Dal'et

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dal'et » Замок драконов » Личные покои главы Совета


Личные покои главы Совета

Сообщений 241 страница 270 из 326

1

http://s51.radikal.ru/i133/1009/63/61070a86209a.jpg

0

241

Рабочий кабинет советника по торговым вопросам ---

Чем ближе подходил водный к дверям покоев Главы Совета, тем менее уверенно себя чувствовал. Не потому, что робел при виде Кассиэля, скорее потому, что за последнее время в вихре событий, ворвавшихся в прежде неспешную жизнь, не успел сориентироваться. А собственные решения и поступки, принятые по наитию и совершенные под давлением обстоятельств, с точки зрения разума выглядели довольно опрометчивми.
Советник постарался отвлечься от слов Эстарона и мыслей о Шиарисе и Литалиане – с этим он, пожалуй, еще успеет разобраться, сейчас же надо было сосредоточиться на предстоящем разговоре и внезапно случившемся, как ни крути, дипломатическом браке. Майрон очень хотел бы избежать возможных вопросов о его подоплеке, но понимал, что таковые могут возникнуть. Остановившись перед дверью, он провел руками вдоль тяжелого пояса, расправляя складки серой туники, и постучал. Долго ждать разрешения войти не пришлось, ответ послышался сразу же.
Дракон открыл дверь и вошел в кабинет. Представшая глазам картина вызвала легкую оторопь. Не то, чтобы поздний завтрак на пару со щуплым оборотнем, скорее всего исполнявшим функции секретаря, показался странным, сколько внешний вид присутствующих, приличествовавший скорее прогулке по городу или непринужденному отдыху. Лицо парнишки было знакомым - успело примелькаться в Замке за несколько лет. Дракон даже вспомнил его имя. Другой вопрос, куда делся Рикаэль?
Таак. Кажется, я действительно много упустил. У нас что, заговор секретарей?
- Добрый день, Кассиэль, Доминик. Я не помешал? - деликатный вопрос совершенно не отражал впечатления, которое произвели двое присутствующих. Майрон не так часто бывал в комнатах, служивших радужному жильем, но все же достаточно, чтобы уловить странные изменения, витавшие в воздухе. Казалось, что весна наконец-то добралась и сюда, в забытые Творцом и временем покои.

+1

242

Лис старался, честно старался удерживать себя в рамках деловых отношений, но разве спрячешь сияющий, мечтательно-восхищенный взгляд, то и дело обращавшийся к дракону? Разве скроешь непокорную улыбку, все время норовящую поднять вверх уголки губ? Разве затаишь стук сердца и вздымающуюся от углубленного дыхания грудь, когда Кассиэль говорит только для него, пусть даже о наскучивших бумагах и документах или самых вкусных булочках в мире?
- Спасибо, господин Кассиэль, приятного аппетита, - оборотень, наконец-то устроившийся в кресле с намерением позавтракать, взял предложенную булочку и сделал несколько глотков кофе, показавшихся после проведенной в лесу ночи необыкновенно вкусным. Юноша вздохнул, счастливо улыбнувшись, и принялся за еду. Однако, к его огорчению,  на второй булочке ему не повезло. Неожиданный стук в дверь заставил слегка вздрогнуть и вернуть выпечку на поднос – не встречать же посетителя с набитым ртом. Он успел торопливо вытереть руки салфеткой, как на пороге возник дракон.
- Добрый день, господин советник, - поднявшись на ноги и поклонившись, откликнулся Доминик и только сейчас сообразил, что утро уже успело так незаметно пройти. Почему-то в обществе Кассиэля он совсем не замечал хода времени, словно оно, как заколдованное, обтекало радужного, и спохватывался только в моменты подобные этим, когда окружающий мир врывался в придуманную или нет идиллию.
Как жаль, что все хорошее подходит к концу, - Лис заправил за ухо прядь волос и вздохнул, немного теряясь и не зная, стоит ли предложить посетителю чашку кофе, или лучше освободить стол и скромно отойти на задний план. Все зависело от того, с чем пришел Эль-Тамирэ.

+1

243

- Добрый день, Майрон. Присаживайся, я сейчас прикажу подать еще один прибор к завтраку. - Кассиэль приглашающим жестом указал в свободное кресло.
Тем, кто не пережил голод трудно понять желание существа, которому во время войны порой приходилось делить с друзьями черствый хлеб, в первую очередь накормить всякого гостя. И только потом приступать к деловому разговору.
Глава Совет позвал слугу, который появился так быстро, словно стоял за дверью и ждал, пока он понадобится дракону.
Распорядившись на тему завтрака для советника, радужный вернулся к столу.

- Разумеется, ты нам не помешал. - уголки губ Главы Совета дрогнули, обозначая улыбку.
По лицу дракона сложно было понять о чем он думает, а вот Доминик - другое дело. Слишком юный, слишком неопытный, слишком открытый.
Только что юноша был радостен и весел, словно свет от него исходил, а теперь искорки в глубине прекрасных глаз померкли. Ничего, у них будет еще вечер и ночь. Целая ночь, до утра.

Интересно, с чем пришел Майрон, вот уж у кого хитрости хоть взаймы бери, любого оборотня-лиса далеко позади оставит.
Появившийся слуга аккуратно составил с подноса завтрак для советника и бесшумно исчез.

- Присоединяйся и рассказывай, ибо без дела ты ко мне редко заглядываешь. - проговорил Касс без всякого упрека в голосе.
Он привык к тому, что многие давние знакомые если и заходили к нему в кабинет, то исключительно из необходимости.

+3

244

Советник на стал отнекиваться от приглашения по нескольким причинам, и, к слову, новый секретарь оказался одной из них. Похоже, за последние пару дней он совсем выпал из русла замковой жизни, и все новости протекали мимо. Кстати, надо отметить, непривычное и не очень приятное ощущение, когда из-за неосведомленности теряешь контроль над событиями. Так что надо было присмотреться внимательнее и понять, что к чему. Из взглядов, разговоров и недосказанностей.
Скромного и улыбчивого сотрудника канцелярии Майрон хорошо помнил, так что же такое произошло, что мальчишка, судя по всему, стал секретарем Главы Совета? И что с Рикаэлем?
Хорошо зная прежнего секретаря радужного, трудно было допустить мысль, что тот уволен за какую-то оплошность. Эльф был нудным, но почти совершенством в своем деле, и как нельзя лучше подходил к обстановке покоев Кассиэля. И надо сказать обстановка эта от замены секретарей тоже, казалось, переменилась, словно по стенам запрыгали неуловимые солнечные зайчики, разгонявшие привычную, застывшую монументальную строгость по углам. Слово "нам" прозвучало несколько странно, заставляя задуматься над тем, чему же он не помешал.
- Благодарю, Кассиэль, - произнес советник, устроившись в свободном кресле. Он подождал, пока принесут еще один прибор и заговорил только, когда почти прозрачная фарфоровая чашка c позолоченной веточкой-ручкой, наполненная густым ароматным кофе, оказалась в руке. Майрон поднял взгляд на радужного и усмехнулся.
- Дело на этот раз вроде бы сугубо личное, Кассиэль, но выходящее за рамки сугубо межличностных отношений, - он сделал глоток, наслаждаясь вкусом, и продолжил. – Поэтому я сначала забегу с конца, а потом спрошу совета.
Водный лукаво улыбнулся, пытаясь угадать реакцию присутствующих. Все же не каждый день в кабинет к Кассиэлю приходят с подобными заявлениями.
- Хочу сообщить, что с сегодняшнего дня я состою в браке и пришел пригласить на субботнее торжество, которое намечено по этому поводу.

