж слишком взволнованным казался ему лисенок.
Для себя статус юного оборотня Глава Совета же определил. И уж коли в тайне ничего сохранить не удалось, Кассиль не видел никакого смысла и дальше скрывать свою привязанность. У него было достаточно власти, чтобы позволить себе не думать над тем, кто и что скажет про их связь.

+2

294

- Да ничего такого особо разрушительного мы не учинили, - пожав плечами, ответил, Тэодор, не понимая, почему господин Кассиэль так волнуется.
Подумаешь, заморозили дракона, да забыли огненную птичку под потолком. Замок же устоял? Устоял. Лишние дырки в стенах не появились? Нет. Так в чем же проблемы?
Но уж если Глава совета интересуется – придется отвечать. А раз снежный эльф уехал на плече своего мужа в неизвестном направлении, то отвечать придется именно ему, Тэо. Хочешь – не хочешь, а придется.
Тэодор вовсе не был безответственным молодым шалопаем, хотя со стороны иногда именно так и казалось, поэтому он и не собирался увиливать от ответа.
- Недалеко от входа в ваши покои мы наткнулись на странную статую дракона, загораживающую проход. Протиснуться мимо нее мы не смогли. При попытке прикоснуться к статуе, она ожила. Чуть за руку меня не цапнула, - не упустил случая нажаловаться на каменного дракона Тэо, - пришлось принимать меры. Я создал самонаводящуюся огненную структуру и придал ей форму птицы. Чтобы мое создание не развалило замок, я уменьшил изначальные боевые характеристики вдвое, - Тэо намеренно умолчал, что идея познакомить каменного стража с драконьей магией исходила не от него.
Если уж честь отвечать за содеянное выпала именно ему, то он и ответит, не подставляя партнера, насколько это возможно в данной ситуации. Къясу ведь и так досталось – едва живым из тайных ходов выполз. Значит, Тэо ответит за двоих. Ничего, не развалится. Шкура у дракона крепкая. Проверено папенькой.
- Мы, правда, ничего особо не разрушили, - продолжил свою историю дракон, - так, штукатурка осыпалась с потока, да кое-где стены оплавились. А, да, когда ваш дракон стал гоняться за моей птичкой, он малость пол повредил. Так что там еще несколько выбоин и царапин есть. Вот, в принципе и все разрушения. Это же несущественно, правда? Ну, а потом его высочество применило какую-то магию. Я не знаю, что он сделал – до сей поры я ничего подобного не видел. Вот только дракон сразу застыл и инеем покрылся. Господин посол не разрешил мне провести исследование, поэтому больше про данный вид магии ничего сказать не могу. Когда дракон застыл, я перевел птицу в спящий режим и подвесил под потолок. А потом забыл про нее. Господину послу стало плохо, и он попросил создать немного льда. Я создал его прямо на одной из стен. А так как она была сильно нагрета до этого, то от резкого воздействия холода в нескольких местах по ней пошли трещины. Вот и все. Птица обладает опознавательной системой «свой-чужой», я часто леплю подобное на свои изделия, но я думаю это вполне разрешимая проблема.
Тэодор замолчал. Все, что он знал, он уже рассказал. А говорить дальше, выгораживая себя, дракон не собирался. Это противоречило его гордости.

+2

295

От рассказа огненного дракона Лису стало совсем неуютно. Он почти ничего не понимал в терминах, которые то и дело употреблял парень, зато смысл дошел хорошо.
Это что ж такое делается?! Вот, пришли такие двое и испортили то, что веками служило верой и правдой! - Доминик тихо фыркнул от возмущения и украдкой смерил Тэдора взглядом.
Кстати, он такой… самодовольный и важный. Даже по сравнению с Кассиэлем. Если перед кем незнающим их поставить рядом и спросить, кто Глава совета, то кто-то по ошибке может указать на огненного. А Касси… Касси просто уставший и застывший, - взгляд перескочил на радужного, и сердце захлестнула теплая волна нежности. – Был застывший, - поправил он себя.
Нарушитель спокойствия смолк, завершив свой доклад, и в спальне на какое-то время повисло молчание. Последующее движение радужного, с которым, как уже успел заприметить оборотень, открывалась входная дверь в покои, едва не опередил донесшийся стук.
- Наверное, это господин советник пожаловал, раз Кассиэль его узнал и впустил, - догадался юноша. Следовало в очередной раз покраснеть, что его вновь застанут в непотребном виде на в испачканной постели, в которой его по идее вообще быть не должно, но после всего свалившегося на его голову, краски уже не хватило.
Нет, то есть должно. Но не для посторонних, - поправил себя Лис и постарался быть честным, - и то, если я с головой подружусь.
Но пока что поселенец сидел тихо, и Доминик немного расслабившись, поправил складки одеяла, стараясь, по мере сил придать этому безобразию более пристойный вид.