+2

245

Кассиэль сам решил вопрос с советником, и пока слуга ставил на стол прибор для посетителя, оборотень, пряча улыбку, отошел вглубь кабинета. Майрона он знал довольно хорошо, и не столько со слов Ворона, из которого ни хитростью, ни лестью не удавалось вытянуть сведения, касающиеся советника по вопросам торговли, сколько по тому, что временами приходилось быть посыльным в замке и бегать из кабинета в кабинет со срочными бумагами. При всем этом, не зная почему, он немного побаивался этого красивого и холодного мужчину с насмешливо-жестким взглядом, и в тайне сочувствовал Йохану. Сам себе такого начальника он точно никогда бы не пожелал.
Чтобы чем-то себя занять, Доминик принялся наводить порядок на рабочем столе Кассиэля. Как-то так получалось, что бумаги не переводились, и дракону требовался то один документ, то другой, в итоге приходилось заново разбирать стопки и складывать их по назначению. Но произнесенное Эль-Тамирэ заставило на какое-то время забыть об этом занятии.
Советник женился?! – эта новость, была, пожалуй, похлеще тех, что приходилось слышать в Замке за все время своей службы. Как выяснилось, драконы не так уж часто соединяли свои судьбы, а уж холостые советники в вовсе словно сговорились и дали обет безбрачия. И только совсем недавно стали расползаться слухи о советнике Луоре и его подопечном. Кто-то говорил, что юный Джереми даже не совершеннолетний, другие же  шептались о том, что свадьба уже состоялась. Но прежде Лиса никогда особо не интересовали эти вопросы, поскольку непосредственно его не касались. Но теперь, благодаря Кассиэлю, все изменилось – драконы стали не отдаленным и отвлеченным понятием, существующим где-то в параллельной жизни, а обрели плоть и кровь. Юноша сладко вздохнул, вспоминая, насколько эта плоть прекрасна, и навострив ушки, продолжал прислушиваться к разговору.

+1

246

Сказать, что Кассиэль был сильно удивлен скоропостижной женитьбой Майрона - было бы не сказать ничего. Только многовековая привычка никак не выказывать свои чувства спасла дракона от того, чтобы не посмотреть на советника удивленно.

Водный дракон был из тех, кто не слишком стремился связать свою жизнь с кем бы то ни было. По-крайней мере так всегда казалось радужному дракону. Никаких слухов о бурном романе советника с кем-то по дворцу последнее время не ходило. Получается, что Майрон, либо мастерски скрывал свои чувства, либо кто-то или что-то заставили его изменить собственным убеждениям. Кассиэль был склонен больше поверить второму. Однако, и тут возникало немало вопросов. Вряд ли в этом мире найдется множество вещей, которые могли заставить зрелого, умного и хитрого дракона внезапно загореться желанием заключить брак. Версию о любви с первого взгляда радужный отмел сразу как несостоятельную. Майрон был не из тех перворожденных что легко теряют голову, а уж свободу тем более.

Чем больше глава Совета размышлял, тем больше вопросов у него возникало. Он даже незаметно проверил ауру советника на предмет привораживающих заклятий. Но ясности это не прибавило, так как никакой волшбы на водного дракона наложенно не было.

- Поздравляю, Майрон, тебя и твоего достойного супруга, имени которого ты так и не назвал. - дракон снова обозначил улыбку.
Ему и впрямь было интересно узнать имя супруга советника. Любопытно, ведь, в самом деле, узнать имя героя.

Весна - хорошее время. И Майрон, и Луор наконец нашли свое счастье. - подумал Кассиэль, краем глаза наблюдая как Доминик заботливо разбирает бумаги у него на столе.

+2

247

Приятно было увидеть если не удивление на лице, то хотя бы тень его, промелькнувшую в серых глазах радужного (которые почему-то время от времени обращались к секретарю, словно дракон хотел убедиться в том, что порядок на столе будет идеальным) при словах о женитьбе. Да, и сам он сильно удивился бы, к примеру, скажи ему аналогичное Кассиэль. Водный еще немного продлил интригующую паузу, отпив пару глотков из чашки. Есть не хотелось, ведь он практически пришел сюда из трапезной, так что к сдобе он так и не прикоснулся, наслаждаясь горьковатым, с кислинкой, вкусом крепкого кофе.
- Благодарю, Кассиэль, - советник кивнул, и стриженые волосы колыхнулись в согласии с движением. - И вот тут у меня начинаются сложности, – несмотря на слова, улыбка советника оказалась какой-то беззаботной. – Дело в том, что моим младшим супругом стал Эльюс де Шерью Итеру, посол кьясов в Дальет. Как понимаешь, дело принимает дипломатический оборот, и торжеством в узком семейном кругу тут не обойдешься.
Май  отпил еще глоток кофе, с интересом посматривая на радужного и не желая упустить впечатления, которое могли бы произвести его слова, и, продолжил. – Каюсь, я, к сожалению, не успел ознакомиться с обычаями снежных эльфов.
Секретарь тихо шуршал бумагами в другом конце кабинета, но не надо было много гадать, чтобы понять, что лис старательно прислушивается к разговору, заставляя внутренне улыбаться. Не все секретари были столь сдержаны на язык, как Йохан, и можно полагать, что вскоре новость распространится по Замку со скоростью пожара. Водный поставил на стол опустевшую чашку и безотчетно погладил тыльную сторону ладони - то место, где рассыпался подаренный цветок, казалось странно онемевшим.
- Поэтому прошу совета, как лучше организовать праздник, чтобы уважить посольские запросы кьясов. Как я успел понять, они у них довольно высоки, - усмехнувшись, советник припомнил показавшиеся дикими требования Эльюса, с которыми тот заявился в его покои.

+2

248

Лис не видел кидаемых на него взглядов советника и Кассиэля, поскольку к обоим стоял спиной, но чуткий слух не пропускал ни одного сказанного слова. Известие о женитьбе ЭльТамирэ на смертном заставило вздрогнуть и в волнении прижать к груди стопку бумаг.
Как это?! Советник?! На том самом принце, что недавно пропал? Но разве так можно? Ведь его высочество не вечен, и говорят, страдает слабым здоровьем…
Сердце в груди затрепыхалось, заставив побледнеть, а потом порозоветь от волнения. До сих пор юноша старался не задумываться о будущем, наслаждаясь каждым мгновением настоящего рядом с Кассиэлем, и гоня от себя любую мысль о том, что могло бы связать вечного дракона и оборотня, считая ее неправильной. А тут господин советник говорит о женитьбе так легко и беззаботно…
А как же Йохан?! – додумать эту мысль оборотню не удалось. Какая-то книга, выпавшая из поднятой стопки бумаги, соскользнула на стол и, мягко шурша листами, развернулась и раскинулась на кожаном переплете. У Доминика не было полной уверенности, что это именно тот фолиант, который дракон принес с собой из лесной избушки, но память подсказывала, что иных книг до того на столе не было. С пожелтевших страниц на оборотня смотрела какая-то надпись, составленная из непонятных знаков и рисунок, на котором была изображена закручивавшаяся против часовой стрелки спираль. Казалось, она пришла в движение, притягивая взгляд к центру. Парень сморгнул и присмотрелся к рисунку.

+1

249

Касс внимательно посмотрел на дракона, гадая что могло заставить его положить вечность к ногам мальчика -кьяса. Радужный дракон знал особенность расы снежных эльфов и едва заметно покачал головой. Он еще мог понять если бы советник потерял голову, но Майрон не выглядел ни счастливым, ни влюбленным. Сомневаться в том, что брак этот заключен по каким-то иным соображениям не приходилось.
Кассиэлю очень хотелось спросить зачем это водному дракону, ведь в любом случае он только теряет, ничего не приобретая взамен.
Но промолчал. Задать подобный вопрос при Доминике он не мог. Во-первых он бы публично поставил под сомнение способность советника принимать здравые решения, а во-вторых... Во вторых - лисенок тоже был смертным.
Да и поздно было задавать вопросы - брак уже был заключен.
Глава Совета сделал глоток из чашки, остывший кофе показался ему совершенно безвкусным.