+1

296

>>>  Личные покои советника Рааля

Коридор в это время суток  был практически пустынен, лишь редкие слуги спешили по своим делам и это как никогда радовало радужного. Останавливаться для того чтобы поприветствовать какого-нибудь дивного или ответить на несколько вопросов Этериону совсем не хотелось. Кассиэль не стал бы звать просто так, а это означало только одно - что-то случилось и, похоже, что-то неприятное, к этому надо было подготовиться хотя бы морально, потому что, не смотря на всю драконью регенерацию, потраченные на заклинание силы так до конца ещё и не восстановились.   
Хочется верить, что никто сегодня больше не пострадал, а то действительно нездоровая какая-то ситуация у нас.
Советник провел рукой по лицу и, тряхнув головой, продолжил своё путешествие в сторону покоев Главы Совета, не хотелось заставлять радужного долго ждать. Остановившись у двери, Рааль постучал. Все же правила приличия, не смотря на срочную просьбу прийти, никто не отменял, и ничуть не удивился, когда открыли ему с помощью магии. Не узнать того, кто его впустил, Этерион не мог, магией ветра так мог пользоваться только сам Глава Совета. Рааль вошел в покои и, затворив за собой дверь, прошел в комнату, где чувствовались ауры ожидающих его дивных. То, что радужный не один в такой час Этериона не удивило, просто так звать бы его не стали.   
- Приветствую всех,- советник остановился у входа в спальню, скользнул взглядом по присутствующим и остановился в итоге на Главе Совета, ведь звал его сюда именно он.-И надеюсь…- Рааль замолчал, как только понял, что аура, исходящая от какого-то предмета в комнате, была ему знакома, но он бы предпочел никогда больше не узнавать подобное.- Вы нашли ловца душ, или я ошибаюсь, Кассиэль?

+1

297

- И всего-то? - чуть насмешливо приподнял бровь Кассиэль, глядя на Тэодора: - Думаю, что птицу свою вам придется убрать, ежели, разумеется она все еще там. В противном случае, она будет стоить вам сил. И если вы не поторопитесь, то даже драконий организм может оказаться истощенным.

Разумеется, Глава Совета и сам мог убрать, подвешенную под потолком птаху, но юноша был столь самоуверен, что в небольшом уроке он явно нуждался. Не из мстительности, отнюдь. Просто рано или поздно мальчик не сможет реально оценить свои силы, и при неблагоприятном стечении обстоятельств подобная ошибка может дорого обойтись ему, или тем, кто в тот момент будет рядом с ним. А ошибки лучше всего запоминаются, если исправлять их приходится собственноручно.

Радужный бросил взгляд на Доминика, явно чувствующего себя не в своей тарелке. Он шевельнул рукой и ленты, удерживающие тяжелый полог, исчезли, заставляя ткань загородить юного оборотня от любопытных глаз.
Сегодня был слишком суетный день, а потому Кассиэль не сразу успевал ориентироваться. Мог бы и раньше сообразить, что возлюбленному не слишком уютно.
А ежели любопытство одолеет лисенка, он всегда может увидеть все происходящее, слегка раздвинув тяжелую ткань.

- Проходите, Этерион. Вы не ошиблись, в чем, собственно, я и не сомневался. Я хотел показать вам одну прелюбопытнейшую вещицу, которую один весьма юный любитель артефактов нашел на Драконьем тракте. По правде говоря, я и не ожидал, что нечто подобное может оказаться без присмотра в заброшенной хижине. Однако, всем нам свойственно ошибаться.
Кассиэль протянул Раалю ловца. Он ничуть не сомневался в том, что признанный авторитет сможет управиться с ним.
- Странное чувство. Будто я когда-то раньше уже видел его. Но когда и где, никак не могу вспомнить. - задумчиво проговорил дракон, теперь уже обращаясь только к Этериону: -Быть может вы освежите мою память.

+2

298

-Благодарю,-советник кивнул и, не став больше «сторожить» дверь, прошел в покои, общаться на расстоянии было не очень удобно, а уж изучать артефакты просто невозможно. Такую вещь, о которой говорил Глава Совета, надо было не только видеть - не смотря на существующую опасность, Рааль собирался внимательно изучить артефакт.
- Я вас понимаю, Кассиэль. Трудно предположить, что кто-то может быть настолько безумен, что пронесет подобную вещь в наш мир. Могу вас заверить, что я сам не ожидал снова услышать о ловце душ, тем более, уже не пустом.- Этерион подошел к сидевшему в кресле мужчине, и потрясенный, замер, глядя на то, что оказалось ловцом. Сердце болезненно сжалось, и рука невольно дрогнула, когда он потянулся за платиновым драконом.
Сердце дракона… нет! Не может быть, или я просто не хочу верить. Нет, все же это не оно… хотя слишком похоже. Неужели, мой глупый ученик, ты меня не послушал… Что же ты сделал со своей душой, Алифейл?! Что же ты наделал?!
Радужный не просто узнал, он слишком хорошо помнил того, кто сотворил эту вещь, какие у него были желания и планы по её использованию, и от этого становилось очень горько.
-Это очень длинная история, но стоит мне начать, я думаю, вы вспомните,- советник тихо вздохнул, и прежде, чем забрать ловец, снял серьгу.- Этот артефакт создал один из моих лучших учеников и в этом есть моя вина. Он является почти точной копией «Сердца дракона» - артефакта, который когда-то принадлежал мне. Его для меня создал Рингил,- Этерион замолчал, вдаваться в подробности при огненном драконе не хотелось, и потому он решил опустить часть рассказа.
- Моего ученика он заворожил и, узнав о его свойствах, Алифейл решил попробовать сотворить нечто подобное, но чем больше он изучал, тем сильней становилось его желание обратить артефакт в оружие и отомстить детям второго Отца. К сожалению, я так не смог донести до него, что месть лишь уничтожит его собственную душу, но не принесет удовлетворения, а он не выполнил обещание и не уничтожил его.