Секунду спустя дракон заговорил:
- Думаю, что кьясов вполне устроит свадьба принца по обычаям нашего племени, хоть и в усеченном варианте. Ты - старший супруг. Если бы мальчик был наследником, то тут пришлось бы устраивать торжество по обычаям снежных эльфов. Юный принц приехал за драконом, значит и свадьба будет такой, как это заведено у перворожденных, с той разницей что огненные ритуалы в этом случае придется опустить.

От размышлений о поспешных поступках дракона отвлекло шуршание бумаг.
Кассиэль повернул голову и увидел, что Доминик замер над раскрытой книгой, как завороженный глядя на ее страницы. Тьма расползалась от распахнутого фоллианта. Ее нельзя было увидеть, ее можно было только почувствовать.
- Доминик, закрой ее, быстрее! - с волнением проговорил дракон, и не дожидаясь пока юноша среагирует на его просьбу сам отбросил ее от возлюбленного порывом ветра, слетевшего с кончиков его пальцев.

+2

250

Советник слушал Кассиэля, чуть склонив голову на бок, в свою очередь, гадая, что же тут происходит. Ладно то, что радужный завтракает вместо обеда – картина вполне привычная, хорошо, что вообще вспомнил о том, что надо бы поесть. Но почему вдруг радужный изменил своей привычной мантии, и посреди дня пребывает в одежде, более приличествующей скромной загородной прогулке. Не то, чтобы это было нарушением каких-то писаных правил, но вполне очевидно свидетельствовало о переменах в настроении Главы Совета, а если учесть взгляды, время от времени кидаемые в сторону юного оборотня, проще всего было предположить, что именно лис и является причиной всех перемен. Допустить такое предположение было равносильно тому, чтобы обрушить скалу прикосновением яркого весеннего цветка.
Вот, именно, что проще. Слишком просто, и в тоже время слишком невероятно. Так что же?
- Да, это точно, супруга моего от огня надо держать подальше, - Майрон кивнул, обдумывая слова, ведь и, правда, теперь чуть ли не на каждом шагу придется следить, чтобы условия для Эльюса были подходящими. Лишний раз камином не побалуешься… Но Кассиэль был прав, и он только порадовался, что угораздило его жениться все же на ненаследном принце.
Задумавшись о своих проблемах, советник как-то выпустил из поля зрения секретаря. Как оказалось, напрасно. Не на шутку встревоженный голос радужного и едва уловимый, непонятный, но совершенно неуместный здесь запах, заставили очнуться и заметить, как по воле Кассиэля какая-то книга, возмущенно захлопав переплетом и шурша страницами, зависла в воздухе. Какие-то слова… Шорох пергамента отчего-то напоминал шепот тысяч голосов. Ощущение того, что произошло что-то непоправимое, подкинуло с кресла.

+2

251

Взгляд Лиса соскользнул вслед за витками к центру. Казалось, спираль обрела объемность, втягивая за собой в какое-то неведомое пространство. Это ощущение было столь навязчивым, что даже несведущий в колдовстве парень понял, что рисунку лишь не хватает силы, чтобы что? Резкий оклик Кассиэля заставил вздрогнуть и оторваться от страниц книги. Перед глазами все поплыло, словно он одновременно оказался в нескольких мирах, и не только он сам, а кто-то еще. Безотчетное ощущение присутствия в нем самом чужого предостерегающего, странно бессильного могущества наполнило  страхом, желанием вырываться и освободиться.
Я не хотел! – вязкая и липкая мысль заволокла сознание как мед муху, оттесняя куда-то к краю удивление от того, что знаки непонятной надписи показались неожиданно знакомыми. Книга нехотя дернулась, и подхваченная порывом ветра взвилась в воздух. Знаки почему-то сложились в слова незнакомого языка.
- Вот ключ, подходящий к вратам запредельного…  - невольно прошептал оборотень онемевшими губами. – Владыка грядет, пожирающий вечность…
Смысл сказанного и происходящего привело парня в ужас. Хотелось кричать, чтобы предостеречь драконов, но голос предательски пропал. Книга вопреки логике не улетела в угол, а зависла в воздухе, и если бы не странное оцепенение, сковавшее тело, он непременно бы протер глаза – со страницы книги расползалось неопределимое, то, чему не возможно было подобрать иного определения кроме «ничто». И оно все более походило на большой распускающий в разные стороны лепестки-щупальца темный цветок. Вот одно щупальце коснулось края стола, и кусок столешницы беззвучно исчез, будто и не было, и поползло дальше. Другое поглотило кусок занавеси и следом стекла, выбираясь на улицу. Третье потянулось к Доминику. Все внутри кричало «бежим!», но ноги приросли к полу. Происходящее все более и более походило на кошмарный сон. Юноша с трудом вскинул руки в тщетной попытке защититься от подползающей опасности.

+2

252

А вот дальше стало уже не до разговоров. Неожиданно, тьма исходившая от книги протянула свое щупальце к Доминику. У Кассиэля внутри все оборвалось, казалось, прошлое вновь ожило, заставляя дракона снова и снова переживать то, что он так мучительно хотел забыть.
Лисенок бледный с окаменевшим лицом стоял опутываемый мраком.
Так страшно Кассу было всего два раза в жизни. Первый раз в далеком детстве, а второй тогда, когда он понял, что не успевает пробиться к Тиамату сквозь толпу окружавших его врагов.
Сердце болезненно сжалось, его удары отдавались болью в виски. Время словно остановилось. Звуки замерли.
Удар... Вот Доминик беззвучно открывает и что то пытается сказать:
- Вот...
Кассиэль забыв обо всем вскакивает с кресла. Кажется, он опрокинул чашку, так как манжет рубахи становится мокрым.
- ...ключ...
Он не успеет, он опять не опоздает как тогда. Бесполезный, никчемный дракон.
- ...подходящий...
Как же все-таки он беспомощен и противен себе в этой беспомощности. Второй раз терять того, кто дороже всех невыносимо, немыслимо.
- ...к вратам...
В один прыжок преодолеть расстояние до стола, туда, где на стойке покоится меч - настоящий драконий клинок из тех, что рождается для своего хозяина, и если таков жребий, то и уходит вместе с ним.
- ... запредельного…
Рукоять сама, словно живая, ложится в руку. Привычным жестом пальцы смыкаются вокруг нее. Он успеет, он должен успеть.
- Владыка...
Солнце блеснуло на лезвии.
У обнаженного меча из всех времен одно - сейчас...* - некстати всплыли в голове строки.
- ...грядет...
Дракон и сам не знал, как и когда ему пришло в голову то, что он должен был сделать. Просто почувствовал, что это единственно правильное решение.
- ...пожирающий...
Взмах. Меч как продолжение руки, продолжение его самого, воплощение его воли.
- ...вечность...
Удар.
Книга рассеченная острейшим лезвием разлетелась беспомощными кусочками бумаги. То, что разрушено драконьей сталью никогда не будет восстановлено вновь.
Ошметки тьмы заметались по комнате, словно загнанные звери. Тишина взорвалась надсадным воплем.
Шлепнулись на ковер остатки корешка. Для верности Кассиэль проткнул один из них, пригвоздив мечом к полу.
Напряжение отпустило его, и он почти равнодушно смотрел на то, как из книги растекается на ковре лужа крови.
Радужный обернулся к Доминику, понимая что на этот раз успел. И вздрогнул: на какую то долю секунды перворожденному показалось, что не лисенок, Тиамат замер в двух шагах от него.