+2

299

Оборотень даже не знал, дуться или вздыхать от сожаления, когда узорная ткань балдахина скрыла от него происходящее в спальне. Такой момент! Когда еще доведется увидеть двух радужных драконов рядом, это помимо того, что происходящее самым наглым образом таскало любопытство за хвост. Но раз Кассиэль решил его вдруг спрятать от посторонних глаз, или  наоборот, скрыть от него то, что будет дальше, наверное, на то имелись какие-то неведомые причины. Оставалось только подчиниться такому решению, и Лис решил не выдавать своего присутствия.
Зато он хотя бы мог все слышать. Вот, если бы еще и видеть!
Но как это бывает обычно, благое намерение не выдержало столкновения с былью, а в данном случае, с пылью. Нет, конечно, в покоях Главы совета убирали тщательно и добросовестно, но где вы видели ткань, которая не сноровила бы собрать хоть малую толику мелких и вредных пылинок?
Доминик тяжко вздохнул по поводу своей незавидной участи, и вдруг зажал пальцами нос, пытаясь справиться с приступом чиха, но в носу продолжало надсадно щекотать. Через полминуты героической борьбы, в спальне раздался тихое сдавленное «чхи»!!!
Досадно, причем дважды, потому что он, сражаясь с неодолимым желанием чихнуть, пропустил часть интригующего разговора, и все равно выдал свое присутствие.
Мать моя, Лисонька, ну почему я такой бестолковый?!
Хотя особо сокрушаться было некогда, голос советника продолжал звучать ровно, как ни в чем не бывало, и рассказывал он ужасные вещи! Оставалось только радоваться, что эта жуткая вещь не причинила вреда окружающим.
Доминик откинулся на подушки и закутался в одеяло. Раны уже не болели, только кожа под повязками немного зудела, пробуждая желание от них избавиться, но приступ накатившей лени оказался сильнее. В теплом уюте постели все страхи обретали приятное свойство отдаляться и проходить мимо. А если еще свернуться калачиком, то можно вообще стать маленьким и незаметным. Оборотень зевнул, краем сознания отметив, что беседа драконов становилась все тише, от приглушенных голосов неумолимо клонило в сон.

+2

300

Появление еще одного радужного дракона оказалось для Тэодора большой неожиданностью. Нет, он, конечно же знал, что в Дальет живут несколько представителей этой редчайшей разновидности драконов, но встретиться с двумя старейшими представителями в один день и сразу – это уж чересчур.
Любопытство рыжего непоседы брызгало через край.
«Интересно, что привело сюда этого радужного…как там его? Господин Рааль вроде? Да, точно, именно так и называл его папенька. Этерион Рааль, советник по магическим вопросам. Важная шишка. И чего ему надо-то?»
Но долго гадать Тэодору не пришлось.
- Вот ничего себе! – огненный дракон не смог сдержаться, услышав рассказ радужного дракона.
«Во что же я чуть не вляпался? Мрак, я ведь просто таскал эту штуковину в сумке. Даже больше – забыл про нее. А что случилось, если бы она подчинила меня как того парня, Алифейла? Ох-хо-хо-хонюшки. Вот говорила мне маменька – не суй свой нос, куда не просят. Не доведет тебя любопытство до добра…»
Так думал молодой дракон, с любопытством прислушиваясь к беседе радужных. Однако вскоре к любопытству начало примешиваться некоторое опасение.
Казалось, древние драконы совсем забыли о своем юном собрате, с головой уйдя в свои, безусловно, важные проблемы. Вот только Тэодора это совсем не устраивало. Ему во что бы то ни стало надо было проникнуть в Зал Совета. Вот только Тэо сам не видел повода намекнуть на это Кассиэлю.
И это нервировало дракона все больше и больше.
Прислонившись к стене комнаты, Тэо нетерпеливо похлопывал ладонью по бедру, ожидая, когда возникнет возможность высказать Главе Совета свою просьбу. И огненный дракон был совершенно не уверен, что его просьба будет удовлетворена.
---->Общежитие. Через комнату Тэо в комнату Винс'ора Таэнатэ

Отредактировано Тэо (2012-09-13 19:17:35)

0


Вы здесь » Dal'et » Замок драконов » Личные покои главы Совета