*- автор строк О. Ладыженский

+3

253

Советник давно уже думал, что его мало что может удивить, и хотя последние сутки очень старательно подкидывали сюрпризы, но, пожалуй, такого колдовства он за всю свою жизнь не видел. Даже во время войны враги пользовались чем-то более примитивным… или утонченным  - это с какой стороны посмотреть. К магии хаоса, мало кто осмеливался свои способности, а, зачастую, и жизнь приложить. Лишь отчаянные или отчаявшиеся фанатики... И то, сам он знал об этом только понаслышке - от родителей.
Мысли подобно росчеркам молний вспыхивали в сознании, одна за другой, будто сорвались вдогонку за сердцем, тогда как со вскинутой в направлении щупалец руки едва не сорвался драконий огонь – пришлось повременить, чтобы не задеть Кассиэля, расправившегося с книгой.
Ошметки тьмы с надсадным воплем брызнули в стороны, напоминая рассеченных, дергающихся и брызгающих непонятно чем червей. Хуже всего было то, что со своего места, Майрон не мог развернуться во всю мощь, а мальчишка, успевший только прикрыть лицо сгибом локтя, оказался на пути летящей дряни.
Тело само вспомнило годы тренировок, в два прыжка преодолев разделяющее их расстояние, хотя водный так и не был уверен, успел он или опоздал, когда рывком отправил секретаря в сторону Кассиэля - оглядываться было некогда, сам едва увернулся - кусок щупальца срезал манжет рубашки, как и не было. С пальцев сорвался драконий огонь, выжигая чуждое и мерзкое колдовство, пытавшееся расползтись по кабинету. Благо, что гадость эта по себе оставляла зияющие следы.
Майрон уже вполне успокоился, не позволяя себе думать на тему «что, если бы», и теперь методично обходил комнату, выжигая остатки чуждой магии.
Да… теперь в кабинете точно придется делать ремонт, но как оборотень смог пробудить такую силу?! - Май украдкой кинул быстрый взгляд в сторону радужного и поникшего на его руках Доминика. - Похоже, этот вопрос надолго станет причиной бессонницы, да хоть год не спать, лишь бы все обошлось!

+1

254

Уткнувшийся в рукав Лис не видел, лишь ощутил, что все вокруг пришло в движение. Медленно, слишком медленно. Время уже давно не шуршало песчинками, ровно ложась на дно часов, а набухало тягучими каплями загустевшей карамели, срывалось и тяжело шлепалось вниз,  словно открывшаяся по его вине  прорва пожирала и его.
Если бы я был осмотрительнее… Если бы я думал… Если бы не был таким любопытным… Если бы не заглянул… Если бы…
Целая вереница этих «если бы» билась в голове, сдавливала сердце тугим обручем вины и обреченности. В  глазах все двоилось. Мир наполнился воем, лязганьем и мельканием оружия, мельтешением подступающих теней и  ощущением неотвратимого конца.
Доминик чудом удерживался на грани паники, чужой мудростью того самого странного присутствия зная, что отчаиваться нельзя, что страшна не смерть, а именно отчаяние, противоестественно разъедавшее душу так же, как эти жуткие щупальца – окружающие предметы, как острые мечи, кромсающие тело, растаскивающие на своих клинках частицы жизни.
Он не ощутил прикосновения обрывка щупальца, невесомо соскользнувшего с плеча на бедро. В отсутствие боли нервы не среагировали спазмом, и кровь беспрепятственно потекла из зияющих ран.
Неожиданный толчок сорвал оборотня с места, и в следующий миг он оказался у груди Кассиэля.
Бледный, как полотно Лис, вскинул голову и нервно улыбнулся, не веря еще, что все кончилось. Страх отпустил, ставшее ватным тело обмякло и, если бы не поддержка, предательски осело на пол.
- Прости… пожалуйста, - юноша все же поднял отяжелевшую руку и повел пальцами по щеке радужного, оставляя кровавый след. – Ты ранен?!
Глаза оборотня округлились. Наката новой волны испуга юноша не выдержал. Сознание поплыло, скатываясь во тьму глубокого колодца, на дне которого его мягко и заботливо подхватили крылья огромной бабочки. И теперь он, спеленатый темными крыльями, плыл в бессознательном, как в коконе.

+3

255

Что-то в механизме, вращающем колеса времени, какой-то невидимый, но очень важный винтик встал на место давая возможность всему идти своим чередом.
Он выпрямился, оставляя меч на столе. Сам себе не верил, что самое страшное уже позади.
Как оказалось правильно не верил.
Доминика, которого каким-то чудом подоспевший на помощь Майрон успел оттолкнуть, радужный поймал скорее по инерции. Его лисенок сейчас был бледнее свежевыпавшего снега, а под рукой Кассиэль ощутил влагу. Он поднес окрашенную алым ладонь к глазам. Запах свежей крови окончательно вывел дракона из ступора.
Неужели не успел? Опоздал?!
Нет, не сейчас. Он подумает об этом потом, не сейчас.
- Лекаря! - рявкнул он так, что в дверь моментально влетела целая тройка слуг: Целителя в мои покои! Немедленно!
- Майрон... - начал было он, но осекся.
Советник такой же воин, как и он, знает что надо делать и не подведет.
Забыв как дышать, радужный дракон поднял на руки юного оборотня. Путь в спальню, обычно занимавший мгновения показался ему бесконечно долгим.
Положив Доминика на кровать, он с силой разорвал одежду, шепча одно за другим те немногие кровоостанавливающие заклинания, которые знал еще со времен войны.
Не уходи, пожалуйста, только не уходи.
Жизненные силы лисенка таяли на глазах, а рана никак не желала затягиваться. Аура его трепетала, словно огонек свечи на ветру, то и дело грозясь угаснуть.
Кассиэль простер ладони над Лисенком, вливая в него свою силу. Как медик он был весьма посредственен, но этого должно было хватить для того, чтобы продержаться до прихода целителей. Оставалось ждать их и надеяться.

+2

256

Хмуря брови, советник сосредоточенно выжигал остатки мерзкой магии, не обращая внимания на подпорченную одежду – расползавшиеся обрывки щупалец брызгались мутной жижей, летевшей в разные стороны. Осталось не так уж много, но с последними в углу и у окна пришлось повозиться, те так проели пол и стены, что Майрон уже опасался, не проникнут ли они в смежные помещения. Особой опасности они уже не представляли, но не хотелось, чтобы по незнанию еще кто-то пострадал. Крик Кассиэля заставил вздрогнуть и на насколько мгновений отвлечься от своего занятия. Советник повернул голову, чтобы глянуть на радужного и понимающе кивнуть. – Не беспокойся.
Похоже, любопытному мальчишке все же досталось. В этом деле было слишком много загадок, но пока не время ломать над ними голову.  Тут со всей очевидностью было ясно, что радужного и секретаря связывают далеко не служебные отношения. Это было удивительно. И трогательно. Настолько, что в груди непривычно шевельнулось что-то теплое. Хотя впадать в панику по поводу здоровья Доминика он не стал. Все же оборотни – существа очень живучие. Так что можно было надеяться на счастливый исход. Лис должен выздороветь, просто обязан. Новый Кассиэль водному нравился куда больше прежнего. Уголки губ едва заметно приподнялись в намеке на успокаивающую улыбку.
Один из слуг кинулся исполнять приказ Главы Света, двое продолжали испуганно топтаться у двери. Майрон дал им знак подождать и, когда спина Старейшего исчезла за дверным проемом, ведущим внутрь покоев, вернулся к прерванному занятию. Приложив ладонь к образовавшейся в стене пещерке, добил драконьим огнем последнее проявление враждебной магии. Теперь надо было убрать остатки, разъедавшей вещество жижи, но это могло чуть подождать.
- Доложите кастеляну Замка о предстоящем ремонте и приведите мастеров, - обернувшись к поджидающим слугам, распорядился он. - Пусть осмотрят, что и как предстоит заменить. Шум не поднимать. Ничего страшного не произошло, просто один неудавшийся эксперимент с магическим артефактом. Все последствия уже практически ликвидированы. – Красноречивый взгляд дракона был куда выразительнее бесцветного голоса, давая понять, что за лишнее чесание языками по головке в этом случае не поглядят.
Слухи конечно поползут, куда без этого. Но надеюсь, объяснение немного сместит акценты внимания челяди.
Слуги бесшумно исчезли, кинувшись исполнять распоряжение, и советник, вскоре закончив хлопотное дело, оглядел кабинет, представлявший на данный момент довольно печальное зрелище – ковры продырявлены, мебель и стекла испорчены. Впрочем, это дело поправимое. Главное, что все живы.
Не успел дракон опуститься в кресло, как на пороге возникла Аранвен – эльфийка, возраст которой, насколько знал водный, насчитывал несколько эпох. По углам шептались, что скромная дева была из Пробужденных. Так это или нет, задумываться над этим водному было недосуг. Однако он знал, если несчастный случай приходился на ее дежурство, можно было быть спокойным, или почти спокойным, ее знаний и умений обычно хватало, чтобы справиться с самой страшной раной.
- Раненый там, - Майрон махнул в сторону покоев. Женщина без лишних слов проследовала за жестом.
Вскоре появились мастера, и дракон только порадовался, что печальное происшествие случилось днем, и все, как оказалось, были на своих местах. Коротышка-каменщик окинув взглядом комнату, только покачивал головой и теребил рыжую бороду, собранную в кулаке.  Невозмутимому плотнику, похоже, было без разницы, что тут произошло. Вынув из карманов какие-то измерительные инструменты, тот бойко принялся что-то вымерять и записывать.
Столяр-эльф, старательно обойдя зияющие в полу дыры, словно оттуда в любой момент мог выползти клубок змей, со скорбным видом осматривал пострадавшую мебель.
Наконец выпроводив компанию мастеров, Майрон последним делом позвал слугу и наказал принести в покои к вечеру плотный обед на двоих, причем обязательно с наваристым мясным бульоном и нежной тушеной индюшкой, и все это поддерживать в теплом состоянии до тех пор, пока Глава Совета не изволит откушать.
Напоследок, еще раз окинув взглядом пострадавший кабинет, и не дожидаясь вестей от целительницы, Майрон отправился к себе, небезосновательно надеясь, что с оборотнем все обойдется.

Личные покои Майрона Эль-Тамирэ

+2

257

Плыть так оказалось даже уютно. На этот раз бабочка не вызывала прежнего ужаса. То ли оттого, что запас страха исчерпался, и не было сил сопротивляться, то ли по какой иной неясной причине,  но то, что с очередным вдохом обволокшая его тень проникла внутрь и впиталась как в губку, оборотень принял почти безропотно. Когда-то это должно было произойти, и вот, случилось. Шевелиться не хотелось, и если бы не подспудное, неотпускающее чувство, что он (или они, потому что их почему-то теперь было двое, и этот второй начал проявлять беспокойство) что-то должен, кому-то, он бы, пожалуй, так и плыл дальше в спокойной безвидной пустоте.
В какой-то миг стало слишком тепло, и это заставило напрячься, чтобы поискать место попрохладнее… И надо дать знак, успокоить, что все хорошо – в этом он был согласен со вторым.
Доминик шевельнул рукой в попытке найти опору и пропустил через непослушные веки тусклый свет.
Что? Уже вечер? – удивление заставило очнуться и постараться сфокусировать взгляд. Над головой высился знакомый полог, а густая тень рядом обрела очертания дракона. От радостного узнавания в груди стало как-то горячо и тесно. Губы шевельнулись, складываясь в слабую улыбку.
- Кассиэль…
Второй внутри с такой неутолимой жадностью его глазами смотрел на радужного, что Лису стало не по себе.
Вообще-то он мой! – возмущение впервые заставило определить свое отношение к тому, что произошло между ним и Кассиэлем, и одновременно довольно уныло отметить. – Я уже разговариваю сам с собой…

0

258

В тишине было слышно тиканье часов, слабый гул голосов на площади... Ветер налетевший с улицы прошелестел в занавесях и вновь исчез. Из коридора донесся гул голосов и чье-то сердитое шиканье. Дверь открыть так никто и не осмелилися.
Кассиэль сидел рядом с кроватью в кресле, изучая бумаги. Майрон уже давно покинул покои Главы Совета, ушли дознаватели Тайной Стражи унося с собой то, что осталось от книги, исчезли неслышно мастера, прогнанные решительной целительницей. Аранвен тоже уже как часа три распрощалась с радужным, уверив дракона, что с его секретарем все будет в полном порядке, что все сделанно правильно.
Перворожденный поежился, вспомнив не самый легкий разговор с родителями Доминика. Нет, его ни в чем не упрекали, не винили, но смотреть в наполненные слезами глаза матери лисенка было отчего-то невыносимо сложно. Женщина глядела на него с такой надеждой, словно он мог мановением руки поставить ее ребенка на ноги.
Он действительно многое мог: снести гору или обратить течение реки вспять, ведь частица его магии была во всем в этом мире. Но Творцом, настоящим Творцом он не был, ибо не дана ему была власть над жизнью и смертью.
А потому оставалось только ждать.
И Кассиэль терпеливо ждал, то и дело поднимая голову от бумаг, чтобы убедиться, что его лисенку не стало хуже.
Послеполуденное солнце отбрасывало длинные тени, и именно из-за них Главе Совета казалось, что на кровати дремлет не юный оборотень, а Тиамат. Стоило только моргнуть, как иллюзия исчезала, и дракон хмуря брови вновь склонялся над бумагами.
Когда Доминик пришел в себя и позвал его по имени, вечер уже начал окрашивать золотом верхушки деревьев. Слишком много сил ушло у юноши на то, чтобы восстановиться. Лисенок был бледен, под глазами легли легкие тени.
- Как ты себя чувствуешь? - спросил дракон, осторожно дотрагиваясь до руки оборотня, казавшейся сейчас почти прозрачной.
Мальчик хоть и выглядел слабым и почти бесплотным, но аура его была яркой и ровной.
Лисенок, которому удалось напугать старого дракона.

+2

259

- Странно, - ответил он первое пришедшее на ум и прислушался к себе. Кроме общей слабости саднило и зудело в тыльной стороне плеча. То же самое чувствовалось в бедре, а еще то, что рука и нога были плотно стянуты повязками. В ответ на прикосновение юноша перехватил ладонь радужного и сплел пальцы.
Что со мной?! Мать моя, лисонька, я ранен? Но уже все позади, ведь так? - промелькнувшая во взгляде тревога улеглась и тут же всколыхнулась вновь - Доминик вспомнил причину обморока и встревожено посмотрел присевшего на край постели дракона.
Осунулся как. Эх…
Взгляд разве что не ощупывал крепкую фигуру. Оборотень поймал себя на том, что хотел бы пройтись подушечками пальцев по каждой пяди тела, не пропуская ни одного, даже самого сокровенного местечка, убедиться в том, что с Кассиэлем все в порядке, почувствовать, впитать, узнать… ласкать.
Ох! О чем ты думаешь, Лис?!
На скулах выступил предательский неровный румянец, особенно заметный на бледной коже.
- Странно, - повторил он со скрытым смущением, и вместо воплощения своих неуместных мечтаний лишь крепче сжав ладонь радужного. Это было действительно странно. Никогда прежде он не испытывал такого жгучего желания дарить ласку мужчине, вполне довольствуясь полным погружением и растворением в страсти партнера. А сейчас это чувствовалось так же настоятельно, как голод.
- Как будто голодный… - продолжая прислушиваться к себе и спрятав взгляд за ресницами, добавил Доминик. – И живой. Даже слишком…
Как объяснить свое непонятное состояние он не знал, но было такое чувство, словно жить теперь предстоит за двоих. И это вызывало недоумение.
Почему все так запуталось? Может быть, со мной что-то не то? Отравленное колдовство?
- Касси, все в порядке, да? Все кончилось? – уступив вновь подкатившей тревоге, заволновался оборотень, всматриваясь в серые глаза. – Я не хотел. Глупо говорить, что книга сама. Не заметил, как она выпала из стопки бумаг и раскрылась. Я ведь ничего в магии не понимаю…

+2

260

- Это хорошо, что голодный и живой. Еду я сейчас принесу. - произнес Кассиэль наклоняясь к самому лицу юноши, - Если бы с тобой случилась беда - я бы никогда себе этого не простил. Не тебя, мне себя надо винить за беспечность. Не принеси я во дворец эту злополучную книгу или сожги ее там, в заброшенной хижине - ничего бы дурного не случилось.
Губы дракона коснулись влажного лба лисенка. Дракон до сих пор не мог до конца поверить в то, что беда миновала, прошла стороной.
Теперь я должник Майрона. Не оттолкни он тебя, малыш, я бы этого не пережил.
Вслух Касс не сказал ничего. Не стоило волновать Доминика известием о том, что он находился на волосок от смерти.
- Все закончилось хорошо, никто больше не пострадал. - скорее сам для себя, нежели для любимого проговорил он.
Губы дракона чуть дрогнули в улыбке, когда молодой оборотень переплел свои пальцы с его. Если есть силы нежничать, то все не так уж и плохо.
- Подожди меня здесь. Я поищу что можно поесть. - проговорил он поднимаясь и прихватывая с собой документы.

Удивительно, но на столе стоял плотный обед на двоих с горячим бульоном и нежным мясом птицы. Кто-то позаботился о них с оборотнем. Жаль только, что кого благодарить за столь своевременную заботу, Глава Совета вряд ли когда-нибудь узнает. На душе стало немного теплее.
Он вернулся в спальню с подносом. Поставил его на прикроватный столик.
- Здесь были твои родители. Они обещали не волноваться, если какое-то время ты побудешь здесь.
Да, они были несколько удивлены тем, что я решил лично ухаживать за тобой, впрочем, как и все остальные. Мне все равно, главное, чтобы ты не пострадал от такой моей заботы.

+1

261

Оборотень улыбнулся в ответ на проявление теплой нежности и прикрыл глаза. Препираться с драконом и объяснять, что с тех пор, как он появился в этих покоях, все в жизни Главы Совета перевернулось с ног на голову по его вине, сил не было. Ведь успеет сказать, что если кого и надо во всем винить, это только одного не в меру любопытного лиса, всюду сующего свой нос. Аа пока надо отдохнуть, немного.
- Я подожду, - прошептал он, нехотя выпуская руку Кассиэля. Не смотря на то, что одновременно клонило в сон, и начинал донимать голод, расставаться с драконом не хотелось. Приятно было сознавать, что хоть на это недолгое время он, именно он стал центром мироздания для этого мужчины, ради него забывшего о нескончаемых делах первоочередной и государственной важности.
Нет худа без добра… - вильнула пушистым хвостом самодовольная мысль. Лис быстро соскользнул в дрему, и не услышал возвращения радужного, но аппетитные запахи раздразнили обоняние. Ноздри жадно затрепетали впитывая витающий в воздухе мясной дух.
- Что, родители?! – Доминик, опираясь на здоровую руку, удивленно приподнялся на подушках. – Ой! Неловко как…
Выходило, что Главе Совета пришлось объясняться - успокаивать мать, смотреть в глаза отцу. Стоило представить эту картину…
Вот же! Ужас какой! Столько хлопот, - парень огорченно поморгал. – Спасибо, Кассиэль, что бы я без тебя делал.

Отредактировано Доминик (2012-03-18 19:31:08)

0

262

- Наверное жил бы спокойно, без лишних волнений и опасностей, без тревог и неприятностей. - Совершенно серьезно предположил дракон.
По сути он был прав: не получи юный оборотень указание заместить его личного секретаря, то сейчас он бы не лежал в постели, восстанавливая силы после ранения.
Отказаться от лисенка он не мог. Удивительно, но Доминик, о существовании которого он узнал несколько дней назад, успел каким-то неведомым перворожденному образом стать для  него самым важным на свете. Как это удалось бесхитростному юноше оставалось только гадать. Хотя, возможно потому и удалось, что лис не искал в общении с Главой Совета никакой выгоды.
Кассиэль не первую тысячу лет жил на свете, а потому навидаться успел всякого: и подлости, и хитрости, и расчетливости. Слишком долго он жил на свете, чтобы не начать чувствовать фальшь.
Доминик, маленький бесхитростный лисенок, очаровательный в своей простодушности, покорил его сердце почти сразу.
- Сможешь сесть? Тебе неплохо бы было выпить бульон. Организм потратил много сил, которые теперь надо восстановить. - Проговорил радужный, внимательно глядя на оборотня.
Если не сможет - не страшно, он сам покормит его как маленького.
Отчего-то ему нравилось заботиться о юном возлюбленном. Касс смутно догадывался почему: Доминик напоминал ему Тиамата. И радужный дракон старался отдать лисенку то, что в свое время недодал законному супругу.
Понимание того, что ты не успел сказать, не успел сделать, к сожалению, приходит только тогда, когда близкого уже нет рядом, когда становится слишком поздно все изменить и исправить.
Кассиэль понимал, что юный оборотень не имеет никакого отношения к ушедшему за грань возлюбленному, однако ничего не мог с собой поделать.

+1

263

Предложи ему сейчас кто-то повернуть время вспять с  тем условием, чтобы его нога никогда не ступала на порог покоев Главы Совета, он бы послал такого наглеца лесом. Не оставит он Кассиэля, ни подобру, ни по-плохому, потому что… Потому что, казалось, жизнь с появлением  дракона только сейчас обрела свой сокровенный смысл, как будто ему удалось дотянуться до радуги, и это прикосновение заполнило ее светом и яркими красками.
- Ты не прав. Не хочу я такого спокойствия. Мне не о чем жалеть,  - с нажимом произнес оборотень и добавил, хотя и тише, но не менее уверенно, - потому что у меня есть ты.
Внутри опять шевельнулся другой, ревниво соглашаясь со сказанным.
Ощущение, что теперь за ним постоянно кто-то подсматривает, было не самым приятным. Он бы с удовольствием избавился от этого непонятного надзирателя, но одновременно начинал понимать не только причину раздвоения личности, но и то, что второй по каким-то неясным причинам имеет право на существование. И если бы не эта неуютная, ревнивая и гложущая тоска, закрадывающаяся в  сердце при виде Кассиэля, наверное, смирился бы с его присутствием.
Не было печали! Сиди тихо, а то выгоню, - вздохнул он и пригрозил невидимому посягателю, понятия не имея, как это возможно осуществить в действительности. – Не порти мне настроение.
Знать бы еще, что со всем этим делать. В этой обособившаяся часть себя чувствовалась куда большая сила, чем собственно то, чем был он сам. И то, что эта новоявленная часть старалась не очень проявлять себя, все равно было подобно слону, замершему посреди посудной лавки.
Вопрос дракона заставил отвлечься от приступа самокопания.
- Смогу, - поспешил уверить Доминик, осторожно отрываясь от подушки. С одной стороны внимание Кассиэля было приятным и трогательным, с другой стороны, нельзя же наглеть!
Сесть и впрямь удалось, но пальцы пораненной руки отказывались уверенно держать ложку, и та все время норовила выскользнуть в чашку с теплым и душистым бульоном. Оборотень, сглотнув набежавшую слюну, поерзал, усаживаясь удобнее.
- Я, пожалуй, выпью так, - решил он и взялся за чашку левой рукой.

+1

264

- Я у тебя есть. - эхом откликнулся Кассиэль, задумчиво глядя на юного оборотня.
А у меня есть ты.
Странно, как может перевернуться жизнь всего за какую-то неделю. Думал ли он, стоя на балконе во время праздника, что ему когда-нибудь снова захочется расправить крылья и взлететь? Вряд ли.
- Может быть все таки тебе помочь? - осведомился дракон, опасаясь, что оживившийся раньше времени Доминик навредит себе своей активностью.
Молодость, конечно, на то и молодость, чтобы на месте не сиделось и в кровати не лежалось, но лисенку сегодня и так досталось весьма изрядно.
- Мне очень не хочется чтобы старания Аранвен были напрасны. - проговорил  он.
Радужный снова опустился в кресло поддерживая поднос с едой. Самому ему есть отчего-то совершенно не хотелось. Аппетита не было, а потому он просто сидел рядом, обращая на еду ровно столько внимания, сколько это было необходимо для того, чтобы помочь Доминику, не дать ему нечаянно опрокинуть поднос.
И все же я бы хотел, чтобы с тобой все было хорошо, чтобы ты был в безопастности.
Однако юный непоседа, кажется, совершенно и думать забыл о том, что совершенно недавно находился на краю гибели. Он с аппетитом пил бульон, и совершенно не думал ни о чем дурном.
На этот развсе обошлось, но ведь оборотни смертны. Эта мысль неприятно кольнула дракона, заставляя задуматься о "потом". Драконы не стареют и не умирают, а вот лисы... Неужели ... Нет, об этом сейчас он думать не будет, сейчас его юному возлюбленному необходимы его забота и внимание.

+1

265

Слова дракона разлились теплой волной в груди, и Лис, улыбнувшись, спрятал нос в чашке. Бульон был очень вкусным и наваристым. Казалось, что с каждым глотком в тело понемногу возвращаются силы. Выпив четверть, Доминик чуть отстранился на передышку и вопросительно посмотрел на радужного.
- Почему ты не ешь? Нельзя же питаться одним кофе и булочками, - в голосе послышалась укоризна, - тем более, я один все не съем. Давай, помогай. Пожалуйста, - мордашка Лиса обрела умильное выражение. - А я обещаю постараться, чтобы заботы целительницы не пропали даром.
Все же, было похоже, что он несколько переоценил свои силы - начавшаяся довольно резво речь замедлилась, а чашка в руке потяжелела, и оборотень опустил ее на поднос.
Чувствовал он себя по-прежнему странно, но подселенец, то ли испугавшись угрозы, то ли еще по какой причине, вел себя тихо - присутствие его ощущалось скорее как внутренний фон.
А может, он в засаде сидит, а потом как прыыыгнет? – немного опасливо подумал оборотень и поерзал – сидеть с прямой спиной было неудобно, все время тянуло куда-то завалиться. Он покрутил головой, решая проблему с подушкой, и все же признался себе, что сам с ней не справился.
- Касси, прости, что я тебя побеспокою, но пожалуйста, подними подушку повыше. Хочется на что-то опереться.
И тут же привычно потянулся заправить за ухо выбившуюся прядь – правой рукой. Запоздало спохватившись от неприятного ощущения натяжения в поврежденном плече, Доминик наморщил нос, смазывая умильно-просительное выражение, которое нарисовалось на лице несколько мгновения назад.

+1

266

Кассиэль осторожно, чтобы не причинить лисенку неудобства поправил подушки.
- Не хочу, ешь. Силы мои не иссякнут, если я пропущу один ужин. - улыбнулся дракон.
Вот ведь неугомонный, только что за грань не ушел, а чуть оклемался - о нем заботится. Может быть, это оттого, что молодость редко воспринимает смерть всерьез? Не обремененная гнетом утрат, юность всегда уверена, что смерть - это что-то далекое, что с ними никогда не случится. Он и сам довольно долго верил, что его, бессмертного, горе обойдет стороной. Глупец!

Тревога за лисенка несколько поутихла, тот уже вовсю пытался кокетничать, а значит чувствовал себя не так уж и плохо.
- А вот ты должен хорошо поужинать, организму нужна энергия для восстановления. - проговорил радужный, аккуратно отводя темные пряди от лица Доминика.
Он только сейчас заметил, что начало темнеть, а значит был уже глубокий вечер. Ведь в мае дни длинные, и солнце уходит на покой достаточно поздно.
Кассиэль задумчиво посмотрел на часы...

Долгий пронзительный вопль раздался с площади. Крик, полный ужаса, подхватило еще несколько голосов.
Дракон осторожно поставив поднос с едой на колени лисенку, подошел к окну.
Внизу на площади толпился народ, мелькали мундиры стражей, несмолкающий ропот голосов, в многоголосье которого вряд ли что-то можно было разобрать, все это явно указывало на то, что произошло нечто неприятное.
До окон покоев долетали только обрывки фраз.
- Черное...
- ... его проглотило...
- ... набросилось...

Глава Совета нахмурился, неприятное предчувствие кольнуло в груди. В последнее время произошло слишком много необъяснимого. Чрезвычайные происшествия случались одно за другим, и конца-края им, кажется, не было. Что-то неладное творилось в Мире Драконов. Знать бы еще откуда ждать беды...

Кассиэль отошел от окна и позвонил в колокольчик.
- Спустись на площадь и разузнай как можно подробнее что там случилось. - приказал он слуге.
Неужели все случайности закономерны, и новые невзгоды на пороге?

+1

267

Уже устроившись на кровати удобнее, Доминик с осуждением посмотрел на дракона и вздохнул. - Нельзя же так…
Но дальше развивать мысль насчет того, что не булочками едиными драконы живы, и настаивать на своем не стал - сил на препирательства не хватало, да, и не смел он все же перечить радужному.
- Я ужинаю, спасибо, - муркнул он и счастливо зажмурился, когда рука Кассиэля заботливо поправила непокорные волосы. Так хотелось прижаться щекой к ладони. -  Вот, поправлюсь…
От сытной еды и нежного прикосновения внутри разлилось благодарное тепло, и Лис, пряча шальную улыбку, почти залпом допил бульон.
Перехватив взгляд Кассиэля на часы, оборотень спохватился, ведь в счастливом ничегонеделании после того, как очнулся, он и не заметил, как день минул. Мысли вернулись к чудовищному утреннему событию, отразившись вертикальной морщинкой меж бровей, и словно в ответ на них с улицы донесся полный ужаса крик. Сердце, как сумасшедшее, дернулось в груди, и если бы не поднос, которым радужный придавил его к кровати, юноша наверное, забыв о ранах, слетел бы с постели и кинулся к окну. А так оставалось ерзать и тянуть шею, пытаясь по лицу дракона прочесть то, что происходило на площади.
- Это оно, да?! – воскликнул он дрожащим голосом. – Оно убежало, да?! Ужас какой!
Парень закусил губу, как только внутри заворочалось чувство вины, он вмиг позабыл о давешнем благостном настроении - ведь это он во всем виноват! И теперь кто-то пострадал по его вине.
- Кассиэль, что там? – и тут же осекся, потому что теперь перед ним был прежний, собранный и сосредоточенный Глава Совета.
А я тут… - Лис подавил приступ острого желания куда-то забиться и спрятаться от самого себя, такого непутевого, под подушкой. - Как все не вовремя. О чем ты думаешь?! Там дивные... - последняя мысль ледяным холодом прошлась по позвоночнику.

0

268

- Я не знаю. Пока не вернется слуга - мы можем только строить предположения. Ведь и до того, как ты открыл книгу, принесенную мной в Дальет происходили неприятности. Быть может виновник произошедшего кто-то другой, и причины иные. - Кассиэль посмотрел на лисенка, качая головой.
Ему самому не хотелось верить в то, что неведомое зло ворвалось в мир по его вине.

- В любом случае, вся вина за случившееся лежит на мне. Следовало оставить книгу там, где мы ее нашли или спалить ее. Но теперь это уже неважно. Так или иначе зло просочилось наружу. Первый раз вижу такое.
Глава Совета произносил слова как можно спокойнее, стараясь не волновать раненого. А у самого в душе царили сумбур и сумятица.

- Книгу могли найти и совсем другие существа, и тогда последствия могли быть куда как страшнее, потому, что мы бы и знать не знали о существовании чего-то подобного. Эта магия не похожа ни на одну другую, из тех, что мне доводилось видеть. Не представляю кто из детей Первого Творца мог совершить подобное.
Вопросов было куда больше чем ответов. Все они сменяли друг-друга в голове Главы Совета, и несмотря на накопленную за тысчелетия мудрость, ответов на многие из них радужный дракон не знал.

Внезапно за стеной, там где проходили коридоры потайных ходов послышался грохот и стук, едва различимые голоса. Там определенно кто-то был.
- Доминик, я прошу тебя, оставайся на месте и что бы не происходило не шевелись. - проговорил Касс, сотворяя над юным оборотнем защитный купол.
Сам он быстро заглянул в кабинет, снимая с подставки уже сослуживший сегодня службу драконий клинок и вновь вернулся в спальню.

Кто бы не находился сейчас в тайных переходах замка, чего бы не искал там, здесь его уже ждет встреча, приятная или не очень, тут уж смотря кто в гости пожаловал.
Слишком уж все стремительно. Неспроста все это.
Кассиэль нажал одну из незаметных панелей расположенных в стене и часть ее отъехала в бок обнажая проход.
- Выйди и назовись! - приказал он, вытягивая клинок из ножен.

+1

269

----->Тайные ходы замка

- Господин посол! – Тэо рванулся вслед за невезучим къясом, умудрившимся снова провалиться в очередной дверной проем.
И снова не успел его подхватить. Недавнее общение с водной стихией все-таки давало о себе знать, притупляя реакцию.
«И все-таки в этот раз я не упал», - порадоваться огненный дракон, прежде, чем успел оглядеться.
Но когда рыжик поднял взгляд и увидел встречающего их дракона с мечом наголо, то ему жутко захотелось рвануть куда подальше. Причем не оглядываясь. И дело было вовсе не в мече, древность и мощь которого просто зашкаливали.
«Нам конец», - обреченно подумал Тэо, глядя в глаза древнейшего дракона Дальет – главы Совета и создателя их мира.
- Упс, - смог выдавить Тэо, размышляя над тем, сколько мгновений понадобится господину Кассиэлю, чтобы нашинковать их на мелкие ломтики.
Парочки хватит? Или провозится целых три? Нет, скорее всего, ему и одного мига много. Тэо перед ним ничто, даже не младенец, а так, тень от хвоста. Даже и пытаться не стоит.
- Ээээ, здравствуйте. Мы… это…тут…заблудились немножко, - когда рыжий дракон находился в затруднительном положении, то он начинал нести всякую чушь, практически полностью переставая следить за своим языком.
Вот и теперь, огненный мальчишка, чувствуя себя помесью трупа и идиота нес все, что приходило ему в его дурную голову.
- Вы не переживайте, мы тут случайно проходили. Мимо. А ваш дракон как кинется… Кстати, а это ничего, что мы его немножко попортили? Вы ведь его почините? А то жалко. Такая зверушка интересная. Правда малость вредная, но это, наверно так и надо, - Тэодор на секунду замолчал, прикидывая, как скоро разозленный Кассиэль примется их убивать и с кого начнет, и снова заговорил:
- А, да, совсем забыл. Я там у вас полубоевую структуру огненной птицы потерял. Я думал, что она с вашим драконом подружится, а ему почему-то не понравилось. Но потом, когда господин посол его заморозил, я птичку в спящий режим перевел, чтобы не мешалась. И забыл. Тут так все закрутилось. Короче, она там под потолком висит.
Тэо снова замолчал, понимая, что он еще больший идиот, чем ему всегда казалось. И если он выживет после встречи с главой совета (что вряд ли), то его прибьет собственный папенька, оскорбленный в лучших чувствах.
Это надо же было так попасть. Нарочно не придумаешь.
«Все, маменька, попал твой сыночек, как кур в ощип. Ждет его дальняя дорога в казенный дом. И это в лучшем случае», - Тэо вздохнул, опустив виноватые глаза в пол.
Внезапно он вспомнил еще кое-что. Говорить не хотелось, но уж если начал…
- Да, кстати. Вот еще что. Я в птичку встроил опознавательную систему «свой-чужой». Так что пусть уж те, кто ее обезвреживать будут, поосторожнее себя ведут, а то вдруг замок повредится. Жалко будет.
И Тэодор окончательно замолчал, ожидая, что вот прямо сейчас его будут убивать. И что самое странное – почему-то он совсем не боялся.

+3

270

Новый полет уже казался чем-то вполне привычным и совсем не страшным, разве что будущая  посадка немного смущала. Правда, в этот раз падать оказалось не так больно как в проход, но приятного тоже было мало. Кьяс даже порадовался, что тело, похоже, отказалось его слушаться, и потому синяков предвиделось куда меньше, чем могло быть, попытайся он как-то избежать непредвиденного падения. Возглас дракона, которого он явно напугал, заставил мысленно вздохнуть и даже отвлечься, впрочем, ровно до того, как он приземлился, и снова на пострадавшую ещё в прошлый раз руку. Оставалось только порадоваться, что пол застлан ковром, и посадка вышла все же мягче, чем могла быть. Снежный эльф тихо застонал, но до руки так и не дотянулся, тело действительно не хотело больше двигаться, и Эльюс даже не попытался, решив немного передохнуть.  Насторожиться заставила странная реакция его спутника на то место где они оказались, наверно стоило открыть глаза и хотя бы оглядеться, чтобы понять, куда они попали и, судя по происходящему, попали по крупному.
Сбивчивая речь Тэодора где-то совсем близко и попытки объяснить кому-то и что-то лишь больше нервировали. Снежному эльфу эту совсем не нравилось, как и не нравились волны тепла, прокатывающиеся по телу, заставляющие покрываться испариной.
- Простите,- принц облизал сухие губы и, сделав над собой очередное усилие, открыл глаза и даже попытался сесть. Мир качнулся и поплыл, рука отозвалась неприятной болью, и подломилось так, что сесть не получилось, зато удалось разглядеть ещё одного дракона, причем с мечом. Стоило наверно испугаться, вот только в таком состоянии как сейчас, снежный эльф даже бояться не мог.
- Но дракона нельзя трогать, там магия кьясов… особая… лучше бы найти того, кто знает её… или я сам… как только…- кьяс мотнул головой опираясь на здоровый локоть и снова попытался хотя бы сесть, чтобы не валяться на полу, но безуспешно.
- Прошу… найдите… Майро…на… ему…

+1


Вы здесь » Dal'et » Замок драконов » Личные покои главы Совета